Койот

(прочие)
Ответить
Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6700
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Койот

Сообщение Iss » Вт май 22, 2012 16:00

Изображение
Те, кто немного знаком с мифологией и фольклором американских индейцев, вероятно уже знают, что Койот - это не обязательно животное, это даже не создание, имеющее четкую физическую форму и размеры. Среди многих племен восточного побережья Америки он был известен как Великий Заяц (или Кролик), а на тихоокеанском побережье - как Ворон. Меномини называли его Манабозо, индейцы племени кроу - Есахкавата, чероки - Тсисту, индейцы кайова - Сендэ. Он звался и Плутом, и Насмешником, и Перворожденным, и Стариком, и Создателем, и Оборотнем, и Обманщиком - все эти имена указывают на его способности, черты его характера и его поступки. Ни один другой персонаж индейского фольклора не является таким древним, таким известным и общераспространенным, как Старина Койот. Он объединяет в себе одновременно Добро и Зло. В истории человечества было время, когда не существовало четкого разделения между добром и злом, тогда и появился Койот. В своем первоявлении он был точной копией абсолютно не отягощенного моралью человеческого сознания, психики, которой еще было трудно покинуть уровень животного. Он - бог, животное и человек одновременно. Он сразу и недочеловек, и сверхчеловек, и зверь, и божественная сущность. Роберт Лоуи, этнограф, который много жил среди племен северных равнин, писал, что Старина Койот был "жадный и беспринципный эротоман". Джеймс Муни, который работал среди чероки, назвал его "воплощением встающего солнца". Он писал, что Койот "нес свет и жизнь, прогонял прочь темные тени, которые держали мир, словно в цепях". Позднее фольклорист Стив Томпсон объединил эти две полярные точки зрения, назвав Койота "бого-демоническим плутом, благодатной сущностью, несущей культуру и свет своему народу, но по природе своей созданием жадным, похотливым и глупым".

Истории о Койоте рассказывались по всей Северной Америке: в шайеннских типи, в земляных жилищах манданов, в иглу инупиаков, в хоганах навахо, и в селениях сиа-пуэбло. Они сопровождались усмешками и хохотом, возгласами удивления и благоговейным трепетом. Это было самое любимое развлечение, но собрания с пересказами подобных историй никогда не устраивались просто так, только чтобы провести время. Истории о Койоте были наполнены подробностями племенного бытия. Они подчеркивали внимательное и, даже, бережное отношение к миру, они указывали на значимость поведения каждого человека. Принятие участия в слушании историй о Койоте означало обновление чувства племенного самосознания. Для молодежи эти истории были напоминанием о ведении правильного образа жизни, и уж конечно не того, который вел Койот. С другой стороны, такие рассказы снимали напряжение. Благодаря смеху, слушатели могли преодолеть собственные трудности, поставить себя на место Койота и наслаждаться нарушением запретов и непочтительным поведением. Проделки Койота легко сопоставить с намеренно богохульным и вызывающим поведением индейских клоунов во время определенных религиозных церемоний . При здоровом социальном устройстве проступки и клоунов, и Койота служат лишь для создания контрастности и укрепления существующих моральных норм.
http://www.first-americans.spb.ru/n1/win/Koyot1.htm
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6700
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Re: Койот

Сообщение Iss » Вт май 22, 2012 16:12

Гай Х. Купер
Койот в религии и космологии Навахо
Канадский Журнал Индейских Исследований, VII, 2 (1987): 181-193*.

Краткий обзор / Резюме
Койот — ключевая фигура в мифологии Навахо, представляющая и добро, и зло, людей и богов, и, конечно, животных. Он непредсказуем и противоречив, что прекрасно характеризует все эти существа. В то же время, однако, испытывая и раздвигая поведенческие рамки, он демонстрирует и утверждает концепции гармонии и порядка у Навахо.

Койот фигурирует как выдающийся персонаж в религии и мифологии большого числа коренных американских племён, преимущественно как Трикстер, о котором сложены охватывающие различные его стороны мифические сказания. Койота, антагонистичного другим Трикстерным персонажам, можно обнаружить в регионах Равнин, Большого Бассейна и Калифорнии, а также Юго-Запада. Данная область, быть может, совпадает с исходным ареалом обитания койотов, по природе животных Равнин, однако же сказания о Трикстере по всему континенту имеют много общего, будь они напрямую связаны с Койотом или с Вороном, Голубой Сойкой, Зайцем или Пауком в других областях. В мою задачу не входит сколь-нибудь детальное обсуждение и описание частных образчиков фигуры Трикстера, так как в Северной Америке имеется обширная литература о Трикстере и о Культурном Герое (Рикеттс, 1966; Хальткранц, 1984). Я намереваюсь скорее бросить взгляд на место Койота в религии и космологии Навахо, ибо он показывает в представляющем интерес свете и историческое развитие религии Навахо, и сам персонаж Койота и его роль в смысле понимания нами космологии этого племени. Всего мне представляется четыре практически обособленные сферы в религии Навахо, где Койот занимает главенствующее положение, и мне хотелось бы для начала очертить их, одну за другой.

1. Койот в мифах о Творении
Мифы о Творении Навахо (существует ряд записанных вариантов) представляют собой мифы о Проявлении, утверждая восходящее движение различных существ через ряд разнообразных миров (чаще всего их четыре), истоком же всего служит мир тумана. Первый Мужчина и Первая Женщина названы первыми существами, дающими свет и зачин процессу движения, но Койот, кажется, также существует с самого начала. Всё считается произошедшим из изначальной магической связки, с которой и начинается в своей основе творение. Таковой провозглашается связь Первый Мужчина-Первая Женщина-Койот, и она составляет первичные движущие силы на мифологической сцене до самого создания существующего ныне мира новым классом существ, Священным Народом, божествами, пришедшими на смену Первому Мужчине и Первой Женщине. Последние, придающие мощь и импульс всему процессу Творения через обладание и обращение к магической связке, с появлением и возвышением Священного Народа низводятся до роли, относимой более ко злу и колдовству и посему начинают занимать небольшое место в религиозной, в противопоставление мифологической, жизни Навахо. Этот переход, кажется, связан с определённым разрывом меж ранними, предвосходными событиями и существующим ныне миром (Джилл, 1983: 502-505), и с разрывом между группой, что включает Первого Мужчину и видится отныне запятнанной злом, и Священным Народом, представляющим новый гармоничный мир. Койот, однако же, хотя и притягивает к себе в итоге некоторые негативные смыслы, продолжает играть активную, и даже знаковую, роль в ходе событий Творения.
В мифе о Творении, общеизвестном Навахо, роли Койота многочисленны: он вызывает потоп, порождает смерть и вмешивается в порядок расположения звёзд и вообще при всяком удобном случае суёт свой нос в чужие дела. Хотя даже и здесь его характеризуют познания, превосходящие таковые других существ. Когда, к примеру, выявляется неоднозначность по поводу желательности смерти, миф гласит: "Никто не знал, что же делать; тогда решили обратиться к Койоту" (Яззи, 1971).
В мифах о Творении, повествующих о Благостном пути — центральной церемонии Навахо, обращённой главным образом к созданию существующего ныне мира — и являющихся наиболее продуманными, Койот часто выходит на сцену и его персонаж и роль более конкретизированы (Уайман, 1970). Он — персонаж, странствующий сам по себе, который появляется и приносит совет и указание. По большому счёту он оказывается существом необходимым в процессе создания и упорядочения мира. Он даёт имена Говорящему Богу и Зовущему Богу, двум главным божествам Навахо, предлагает 12 домовых песней, настаивает на том, чтоб Горам была дана жизнь, его поддержкой заручается Меняющаяся Женщина, самая любимая богиня Навахо, чтобы украсть сновидение (считающееся частью сна) у людей и передать его Святому народу, дабы люди смогли получить предупреждение и знак, что потребна церемония Благостного пути. Он освящает Солнце, Луну, маис и саженцы, а его способности мудреца и философа регулируют то, что ныне считается Навахо правильными и необходимыми жизненными принципами, и даже настойчиво требуют выполнения таких действий, как, например, выращивание культур, обеспечивающих выживание людей. Он сам описывается как Святой, со своими собственными обрядами жертвоприношения, и отвечает за подачу предостережений и знаков путникам. Из клочков его меха произошли все койоты, разные по четырём сторонам света, сам же Койот помещается в Земных Центральных Водах.
Койота, однако же, продолжают связывать с группой Первого Мужчины, которая в целом несёт на себе негативные коннотации из-за близости ко злу и колдовству. Благостный путь занимается установлением хожо, или красоты, и избавлением от зла, самого же Койота обыкновенно описывает как "непочтительного" или "Первого Сварливца" (несомненно, из-за того, что он часто занимает снисходительную, эгоистичную и критическую позицию по отношению к другим существам). Он — один из шпионов Большого Йе'йя, чудовища, угрожающего Героям-близнецам, и повсеместно ассоциируется с низостью и неконтролируемым сексуальным влечением.

Таким образом, характер Койота, выведенный в Мифе о Творении, — это характер грубой, докучливой и неугомонной особы, которая, тем не менее, жизненно важна для процесса упорядоченного творения, существа первичного как части магической связки (представляющей основополагающее знание, на котором покоится мир и благодаря которому он функционирует1), обладающего замечательной прозорливостью, и того, кто, через свои олицетворения в животной форме, подаёт знамения и знаки Навахо. Хотя основное содержание Мифа о Творении закрепляет за Койотом трикстерские черты, по впечатлениям от Мифов он скорее Культурный герой, чем Трикстер.

2. Койот в трикстерских сказаниях.
Характеристику Койота как Трикстера можно обнаружить в великом множестве сказаний о Трикстере, которые, скорей всего, отделяют его трикстерские атрибуты в мифах о Творении от упомянутой обширной их обработки. Данные мифы сходны с другими североамериканскими циклами сказаний о Трикстере и не несут на себе священных черт мифов о Творении (Хальткранц, 1979) в том смысле, что ситуации, в которых происходит их действие, гораздо менее ритуализованы, чем таковые в церемониальных мифах и мифах о Творении. Данные сказания связаны с глупыми, озорными и порой гибельными деяниями насмешливого Койота. В них описаны встречи со зверями и разнообразными существами, попытки сыграть с ними шутку, стать похожими на них или провести их, попытки, неизменно включающие и обратное действие. Так, Койот представляется типичным Трикстером: жадным, самодовольным, глупым, пронырливым и, подчас, демонстрирующим могучую силу. Подобные аттрибуты Трикстера хорошо известны в литературе (Радин, 1956). В недавней работе Лакерта (1984) предпринята попытка заключить поле деятельности Койота в диапазон ступеней или состояний, от трупа до бога. До некоторой степени, разумеется, важны события, описанные в сказаниях, сказаниях, которые с течением времени разрабатывали их рассказчики, и Койот предстаёт тогда лишь проводником для описания целого ряда вопросов. И всё же, несмотря на невероятную гибкость характера, Койот остаётся центральной фигурой этих сказаний, тот же Койот, что и в церемониальных мифах и мифах о Творении.
Сказания забавны и занимательны и среди Навахо их чаще всего рассказывают детям, но это не означает, что Койот стал лишь фигурой развлекательной и объектом для насмешек. Тоэлкен (1969) установил после серии бесед с рассказчиком о Койоте Навахо, что сказания как таковые не вызывают смеха. Он заявил: "Многое в истории вызывает смех, сама же она — нет" (т.ж.:221). Назначение историй состоит в том, чтобы донести и моральное послание в занимательной (и, таким образом, запоминающейся) форме, в особенности детям, и в том, чтобы, насколько возможно увлечь этим взрослых, продемонстрировать возможности и ограничения мира. Осведомитель Тоэлкена заметил, что "если бы он не проделывал всё эти штуки, то они не были бы возможны в мире" (т.ж.). Так, Койот чрез разнообразные действия и ответные действия расширяет поле для деятельности, возможной в прошлом и настоящем, и соответствующим образом открывает ограничения и/или последствия таковых действий.
Размах повествований, в выражении действиями, происшествиями и эмоциями, очень широк и покрывает диапазон от охоты, убийства и смерти до трансформы и исцеления. Как отметил осведомитель Тоэлкена, сказания, хотя подчас и кажутся этиологичными, не воспринимались как таковые самими Навахо, в самом деле не воспринимались как повествования с необходимостью о Койоте, но обязательно представляли способ, каковым целый ряд вопросов мог быть охвачен; к примеру, существует история о том, как Койот утратил глаза в азартной игре и их заменили ему таковые из сосновой живицы, хотя и позволявшие ему видеть, но начинавшие плавиться, едва он приближался к огню. Поверхностный взгляд различит в этой истории причину, по которой койоты боятся огня и отчего у них жёлтые глаза. Но более важным аспектом этого сказания для Навахо является возможность обсуждения таких тем, как болезнь глаз, травма и слепота.
Сказания глубокомысленны, как подчеркнул собеседник Тоэлкена. К Койоту до сих пор относятся со всей серьёзностью, даже в самых дурацких сказаниях, и хотя они могут отличаться от других мифов, что передаются вслух по обрядовым случаям, но относятся они при этом к тому же священному существу. Койот — уникальное существо, тот, кто, по словам Тоэлкена, "испытывает всё: он, если коротко, представляющий все возможности" (т.ж.:231). Как и другие Трикстеры, он помогает испытывать пределы возможностей и порядка. Религия и космология Навахо основаны на концепции порядка, необходимого для выживания и здравости. Койот бросает вызов и таким образом проверяет и подтверждает порядок, установленный во вселенной Навахо. Так, в трикстерских сказаниях, Койот исполняет жизненно необходимую функцию и удерживает важное и серьёзное место во вселенной Навахо, несмотря на то, что сказания имеют иной статус и положение в сравнении с обрядовыми мифами и мифами о происхождении.

3. Койот в обряде Путь Койота.
Третьей сферой, в которой Койот занимает видное положение как охранительного духа исцеления Навахо, является обряд под названием Путь Койота. Данный обряд долгое время считался утраченным, даже во время Бернарда Халле в начале века. Однако Карлу Лакерту удалось обнаружить дошедшую до наших дней форму данного обряда в 1970х и составить обстоятельную запись его исполнения (Лакерт, 1979).
Путь Койота — это обряд, относящийся к группе церемоний Навахо Святого пути; последние имеют своей целью возвратить гармонию в отношения с оскорблённым Священным существом или существами, в данном случае с Народом Койотов. Структура его в основном повторяет таковую церемоний Святого пути, образуя две, пять и девять циклов. В нём, как и в нескольких других обрядах, есть переодетые исполнители, в данном случае это Говорящий Бог, Священный Персонаж-Женщина и изображающий Койота. Церемония, разумеется, обращается вокруг заболеваний, проистекающих от нападений оскорблённого Народа Койотов. Подобно мифу о Творении, космологическое представление о Койоте в Пути Койота — представление о различным образом окрашенных Койотах, расположенных по разным направлениям. Дóлжно указать, что слово Навахо, означающее Койота, — Ма'ии — родовой термин, включающий не только лис, но и волков; все они считаются Народом Койотов. Симптомы, ассоциируемые с койотовым заболеванием, разнообразны и известны как искривлённый рот, косоглазие, провалы в памяти, обмороки, мания, блуд и бешенство. Сущность мании, нервные дисфункции и безумие, кажется присущей симптомам койотовой болезни. Койот или Народ Койотов, таким образом, действуют в Пути Койота практически тем же образом, как и другие Священные Народы в отношении к своим церемониям — нападение оскорблённой Священной сущности, посредством того или иного контакта с её земной телесной формой, что есть, самым очевидным образом, убийство койота. Осведомитель, с которым общался Лакерт, заметил, что вызываемое Койотом заболевание широко распространялось до 1948 года из-за премии, объявленной на шкуры койотов и, как результат, роста числа убитых койотов. С той поры начался спад койотового заболевания, но и в наши дни Навахо предпочитает, чтоб белые люди убивали койотов. Таким образом, Народ Койотов выполняет те же функции, что и любой другой Священный Народ в обрядовости Навахо.
Однако, Лакерт отмечает также, что другой участник Пути Койота считал, что путь распространения болезни можно проследить до великого Койота на востоке, посылающего их через Солнце и Луну, а оттуда через хищников к людям. Ясно, что это гораздо более могущественное божество-Койот, ответственное за все заболевания и использующее Солнце, Луну и всех хищников для того, чтобы насылать болезнь на людей. Невозможно, однако, сказать наверняка, относится ли этот взгляд ко временам, когда Койот обладал бóльшей силой, или такова естественная тенденция практикующих определённые церемонии возвышать положение своего охранительного духа (как это часто бывает в шаманских ритуалах), или же этот осведомитель был христианизован и потому склонялся к приданию Койоту большей силы, чем то позволяла традиция. Однако факт состоит в том, что приведённая точка зрения перекликается с этиологией другого обряда под названием Путь невоздержанности, которая также утверждает, что великий Койот насылает болезнь чрез Солнце и Луну, оттуда же на людей чрез домашних животных, съевших ядовитые или галюциногенные растения. Данный обряд утверждает более негативный взгляд на Койота и в действительности связана с колдовством. Таким образом, Койот, которого мы находим в обряде Путь Койота, — это существо, стоящее за всем Народом Койотов и, оскорблённое, отвечает, насылая болезнь, за которой с необходимостью следует исполнение Пути Койота. И хотя Лакерт нашёл сохранившееся знание об этой церемонии, скорей всего, она в скором времени исчезнет, а следом за ней и приведённый здесь аспект деятельности Койота.

4. Койот в народных поверьях.
Я именую здесь народными поверьями, как целостной категорией, взгляды на Койота, которых придерживаются не-знающие Навахо, не соприкасающиеся с вышеупомянутыми мифами. Я отмечал ранее, что в мифе о Творении Койоту была отведена роль податчика знаков и знамений путешественникам. Данный взгляд торжествует и в наши дни, и даже наиболее прозападные учителя Навахо могут сослаться на случаи конкретных людей, пострадавших от легкомысленного отношения к койоту, пересёкшему их путь. Взгляд, которого, скорей всего, придерживались до того, согласно которому Койот оказывает помощь знаками и может, в самом деле, быть принят как небесполезный божественный механизм, а именно так, судя по всему, дела обстояли в прошлом веке (Издательство Колледжа Общины Навахо, 1973), кажется, оказался подавлен резко негативным взглядом на появления койота. Взгляд на Койота в целом в народных поверьях резко отрицателен по сути, в особенности когда речь заходит о смерти и колдовстве. Ставший классическим отчёт Клакхона о колдовстве Навахо (Тайлер, 1975: 159-183) полон ссылок на связи Койота с колдовством. К нему обращают молитвы ведьмы, он замечен в связях с ведьмами, ведьмы могут принимать облик койота (оборотничеством) и набрасывать его шкуру на людей, что вынуждает проводить ритуал с обручем, дабы избавиться от подобных чар. Сексуальная невоздержанность, жадность, подлость, нехватка самообладания и другие черты ведьм оказываются таковыми же у Койота, и таким образом одни связаны с другими. Самый поверхностный взгляд, таким образом, показывает, что Койот обладает репутацией отверженного у Навахо. Таковы, в целом и вкратце, четыре культурные сферы Навахо, где Койот занимает главенствующее положение. В широком культурном контексте Юго-Запада, большую часть представлений Навахо относительно Койота можно отыскать в соседствующих культурах апачей и индейцев пуэбло. Мифологические мотивы, касающиеся, к примеру, рассыпания звёзд, происхождения смерти и непрестанного праздношатания Койота можно обнаружить в ряде культур пуэбло (Ibid). Однако у индейцев пуэбло в целом довольно низко мнение о Койоте, его рассматривают в основном как Трикстерного персонажа, но он также, вместе с Филином и Вороном, ассоциируется со злым предзнаменованием и колдовством. Более того, у пуэбло отсутствует табу на убийство койотов, наносящих ущерб и поголовью скота, и посевам.
Культуры апачей тяготеют к более высокой оценке Койота как важного, по большей части положительного Трикстера и Культурного Героя. Социальные институты хикарилья и западных апачей ведут свою историю от Койота (Тиллер, 1983; Бассо, 1983). Среди мескалеро Койот воспринимается как придающий значительную сверхъестественную силу для войны, охоты и бега, хотя его также рассматривают как потенциально злое ночное животное, способное принести болезнь неосторожным (Опьер, 1969: 78). Важно отметить здесь различие хозяйственного образа жизни традиционных культур апачей и пуэбло. Культуры апачей образуются вокруг охоты, войн и индивидуальных поисков сверхъестественной силы, в то время как пуэбло заняты в основном земледелием, их сообщества оседлы, а религиозные действа организуются по большей части жречеством. Таким образом, Койот более ярко выражен и оценён апачами, чем пуэбло.
В свете этого, важным представляется то, что исторический контекст культуры Навахо заключён в каждом из описаний Койота. Образ, извлечённый из мифов о Происхождении и Трикстерных сказаний, оказывается образом древнего божества, существующего с начала мира, и, как таковой, выражает основные характеристики Культурного Героя-Трикстера, хотя, так как в космологии Навахо нет единого творца, Койот также взаимодействует с рядом фигур творцов. Известно, что Навахо мигрировали от своей основной культурной группы в субарктическом регионе, и потому очевидно, что их религия претерпела изменения (Купер, 1984). У атапасков Севера Ворон представляется Трикстером-Культурным Героем; данный факт сказывается и в культуре Навахо, ибо Ворон (или Ворона, Навахо их не различают) связан с Койотом в Мифе, и существует устаревающая церемония — Путь Ворона — которая, как верят Навахо, связана с Путём Койота. Ворон и Койоты также рассматриваются в связи друг с другом в природе. Ворон выступает, в форме Вороны и Чёрного Бога, как Владыка Животных в охотничем мифе, в позиции, отвергающей Койота, который, конечно же, по природе своей хищник. Ворон уступил место Койоту на некой ступени истории Навахо. Койот в мифах добивается положения Святого, со своими собственными жертвоприношениями, что закрепляется в Пути Койота, церемонии, восстанавливающей гармонию взаимоотношений людей и Койота. Как хищник, он ассоциируется с охотой. Охота, в конце концов, представляется некой формой трюкачетсва, требующей сноровки, а в природе никто не выживает так умело, как койот. В самом деле, парадигма, обуславливаемая койотом как животным, идеально подходит по статусу к Трикстерной фигуре. Не только Навахо, а равно и иные коренные народы, развили всесторонние знания, касающиеся койотов, из наблюдений за поведением койотов в дикой природе (Доби, 1961); мексиканские и англо-американские культуры богаты сказками о фиглярстве этого на удивление легко адаптирующегося и деятельного животного. Стратегия охоты применима также и к стратегии ведения войн, потому не удивительно, что обе они связаны в культуре Навахо. Слово, у Навахо означающее Койота, Ма'ии, помимо того, что представляется термином, распространяющимся на волков и лисиц, и, более широко, на всех хищных животных, также в старой своей форме на языке апачей означает животное вообще. Так как Койот — единственное выдающееся животное божество в мифах — все остальные существа антропоморфны — кажется вполне вероятным, что, в одно время, Койот выделялся как представитель животного мира в целом. Подобный взгляд придаёт вес и точке зрения, выраженной исполнителем Пути Койота, описавшим Койота как основного разносчика болезней. Болезнь в культуре Навахо исходит изначально от животных, в основном из-за ошибок в соблюдении охотничего ритуала, и потому важно, что одна из фигур-масок, появляющихся при обряде Пути Койота, — это фигура Говорящего Бога, стража животных.
Исторически, таким образом, Койот выступает и на мифическом, и на религиозном уровнях. В мифе он представляется архетипической фигурой Культурного Героя-Трикстера, на ступени же повседневной религиозности, он — покровительствующее божество Пути Койота, придающее силу во время охоты и войны.
Я уже указывал на исторические изменения, оказавшие своё влияние на становление религии Навахо (Купер, 1984), и здесь я лишь очерчу один характерный признак — отход от шаманизма, охоты и войн к земледельческому/пасторальному хозяйствованию и религиозной системе, основанной скорей на знании, чем на личном опыте. Переоформление религии Навахо — в частности, принятие мифологии и космологии Проявления, структурирование системы Песенного Пути — произошло под влиянием индейцев пуэбло, последовавшим за Восстанием Пуэбло в конце XVII-го века. Военное дело приняло в себя множество техник, ассоциируемых с охотой, которые пришли в упадок с переходом к замледельческому и пасторальному хозяйствованию. И охоту, и войну стали связывать с колдовством, в особенности после того ущерба, что нанесло заключение в Форт Саммер между 1864 и 1868, вызванное подавлением широко распространившихся набегов Навахо, и в космологии и мифологии Проявления начали преобладать антропоморфные божества, сменившие животных богов, столь важных для охоты и шаманизма. Потому неудивительно, что Койот, силы которого связываются с охотой и войнами, стал теперь ассоциироваться с колдовством. Способности превращения Койота, и способность изменять свою внешность, и набрасывать свою шкуру на других, близко родственны комплексу оборотничества, иргающему важную роль в колдовских поверьях Навахо. Оборотни, как считается, разукрашивают свои лица, подобно Койоту, Первому Сварливцу. Верят и в то, что молитвы, обращённые к Койоту, могут принести богатство. Данный взгляд может вести свою историю со времён, когда молитвы Койоту помогали при охоте, войнах и, соотношеносительно к ним, играм и любви. Однако, в наши дни, успех наделённого богатством сочтут происходящим от колдовских практик. Койот уже связывался с колдовством благодаря своей связи с Первым Мужчиной и Первой Женщиной, с которыми, по вере Навахо, и было рождено колдовство. Так, Койот получает и связь со смертью, ибо мёртвые возвращаются в нижний мир, из которого изошла группа Первого Мужчины. Койот породил смерть, питается падалью и часто умирает в мифе, и, как злое знамение, может символизировать у Навахо неотвратимость зла и смерти. Более того, переход от охоты к земледелию означал, что койоты, до сих пор собратья-хищники во время охоты, ныне стали угрозой хозяйству чрез нападения на овец.
Путь Койота придаёт его фигуре гораздо более позитивную роль на религиозной почве, хотя связь между Путём Койота и Путём Изобилия, а последний ассоциируется с колдовством, ослабляет данную роль. Так, с постепенным отмиранием Пути Койота, последнее положительное связующее звено с Койотом обречено на исчезновение. Покуда мифические аспекты образа Койота привносят как положительную, так и отрицательную его роли, на повседневном религиозном уровне Койот видится преимущественно выразителем отрицательных смыслов.
Так, характеристики Койота охватывают спектр от Культурного Героя до Злого Койота, что представляется всем спектром ролей, обнаружимых в фигурах Трикстера в Северной Америке, хотя необычно присутствие всех аспектов, столь ярко выраженных в одной культуре.
Космологическая мысль Навахо делает особый акцент на состоянии хожо, или гармонии, установившейся в мифологии Проявления, и отделении его от зла. Существование зла признаётся Навахо; в самом деле, распространённость страха перед колдовством и ведьмовством слишком бросается в глаза в Резервации, и данное зло существует как противоположность ритуалам, поддерживающим гармонию, и самому соблюдению религиозных обрядов. Ударение ставится на гармоничном не только потому, что данное состояние представляется естественным и желательным, но и потому, что само упоминание размышлений о зле, как считается, увеличивает вероятность того, что нечто злое может произойти. Таковое отношение к добру, по всей видимости, ввело в заблуждение некоторых исследователей, в частности Гарри Уидерспуна (1977), и в итоге привело к представлению мира Навахо как чрезвычайно гармоничного и прекрасного. Данный подход не придаёт значения более значительному взгляду Навахо, согласно которому мир держится балансом добра и зла. Койот выступает фигурой, бродящей по миру Навахо, сующей всюду свой нос, проверяющей и экспериментирующей. Он поступает подобным образом не только потому, что считает, что ему виднее, хотя эгоизм и часть его природы, но и потому, что его роль заключается в испытании рамок на прочность и категоризации мира. Как таковой он исполняет жизненно важную роль, не обеспечивающую, однако, ему положительную оценку. Частью религиозной мысли Навахо представляется тот факт, что обретение знания в мифах происходит через неподчинение или поставление порядка под сомнение; персонажи церемониальных мифов открывают знание отдельных песен через неподчинение или игнорирование правил, заболевая и получая обрядовые знания от Святого Народа. Таковы начала обрядов. Койот попадает под этот обобщённый взгляд, но он, разумеется, отличен от персонажей мифа, ибо Койот всё же бог, а не человек, и беспрестанно отказывается подчиняться правилам, связывающим остальных. Потому он выглядит фигурой, к каковой Навахо относятся отчасти настороженно.
Койот — фигура, которая не только испытывает рамки, но и переступает через них. В мифе он действует в мирах человеческом, животном и божественном, в природе действует и в людском, и в животном мирах, обретая пищу и на природе, и в людских поселениях. Его связывают с Первым Мужчиной, но при том он даёт советы Святому Народу, на нём лежит немалая доля ответственности за сегодняшнее состояние мира, и он оказывает самое непосредственное влияние, посредством своих деяний в мифе, на образ жизни Навахо. Он обеспечил выживание Навахо и сделал мир сбалансированным целым, но при том же он ненадёжен, напыщен, жаден, действует как опасный разрушитель. Рейхард отметил (1963: 423), что в пантеоне божеств, в то время как добрый сидит с южной стороны, а злой — с северной, Койот сидит у двери, и может таким образом вступить в союз с любой из сторон, что его вполне устраивает. Большая часть мира рассматривается находящейся под контролем Койота, и он сам как главенствующее божество, хотя при этом худшее, чем люди. Его человеческие качества очевидны, хотя они и представляются общими для множества Трикстерных персонажей. Его характеристики как жадного, низкого, неподконтрольного, лгущего, эгоцентричного и так далее, — это характеристики человеческие, выражающие всю двойственность персонажа Койота. И это признаётся Навахо. Макаллестер и Уилрайт (1956), при изучении мифа Песни Большой Звезды, отмечают: "Звёздные Люди заявляют, что должно всегда существовать три вида людей, Народ Змей, Народ Койотов и Звёздные Люди... Змея есть пробуждение, Койот есть животная сторона человека, Звезда же — это человеческий дух". Так, не только Койот демонстрирует человеческие качества, но и люди обладают качествами Койота.
Койот — необходимое существо в мире, которое представляет жизненную силу неугомонности и энергичности, проявляется в категориях человек-божества-животные, категориях добра и зла, и проверяет на прочность формы и реалии мира. Потому неудивительно, что он обнаруживает противоречия и неопределённость; никакой космологии не удастся стать здоровым, живущим и дышащим целым, если она не отведёт места непредсказуемому и беспокойному духу.
Койот — необходимый элемент порядка и гармонии, столь важного в космосе Навахо. Как Творец и попечитель Пути Койота, он помогает установлению порядка, как Трикстер, он испытывает и утверждает этот порядок, а также привносит средства осмысления порядка и беспорядка, и, как фигура, ассоциируемая со злом и колдовством, этот порядок попирает.
Так, Койот — жизненно важная часть не только вселенной Навахо как таковой, но и её исторического становления. В качестве заключения, стоит отметить, что если животное койот представляется моделью, тогда Навахо, в некоторой степени, сделали мудрый выбор, ибо никакое иное животное не показывает сходной приспособляемости и способностей к выживанию, выражая мордой бóльшие странности.
http://indian-land.livejournal.com/9337.html
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6700
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Re: Койот

Сообщение Iss » Вт май 22, 2012 16:17

Творение, или Эра Начала

глава из книги Эйлин О’Брайан «The Dîné: Origin Myths of the Navaho Indians» (1956); перевод weshki

ПЕРВЫЙ МИР

Эти истории были рассказаны Сандовалу, Hastin Tlo’tsi hee, его бабушкой Esdzan Hosh kige. Ее прародительницей была Esdzan at a’, шаманка, которая владела Календарным Камнем. Вот истории о Четырех Мирах, в которых не было солнца, и Пятом – мире, в котором мы живем, и который некоторые называют Изменяемым Миром.
Первый Мир, Ni’hodilqil, был черным как черная шерсть. У него было четыре угла, и над ними были четрые облака. Эти четыре облака содержали в себе элементы Пятого Мира. Они были черного, белого, синего и желтого цвета.
Черное Облако представляло Женское Существо или Субстанцию. Так же как ребенок спит, когда его убаюкали, также жизнь спала во тьме Женского Существа. Белое Облако представляло Мужское Существо или Субстанцию. Он был Рассветом, Светом-Который-Пробуждается, Первого Мира.
На востоке, в месте где встречались Черное Облако и Белое Облако, был создан Первый Мужчина, Atse’hastqin. И вместе с ним был создан белый маис, совершенной формы, с зернами, покрывавшими весь початок. Dolionot i’ni назывался этот первый семенной маис, это также название того места, где встретились Черное Облако и Белое Облако.
Первый Мир был мал по размеру, плавающий остров в тумане или воде. На нем росло одно дерево - сосна, которую позже принесли в нынешний мир для использования в качестве дров.
Человек, однако, не находился в его нынешней форме. Концепция была о мужском и женском существе, которое должно было стать мужчиной и женщиной. Существ Первого Мира считают Туманными Людьми. У них не было определенной формы, но они должны были превратиться в людей, зверей, птиц и рептилий этого мира.
На западной стороне Первого Мира, в месте, которое позже стало Землей Заката, было Синее Облако, а напротив него находилось Желтое Облако. Когда они сошлись вместе, была создана Первая Женщина, а с ней желтый маис. Этот початок тоже был совершенен. С Первой Женщиной появились белая раковина, бирюза и юкка.
Первый Мужчина стоял на восточной стороне Первого Мира. Он представлял Рассвет и Подателя Жизни. Первая Женщина стояла напротив, на западе. Она представляла Тьму и Смерть.
Первый Мужчина развел огонь из хрусталя. Хрусталь принадлежал мужчине и был символом ума и ясного видения. Когда первый мужчина зажег его, это было пробуждением разума. Первая женщина развела огонь из бирюзы. Они видели огонь друг друга на расстоянии. Когда Черное Облако и Белое Облако поднялись выше на небе, Первый Мужчина отправился искать бирюзовый огонь. Он два раза ходил безуспешно, и снова в третий раз. Тогда он сломал ветку с развилкой со своего дерева, и, глядя сквозь развилку, заметил место, где горел огонь. И в четвертый раз он пошел к нему и увидел дым, выходящий из дома.
«Вот дом, который я не мог найти», - сказал Первый Мужчина.
Первая Женщина ответила: «А, это ты. Я видела, как ты ходил вокруг и удивлялась, почему ты не приходил».
Снова то же самое случилось когда Синее Облако и Желтое Облако поднялись выше на небе. Первая Женщина увидела свет и пошла искать его. Три раза она потерпела неудачу, но на четвертый раз она увидела дым и нашла дом Первого Мужчину.
«Я думала, что бы это могло быть», - сказала она.
«Я видел, как ты ходила вокруг и удивлялся, почему ты не придешь ко мне», - ответил Первый Мужчина.
Первая Женщина увидела, что у Первого Мужчины огонь из хрусталя, и увидела, что он сильнее чем ее бирюзовый огонь. И пока она думала, Первый Мужчина заговорил с ней. «Почему бы тебе не прийти со своим огнем, и нам не жить вместе». Женщина согласилась на это. И вместо того, чтобы мужчина пошел к женщине, как это по обычаю сейчас, женщина пошла к мужчине.
Около этого времени пришел еще один персонаж, Великий-Койот-Созданный-В-Воде, и он был в форме мужского существа. Он рассказал этим двоим, что он вылупился из яйца. Он знал все, что было под водой, и все, что было в небесах. Первый Мужчина поставил его впереди себя во всем. Эти трое начали придумывать, что должно произойти. И пока они были этим заняты, еще одно существо пришло к ним. Оно тоже было в форме мужчины, но он носил волосатую одежду, на подкладке из белого меха, которая спадала до его колен и была перевязана на пояснице. Его звали Atse’hashke’, Первый Сердитый, или Койот. Он сказал троим: «Вы думаете, что вы были первыми людьми. Вы ошибаетесь. Я жил, когда вы были созданы».
Затем четверо существ пришли вместе. Они были желтыми и назывались tsts’na, или осиные люди.Они знали тайну бросания зла и могли приносить вред другим. Они были очень могущественны.
Так их стало восемь.
Еще четрые существа пришли. Они были маленькими, носили красные рубахи и у них были маленькие черные глаза. Они были naazo’zi, или паучьи муравьи. Они знали как жалить и были великими людьми.
После этого пришла целая толпа существ. Они были темного цвета, с толстыми губами и темными глазами навыкате. Ои были wolazhi’ni, черные муравьи. Они тоже знали тайну бросания зла и были могущественны. Но они постоянно убивали друг друга.
К этому времени там было много людей. Затем пришли многочисленные маленькие создания. Они были миролюбивы и безвредны, но запах их был неприятен. Они назывались wolazhi’ni nlchu nigi, что означает «те, которые источают запах».
И после ос и различных муравьиных людей пришли жуки, стрекозы, люди-летучие мыши, Паучьи Мужчина и Женщина и Соляные Мужчина и Женщина, и другие которые не имели определенной формы, но были среди тех людей. которые населяли Первый Мир. И этот мир, будучи мал, стал перенаселен и люди спорили и воевали между собой, и их жизнь была несчасливой.

ВТОРОЙ МИР

Из-за конфликтов в Первом Мире, Первый Мужчина, Первая Женщина, Великий-Койот-Созданный-В-Воде и Койот по имени Первый Сердитый, за которыми последовали все остальные, поднялись из Мира Тьмы и Влаги во Второй или Синий Мир.
Они обнаружили там много уже живущих людей: синих птиц, синих ястребов, синих соек, синих цапель и всех синекрылых существ. Могущественные люди-ласточки тоже жили там, и присутствие этих людей делало Второй Мир неприятным для тех, кто пришел из Первого Мира. Были войны и убийства.
Первые Четверо нашли отвествие в Мире Синего Тумана. и они поднялись через него и повели людей в Третий, Желтый Мир.

ТРЕТИЙ МИР

Синяя птица первым достиг Третьего, или Желтого Мира. За ним пришли Первые Четверо и все остальные.
Великая река пересекала эту землю с севера на юг. Это была Женская Река. Там была еще одна река, пересекавшая землю с востока на запад, это была Мужская Река. Эта Мужская Река протекала через Женскую Реку и текла дальше. И это место называлось tqo alna’osdli, Пересечение Вод.
В Третьем Мире На востоке была Sis na’ jin, Стоящий Черный Пояс. Ее церемониальное название было Yol gai’dzil, Гора Рассвета или Белой Раковины. На юге стояла Tso’dzil, Великая Гора, также называемая Гора Язык. Ее церемониальное название было Yodolt i’zhi dzil, Гора Синих Бус или Бирюзы. На западе стояла Dook’oslid, и значение этого названия забыто. Ее церемониальное название Dichi’li dzil, Гора Раковины Морское Ушко. На севере стояла Debe’ntsa, Гора Множества Овец. Ее церемониальное название Bash’zhini dzil, Обсидиановая Гора. Затем еще была Dzil na’odili, Верхняя Гора. Она была очень священна. И ее название означает также Центральное Место, и люди передвигались вокруг нее. Ее церемониальное название Ntl’is dzil, Гора Драгоценного Камня или Окаймленного Камня. И была еще одна гора называемая Chol’i’i или Dzil na’odili choli, и это тоже была священная гора.
В этой земле не было солнца, только две реки и шесть гор. И эти реки и горы были не в их нынешних формах, но скорее субстанцией гор и рек, как и Первый Мужчина, Первая Женщина и другие.
За Sis na’jin, на востоке жил Бирюзовый Гермафродит, Ashton nutli. Он был также известен как Бирюзовый Мальчик. И возле этого человека рос мужской тростник. Еще дальше на восток жили люди, называемые Hadahuneya’nigi, Люди Миража, или Агатовые Люди. Еще дальше на восток жили двенадцать существ, называемых Naaskiddi. И дальше за домом этих существ жили еще четверо - Священный Мужчина. Священная Женщина, Священный Мальчик и Священная Девочка.
На западе жил Гермафродит Белой Ракушки, или Девочка, и с ней был большой женский тростник, который рос у кромки воды. У него не было кисточек. За ней на западе жили другие каменные люди, называемые Hadahunes’tqin, или Люди Земляного Жара. Еще дальше жили другие двенадцать существ, но они были женщинами. И также на Дальнем Западе жили четверо Священных.
На этой земле жили Kisa’ni, предки людей Пуэбло. На шести горах жили Пещерные Жители или Народ Великих Ласточек.На горах жили также светлые и темные белки, бурундуки, мыши, крысы и народ куропаток, оленьи и кошачьи люди, паучьи люди и ящерицы и змеи. Бобровый народ жил вдоль рек, а лягушки и черепахи и все поводные люди жили в воде. В то время все люди были похожи. У них не было определенной формы, но им были даны разные имена из-за разных характерных черт.
Теперь план был - посадить.
Первый Мужчина созвал людей вместе. Он принес белый маис, который был создан с ним. Первая Женщина принесла желтый маис. Они положили совершенные початки рядом. Затем они попросили одного человека их многих прийти и помочь им. Индейка выступил вперед. Они спросили у него, откуда он пришел, и он сказал, что пришел с Серой Горы. Он танцевал туда и обратно четыре раза, затем он тряхнул свой костюм из перьев, и из его одежды выпали четыре зерна кукурузы, одно серое, одно синее, одно черное и одно красное. Другого человека попросили помочь в осуществлении плана посадки. Большой Змей вышел вперед. Он так же принес четыре семени, тыкву, арбуз, кенталупу и мускусную дыню. Все его растения ползали по земле.
Они посадили семена, и их урожай был велик.
После сбора урожая Бирюзовый Мальчик с востока пришел посетить Первую Женщину. Когда Первый Мужчина вернулся домой, он нашел свою жену с этим мальчиком. Первая Женщина сказала своему мужу, что Ashon nutli’ был от ее плоти, а не от его плоти. Она сказала, что воспользовалась своим собственным огнем, бирюзой, и истолкла свой собственный желтый маис в пищу. Этот маис она посадила и заботилась о нем сама.
В это время было четверо вождей: Большой Змей, Пума, Выдра и Медведь. И когда утром поднималось черное облако, было обычаем для Первого Мужчины говорить к своему народу. После обращения Первого Мужчины, четверо вождей говорили им, что они должны делать в этот день. Они также говорили о прошлом и будущем. Но после того, как Первый Мужчина увидел свою жену с другим, он не пришел говорить с людьми. Черное облако поднялось выше, но Первый Мужчина не покидал своего жилища. Он также не ел и не пил. Никто не говорил к людям четыре дня. Все это время Первый Мужчина молчал и не прикасался к пище и воде. Четыре раза поднималось белое облако. Затем четыре вождя пошли к Первому Мужчине и потребовали узнать, почему он не говорит с людьми. Вожди задали этот вопрос три раза и четвертый, прежде чем Первый Мужчина ответил им.
Он сказал, чтобы они принесли ему рвотное средство. Он принял его и очистил себя. Затем Первый Мужчина попросил их прислать к нему гермафродита. Первый Мужчина спросил его, ему ли принадлежали дробильный камень и кисть. Он сказал, что они его. Первый Мужчина спросил его, может ли он готовить еду как женщины, может ли он ткать и расчесывать волосы. И когда он заверил Первого Мужчину, что может выполнять все женские работы, Первый Мужчина сказал: «Пойди приготовь еду и принеси ее мне». Поев, Первый Мужчина рассказал четырем вождям о том, что он видел, и что сказала его жена.
В это время Великий-Койот-Созданный-В-Воде пришел в Первому Мужчине и сказал, чтобы он пересек реку. Они построили большой плот и пересекли реку в месте, где Мужская Река протекала через Женскую Реку. И все мужские существа покинули женских существ на берегу реки. Плывя через реку, они оглянулись и увидели, что Первая Женщина и женские существа смеются. Они также вели себя очень нечестиво.
В начале женские существа не были против остаться одни. Они расчистили и засеяли поле. На другой стороне реки Первый Мужчина и вожди охотились и выращивали свои семена. У них был хороший урожай. Nadle сажал маис и готовил еду. Прошли четыре сезона. Мужчины продолжали жить в достатке и были счастливы. А женщины стали ленивы, и на их земле росли одни сорняки. Женщины хотели свежего мяса. Некоторые из них пытались присоединиться к мужчинам, но утонули в реке.
Первая Женщина придумала план. Так как женщины не могли удовлетворить свою страсть, некоторые приспособили длинные узкие камни, некоторые использовали перья индейки, а некоторые использовали странные растения (кактус). Первая Женщина сказала, чтобы они использовали эти вещи. Одна женщина родила большой камень. Этот каменный ребенок позже стал Великим Камнем, который катился по земле, убивая мужчин. Другая женщина родила Больших Птиц Tsa bida’hi. А другие дали жизнь великанам и монстрам, которые позже уничтожили много людей.
На противоположной стороне реки было такое же положение. Мужчины, желая удовлетворить свою страсть, убили женщин горной овецы, льва и антилопы. Молния поразила этих мужчин. Когда Первый Мужчина узнал об этом, он предупредил своих мужчин, что они будут убиты. Он сказал им, что они потворствуют опасной парктике. Тогда второй вождь заговорил. Он сказал, что такая жизнь трудна, и ему было жалко смотреть на утонувших женщин. Он спросил, почему они не могут перправить женщин через реку и снова жить все вместе.
«Теперь мы сами видим, что выходит из наших дурных поступков», - сказал он. «Мы будем знать, как поступать в будущем». Трое остальных вождей животных согласились с ним, и Первый Мужчина сказал им, чтобы они пошли и привели женщин.
После того, как женщины были перепавлены через реку, Первый Мужчина сказал: «Мы должны быть очищены», - сказал он. «Все должны вымыться. Мужчины должны высушиться зернами белого маиса, а женщины – желтого».
Они сделали это, живя раздельно четыре дня. После четвертого дня Первая Женщина обвила своей правой рукой своего мужа. Она обратилась к другим и сказала, что видит свои ошибки, но с помощью своего мужа она впредь будет вести благую жизнь. Затем все мужские и женские существа снова жили вместе друг с другом.
Люди ушли в разные части земли. Прошло какое-то время. Затем Первая Женщина обеспокоилась монотонностью жизни. Она придумала план. Она пошла к Atse’hashke, Койоту, называемому Первый Сердитый, и дав ему радугу, сказала: «Я очень страдала в прошлом. Я страдала от желания мяса, маиса и одежды. Многие из моих девушек умерли. Я страдала от многого. Возьми радугу и пойди к месту, где пересекаются реки. Принеси мне двух прекрасных детей Tqo holt sodi, Водяной Буйволицы, мальчика и девочку».
Койот согласился сделать это. Он перешел по радуге. Он вошел в дом Водяной Буйволицы и украл двух детей. И спрятал их в своем большом кожаном плаще с оторочкой из белого меха. И вернувшись, он отказался снять свой плащ, но обернул его вокруг себя и выглядел очень мудрым.
После того, как это случилось, люди увидели белый свет на востоке и на юге, и западе, и севере. Один из оленьих людей побежал на восток и, вернувшись, сказал, что белый свет был большим слоем воды. Воробьиный ястреб полетел на юг, большой ястреб на запад, зимородок на север. Они вернулись и сказали, что приблизается потоп. Зимородок сказал, что воды больше на севере, и что она близко.
Потоп приближался, и Земля тонула. И все это происходило, потому что Койот украл двух детей Водяной Буйволицы, и только Первая Женщина и Койот знали правду.
Когда Первый Мужчина узнал о приближении воды, он сообщил всем людям, и сказал им, чтобы они пришли к горе, называемой Sis na’jin. Он сказал им, чтобы они принесли все семена растений, используемых в пищу. Все живые существа должны были собраться на вершине Sis na’jin. Первый Мужчина обошел шесть священных гор и, собрав с них землю, положил ее в свою шаманскую сумку.
Вода постепенно поднималась.
Когда все люди были на полпути до вершины Sis na’jin, Первый Мужчина обнаружил, что забыл свою шаманскую сумку. В этой сумке находилась не только земля с шести священных гор, но и его магия, средства, которые он использовал, чтобы вызывать на землю дождь и заставлять все расти. Он не мог жить без своей сумки и хотел прыгнуть в поднимающуюся воду, но остальные попросили его не делать этого. Они пошли к зимородку и попросили его нырнуть в воду и найти сумку. Птица сделала это. Когда Первый Мужчина снова получил свою сумку, он дохнул на нее четыре раза и поблагодарил своих людей.
Когда они все пришли, оказалось, что Бирюзовый Мальчик принес с собой большой Мужской Тростник, а Девочка Белой Ракушки принесла с собой свой большой Женский Тростник. Другой человек принес ядовитый плющ, а еще один человек - хлопок, который позже стали использовать для изготовления одежды. Этим человеком был паук. Первый Мужчина принес с собой ель, которую посадил на вершине Sis na’jin. Он воспользовался своим лисьим снадобьем36, чтобы заставить ее расти. Но ель начала пускать ветви и сужаться к макушке, поэтому Первый Мужчина посадил большой Мужской Тростник. Все люди дули на него, и он рос и рос, пока не достиг небесного свода. Они пытались дуть внутрь тростника, но он был твердым. Они попросили дятла продолбить твердую сердцевину. Вскоре они смогли заглянуть в отверстие, но им пришлось дуть снова и снова, предже чем он стал достаточно большим, чтобы можно было подниматься внутри него. Они поднялись наверх внутри большого мужского тростника, а за ними вода продолжала подниматься.

ЧЕТВЕРТЫЙ МИР

Когда люди достигли Четвертого Мира, они увидели, что он был не очень большим. Некоторые говорят, что он назывался Белым Миром, но не все шаманы согласны с этим.
Последним человеком, который поднимался по тростнику, был индейка с Серой Горы. Его плащ из перьев был покрыт пеной, потому что за ним поднималась вода. А с водой появилась Водяная Буйволица, которая просунула свою голову сквозь отверстие в тростнике. У не было много кудрявых волос, которые плавали по воде, и у нее было два рога, полу черные и полу желтые. С концов рогов сверкала молния.
Певый Человек спросил Водяную Буйвлицу, зачем она пришла и зачем она послала потоп. Она ничего не сказала. Затем Койот достал двух малышей из своего плаща и сказал, что это, возможно, из-за них.
Бирюзовый Мальчик взял корзину и наполнил ее бирюзой. Поверх бирюзы он поместил синюю пыльцу, tha’di’thee do tlij, с синих цветов, и желтую пыльцу с маиса. А поверх этого он положил пыльцу водяных ирисов, tquel aqa’di din, и снова поверх этого положил кристалл, который был речной пыльцой. Эту корзину он отдал Койоту, который поместил ее между рогами Водяной Буйволицы. Койот сказал, что вместе с этим священным подношением он вернет мальчика. Он сказал, что мальчик будет известен как Черное Облако, или Мужской Дождь, и что он будет приносить гром и молнию. Девочку же он оставит. Она будет известна как Синее, Желтое и Белое облака, или Женский Дождь. Она будет небольшим дождем, который будет увлажнять землю и помогать им жить. И он оставил девочку, и поместил мальчика на священную корзину между рогами Водяной Буйволицы. И Водяная Буйволица изчезла, и воды с ней...
После того, как вода спала, появился еще один человек. Они не знали его и спросили, откуда он. Он сказал им, что он барсук, nahashch’id, и что он был создан там, где Желтое Облако коснулось земли. В последствии это Желтое Облако превратилось в солнечный луч.

ПЯТЫЙ МИР

Первый Мужчина не был доволен Четвертым Миром. Это была маленькая пустынная земля, а большая вода размочила землю и сделала посев семян невозможным. Он посадил большой Женский Тростник, и он вырос до сводчатого потолка четвертого мира. Первый Мужчина послал новприбывшего, барсука, вверх внутри тростника, но прежде чем он добрался до верхнего мира, начала капать вода, и он вернулся и сказал, что испугался.
В это время пришло еще одно странное существо. Первый Мужчина спросил его, где он был создан, и он рассказал, что произошел от самой Земли. Это был саранча. Он сказал, что теперь его очередь что-нибудь сделать и предложил взобраться вверх по тростнику.
Саранча сделал повязку на голову из маленького торстника, а на своем лбу скрестил две стрелы. Эти стрелы были оперены желтыми хвостовыми перьями. В этом священном головном уборе и с помощью всех Святых Существ саранча поднялся поднялся к Пятому Миру. Он прорыл себе дорогу в тростнике так же, как он сейчас роет землю. Затем он пробирался сквозь грязь, пока не добрался до воды. Выплыв на поверхность, он увидел черную водяную птицу, плывущую к нему. На задней части головы птицы были скрещивающиеся стрелы и большие глаза.
Птица сказал: «Что ты делаешь здесь? Это не твоя страна». И продолжая, он сказал саранче, что если тот не покажет ему магию, он не позволит ему остаться.
Черная водяная птица вытащил стрелу с задней части головы и протолкнув ее в рот, вытащил ее через низ. Он вставил ее вниз своего тела и вытащил через рот.
«Это ерунда», - сказал саранча. Он достал стрелы из своей повязки и протолкнул их через свое тело, между панцирем и сердцем. Птица поверил, что саранча владеет великой магией, и уплыл на Восток, забрав с собой воду.
Затем появились синяя водяная птица с юга, желтая водяная птица с запада и белая водяная птица с севера. И все повторилось. Саранча продемонстрировал магию со своими стрелами, и когда последняя водяная птица уплыла, он обнаружил, что сидит на земле.
Саранча вернулся в нижний мир и рассказал людям, что существа наверху владеют сильной магией, и что у него были большие трудности в преодолении их.
Поднялись два черных облака и два белых облака, и это означало, что две ночи и два дня прошло, потому что все еще не было солнца. Первый Мужчина снова послал барсука в верхний мир, и тот вернулся покрытый грязью, ужасной грязью. Первый Мужчина собрал осколки бирюзы, которые поднес пяти Вождям Ветров, которые жили в самом верхнем мире. Они были довольны подарком и послали вниз ветра и высушили Пятый Мир.
Первый Мужчина и его люди увидели как миновали четрые темных облака и четыре белых облака, и тогда они послали барсука вверх по тростнику. В этот раз, вернувшись, барсук сказал, что он вышел на твердую землю. И Первый Мужчина и Первая Женщина повели людей к Пятому Миру, который некоторые называют Разноцветная Земля, а некоторые Изменчивая Земля. Они поднялись через озеро, окруженное четырьмя горами. Вода в этом озере пузыриться каждый раз, когда кто-нибудь подходит близко.
После того, как все люди поднялись из нижних миров, Первый Мужчина и Первая Женщина украсили Пуму желтым, черным, белым и серым маисом, и поместиили его с одной стороны. Они украсили Волка белыми хвостовыми перьями и поместили с другой стороны. Они разделили людей на две группы. Первой группе было сказано выбрать любого вождя, какого они пожелают. Они сделали выбор, и хотя, они думали, что выбрали Пуму, они обнаружили, что выбрали своим вождем Волка. Пума стал вождем другой стороны. И те люди, у которых вождем стал Пума, превратились в людей Земли. Они должны были сажать семена и собирать маис. Последователи вождя Волка стали животными и птицами. Они превратились во всех существ, что летают, ползают, бегают и плавают.
И после того как все существа были разделены, и каждый получил свою собственную форму, они все пошли своими путями.
Это история о Четырех Темных Мирах и Пятом Мире - Мире, в котором мы живем. Некоторые шаманы говорят, что над нами есть еще два мира, первый - Мир Духов Живых Вещей, а второй - Место Растворения В Одно.

Койот и Старый Человек.

Наконец Койот закончил свою работу на Земле. Настало время, когда Койот встретил Старого Человека, но тот не знал, что Он - Великий Вождь, Великая Тайна, поскольку выглядел как обычный пожилой человек. Койот подумал: "Этот человек и не знает, кто он на самом деле. Не слышал о моей силе и делах моих".
Поздоровавшись, Старый Человек стал подшучивать над Койотом, считая его обыкновенным. "Люди говорили мне, - сказал Старый Человек, - что только Койот способен на чудеса." "Так я и есть Койот", - ответил тот. "Если ты и вправду Койот, то прикажи реке, чтобы она изменила свой бег." Койот исполнил просьбу. "А теперь прикажи ей вернуться в прежнее русло." Койот так и сделал. "Передвинь ту гору на равнине", - предложил Старый Человек. Койоту удалось и это. "А теперь скажи, чтобы вернулась она обратно!" Койот не сделал этого. "Почему не передвигаешь гору на прежнее место?" "Попробуй сам!" И Старый Человек передвинул гору на место. "Измени бег реки", - сказал Койот. И Старый Человек сделал это. "Передвинь гору." И Старый Человек передвинул гору, а затем вернул все на место. "Ты Великий Вождь и я давно тебя ищу." "Да, - согласился Старый Человек. - Мне предстоит сделать много разных вещей. И еще я хочу вернуть умерших в страну живых".
На дальнем конце Мира Старый Человек сделал большой дом и поселил в нем Койота. В доме он поместил полено, которое горело вечно и у Койота всегда был огонь. В этом ледяном доме Койот остался ждать, а Старый Человек вернулся на Землю. Никто не знает, где тот дом. Некоторые говорят, что он где-то в горах. А когда Койот переворачивается с боку на бок, на земле становится холодно. Ни один индеец не решится произносить имя Койота, если зима выдалась теплой, иначе Койот может услышать, перевернуться на другой бок и наступят холода. Старый Человек живет на небе и управляет дождем и снегом. Когда-нибудь Койот и Старый Человек вернутся, чтобы закончить работу на Земле окончательно.

Ella Elizabeth Clark, Indian Legends of Canada. 1960
http://indiansbelgorod.0pk.ru/viewtopic.php?id=45
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

moomin609
Случайный
Сообщения: 1
Зарегистрирован: Вт сен 12, 2017 14:17
Пол: Мужской

Re: Койот

Сообщение moomin609 » Вт сен 12, 2017 14:22

Thank you very much, the author has knowledge of the Wolf in America!

Ответить

Вернуться в «Индейские мифы»