Глава седьмая: Темная Богиня

Ответить
Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6703
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Глава седьмая: Темная Богиня

Сообщение Iss » Ср дек 18, 2013 12:36

Глава седьмая: Темная Богиня

Темным и Светлым богом темноверческий «пантеон» не ограничивается. Есть в нем место и для Силы, древнее и могущественней обоих, Силы, рождающей свет, но Темной в самой своей сути. Потому что эта Сила и есть Тьма и Хаос, из которого возникли Те, кто начал творить Вселенную.
Если два «бога» все же представляются в темноверии личностями - хотя и сильно отличающимися от «личности» в человеческом понимании- то с предвечной Тьмой дело обстоит еще сложнее. В разных мифах Изначальный Хаос обычно представляется некоей безличностной субстанцией, первичной материей из которой создается мир. С другой стороны - предостаточно свидетельств и о личностном воплощении Хаоса, причем зачастую это воплощение представляется в образе Праматери ( или, если угодно, Первоматерии) , порой чудовищного облика. Самый известный образ - шумеро-вавилонская Тиамат, могущественная богиня в обличье дракона с челюстями крокодила, львиными клыками, крыльями летучей мыши, лапами ящерицы, орлиными когтями, питоньим телом и воловьими рогами. Другой пример - ацтекская богиня Тлальтекультли, также имеющая облик огромного дракона или крокодила. В других мифах облик первоматери не упоминается, но о ее хтонической, темной природе можно догадаться по порожденным ею существам. Такова греческая Гея, богиня земли. Ее чрево рождает чудовищ- титанов, циклопов, сторуких великанов-гекатонхейров. Ею же был порожден и Тифон- стоглавый дракон, противник Зевса. Другое женское божество возникшее из первоначального Хаоса и в общем-то воплощающее основные его черты - Никта «Ночь». В орфических гимнах, которые как считается, воспроизводят самые древние пласты греческой мифологии, Ночь прямо называется прародительницей Вселенной.
Так все же Хаос - он безличен или личностен? Однозначного ответа на этот вопрос нет, однако я считаю, что подобные ограничивающие определения вообще неуместно применять к столь глобальному принципу. Хаос безличностен до начала творения, когда он переполняет собой все и нет ничего, что может отделить «я» от «не-я». Однако когда Хаос начинает эманировать себя в мир, порождая формы и сущности – сама предвечная Тьма также обретает форму и личность. И личность эта - женское начало, Темная богиня. Несмотря на то, что Она рождает Белого Бога, вскоре она становится враждебной ему. В мифах это противостояние отражается в том, что порождения Темной Богини несут в себе отпечаток изначального Хаоса, то, как она их творит, несет в себе все тот же след неустроенности, случайности, «творческого поиска», вынуждающего Богиню порождать все новых и новых чудовищ. Здесь она вступает в конфликт с демиургом, с его стремлением к абсолютному, «идеальному» порядку.
Данный конфликт отражен в ряде мифов, как победа демиурга над Богиней Хаоса или на худой конец, над ее хтоническим потомством. Так вавилонский бог Мардук убивает Тиамат и из ее тела создает мир, получая тем самым право на титул царя богов. Логическим продолжением подобного сюжета стали предания другого семитского народа- уже упоминавшиеся в предыдущих главах библейские мифы о победе Яхве над Левиафаном, первоначально представлявшимся женским божеством- чудовищем Рахаб/Раав. «Тьма» созвучна слову «Техом», изначальному Хаосу, что в книге Бытия предшествует сотворению мира. Сам же Техом того же корня, что и Тиамат. Именно о ней говорили иудейские пророки, говоря о море. Они «знали Тиамат как богиню Луны и моря Рахаб, но отвергали её как повелительницу всего плотского и разлагающегося, почему в аскетическом Откровении верующим обещано: «…и моря уже нет» (Отк. 21, 1).
Белый Бог низвергает Владчицу и Воплощение Хаоса, что в мифах порой преподносится, как ее убийство. Мардук убивает Тиамат, Яхве поражает Левиафана, Персей превращает в камень Кето ( греческая богиня морской пучины и чудовищ, обитающих в ней). Но изначальная Тьма не может умереть - она лишь меняет имя и обличье, удаляясь в мир подземной Тьмы.
Теперь она уже не всеобщая Праматерь, но богиня смерти и колдовства, владычица подземного мира- как вавилонская Эрешкигаль, скандинавская Хель, славянская Морена. Собственно мифологический переход от богини- прародительницы всего живого к владычице царства мертвых мы наблюдаем в японской мифологии. Там богиня Идзнами порождает на свет Японские острова и самых разнообразных божеств: земли и воды, ветра и туманов, гор и ущелий. Но, когда рождался бог огня, Идзанами оказалась так обожжена, что вскоре скончалась в страданиях. Тем не менее, до самой смерти она продолжает рожать новых божеств - все тот же принцип безудержного воспроизводства, рождения форм из Хаоса.
Отправившись за супругой в подземное царство, Идзанаки достиг замка, где она скрывалась. На его просьбу вернуться в верхний мир, она ответила, что уже вкусила пищи мертвых. Однако Идзанаки врывается в ее замок и при свете факела видит, что его супруга превратилась в полусгнивший труп, в котором копошатся черви. Она позвала его к себе, но Идзанаки в ужасе бросился вон. Разгневанная Идзанами послала ему вдогонку толпу злобных духов-ведьм, а потом и сама погналась, возглавив порожденных ею демонов. В конце концов Идзанаки выбрался в верхний мир, загородив вход в него огромным камнем. Идзанами поклялась убивать ежедневно тысячу живых существ. В ответ Идзанаки пообещал, что ежедневно на свет будет появляться полторы тысячи существ, на этом отношения между супругами были окончательно разорваны.
Подобная история интересна и сама по себе и тем, что вплотную подводит к нашей тематике. Японцы, как известно, потомки от смеси коренного населения островов (айнов) и монголоидных завоевателей с континента. Соответственно мы вплотную подходим к мифологическим представлениям, ставшим основной темой нашего исследования.
Надо отметить, что усиление белосветных элементов в той или иной мифологической системе находится в известной корреляции с возрастанием роли мужского начала. Почему так происходит, будет разъяснено позже, пока же просто отметим это как данность. Роль мужского божества возрастает, а соответственно падает и значимость его женского антагониста - от всеобщей праматери к сестре, жене, дочери. Соответственно уменьшается и масштабность противостояния - уже не победа над чудовищной Матерью-Драконом, но лишь наказание в чем-то провинившейся богини и ее низвержение в подземный мир. Запомним этот момент - первым «падшим божеством» был не бог, но богиня.
Так у манси верховный бог Нуми-Торум сбрасывает на землю свою жену, по одной из версий мифа - за измену с Куль-отыром. Подобный же миф есть и у коренного народа Сибири- кетов. Там верховный Бог Есь, живет со своей женой Хосядам, которая ушла к Месяцу. Есь низринул ее вместе со слугами на землю. С тех пор Хосядам является злым началом холода и болезней. Часть слуг упала вместе со своей хозяйкой, другие – в отдалении, так что упавший в озеро стал водяным, в лес – лешим и т.п. Уже хорошо знакомый нам миф, здесь приобретает еще более архаичную окраску- здесь в образе низверженного Противника выступает Темная Богиня. Что показывает, как минимум ее глубокое тождество с Темным Богом. Мансийский и кетский варианты обнаруживают очевидную параллель в реконструированном балто-славянском «основном мифе» согласно которому, жена громовержца изменяет ему с его Противником(Велесом/Велнясом), после чего муж низвергает ее на землю и она превращается в хтоническую богиню. Последнюю отождествляют то с Марой, то с Мокошью- богини различающиеся в большинстве представлений современных язычников, но в контексте нашего исследования в подобном разделении нет нужды. Между Марой- богиней смерти и Мокошью- богиней судьбы достаточно сходства. Оба этих образа сливаются, к примеру, в Бабе-Яге - пряхе, как и Макошь и в то же время имеющей явные черты Богини Смерти. Балтский аналог Марене, Мара или Маря, сливается в один образ с Богиней Судьбы и родов Лауме - в славянской мифологии ей опять-таки соответсвует Мокошь. К слову сказать, в языческих мифах отождествление Прях, Богинь Судьбы с Тьмой- совсем не редкость. Уже упоминавшаяся тут греческая Никта-Ночь порождает Мойр (божеств судьбы)- сил, скрывающие в себе тайну жизни и смерти, вызывающие дисгармоничность в бытии мира. Скандинавское Норны также появляются именно по ночам.

Ночь была в доме,
Норны явились
Судьбу предрекать
властителю юному.

(Старшая Эдда).

Иными словами Рок или Судьба, перед велениями которой бессильны и сами боги, оказывается порождением изначальной Тьмы. Своеобразное предупреждение белосветным богам - чтобы не забывали, что на самом деле лежит в основе мироздания. Ну, а о том, что Богиня Смерти также ассоциируется с Тьмой, думаю излишне и упоминать.
Сюжет со свержением женщины с небес встречается даже у индейцев Северной Америки, что свидетельствует о древности мифа, проистекающего еще из тех времен, когда предки протоиндейцев еще не пересекли Берингов пролив и являли единое целое с предками протомонголоидов. Сюжет незамысловат- причиной падения служит конфликт женщины с мужем – неким небесным вождем, мнимая или реальная измена ему. Уже тут на земле она рожает двух близнецов, ведущих себя примерно также, как и персонажи евразийских дуалистических мифов. В некоторых вариантах упавшая женщина закономерно превращается в демоническое существо, враждебное «положительному» герою и действующее заодно с его «злым братом.
Сюжет с матерью, родившей божественных близнецов находит свои параллели и в мифах коми.

«По беспредельному морю-океану плавала утка-чэж. Она долго искала места, где бы ей высидеть своих птенцов, но так и не нашла себе пристанища. Четыре яйца, снесенные ею, поглотила пучина морская, только два последних яйца она сумела спасти, которые выносила под крыльями. Из этих двух яиц вылупились два птенца, два утенка: Ен и Омель…Долго мать носила их на спине, потом попросила утят достать из пучины упавшие яйца и разбить их на ее теле. После этого сама взметнулась ввысь, камнем бросилась вниз и разбилась о поверхность воды.
… Ударил Ен вынутое из пучины морской яйцо о тело убитой матери и взметнул вверх. В вышине сразу загорелось и заиграло солнце своими живительными лучами, а тело утки-матери разрослось в длину и ширину, покрылось лесом, зеленью и цветами. Так появилась земля-матушка.»


Здесь нет четкого отождествления праматери с одним из божественных близнецов, однако ее облик говорит о нам о многом. Именно «злой» творец чаще приобретает птичий облик в разнообразных дуалистических сказаниях- не потому ли, что он по сути ближе всеобщей праматери?
Немаловажный момент - свергнутая супруга небесного бога зачастую отождествляется и с Землей, становится ее хозяйкой и воплощением. "Нижнего мира мать", "Земная мать" - так именуется богиня-мать Калтащ-эква в мансийской мифологии. Богиня поселяется в горе, что отражено в одном из ее локальных имен: "Вершины реки Сакв горная женщина". Отождествление же с камнем роднит Калтащ-экву с финской Лоухи, чье имя собственно и означает «скала». Лоухи, как уже говорилось ранее- владычица злой страны Похиолы-Хиитолы. У тюрков божество Земли именовалось Йер-Суу (Земля-Вода), описывающаяся примерно таким образом: "На черном, как земля, козле с желтыми пятнами ездящая Хозяйка Земли-Воды", "На мохнатом черном козле ездящая Мать-земля". Лучшей характеристики, как хтонического божества, пожалуй, и не придумать.
Мотив «свержения» женщины с неба и ее превращения в демоническое существо мог принимать и иные формы- например свергалась не жена громовержца, а его дочь или даже жена первого сотворенного им человека. Подобный миф - следствие еще большего укоренения белосветных элементов в той или иной религиозной системе. За примерами ходить далеко не надо- возьмем уже неоднократно упоминавшихся тут коми. Таков например миф о дочери Ена- Йоме: сброшенная на землю она превратилась в лесную ведьму, хозяйку зверей очень похожую на русскую Бабу-Ягу. Или вот так:

«Ен выстроил себе небо, ушел туда и целых 12 лет не являлся на землю. На двенадцатый год пришел и спросил у Адама: «Где, Адам, твои дети?» И Адам ничего не сумел ответить, потому что ничего не знал о детях своих. Двенадцать лет жена его рожала детей, каждый год по девочке, и каждый год она убивала их сразу после родов, как учил ее Омель. Проклял тогда Ен первую женщину и сказал, что вечно она будет пожирать своих детей. И так была велика тяжесть греха ее, что земля не смогла больше держать ее. Поглотила земля жену Адама и превратилась она в смерть, чтобы пожирать своих потомков, а двенадцать убитых ею дочерей стали помощницами матери, духами болезней и пороков.»

После этого согласно мифу Ен создал Адаму вторую жену - Еву. Нетрудно увидеть во всем этом параллели с мифом о первой жене Адама в еврейских сказаниях- Лилит. Возможно, некогда еврейские предания о первой жене Адама проникли в финно-угорскую среду, через посредство того же Хазарского каганата.
Образ Лилит замечателен тем, что в нем переплелось множество граней Темной Богини, практически все перечисленные нами выше. Достаточно известен миф об ее уходе из рая: первая жена Адама, сотворенная одновременно с ним и желавшая быть равной ему, в частности быть сверху во время секса. После того как ей в этом было отказано, она, произнеся непроизносимое имя Б-га, стала демоном, поклявшимся вредить роду человеческому, особенно роженицам и новорожденным, и улетела на Красное море, где стала предаваться разврату со множеством демонов и порождать новых. Но по просьбе Адама Б-г послал трех ангелов (Санви, Сансанви, Самангелафа), чтобы вернуть Лилит. Та отказалась вернуться и продолжала утверждать, что будет вредить роженицам и младенцам, но согласилась дать клятву, что не войдет в дом, где на амулетах будут написаны имена или нарисованы изображения этих ангелов.
Однако на этом образ Лилит не исчерпывается. В текстах Талмуда и Каббалы, во всевозможных иудейских мидрашах, выявляется масса интересных дополнений. В частности, божественное качество инстинктивности и природы, та стихийная сила, что раньше воплощалась в Богине, в Каббале воплотилось в создании Богом великих морских чудовищ.

«Это Левиафан и его супруга. И любое живое существо, которое пресмыкается. И да будет известно, что эта душа всех ползучих тварей на четырех четвертях Земли и есть Лилит.» (Зогар I 34a).

Зогар продолжает, объясняя, что морские воды питают Лилит, а Южный ветер распространяет ее влияние, давая Лилит контроль над всеми полевыми животными. (Там же).
Связь с водой, отождествление с чудовищами моря, напоминает нам о чудовище Тиамат, а также о всех хтонических богинях, разных мифов и преданий вроде Геи и Тлальтекултли. Закономерно и встречающееся в иных источниках отождествление Лилит со змеей из Эдема. Змея и воды - равнозначные символы Хаоса. Начало бесформенности и потенциальности, основа всего многообразия космических проявлений, вода символизирует первичную субстанцию, из которой рождаются все формы и в которую они возвращаются. Столь же «бесформенна» и змея: она не имеет ни рук, ни ног, её тело не расчленено; она издаёт шипение, напоминающее шум воды; её движения напоминают бег волн. С этими двумя символами соприкасается и символизм женского начала - Великая мать, Изначальная Богиня, порождающая все формы и образы совмещает в себе символизм Змеи и Воды, а значит - и изначального Хаоса и Тьмы.
В каббалистических писаниях раскрывается и еще один любопытный аспект Лилит. Встречается предание, что наверху существуют господь и его Шхина(женская часть его сущности), а внизу Самаэль и Лилит. Сказано, что после разрушения храма Шхина снизошла в мир, чтобы следовать по следам ее стада, а Лилит, ее служанка, взошла наверх, чтобы стать супругой Божества. Иными словами, мы и тут встречаем образ Лилит как супруги небесного бога - хотя ее постоянным супругом выступает все же князь демонов- Асмодей, Самаэль, Сатана. Здесь мы видим перекличку с цитировавшимися нами ранее мифах- о супруге небесного бога, изменившей ему с его Противником и за это низвергнутой в царство Тьмы.
Сказанного уже достаточно, чтобы выделить некоторые общие черты Темной Богини. Прежде всего, она является воплощением протоматерии, первичного Хаоса и Тьмы. Второе - она изначально находилась в некоторых «особых отношениях» с небесным богом, но впоследствии так или иначе была им отторгнута. И третье - ее «особые отношения» с Темным Богом, противником белосветного бога - будь то Велинас, Самаэль или Куль-Отыр.
С точки зрения темноверия всю эту совокупность мифологических представлений можно проинтерпретировать следующим образом. Темная Богиня существует и она является Личностью- правда еще более нечеловеческой и пугающей чем сами боги. Она порождает их обоих и дает им импульс к творению, однако на каком-то этапе белосветный бог отторгает свою Предвечную Мать. Не с этого ли момента начинается утрата им «контроля над ситуацией»? Соответственно она больше сближается со своим вторым Сыном, одновременно становясь чем-то вроде воплощенной материи, воплощенной природы сливаясь с образом Темного Бога, который является Владыкой этого мира. Его соотношение с Темной Матерью можно отобразить как соотношение мозга и тела, но в то же время - и как тела и души, если понимать под последней некую бессмертную неуничтожимую сущность. Он одновременно и Сын и Супруг и Любовник Темной Богини. Возможно, отношения между ними отобразились в индийском тантризме в образах Шивы и Шакти, Бхайравы и Бхайрави.
Видимо отсюда следует и некоторая гендерная неоднозначность Темного Бога, его половой диморфизм, проще говоря- двуполость. Чертами гермафродита наделяет средневековая иконография Дьявола, украшая его женской грудью, также изображается Бог Ведьм у Элифаса Леви, «женовиден» бог Локи в скандинавской мифологии, как и черти в средневековой русской живописи. В образе ведьмы с золотыми волосами часто представляется и калмыцкий шулмус. Шива также соединяется со своей супругой в двуполое существо - «Ардханаршивару». И хотя мужское начало у Темного Бога также, встает в полный рост - в самом прямом смысле, тем не менее и указанная тенденция имеет место быть. И также весьма закономерно- ведь второй Демиург – Темный Бог, а Тьма- женского рода.
Для белосветничества телесное, плотское начало - зло. А воплощением плотского греха является, прежде всего, женщина.

«Первичным для женщины является Тело с акцентом именно на женских чертах этого Тела - большой груди, широких бедрах, красивой талии. Иными словами, идеальная женщина - это идеальное тело. Если у нее есть еще и ум - великолепно. Если нет - и ничего страшного. Экзистенциальный принцип женщины лежит не в области головы, но в области тела. Женщина - это ацефал, чистая телесность, отсутствие головы как интеллектуального, холодного, расчетливого. Бывает и с головой, разумеется, но это... не обязательно для принципиального, сакрального воплощения женского принципа.»(Китти Сандерс «Бимбо - адепты Вечной Женственности»)

Отвергнув предвечную Тьму и ее личностное воплощение- Темную Богиню, Белосветный бог внушает своим последователям и всяческое неприятие женской телесности. Не случайно один из самых отрицательных образов христианства - Вавилонская Блудница. Не случайно и Лилит покинула рай из-за того, что хотела доминировать над Адамом во время секса. На берегу Красного моря она «придавалась разнузданным сношениям, и водилась с похотливыми демонами, и рожала каждый день тысячи Лилим, дьявольских отродий». Позже ее стали называть Распутной Женщиной и говорить, что от нее исходит «дух соблазна», что Лилит ни что иное как «мировой блуд». Впрочем и вторая жена Адама не без греха- известно, что именно через женщину произошло «искушение» в Эдемском саду. От неприязни к женщине вполне логичным выглядит и неприязнь к половому размножению как таковому. Об этом неоднократно говорили «отцы церкви»:

«Мы слышали от неистового объедения, что блудная брань в теле есть его исчадие; и это не удивительно. Сему научает нас древний наш праотец Адам; ибо если бы он не был побежден чревом, то, конечно, не познал бы, что такое жена. Посему соблюдающие первую заповедь (о воздержании) не впадают во второе преступление (нарушения целомудрия)…» (Преподобный Иоанн Лествичник)
Святой. Игнатий (Брянчанинов) считал нынешний способ размножения попущением Божием — горестным следствием грехопадения прародителей, знаком отвращения Бога от человечества:

«Во взятии жены от мужа видим образец бесстрастного размножения рода человеческого до его падения. Взята жена из ребра Адамова: в это время Адам не подвергся никакому ощущению, нарушающему непорочность; напротив того, он находился в исступлении, которое наведено было на него Богом. В такое состояние приходят только благодатные человеки. Мы не видим образца, по которому могли бы объяснить размножение рода человеческого до его падения... размножения, назначенного прежде падения; но наверно утверждаем, что это размножение должно было совершаться во всей полноте непорочности и бесстрастия. Вместо наслаждения плотского, скотоподобного долженствовало быть наслаждение святое, духовное.»

В свое время на плотское размножение обрушивался и «святой» Августин.

“Чувственная похоть, — говорит Августин, — есть грех в собственном смысле этого слова, есть наказание за грех и причина этого греха”. “Чувственная похоть, есть рана и след от греха, есть то, что влечет нас ко греху и что возжигает в нас грех…”.

Еще более непримиримо относились к зачатию и деторождению гностики и манихеи. В зороастризме также считалось, что по наступлению нового и прекрасного мира плотские сношения будут отменены.
Само собой разумеется, что подобное отношение распространилось и на женские половые органы- своего рода воплощение плотской женской сути. В мифе коми именно Омоль плюнул на первую женщину (отвлекши собаку-сторожа куском мяса), и от этого плевка произошли женские половые органы. В традиционной русской культуре, женские половые органы, могут символически обозначаться в категориях Нави/иномирья/негатива. Женское начало в загадках описывается как: «гроб», «Ад», «бездна», «тюрьма». Озар Ворон считает, что возможно в таких загадках таятся смутные отголоски почитания полового органа Темной Богини, Владычицы Смерти, Мары.

«Среди божеств балтийских славян много споров и догадок вызвало следующее загадочное божество
Пятый идол звался Пизамар. Он был в Асунде [Ясмунде], так именовался город. Этот [идол] также был сожжен.
На этого "идола" обратила мое внимание bvsv в связи с новгородской берестяной грамотой 955, в которой некая Милуша взывает к Марене о свадьбе своей дочки, Великой Косы, с неким Сновидом. Интересно, что в той же грамоте звучит и ритуальное пожелаение "Пей пизда и секыль". По всей видимости,как я и указывал, в новгородских берестяных грамотах, Марена (известная также как Мара), очевидно, почиталась отнюдь не только как "богиня зимы и смерти", но и как устроительница свадеб. Свадьба воспринималась, как смерть - и смерть, как свадьба. Зерном осыпали покойников в могиле и молодых на свадьбе (кстати, в одной из берестяных грамот отправитель по имени Завид просит уплатить за него зерном "дань" Марене). Не случайно упоминается в посвященной Марене грамоте и пизда. Богумил Мурин указывает на ряд фольклорных текстов, сравнивавших женский орган с могилой и "тем светом". И возникает очень сильное подозрение, что на рюгенском полуострове Ясмунд, где до нашего времени сохранились предания о почитании женского божества, почиталось именно изображение пизды грозной Богини - Пожирающей и Порождающей. Пизда Мары - Piza-Mar.»


Интересно в данном контексте и имя искушавшего Будду демона - Мара. Хотя он и считается мужским персонажем, тем не менее, очевиден общий индоевропейский корень его имени с именем славянской Богини Смерти. Одно из проявлений Мары, «камма-мара» выставляет его как силу чувственных желаний, а три дочери Мары — Похоть, Страсть и Услада. Эти дочери искушали Будду, как и сам Мара, чья основная задача - отвлекать людей от духовных практик путем придания привлекательности земной жизни. Параллели настолько прозрачны и очевидны, что даже не нуждаются в подробных разъяснениях.
Если с Темным Богом Светлый хотя бы формально может считать себя равным, то Мать-Тьма для него еще более нестерпимое напоминание о собственной ущербности и не-самодостаточности, о том, что существует начало породившее и его самого. Отсюда и всяческое принижение женского начала в белосветничестве, установление его в неравное положение даже по сравнению с мужским божеством - пусть и Темным. Впрочем, тому есть и объективные причины - слишком уж стихийна и непредсказуема «чистая телесность», изначальная Плоть, что есть изначальная Тьма. Женское начало избавленное напрочь от любых признаков человечности, связанное с радикальной привязкой к плоти, чваканью, голоду, обволакиванию, страстью к проникновению - всегда будет пугать и отталкивать. Впрочем, надо полагать находились храбрецы, имеющие дело и с Ней. Мы уже упоминали, что в русских заговорах встречаются воззвания к бабе Яге «с братьями», в заговорах нередко поминается «царица Садомица (Сатонида)», жена Дьявола. Другой заговор и вовсе восхищает своей глубокой архаикой:

«Есть же темная сторона, в темной стороне- темная келья, в темной келье живет Марья Гоготунья».

Нетрудно признать в этом образе все ту же Мару, Темную Богиню ( смех во тьме - трудно придумать образ более устрашающий и сильный по своему психологическому воздействию). В сочетании с тем, что мы писали выше о Морене, о том, ЧЕМ порой представляли женский половой орган русские крестьяне- можно сделать осторожное предположение, что русские темноверы, почитая Темного Бога, не оставляли без внимания и его Темную Мать и Супругу. И видимо не случайно, в цитировавшемся в прошлой главе предании с богом спорит именно ведьма, а не колдун. Надо полагать к Темной Матери ближе женщины - отсюда и поверье об их особой склонности к колдовству. Как и у Темного Бога Мать-Тьма имеет множество малых подобий- бесчисленных демониц-соблазнительниц, кровопийц, губительниц. Зачастую она отождествляюсь с ними- как Лилит сливалась в народных представлениях с порожденными ею похотливыми женскими демонами- лилим. Точно также и греческая богиня колдовства и магии Геката порой отождествлялась со своими спутницами – эмпузами. У коми различалась главная Йома- дочь Ена, низвергнутая с небес и обычные йомы- злые духи. От этих персонажей «низшей мифологии» только один, весьма короткий шаг до обычной ведьмы. В предыдущих главах мы уже показывали, как образ реальной женщины сливается с всевозможными злыми духами, вампирами, оборотнями. Надо полагать и это не случайно - именно в этих отрывочных, разрозненных легендах стоит видеть интуитивно воспринятую информацию о преображении женщины-темноверки. Сохраняя свою индивидуальность, она тем не менее, все же каким-то образом сливает свою сущность с сущностью Матери-Тьмы. Как это происходит и какие силы при этом объединяются с самой сутью ведьмы - я как мужчина не могу судить.
Однако неоспоримым является одно- Темная Богиня, Изначальная Праматерь является для нас не менее почитаемым началом, нежели Темный Бог. Более того, отношения с ней может даже являются даже более интимным делом каждого темновера, нежели почитание Владыки. Он наш учитель и наивысший авторитет, Она - наша Мать, Сестра и Возлюбленная, ее отдаленное отражение мы видим в каждой женщине, вымышленной или реальной, но так или иначе сопричастной образам Тьмы. Темная Госпожа, Роковая Соблазнительница, Злая Колдунья, Вампирелла- вот лишь несколько граней из того неисчислимого множества, составляющего саму суть Предвечной Богини, суть которой есть Плоть и Тьма.
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Ответить

Вернуться в «Сайт»