Диалог пятый: о Сатане.

Ответить
Аватара пользователя
dazarat
Иерарх
Сообщения: 3646
Зарегистрирован: Вс окт 21, 2007 00:56

Диалог пятый: о Сатане.

Сообщение dazarat » Вс июн 11, 2017 11:02

Интересующаяся: Вот ты говоришь о Великой Матери, о Сатане… А как же древние боги разных народов?
Дазарат: «Древние боги разных народов» - это просто представления этих народов об одной и той же Великой Матери, например. Её называли по-разному, её изображали по-разному - но это одна и та же высшая, образ которой просто преломлялся в разных культурах. И у Астарты, и у Сатаны много имён - любая древняя религия называла этих высших на своём языке.

И: Помнится, ты мне так и не объяснил, почему для тебя Сатана важнее Великой Матери. И вообще, мы о нём поговорить собирались. Этот высший - нечто вроде правителя вселенной, я правильно понимаю?
Д: Не правильно. Но сначала отвечу на твой первый вопрос. На самом деле всё очень просто. Штука в том, что в силу каких-то определённых особенностей человеческой личности у разных людей лучше и легче устанавливается связь с различными высшими. И получилось так, что те знания, которые и служили для меня откровением, были впервые получены мною именно от Сатаны. Моя связь с Сатаной более совершенна, чем моя связь с той же Великой Матерью, не говоря уже о других высших. Поэтому Сатана для меня и важнее всех прочих.

И: А что это за «определённые особенности человеческой личности»?
Д: Я не могу этого сказать. Каждый из нас обладает настолько специфическим набором индивидуальных особенностей, что определить, какое именно влияние на связь с высшими оказывает как этот набор вообще, так и его отдельные компоненты, не представляется возможным. Это гораздо сложнее, чем определить, например, причину наших вкусовых или там эстетических предпочтений.

И: То есть для другого человека, например для меня, может случиться так, что важнее будет не Сатана и не Астарта, а какой-нибудь другой высший?
Д: Да, такое может быть. Но даже в этом случае и Сатана, и Великая Мать, как правило, важны.

И: Почему?
Д: Потому что человек, вступающий на Путь, только в редких, исключительных случаях может сразу установить качественную связь с высшими. Как правило, он приходит и к связи, и к самому Пути посредством веры; он в любом случае сначала акцентирует своё внимание на предмете веры, то есть на Великой Матери или же Сатане. И уже потом, узнав, что такое связь с этими высшими, осознав, что же такое связь вообще, научившись судить об уровне и качестве этой связи, он может осознанно выбирать, что же для него важнее и лучше.

И: Но почитать других высших допустимо?
Д: Не только допустимо, но и необходимо. Почитать и относиться с уважением необходимо ко всем высшим. В основном, исключения есть.

И: Ладно, насчёт этих исключений пока уточнять не буду. А почему ты сказал, что я не права, говоря о Сатане, как о правителе вселенной?
Д: Ну а что ты понимаешь под словом «вселенная»? Если понимать под «вселенной» «бытие вообще» - в нём нет никаких «правителей». Есть множество различных существ, которые обладают различной степенью воздействия на бытие, в той или иной мере изменяют его. Но это не означает, что над бытием и вне его стоит некое сверхсущество, которое «всем управляет». Такого сверхсущества нет, и об этом я уже как-то упоминал. Если же понимать под «вселенной» известную нам часть бытия, наш материальный мир, плоть Великой Матери, то тут также говорить о каком-либо «управлении» не имеет смысла. Применительно к Сатане это означало бы, что он «управляет» Великой Матерью, или некоторой её частью, что несерьёзно. Великая Мать - высшая; возможно, она даже более могущественна, чем Сатана. В любом случае, мир высших - это не завод, где есть начальники и подчинённые; отношения между высшими не таковы, и уже в силу одного этого не может идти речи о том, «кто из высших главнее, и кто из них раздаёт приказы всем остальным». Модель человеческого общества на высших, как ты понимаешь, не распространяется. Впрочем, говорить о том, что процессами, протекающими в известной нам части вселенной, «управляет» Великая Мать, опять же неверно, несмотря на то, что наш мир есть её плоть.

И: Почему? Я же управляю своим телом?
Д: Да? Ну а в какой степени беременная женщина управляет процессом беременности? Или, например, в какой степени ты управляешь жизнедеятельностью клеток своего тела? Да ни в какой. Ты занимаешься своими делами, ты контролируешь себя, как таковую - но процессы твоего тела не подконтрольны тебе либо никак, либо подконтрольны лишь опосредованно. Аналогия, конечно же, приблизительна - но смысл, я думаю, понятен.

И: Хорошо, а какова, в таком случае, роль Сатаны?
Д: Мы не знаем, какую роль играют высшие в мироздании. Мы не можем даже вообразить этого.

И: Нет, я не об этом. Скажу так - какую роль играет Сатана применительно к нам? Ну, или к известной нам части бытия, как ты выражаешься? С Великой Матерью всё понятно, а Сатана-то нам зачем?
Д: Я очень рад, что с Великой Матерью тебе «всё понятно», потому что это означает, что ты уже достигла уровня высших, в отличие от меня. Мне вот - не всё понятно. Ну да ладно, вопрос ясен, не буду придираться. Прежде всего Сатана является хранителем, защитником и учителем.

И: Вот с этого момента можешь поподробнее.
Д: Отчего же, могу и поподробнее. Нет проблем. Почему Сатана - хранитель? Потому что он сохраняет определённый баланс сил и взаимоотношений, текущий статус, процесс - или, в широком смысле, существующий миропорядок.

И: Но разве это как раз не означает управлять?
Д: Нет. Управление, по существу - это реализация своей воли. А сохранение баланса - это привнесение таких изменений, которые компенсируют его нарушения.

И: Поясни на простом примере.
Д: Ну вот наш пример с человеческим организмом, давай вернёмся к нему, раз уж начали, чтобы не путаться в этих самых «простых примерах». В здоровом организме всё работает так, как надо. Это и есть баланс, норма, статус, «миропорядок организма». И вот есть врач, чья роль, задача состоит в том, чтобы сохранять этот статус, следить за тем, чтобы организм был всегда здоров. Но вот возникает какая-то болезнь, нарушение, дисбаланс. И врач даёт человеку лекарство - то есть привносит в его организм такие изменения, которые исправят, компенсируют нарушения в его нормальной работе. И тем самым восстанавливает такой «миропорядок организма», как здоровье. Но это - не управление. Врач не отдаёт приказы клеткам; клетки будут делиться, например, независимо от воли врача. Врач не может отдать словесный приказ организму - «Так, быстренько отрасти хвост, потому как я всем управляю, и на всё моя воля»; если твой доктор это сделает, то никакой хвост у тебя не отрастёт, согласись. Организм живёт сам собой, по своим законам, каковыми и управляется. А врач может только привнести некоторые положительные изменения, оказать воздействие, восстанавливающее баланс. Болезнь - это белосветничество. И долг Сатаны - уничтожить эту болезнь.

И: Всё равно мне кажется, что воздействие на мир означает управление миром.
Д: Ты правишь миром?

И: Нет, конечно.
Д: А между тем ты оказываешь на него некоторое воздействие. Тебя укусил комар, ты хлопнула себя по руке, и на одно живое существо в мире стало меньше. Всё, мир изменился - он уже не таков, как секунду назад. Ты оказала воздействие. Но разве ты правишь миром, разве твоей воле подчинено всё живое? Разве ты можешь приказать комару не кусаться?

И: Нет, не могу. Да, получается, что я оказываю воздействие на мир, в то же время не управляя им.
Д: В случае с Сатаной - та же схема. Масштаб другой. Но масштаб общей схемы не отменяет.

И: Хорошо, а какова эта «норма», за которой следит Сатана? То есть, что такое «здоровый мир», в котором соблюдён баланс?
Д: «Здоровый мир» - это мир, который совершенствуется, стремясь преобразоваться в мир высший. А баланс - это совокупность сил, воздействий, отношений, которые способствуют достижению этой цели.

И: Получается, что Сатана следит за тем, чтобы «беременность» Великой Матери протекала нормально?
Д: Вот сразу видно, что с женщиной говорю. Да, можно сказать и так. Осознавая, однако, что это не более чем несовершенная, не совсем корректная аналогия. Если Сатана считает, что в известном нам бытии что-то идёт не так, что-то мешает достижению цели - он вносит соответствующие изменения, оказывает воздействие, исправляет ситуацию. «Беременность» высшим бытием, новым миром должна протекать сбалансированно и гармонично. За этим и следит Сатана. Собственно, в силу этого он и выступает не только как хранитель, но и как защитник.

И: А в чём разница?
Д: Прежде всего, здесь можно выделить два аспекта - внешний и внутренний. Непосредственно нас касается только внутренний аспект.

И: Поясни.
Д: Внешний аспект касается взаимоотношений самих высших. Эти взаимоотношения настолько сложны и настолько непостижимы для нас, что мы не можем делать о них каких-то более или менее достоверных суждений, кроме разве что самых базовых. С некоторой натяжкой можно сказать, например, что на высшем плане бытия тоже существует своего рода борьба, цели и значение которой для нас неясны. И Сатана защищает Великую Мать прежде всего на этом плане, заботясь о том, чтобы она не пострадала в процессе этой борьбы, в процессе противостояния высших воль.

И: Это вроде как муж защищает беременную жену, если кто-то пытается её обидеть?
Д: Хм… Ну что же - умение выражать сложнейшие вещи, упрощая их до невозможности, это тоже своего рода дар. Ладно, можешь считать и так - с поправкой на нашу человечность, и постоянно помня о том, что высшие не люди. То есть не забывая о том, что Астарта - это не «мать» в нашем понимании, Сатана - отнюдь не «любящий муж» и так далее. Всё не просто гораздо сложнее, но и по-другому, иначе, непредставимо для нас. Настолько, что мы даже не станем более углубляться в это. Для нас имеет значение несколько другое, а именно то, что Сатана является защитником следующих по Пути. То есть аспект внутренний.

И: Почему? Зачем ему это?
Д: Потому что следующие по Пути - часть нормального процесса развития мира. Следование по Пути - это следование к высшему бытию. То есть каждый следующий по Пути в той или иной степени способствует выполнению задачи Сатаны. И потому Сатана их защищает.

И: То есть помогает таким людям?
Д: Да, может и помочь. Но в главное - защищает.

И: От чего?
Д: Я отвечу, но сначала мне интересно послушать, как думаешь ты.

И: Ну, скажем так - от неприятных жизненных ситуаций? От проблем?
Д: Так я и знал. Ну что ж, давай разбираться подробнее. Идёшь ты, стало быть, по улице. Навстречу хулиганы, которые хотят твоих денег. Налицо и неприятная жизненная ситуация, и проблема. И вот внезапно материализуется могучий высший, и прогоняет хулиганов, и решает эту проблему. Ну, или не материализуется, а оказывает некое мистическое воздействие на этих нехороших людей, и твои деньги остаются в целости и сохранности. Так, что ли?

И: Несерьёзно как-то…
Д: Вот именно. Здесь важно понять, что высшее существо действует в ином масштабе. Оно - не «универсальная решалка» твоих проблем, и вообще проблем отдельно взятого человека. Более того - именно ты сама должна уметь разрешать все неприятные жизненные ситуации, иначе твоё развитие будет остановлено, и ты не сможешь следовать по Пути. Ты совершенствуешься в процессе борьбы, приобретения опыта, совершения ошибок.

И: А иначе нельзя?
Д: Нельзя. Вот представь себе маленького ребёнка. И представь себе родителей, которые всё решают за него, и пытаются постоянно оградить его от проблем. Они завязывают ему шнурки, кормят с ложечки, переодевают. Они не дают ему ходить, а возят на коляске, чтобы он не упал случайно, и не ударился больно. Они делают за него уроки - вдруг ребёнок сделает что-то неправильно, получит двойку, и будет переживать? Если у него конфликт с другим ребёнком из-за игрушки, родители сразу же прибегают, прогоняют этого ребёнка, дают игрушку. В общем, они решают все его проблемы. Как ты думаешь - чему научится этот ребёнок? Да ничему. Не набив синяков, не научишься ни ходить, ни тем более, ездить на велосипеде. Не обучившись самостоятельно разрешать конфликты с другими людьми, никогда не станешь нормальным членом общества. Не привыкнув своим трудом, совершая ошибки и получая двойки, приобретать знания - навсегда останешься невежественным человеком. И разумные родители это прекрасно понимают. Защита в таких вещах не только не нужна, но и вредна. Грубо говоря, высшие не будут постоянно вытирать нам сопли. Им нужно, чтобы мы взрастили в себе высших, а не оставались недосуществами, не способными самостоятельно ни к чему.

И: Хорошо, с этим я согласна - но защита-то высших в чём заключается?
Д: Дело в том, что воздействие способны оказывать все высшие, а не только Астарта или Сатана. И воздействие силы этих высших далеко не всегда способствует достижению цели Великой Матери - оно может и мешать данной цели. Человек, да и вообще никто и ничто в известном нам мире не может как-то противостоять подобному воздействию. Поэтому вмешивается Сатана.

И: Ты говоришь о действии неких злых сил?
Д: Высшие не злы и не добры. Высшие - чужды. Попробую тебе объяснить. Вот представь, что кто-то спешит на своей машине после работы на день рождения ребёнка. Зол ли этот человек? Да нет - он обычный человек, муж, отец, инженер там какой-нибудь, или экономист. И вот по дороге колесо его машины давит жука. Ну, подвернулся этот самый жук под колесо. И последствия для жука оказались фатальными - а наш экономист этого даже не заметил. Он просто ехал по своим делам, которые весьма и весьма отличаются от жучиных. Но высшие, как ты понимаешь - это тебе не экономисты, спешащие домой. И когда они следуют своим непостижимым целям, последствия могут оказаться фатальными не только для жука, но и, например, для жизни вообще. И мы ничего не можем сделать - мы бессильны ровно в той же степени, в какой бессилен жук под колесом автомобиля. Однако Сатана - защищает живое от влияния таких вот воздействий высших. Примерно так. В том числе и от воздействий белого света.

И: Как-то неприятно ощущать себя жуками, ползающими под ногами высших.
Д: Ну, можешь утешиться тем, что так будет не всегда. Если мы будем следовать по Пути, то однажды сами станем высшими, и посмотрим на них, как равные. К этому и ведёт нас Сатана, выступая в роли учителя. Хотя и обучение - это тоже одна из форм защиты.

И: То есть?
Д: Вот вернёмся к нашему примеру. Как защитить своего ребёнка - сделать, например, так, чтобы его в школе не обижали? Требовать защиты от учителей? Ходить вместе с ним в школу? Приставить к нему телохранителя или там полицейского? Нет. Надо воспитать из него такого человека, который сможет за себя постоять. И такое воспитание будет наилучшей защитой. А такой родитель - наилучшим защитником. Понимаешь, о чём я?

И: Ну вроде да. Сформулирую так: Сатана защищает нас от всего того, что приводит к слабости, мешает развитию. Это верно?
Д: Да.

И: А что приводит нас к слабости и мешает развитию?
Д: Две вещи - наше собственное невежество и опять же внешняя сила. Невежество - это не просто отсутствие каких-то там знаний. Невежество - это ещё и совокупность ложных, иллюзорных представлений, которые принимаются нами за истину. Причём это не обязательно религиозные или там научные представления - они могут относиться к чему угодно, встречаться даже в быту. Например, человек придерживается определённых политических взглядов. Он коммунист, или там демократ - не суть важно. А важно то, что свои представления он считает безусловно правильными. Так, для сторонника демократии эта самая демократия - наилучшая, совершенная форма правления, и переубедить его невозможно; для него это - предмет слепой веры. Для него не имеют значения вполне себе разумные доводы противников демократии, не важны приводимые ими факты - он просто слепо верует, потому что это часть его мира.

И: Какого мира?
Д: Мира личных иллюзий.

И: И что, такие вот мнения могут приводить нас к слабости и мешать нашему развитию?
Д: Такие вот мнения не только могут приводить нас к этому, но и просто-напросто загонять нас в гроб. Представь себе, например, что человек убеждён - лечиться антибиотиками несерьёзно, а надо лечиться мочой. И переубедить его невозможно - он слепо верует. И в результате - умирает.

И: Ну, таких людей не так уж и много.
Д: Напротив. Таких людей очень много, особенно среди последователей примитивных религий. И семьи бросали, и гадость всякую ели, и от секса отказывались, и кастрировали себя, и добровольно сжигали себя заживо - и хорошо, если только себя, а не других сжигали, а было всякое. Подобные люди следуют по Пути? Нет. Подобные люди причиняют себе вред? Да. А всё из-за чего? Невежество, ложные представления, возведённые в ранг совершенной истины.

И: Хорошо, ну а при чём тут Сатана?
Д: Связь с Сатаной даёт своего рода некий «иммунитет» к подобным, очевидно ложным воззрениям. Эта связь позволяет более ясно смотреть на вещи. И это - тоже одна из сторон защиты. Но, естественно, и с нашей стороны необходимы некоторые усилия.

И: Понятно.
Д: Вот и отлично. Сатана выступает в роли учителя, помогая нам преодолеть невежество - но это и роль защитника. Здесь всё взаимосвязано. Если же смотреть более широко, то Сатана защищает и то знание, тот уровень понимания, который привносится в мир следующими по Пути.

И: То есть?
Д: То есть он оказывает такой комплекс воздействий, который обеспечивает сохранение, приумножение и распространение соответствующих знаний. Поэтому даже в древних, примитивных религиях можно при желании отыскать некоторые элементы этого знания. В нашей религии эти знания проявлены в гораздо более высокой степени. И развитие, и сохранение такого знания неизбежно - оно может проявляться в иных, даже не связанных напрямую с религией сферах, но оно не может исчезнуть. Их защищает Сатана.

И: Зачем?
Д: Потому что знание позволяет нам наилучшим образом следовать по Пути, а следование по Пути всех и каждого способствует выполнению задачи Сатаны.

И: Хорошо, давай разбираться. Сатана хочет, чтобы каждый следовал по Пути, это способствует выполнению его задачи. И при этом Сатана - высшее существо. Так почему он просто-напросто не заставит всех следовать по Пути? Ведь он может это сделать?
Д: Не может.

И: Почему?
Д: Понимаешь, ты мыслишь исключительно в рамках взаимоотношений, принятых в человеческом обществе. А характер данных взаимоотношений обусловлен человеческой же природой. Это у нас всегда есть лидер, отдающий приказы, и все остальные, этим приказам подчиняющиеся. Но высшие не люди, подобные взаимоотношения чужды им. Высший - это не монарх, не президент, и не твой начальник на работе. Именно в силу этого высший никогда не будет использовать схему «приказ - наказание за неисполнение». Это во-первых. Во-вторых, если бы подобное принуждение и было возможным, оно помешало бы достижению цели Сатаны и Великой Матери - рождению новых высших.

И: Чем помешало бы?
Д: Тем, что принуждение порождает рабов - которые, соответственно, обладают рабским сознанием. Оно не может породить высших, потому что развитие возможно только при условиях свободы мысли и действия - хотя бы и относительной. Высшим не нужны рабы. Им нужны - наследники.

И: А что насчёт служения высшим?
Д: Служение не есть рабство. Слуга свободен, он может отказаться служить, его служба оплачивается. Но вообще слова «служение высшим» надо правильно понимать. Высшие неизмеримо могущественнее нас, и уже в силу одного этого нет ничего такого, что мы могли бы сделать для них. Иными словами, высшие не нуждаются в тебе лично, и ты не можешь совершить ни одного такого действия, которое было бы для них прямо-таки необходимо.

И: А как же следование по Пути? Ведь это способствует реализации цели высших?
Д: Да, но следование по Пути - не просто служение. Это - жизнь. Путь нужен прежде всего тебе самой - но извини, незаменимых людей, как известно, нет, и если ты откажешься от Пути, цель высших всё равно будет реализована. Но когда ты говоришь о служении, ты переводишь вопрос в плоскость личных взаимоотношений вида «Я и Сатана». И вот здесь нет ничего такого, что ты могла бы сделать для Сатаны. То есть не существует такой услуги, которую ты могла бы оказать высшему. Наш уровень для этого недостаточен. Поэтому, если уж и говорить о «служении высшим» - стоит сначала разобраться, что именно под этим следует понимать. А понимать под этим стоит такую совокупность действий, которая приводит людей к началу Пути. Однако это нужно не столько высшим, сколько нам самим. Они в любом случае достигнут цели. А вот мы можем ничего не достичь. В этом смысле «служение высшим» означает прежде всего «служение людям», «служение самим себе», добровольно возлагаемый долг. Приводя к Пути других, ты изменяешь мир - а следовательно, и саму себя. Не стоит рассуждать так: сидит, дескать, там Сатана, который нуждается в наших услугах, отдаёт приказы - а мы, как слуги, обязаны их выполнять за соответствующее вознаграждение. Такая схема не только ошибочна, но и вредна. Она порождает какие-то «товарно-денежные» отношения с высшей силой, как между начальником и наёмным рабочим. Между «ты мне зарплату, я тебе восьмичасовую норму» и «ты мне помощь свыше, я тебе исполнение твоих заповедей» нет ровным счётом никакой разницы. Это - порождение примитивного религиозного сознания. А следующий Пути должен чётко осознавать, что и религиозные законы, и долг, который он добровольно на себя возлагает - нужны прежде всего ему самому. И полезны прежде всего для него самого - не для высших. Высшим что - они высшие. Это у нас, так сказать, проблемы.

И: Признаться, мне как-то сложно так думать. Ты, наверное, знаешь, что я долгое время была последовательницей других религий. И для меня было вполне нормально в трудный жизненный момент обратиться к высшей силе примерно так: «Господи, помоги мне, и я больше никогда-никогда не буду грешить».
Д: Вот про это я и говорю. Что ты делала в этот момент? Ты пыталась заключить с высшей силой товарно-денежную сделку. В качестве товара выступила помощь свыше, в качестве денег - обещание хорошего поведения. Это глупо.

И: Возможно, что и глупо.
Д: «Возможно»? Значит, не убедил, ну да ладно. Следующее, что важно знать о Сатане - это то, что он служит своего рода ориентиром для нас. В отличие от Великой Матери. То есть, как бы это выразиться… своего рода образцом, идеалом, к которому необходимо стремиться.

И: А почему таким образцом не может быть Великая Мать?
Д: Потому что высшее сознание Матери находится в особой связи с известным нам миром. Скажем так - она высшая с точки зрения других высших, но для нас она - особая высшая, потому что мы, по сути, являемся её частью. Познавая Астарту, мы познаём как самих себя, так и окружающий мир, и наоборот - но в то же время это искажает чистоту нашего восприятия высших, именно в силу того, что это

как бы «взгляд изнутри». Влияние на нас Великой Матери бесконечно, потому что мы являемся её частью. Однако именно поэтому мы не способны к выработке какого-то, более или менее соответствующего истине ориентира высшего. С другой стороны, Сатана не является частью данного единства - он вне его. Что и разрешает эту проблему.

И: Сложновато всё это как-то.
Д: Ну, в принципе я могу объяснить ещё проще, опять провести какую-то аналогию - но навряд ли такое объяснение будет удачным. Поэтому давай пока что оставим это - я и так уже упростил свою мысль до того, что чуть ли её не исказил. Пока что можешь принять, как данность - Сатана является для нас образцом, идеалом, ориентиром, выражением цели, к которой необходимо стремиться. Впрочем, всем этим может быть и любой другой высший - кроме Великой Матери. Хотя, опять же, с некоторой оговоркой - лучше иметь в качестве такого ориентира Астарту, чем не иметь ориентира вообще.

И: Хорошо, и что из всего этого следует?
Д: Многое. Прежде всего, давай снова зададим себе необходимый вопрос - а что мы, собственно, делаем? Ответ прост - мы пытаемся следовать по Пути, уподобляясь высшим, и достигая радости бытия. Процесс этот очень сложный, он протекает на разных уровнях той системы, которую мы обозначаем, как «Я». Но в данном, конкретном случае мы будем говорить исключительно об уподоблении нашего сознания сознанию высших.

И: Погоди, ты много раз говорил, что мы люди, а они нет, что они неизмеримо выше нас, что именно в силу этого они недоступны нашему пониманию. А теперь начинаешь насчёт уподобления сознания, при этом постоянно подчёркивая, что сознание наше исключительно человеческое.
Д: Давай разбираться. Действительно, сознание высшего - это не сознание человека. Пропасть между ними огромна. Невозможно для человека изменить своё сознание до уровня сознания высших, оставшись при этом человеком. То есть, проще говоря, невозможны этакие сверхчеловеки - с человеческим телом, но с сознанием высших. Море нельзя влить в напёрсток. Всё это так, но. Важно понять, что хотя пропасть между человеком и высшим огромна - она отнюдь не непреодолима. Её можно перепрыгнуть. Но сначала - необходимо изготовиться к прыжку. Вот такая «подготовка к прыжку» - и есть уподобление нашего сознания сознанию высших. Если же брать пример с морем и напёрстком, то можно сказать так: уподобление нашего сознания сознанию высших - это расширение объёма упомянутого напёрстка. Трансформация его в литровую банку. Да, всё равно море не вольёшь и в банку. Тем не менее, в неё можно влить целый литр воды, а не несколько миллилитров. Что уже очень даже и хорошо.

И: Что хорошего-то? Море ведь всё равно не влили.
Д: Хорошо то, что мы сделали первый шаг на том Пути, который рано или поздно приведёт нас к трансформации нашей «банки» в такой «сосуд», который таки вместит море.

И: Ну а причём тут Сатана, как ориентир, или там идеал, к которому стоит стремиться?
Д: Схема выглядит приблизительно так. Мы устанавливаем связь с Сатаной. Мы получаем определённые знания о том, что он из себя представляет - пусть и несовершенные, но всё же. На основании этих знаний мы вырабатываем для себя ориентир как совокупность всего того, чему нам необходимо уподобляться. И наконец, начинаем процесс уподобления. Сразу хочу сказать - это сложно, даже на самом первом этапе. То есть установить саму связь с высшим - уже требует определённых усилий. Тем более их требует уподобление.

И: А ты сам достиг этого уподобления?
Д: Далеко не в той степени, в какой это необходимо. Мне в этом направлении ещё работать и работать.

И: А хоть кто-то достиг?
Д: Не знаю. Может быть, кто-то и достиг. Но дело здесь даже не в этом, а в самом процессе, в стремлении к этой цели. Пусть не «литровая банка», пусть «стакан». Это уже прогресс - всё ж не «напёрсток». Важно понять, что мы можем достичь всего, и достижение этого зависит только от нашей воли, наших усилий. Высшие не ставят перед нами ограничений. Если что-то и ограничивает нас - то только мы сами. Если же мы наберёмся смелости, и сделаем хоть один маленький шаг по Пути - то в рано или поздно придём к высшему. Пусть этот шаг останется даже единственным, сделанным нами в этой жизни - он всё равно даст нам огромное преимущество.

И: Но ты говорил, что связь с Астартой важнее, чем связь с Сатаной.
Д: Так и есть. А что тебя смущает? Ориентир, цель - это одно. Связь с Сатаной важна именно в этом плане. Связь с Великой Матерью нужна не для выработки такого ориентира, а по иным причинам.

И: Каким?
Д: Их несколько. Например, достижение радости бытия зависит от связи с Великой Матерью в большей степени, чем от связи с Сатаной. Опять же потому, что Сатана более «отдалён» от нас. Вообще, оба вида связи имеют свои преимущества. А если тебе удалось установить связь ещё и с иными высшими, то это вообще отлично. Каждая связь - она очень специфична. Но это можно только ощутить самому. Только при данном условии мы можем судить о необходимости, важности для нас, значении той или иной связи.

И: Можно ли рассматривать Сатану как своего рода нравственный образец?
Д: Ни в коем случае. Высшие вне наших представлений о нравственности. Никогда, ни при каких условиях нельзя рассматривать высшего как воспитателя или там отца, который служит для нас примером хорошего поведения.

И: Почему?
Д: Потому что нравственность регулирует человеческие взаимоотношения. Среди высших подобных взаимоотношений нет. Те взаимоотношения, которые между ними есть - не подходят для нас, даже если бы мы и смогли понять, каковы они. Иными словами, Сатана - вне наших представлений о нравственном и безнравственном. Его действия не могут быть оценены в соответствующей системе координат. Если мы делаем это, то совершаем ошибку.

И: Так в чём тогда ориентир-то?
Д: В самом Сатане. Ориентир - это он сам. Мы познаём его, и пытаемся ему уподобиться. Каков он - такими должны стать и мы. Но к нашей нравственности Сатана отношения не имеет. Основание нравственности - в нас самих, а не в высших.

И: А как же религиозные законы, о которых ты как-то упоминал?
Д: А что - религиозные законы?

И: Они даны высшими?
Д: Нет. Они созданы на основании знаний, полученных от высших. Если мы говорим о том, что «законы даны высшими» - это означает лишь то, что такие законы высшими одобряются, как способствующие следованию по Пути.

И: Разве «полученные от высших» и «одобренные высшими» - не то же самое?
Д: Конечно, нет. Мы получили знание о ближайшей цели нашего Пути. На основании этого знания были выработаны религиозные законы, способствующие достижению этой цели. Но сами эти законы не даны нам высшими - они созданы нами, потому что необходимы нам, а не высшим.

И: «Ближайшей» цели? Становление высшим - это «ближайшая» цель?
Д: Ну, может, и не самая ближайшая, но во всяком случае, не конечная.

И: А поподробнее можно?
Д: Можно, но не сейчас. Давай закончим говорить о Сатане. Что ещё тебя интересует, или же непонятно?

И: Да в общих чертах, вроде бы, всё понятно. Хочу немного о другом… У меня тут появилась такая мысль. Вот все эти несовершенные представления о высших, «боги» - эти представления человечны, да. Но знаешь, именно поэтому они для меня… как-то привлекательны, что ли. Как бы это объяснить… Вот ты вроде многое правильно говоришь, на мой взгляд. И в то же время все эти рассуждения ничего не дают для сердца. Ты изображаешь высших, как чуждых, равнодушных, непостижимых существ, которые, в общем-то, преследуют не совсем ясные для нас цели. Может, оно и верно, и правильно, и логично. Но честно тебе скажу - я бы не смогла установить с такими существами какие-либо доверительные отношения. Я могла бы уважать их, но не любить. Понимаешь, о чём я?
Д: Кажется, понимаю. А тебе обязательно их любить?

И: Не то что бы обязательно, нет. Не знаю, испытывала ли я то, что ты называешь связью, но религиозное чувство мне знакомо. Вернее, это целый спектр самых различных чувств. И я не думаю, что смогла бы испытать нечто подобное в отношении того же Сатаны.
Д: Ты ошибаешься, хотя, наверное, я сам в этом виноват. Действительно, мои слова не могут передать того, что следовало бы передать. Вообще, все эти рассуждения и примеры - не более чем костыли, на которые мы вынуждены опираться, чтобы донести нашу мысль. А по идее, донести надо бы не столько мысль, сколько ощущение высшего - и тогда всё становится ясным без всяких объяснений. Проще говоря, никакая, даже очень хорошая и познавательная лекция по ботанике не способна донести до человека вкус клубники или там яблока. Вот то, чем мы сейчас с тобой занимаемся - это такая вот «лекция по ботанике». Но, поскольку ты не пробовала «яблока», то есть не пыталась установить связь с тем же Сатаной, всё это кажется тебе слишком отвлечённым и ничего не дающим «для сердца», как ты выражаешься. То есть рассуждения о высших это одно, а связь с ними - это нечто совсем другое. И если бы ты узнала, что же такое связь на собственном опыте - то у тебя не сложилось бы подобного мнения.

И: То есть я ошибаюсь?
Д: Конечно. Я говорю тебе нечто вроде « Яблоко - это многосемянный нераскрывающийся плод, характерный для растений подсемейства яблоневые семейства розовые» и так далее; ты говоришь, что всё это хотя и правильно, но слишком отвлечённо, и ничего не даёт «для сердца». Конечно, не даёт. Но если ты попробуешь яблоко, и оно окажется вкусным - это будет уже совершенно иной уровень знания, и тебе по большому счёту будет всё равно, к какому там подсемейству оно относится.

И: Но тогда зачем вообще нужны все эти рассуждения о высших?
Д: Я уже говорил - чтобы донести наши мысли. Согласись, что прежде чем попробовать яблоко - нужно сначала узнать, что это такое. Вот я, как религиозный учитель, и пытаюсь это объяснить. Но человеку, как правило, мало простых объяснений вроде «Вот яблоко, возьми и попробуй». Человек начинает допытываться - а что это за плод, а можно ли его есть, а не ядовит ли он, а как и где он растёт. Вот ответы на все эти вопросы и порождают «яблокологию», которая, может быть, и представляет некоторый интерес, но ничего не даёт «для сердца». Вот и твоё представление о Сатане сложилось в результате занятий такой вот «яблокологией» - отсюда и соответствующие выводы. Вообще же это выглядит совершенно иначе.

И: Как?
Д: Прежде всего, когда ты устанавливаешь связь с одним из высших, это непередаваемое, потрясающее ощущение. Вернее, как ты верно говоришь, целый спектр ощущений.

И: Нечто вроде экстаза?
Д: Отчасти да. Действительно, в этом ощущении есть такие элементы, как восторг, воодушевление, вдохновение, даже удивление. Но не только. Эта связь изменяет нас. Сознание начинает работать лучше, всё видится яснее, чётче и с неожиданных позиций. Рождаются какие-то новые мысли, ты начинаешь как-то глубже понимать суть вещей и смысл событий. Это как вспышка чёрного света, и ты чувствуешь себя иным существом, пусть и на короткое время. Ты отдалённо, смутно - но всё же видишь, кем ты можешь стать, если будешь следовать по Пути. Ты чувствуешь волну радости и нечеловеческую мудрость, исходящие от высшего учителя. Ты ощущаешь страдание от осознания своего временного несовершенства. Вообще, я не могу передать тебе на словах, что же такое связь с Сатаной. Это гораздо больше, чем «доверительные отношения», о которых ты говоришь. Это - высшая сила, бьющаяся в твоей крови. Я не знаю, как объяснить. Ну как передать на словах вкус яблока, или красоту моря, или же величие звёздного неба? Даже самый великий писатель не сможет этого сделать. Это надо видеть и чувствовать. А слова - это не более, чем слова.

И: То есть ты предлагаешь мне начать следовать по Пути, попытаться установить эту связь, и выяснить всё самой?
Д: Я ничего тебе не предлагаю. Поступай так, как считаешь нужным. Я просто пытаюсь объяснить тебе, «что такое яблоко», не более.

И: Мне кажется, что я пока не готова принять такое ответственное решение. Я знаю ещё недостаточно для того, чтобы это сделать.
Д: Разумно. Ну, в таком случае нас ожидает продолжение скучных лекций по «яблокологии».

И: Ладно, давай продолжим, хотя пора уже, пожалуй, заканчивать. Ты выдал мне тут порядочно различных идей, которые мне нужно обдумать, прежде чем прийти к каким-то выводам. Но хотелось бы выяснить ещё следующее. Вот этот самый набор ощущений, который возникает во время связи с высшим - он у всех одинаков?
Д: В чём-то да, в чём-то нет. Об этом сложно судить. Многие люди, например, испытывали чувства любви или там ненависти - мы называем чувства каждого человека одними и теми же словами, но по существу, они всегда индивидуальны. То есть нет никакой «любви вообще», но есть множество «чувств любви», каждое из которых неповторимо. Точно также и в случае связи с высшим. Поэтому, общаясь с человеком на подобные темы, правильнее говорить не столько о связи, сколько о личной связи. Отсюда следует, что то, чем является Сатана для меня - не совсем то же самое, чем он же мог бы являться для тебя.

И: Хорошо, а ощущение связи с высшими может порождать негативные ощущения, а не только положительные?
Д: Такое возможно. Иногда так бывает в самом начале Пути.

И: Почему?
Д: Понимаешь, связь с высшими, как и любое общение, оказывает на нас определённое воздействие. Например, если ты познакомилась с человеком, начала общаться с ним - то ты уже чуть-чуть изменилась. Его слова, его мысли, его действия вызывают определённую реакцию с твоей стороны - и это, пусть незаметно, тебя меняет. Согласна?

И: Да, конечно.
Д: Точно также меняет нас и общение с высшими - причём в гораздо более значительной степени. Но сначала ощущение этих изменений не всегда бывает приятным. Между тем, важно осознавать, что подобное изменение всегда идёт нам во благо. Вот смотри. Человек, например, днями просиживает в офисе. И вот он решает изменить свою жизнь, изменить своё тело, улучшить здоровье, занявшись спортом. Ну и, соответственно, он начинает посещать тренажёрный зал. Каковы его первые ощущения? Боль в мышцах. Однако если он продолжит заниматься - эта боль пройдёт, и сменится удовольствием. А здоровье его станет лучше. В случае со связью дело обстоит примерно так же - только изменения касаются не тела, а сознания. Иногда такое изменение поначалу может приносить боль - но если продолжать, то она сменится таким наслаждением, которого не способно дать ничто другое.

И: Но так бывает не всегда?
Д: Так бывает довольно редко. Как правило, человек начинает понимать, что такое радость бытия, уже при первой же связи с высшим.

И: А что ощутил ты?
Д: При первой чистой связи? Этакую смесь страха и восторга. Вернее, не страха даже, а ощущения своего ничтожества, что ли. Я как бы… встретился с огромной, светозарной ночью; с могучим нечеловеческим сознанием, по сравнению с которым моё собственное показалось мне каким-то раздавленным червяком. Я ощущал удивление и восторг, но в то же время мне было как-то стыдно.

И: Стыдно?
Д: Да. Мне было стыдно, что я живу, в то время как в мире существует… такое. Не знаю, как лучше объяснить. Потом, конечно, это прошло, и теперь связь с Сатаной приносит мне только радость.

И: Так, я тут заметила новое понятие - «чистая связь». Что это такое?
Д: Собственно, зачатки связи ощущают большинство людей - помнишь, мы говорили об ощущении высших, как об ощущении того, что «что-то такое есть»? Но та связь, о которой мы с тобой постоянно здесь говорим, это совсем другое. Это «чистая связь», то есть не просто ощущение того, что «что-то такое есть», но - что именно, конкретно есть, а также способность к восприятию определённых знаний. То есть эта связь гораздо более совершенна, отчётлива и информативна. И воздействие её на человека значительно выше. Поэтому правильнее было бы говорить не о связи, а о чистой связи - но мы, наверное, не станем делать подобного уточнения, коль скоро ты понимаешь, о чём именно идёт речь.

И: Хорошо, понятно. А как установить такую связь с другими высшими, а не с Сатаной?
Д: Ты для начала с Сатаной хотя бы попробуй установи.

И: Я пока что ничего пробовать не собираюсь, я пока слушаю и думаю. Меня этот вопрос интересует чисто теоретически.
Д: Для того, чтобы достичь этого, человеку необходим учитель, который помог бы ему это сделать.

И: А если самой?
Д: А если ты сможешь сделать это сама, то тебе не нужен учитель, потому что ты сама же им и являешься. Это будет означать, что у тебя изначально настолько высокий уровень восприятия, что учитель тебе не нужен.

И: Нет, ну какой из меня религиозный учитель…
Д: Пока - никакой, и очень хорошо, что ты это понимаешь. Человек должен очень чётко понимать, кто он есть на самом деле - и не пытаться выставлять себя тем, кем он не является. Если же он делает это, то вместо Пути приходит к самообману. И тогда он становится не религиозным учителем, а обычным человеком с претензией на это. Что, по большому счёту, весьма глупо, потому что быть учителем - это не некая почётная привилегия, а ежедневный, тяжёлый и неблагодарный труд.

И: Но «чистая связь» достижима для каждого?
Д: Конечно. В общем-то, нам только кажется, что известный нам мир и высший план бытия разделены некоей стеной, из-за которой до нас иногда доносится смутное «что-то такое есть». На самом деле бытие едино, и никаких стен не существует. Если что-то и ограничивает нас - так это наше собственное сознание. Если нам что-то и мешает - так это не имеющие значения заботы и иллюзорные ценности, которые мы же сами добровольно возносим на пьедестал, а потом поклоняемся им, как идолам, считая такое вот идолопоклонство «нормальной жизнью». А вообще-то нам надо только протянуть руку, взглянуть в нужном направлении - и высшие нам ответят. Они говорят с нами постоянно - это мы отказываемся их слушать.

И: Ну что же, всё более или менее ясно.
Д: Рад за тебя.

И: С высшими мы относительно разобрались, я думаю. Но ведь ваше учение не исчерпывается всем этим?
Д: Конечно, нет. Можно сказать, что мы только начали. И вообще, навряд ли во время этих бесед я смогу донести до тебя учение в полном объёме. Тем более, что мой взгляд - только один из многих.

И: Ну, что сможешь, то сможешь. До встречи.

Ответить

Вернуться в «Сайт»