Диалог седьмой: о четырёх законах.

Ответить
Аватара пользователя
dazarat
Иерарх
Сообщения: 3646
Зарегистрирован: Вс окт 21, 2007 00:56

Диалог седьмой: о четырёх законах.

Сообщение dazarat » Вс июн 11, 2017 11:05

Интересующаяся: Ну что, продолжим?
Дазарат: Давай продолжим.

И: Меня интересует следующее. В любой из известных мне религий существуют некие правила, заповеди. А в вашем учении что-то такое есть?
Д: Ну, есть четыре религиозных закона…

И: Отлично. А помнишь, ты говорил, что высшие - это не полиция, которая следит за тем, хорошо или дурно мы поступаем?
Д: Помню, конечно. А к чему ты это вдруг вспомнила?

И: Вот смотри. Есть эти самые четыре религиозных закона. Они даны нам высшими. А законы на то и законы, чтобы их соблюдать - и наоборот, их нельзя преступать. Если же мы их преступаем - за это следует наказание. Получается, что высшие - это всё же и «законодатели», и «полиция», коль скоро законы даны нам именно ими.
Д: Не получается. Ты просто подходишь ко всему этому с позиций белосветных религий.

И: Хорошо, тогда поясни.
Д: Для начала давай разберёмся в том, откуда вообще берутся законы - с различных позиций, не говоря о том, правилен тот или иной подход, или нет. Кроме того, давай разберёмся, для чего эти самые законы вообще нужны.

И: Ну давай.
Д: Возьмём типичную позицию стандартной белосветной религии. Живут, стало быть, люди - ну, как могут, без законов вообще, или по каким-то своим, человеческим законам либо обычаям. И живут они «неправильно» - потому что где-то там, непонятно где, есть некий «универсальный вселенский закон», «эталон правильности». И вот некое высшее существо даёт людям этот самый «эталон». Законы в данном случае являются выражением высшей воли, имеют эту высшую волю своим источником. Такие законы являются не просто общеобязательными, а в полном смысле этого слова универсальными - предполагается, что они должны действовать в любом человеческом сообществе, и сейчас, и три тысячи лет назад, независимо от конкретной ситуации. Ты рассуждаешь примерно так?

И: Ну да, а что?
Д: Да то, что это неверно. Законы не даются нам свыше - их источником является не высшая воля, а сами люди. Другое дело, что впоследствии, когда законы уже были сформулированы, им придавали дополнительную авторитетность при помощи религии. То есть законодатель, формулирующий, к примеру, закон вида «Если кто украдёт овцу, тому надо отрезать руку», стремился, понятное дело, к тому, чтобы этот закон исполнялся. И для того, чтобы он исполнялся как можно лучше, давалась дополнительная мотивация; то есть тебе не только отрежут руку, если ты украдёшь овцу, но и к тому же высшее существо сурово тебя накажет, поскольку закон «Не кради овец» есть выражение высшей воли. Что, конечно, довольно-таки забавно.

И: Чем забавно-то?
Д: Тем, что могущественное, непостижимое высшее существо не нашло себе другого занятия, кроме как защищать интересы какого-то овцевода. Тем, что человеческое невежество возлагает на подобное существо обязанности охранника. Тем, что защита интересов этого самого овцевода возводится чуть ли не в «космический принцип».

И: Хм… Мне кажется, ты как-то всё искажаешь.
Д: Скорее наоборот - исправляю искажённое, называя вещи своими именами. Высшие не являются источником законов. Они не следят за их исполнением. Источник всех законов - мы сами.

И: То есть ты считаешь, что все законы, в том числе и религиозные, придуманы людьми?
Д: Да. Другое дело, для чего, с какой целью эти законы придуманы. Именно в целях лежит различие между религиозными и обычными законами.

И: Поясни.
Д: Ну вот возьми законы любой страны мира. Их пишут, понятное дело, люди. Законы могут создаваться с разными целями - например, чисто экономическими. Или ставится целью защита той или иной социальной группы, или ещё что-нибудь. Но в целом цель можно сформулировать так - законы создаются для того, чтобы определённое человеческое сообщество было стабильным, благополучным, справедливым и безопасным. Если ещё короче - законы создаются для блага общества. То есть, в конечном счёте, для блага каждого из его членов или большинства таковых. По крайней мере, в идеале. Ты согласна с этим?

И: Ну в общем да, хотя законы бывают разными.
Д: Да, бывают и плохие, неудачные, просто-напросто глупые законы. Но в любом случае, при их создании законодатель «хотел сделать, как лучше». Для общества в целом, либо для одной из его частей. Ну, там, законодатель хотел посодействовать бюджетникам, или укрепить власть олигархии, или повысить рождаемость и так далее - то есть цель в любом случае исключительно практична.

И: Да, пожалуй.
Д: Ну а теперь представь, что законодатель выдаёт нечто вроде «Высшее существо говорит нам - платите налоги вовремя» - это как будет выглядеть?

И: Смешно. Никто не поверит.
Д: Думаешь, никто? А почему тогда верят, например, в то, что некоторые законы, касающиеся брака, продиктованы высшим существом?

И: Нуу…
Д: А как тебе такое, к примеру: «Этот уголовный закон РФ передан нам высшим существом, и все, кто не следует ему - виновны»?

И: Глупо.
Д: А если это уголовный закон не РФ, а древнего еврейского государства - что, умно?

И: Нет, не умно.
Д: Это если задумываться. А если не думать, а слепо верить - тогда, конечно, всё вроде бы и в порядке.

И: Ладно, твоя позиция понятна. Так в чём отличие именно религиозных законов от обычных?
Д: Религиозные законы созданы для того, чтобы человек мог следовать по Пути, развиваться, совершенствоваться и достичь радости бытия.

И: А всё это что, не является благом для общества?
Д: Не в том смысле, который вкладывает в это слово обычный законодатель. Да, если все платят налоги вовремя, преступность и наркомания сведены к минимуму и так далее - это благо для общества, но. Понимаешь, само по себе отсутствие преступности, например, никак не способствует тому, совершенствуешься ли ты, или нет, следуешь ли ты по Пути, или нет, достигаешь ли ты радости бытия, или нет. Ну, васи-миши-коли-маши соблюдают закон, и не воруют. Оно хорошо - но каким образом это приближает тебя к перерождению в качестве высшей? Да никаким.

И: Пожалуй да, но в каком тогда смысле моё следование по Пути является благом для общества?
Д: Общество, состоящее из людей, следующих Пути - это иное общество. Не такое, как сейчас. И это общество - лучше.

И: Чем? Политическим устройством?
Д: Политическое устройство здесь - не главное. Главное - это конкретные люди, из которых состоит конкретный коллектив. Ты, например, видишь различие между трудовым коллективом, состоящим из отзывчивых, умных, талантливых, доброжелательных людей, и коллективом, состоящим из людей завистливых, подлых, глупых?

И: Конечно, вижу.
Д: Путь изменяет человека в лучшую сторону. И соответственно, любая общность, состоящая из таких людей, будет лучше. Независимо от политического устройства.

И: Хорошо. Итак, религиозные законы нужны для того, чтобы наилучшим образом следовать по Пути, достигая возвышенности и радости бытия?
Д: Да.

И: Хорошо, а какие это законы?
Д: Их четыре. Почитай высших. Защищай свою общность. Не причиняй неоправданного вреда живому. Распространяй религиозное знание. Эти законы не продиктованы высшими, но одобряются ими, поскольку способствуют нашему следованию по Пути.

И: Что, и всё?
Д: Всё. А чего ты хотела?

И: Как-то слишком просто.
Д: Просто? А что, должно быть сложно? Сложно - это в уголовно-административном кодексе. Знаешь, самые важные для нас вещи вообще очень просты и естественны. С другой стороны, каждая такая простая вещь заключает в себе очень много других вещей, что делает её сложной, если копнуть чуть глубже. Но это так, к слову.

И: И эти законы придуманы людьми, то есть вами самими?
Д: Да, хотя здесь нужно уточнение. Эти законы созданы людьми, знающими, что такое Путь, и какие действия способствуют следованию по нему. Да, именно человек, а не высшие силы, есть источник закона. Но законы не создаются людьми на пустом месте. Эти законы естественны, согласованы с природой, волей Великой Матери; их база как бы «прописана» в нас самих, и одобряется высшими. Иными словами, эти законы отражают человеческое понимание Пути. Но «Путь» - слишком многозначное понятие. Это и определённое мировоззрение, особенная форма мышления. Это и характер действий, определяемый таким мировоззрением. Это и высший смысл нашего существования. Но проще можно сказать так - Путь это определённый образ жизни.

И: Какой?
Д: Такой, который согласован с природой и её естественными законами, на которых и базируются законы религиозные.

И: То есть Путь - это такое мировоззрение и соответствующий ему образ жизни, который согласуется с законами природы?
Д: Да, можно сказать и так.

И: Но ведь законы природы невозможно нарушить, в отличие от этих четырёх - на то они и законы природы. И атеист, и верующий одинаково подчинены закону всемирного тяготения, например - вне зависимости от своего мировоззрения и образа действий. О какой же несогласованности с ними может, в таком случае, идти речь?
Д: Дело в том, что ты понимаешь законы природы исключительно в узком смысле - как физические законы. Но законы природы включают в себя не только их. Действия живых существ тоже подчинены определённым законам - законам жизни. И вот их уже можно нарушить.

И: Например?
Д: Ну, возьмём любую среднестатическую мать. Она любит своих детей?

И: Среднестатическая? Конечно.
Д: А почему?

И: Ну, это естественно… Материнский инстинкт.
Д: Естественно. Да, это естественно для нашего вида. Как естественно и для кошек - они тоже любят и защищают своих котят. Защита потомства - это тоже закон природы, касающийся людей. Однако, если животное, как правило, будет защищать своих детёнышей при любых обстоятельствах и вплоть до смерти - человек может поступать иначе. Потому что им руководит не только инстинкт, но и иные вещи - в том числе и иллюзии. Вот смотрел я недавно кусок какой-то передачи про алкоголиков. Там рассказывали, как одна мать продала свою дочь насильнику и садисту за бутылку водки. Как ты считаешь, такой поступок соответствует тому, что ты называешь «это естественно» и «материнский инстинкт»? Это - естественно?

И: Конечно, нет. Такая мать - просто выродок какой-то…
Д: То есть она неправильно поступила?

И: Конечно.
Д: А с точки зрения чего - неправильно? С точки зрения уголовного кодекса?

И: Не только. Это вообще что-то нечеловеческое.
Д: Верно. Уголовные кодексы бывают разные. В древности люди жили вообще без уголовных кодексов, но детей своих любили и защищали, потому что это естественно, свойственно нашей природе. Вот это и есть пример одного из законов жизни, части законов природы вообще. И человек, при желании, способен преступить такие законы.

И: То есть четыре религиозных закона должны согласовываться с такого рода «законами жизни»? С тем, что является для людей естественным?
Д: Конечно.

И: Ладно, углубляться пока что давай не будем. Пока же по этим твоим законам у меня сразу возникают вопросы.
Д: Например?

И: Ну, начнём с закона - «Не причиняй неоправданного вреда живому». Что такое вообще, в таком случае, «оправданный вред»? Означает ли это, что его можно причинять? И вообще - где все эти «не убивай», «не кради», «не прелюбодействуй» и так далее?
Д: Хорошо, я понял, сейчас поясню. Для причинения вреда живому существует только одно оправдание - выживание. Собственное выживание, или выживание некоей человеческой общности - семьи, например, илиобщности. Только этот мотив, то есть выживание, оправдывает причинение вреда живому. Все другие мотивы - нет.

И: То есть я могу, например, убить, чтобы выжить?
Д: Ты не только можешь, но и делаешь это каждый день. Прямо сейчас защитные системы твоего организма убивают бактерии - а ведь они тоже живые. Каждый твой обед - это убийство живых растений и живых животных.

И: То есть убийство само по себе - это нормально, по-твоему?
Д: Ясное дело.

И: Звучит как-то жестоко.
Д: Ну, претензии не ко мне. Согласись, что это не я создал мир и его законы. Я просто констатирую факт - одни живые существа убивают других, чтобы выжить. Человек - не исключение.

И: Допустим. Ну а что насчёт убийства людей?
Д: Действует та же схема. Какая разница - людей или не людей?

И: Ужас какой.
Д: Почему ужас? Или ты считаешь, что лучше убивать, провозглашая при этом закон «не убивай»? Извини, но в таком случае закон не работает, а тот, кто говорит, что следует ему - лицемер.

И: Лучше вообще не убивать.
Д: Лучше, я не спорю. Любое государство провозглашает, что убийство - это нехорошо. Однако при этом государство ведёт войны и казнит преступников. Вот смотри - есть заповедь «не убивай». И вот на твою землю приходят враги. Они убивают твоего мужа, и насилуют твоего ребёнка. Что ты будешь делать? Следовать заповеди «не убивай» - писать врагам письма, доказывая, что они были не правы, убив твоего мужа, и смиренно прося пореже насиловать твоего ребёнка?

И: Нет, конечно.
Д: А что ты будешь делать?

И: Во время войны? Ну, я не солдат, конечно… Но я бы по мере сил помогала бы бороться с врагами, защищая свою семью и свой народ.
Д: А если бы представилась возможность убить врага? Ну, который насиловал твоего ребёнка, или другого такого же? Убила бы?

И: Да, наверное. Если бы смогла - особенно за ребёнка.
Д: А как же закон «не убивай»?

И: Этот закон пусть в мирное время действует.
Д: Отлично, давай возьмём мирное время. Некий маньяк-педофил насилует и убивает пятилетних детей, пытая их при этом горячим паяльником. Как бы с ним поступила лично ты, если бы поймала, и если бы не существовало законов?

И: Убила выродка.
Д: В общем-то, государство зачастую поступает так же - если, конечно, не руководствуется ложной «гуманностью», когда жизнь выродка отчего-то считается более неприкосновенной, чем жизни его жертв. Тюрьма, суд, казнь - вот обычный путь такого маньяка. И все это одобряют. А как же, повторяю, «не убивай»? Ты согласна с тем, что по крайней мере при некоторых обстоятельствах убийство оправдано?

И: Ладно, убедил. При некоторых - оправдано.
Д: И оправдание тут одно - выживание. А вот если, допустим, бандиту на новый «Мерседес» денег не хватает, и он пошёл, убил и ограбил - как с этим быть? Здесь - совсем другое дело. «Мерседес» ему для выживания не необходим. Ни сам бандит, ни его семья без «Мерседеса» не умрут - его отсутствие их жизни не угрожает. Значит, в этом случае убийство - это преступление.

И: То есть важна исключительно мотивация?
Д: Да. И это нормально. Поэтому Вася Иванов, который на войне убил много врагов - герой, а не убийца. А маньяк Вася Иванов, который убил много детей - отнюдь не герой, а выродок. Это понятно любому нормальному человеку, хотя казалось бы - какая разница, ведь и в том, и в другом случае Вася Иванов убивал. Ан нет - разница есть. И эта разница - в мотивации. Фронтовик Вася убивал, чтобы выжил его народ, его семья, его друзья. Маньяк Вася удовлетворял свои извращённые желания. То есть сам по себе закон «не убивай» работать не может - а следовательно, он и не нужен. А вот закон «Не причиняй неоправданного вреда живому» - применим в любой ситуации.

И: Ну а с «не кради» как быть?
Д: Точно так же.

И: То есть?
Д: Ты согласна с тем, что если кто-то украл твой кошелёк и мобильник - он причинил тебе вред?

И: Конечно, согласна. Не пользу же мне принёс.
Д: И опять же дело в мотивации. Если вор крадёт твои деньги, чтобы сходить с девками в ресторан перед очередной отсидкой - это одно. А если дошедшая до отчаяния мать из какой-нибудь бедной страны крадёт булку хлеба, чтобы накормить своего умирающего от голода ребёнка? Ты считаешь, что она поступила неверно? Что ей надо было позволить своему ребёнку умереть?

И: Нет, пожалуй.
Д: Понимаешь, все эти конкретные законы, которые начинаются с «не» - они не всегда действенны именно потому, что жизнь слишком богата различными ситуациями, чтобы в них идеально вписываться. Но если мы руководствуемся не конкретным, а общим законом «Не причиняй неоправданного вреда живому» - у нас нет никаких проблем. В этот простой закон вписывается любая жизненная ситуация.

И: А почему ты говоришь «живому», а не «другому человеку»?
Д: Потому что этот закон распространяется на всё живое. С нашей, человеческой точки зрения, конечно.

И: То есть причинять неоправданный вред животным тоже нельзя?
Д: Да. Всё живое - различные, но равнозначимые части природы. Всё живое хочет жить. Мы не вправе считать, что находимся в некоем привилегированном положении.

И: Но мы убиваем животных каждый день…
Д: Конечно. А если ты попадёшь в дикий лес одна и без оружия, голодный волк тоже убьёт тебя, и съест. Это обусловлено выживанием. Вот на наших фермах каждый день убивают животных - кур, свиней и коров. И это - правильно, потому что для того, чтобы выжить, нам необходимо кушать.

И: Вегетарианцы так не считают.
Д: Растения - тоже живые организмы. Где граница? Другое дело, что очень часто мы убиваем животных по каким-то иным мотивам. И это - преступление.

И: Например?
Д: Например, муж твой рыбалку любил?

И: Ну в общем да, любил.
Д: Хорошо, давай разберёмся. Вот он идёт в выходной день, и убивает живое существо, рыбу, довольно-таки жестоким способом. Какова его мотивация? У вас дома нечего есть? Ты и твой ребёнок будете голодать, если он не поймает и не убьёт эту рыбу? Это нужно ему и вашей семье, чтобы выжить?

И: Нет, конечно. Муж просто отдыхал, получал удовольствие.
Д: То есть он отдыхал и получал удовольствие, убивая живое. Причинял ему неоправданный вред. Это не нужно ему для выживания - но он убивал. Следовательно, он нарушил религиозный закон.

И: Да брось, это всего лишь какая-то рыба.
Д: Да. Какая-то рыба. Какая-то лиса, без воротника из которой модница Маша прям-таки умрёт от холода в современном городе. Какой-то жалкий раб. Какой-то еретик. Какой-то фашист, коммунист, еврей. Какой-то русский, не исповедующий веры в Аллаха. В этом «какой-то» - корень многих проблем; это отражение ложной системы оценок, при которой ты присваиваешь себе право решать, чья жизнь представляет ценность, а чья нет. Но ты - не мера всех вещей. В глазах высших любая жизнь равнозначима.

И: Ладно, я тебя поняла. То есть в жизни ты всегда руководствуешься этим вот законом - «Не причиняй неоправданного вреда живому»?
Д: Именно.

И: Но согласись, что жизнь очень сложна. Бывают, например, чисто бытовые ситуации. Например, коллега по работе регулярно делает тебе гадости. Как ты, руководствуясь этим законом, поступишь в таком случае?
Д: Как ты думаешь - причиняемый тебе вред способствует твоему выживанию?

И: Нет, конечно. Вред - это вред.
Д: Следовательно, ты можешь ответить коллеге по работе тем же. Он - враг. Точно такой же, который пришёл, чтобы захватить твою страну - разве что поменьше масштабом. С врагами, которые причиняют нам вред, необходимо бороться. И это оправданно.

И: Ну а если коллега по работе наоборот, делает тебе что-то хорошее?
Д: Я отвечу ему тем же.

И: Но в ведь в этом нет ничего особенного. Так поступает большинство людей.
Д: А что «особенного» должно в этом быть? Ясное дело, что большинство людей так и поступает. Потому что поступать так - естественно. О чём я и говорю.

И: Хорошо, но это означает, что твоя этика, как бы это выразиться… пассивна. То есть ты просто реагируешь на поступки других людей по отношению к тебе. С тобой поступили плохо - ты отвечаешь тем же. С тобой поступили хорошо - ты отвечаешь тем же. Это, на мой взгляд, справедливо. Но в то же время ты ничего не говоришь о том, как поступать с людьми тебе самому, то есть какие действия следует предпринимать в отношении них лично тебе. Допустим, коллега по работе не причиняет тебе вреда, но не приносит и пользы. Допустим, он устроился на работу, и вы с ним только что познакомились. И вот тебя вызывает начальник, и спрашивает - «Какого ты мнения о новом работнике?» У тебя есть возможность навредить ему, сказав, что плохого. Или принести ему пользу, сказав, что хорошего. Признаться, я не понимаю, как ты поступишь в рамках закона «Не причиняй неоправданного вреда живому».
Д: Ты совершенно права, но для этого есть другой закон - «Защищай свою общность».

И: А что такое общность?
Д: Определённая, связанная чем-либо группа людей. Мы все являемся частями той или иной общности. Семья, сатанинская общность, трудовой коллектив и так далее. Согласно закону, я должен защищать свою общность. Следовательно, приносить ей пользу. В твоём примере я просто честно скажу начальнику, что у меня ещё не сложилось никакого мнения о новом работнике. Если я буду видеть, что этот работник полезен трудовому коллективу, моей общности - я тоже так и скажу. Как и в случае, если он бесполезен или же вреден.

И: Ладно, изменим условия. Ты поможешь, например, нищему?
Д: Да, если у меня есть такая возможность.

И: Почему?
Д: Потому что этот нищий - представитель моего народа, то есть части той общности, в которую я вхожу, и которую обязан защищать.

И: А если ему на бутылку не хватает?
Д: Значит, надо помочь ему так, чтобы цель его жизни заключалась не в бутылке.

И: И ты реально помогаешь таким людям?
Д: По мере возможности, говорю же. Один человек, согласись, социально-экономических проблем не решит. Я на свою зарплату всех нищих не накормлю, преступность не ликвидирую, и справедливое общество не построю. Но почему бы и не помочь конкретному человеку?

И: А если этот человек - не представитель твоей общности?
Д: Если он не представитель моей общности - я не имею перед ним никаких обязательств. Их имеют перед ним представители его общности.

И: То есть?
Д: То есть я не обязан ехать в Народную Республику Бангладеш, чтобы помогать местным нищим. Я должен помогать своей религиозной общности, своей семье, своему коллективу, своему народу. Этого - более чем достаточно.

И: Ну, пожалуй, я тоже не поеду в эту Народную Республику. А если интересы одной общности не совпадают с интересами другой общности?
Д: Например?

И: Защищать свой народ - это, конечно, прекрасно. Но знаешь ли, отдельные представители этого самого народа зачастую творят такое… Описанный тобой маньяк-педофил - тоже представитель народа, согласись. Это часть твоей общности. И он может принести вред другой твоей общности - например, твоей семье. А ты вроде как обязан его защищать. Но ты обязан защищать и свою семью. В результате, получается какая-то ерунда.
Д: Никакой ерунды не получается - надо просто понять общий принцип. Действительно, каждый человек принадлежит к нескольким общностям. Действительно, иногда между этими общностями возникает «конфликт интересов». Но между тем существует чёткая, естественная градация ценности той или иной общности. То есть все общности чем-то ценны для нас - но в различной степени.

И: То есть?
Д: Ну, что для тебя важнее - твоя семья, или твой трудовой коллектив?

И: Конечно, семья.
Д: Конечно. Семья важнее, ценнее в твоих глазах, чем трудовой коллектив или какое-нибудь там государство. Иными словами, для тебя важнее всего та общность, которую составляют самые близкие тебе люди, семья. Затем следуют друзья, знакомые, близкие по духу или образу мыслей люди. Затем - твой народ. Поэтому, если возникает конфликт интересов различных общностей, следует разрешать их в пользу той общности, которая для тебя наиболее ценна. Это не означает, что такая общность, как «народ», не ценна вообще. Она ценна. Но гораздо менее, чем семья.

И: Но ведь благо общества…
Д: Послушай, давай говорить откровенно. Что тебя больше волнует - некое «благо общества», которое ещё неизвестно, в чём заключается, или вполне конкретное «благо твоей матери»?

И: Если откровенно - то мать меня волнует гораздо больше.
Д: И это опять же и естественно, и нормально. Так, женщина, например, может любить детей. Вообще всех детей, детей, как таковых. Но если перед ней встанет выбор, кому сделать хорошее - своему или чужому ребёнку, она выберет своего. И поступит правильно.

И: И каковы приоритеты?
Д: Для следующего Пути на первом месте стоит семья. Затем - сатанинская общность, или если таковой нет, то люди, близкие ему по духу, по взглядам. Затем - друзья, знакомые. Затем - его народ.

И: То есть семья важнее религиозной общины? А если у меня муж, например, исповедует другую религию?
Д: А при чём тут это? Твоя религия - это твой Путь. Следование по Пути является самым важным. Но это не означает, что надо наплевать на семью или, наоборот, принять религию мужа.

И: Ладно, с этим мне всё более или менее понятно. Ну а что с законом «Почитай высших»?
Д: А что тут непонятного?

И: В других религиях это тоже было…
Д: Да. В белосветных религиях тоже содержится доля истины, как я уже говорил. Это - подлинный религиозный закон. В отличие от уголовно-административных законов, которые подаются этими религиями в качестве религиозных.

И: Хорошо, а что ты подразумеваешь под «почитанием»?
Д: Прежде всего - уважение. Вообще, любую силу следует уважать - физическую, интеллектуальную, творческую. Тем более, необходимо уважать непостижимую мощь высших. Это не означает, однако, того, что перед упомянутой мощью стоит униженно преклоняться. Мы - не рабы высших. Мы свободные существа, и можем поступать так, как считаем нужным. Но уважение к высшим проявляется прежде всего в том, что мы добровольно следуем по указываемому ими Пути.

И: То есть мы можем делать то, что считаем нужным, но в то же время должны делать то, что говорят высшие? Как-то это не сочетается.
Д: Сочетается. Вспомни вот студенческие времена. Был преподаватель, которого ты уважала?

И: Да, было таких человека три…
Д: Ты поклонялась им? Унижалась перед ними? Считала их великими и всезнающими, а себя - полным ничтожеством?

И: Нет, конечно. Просто я видела, что это умные, знающие свой предмет люди, у которых можно многому научиться. За это я относилась к ним с уважением.
Д: И ты старалась от них что-то перенять?

И: По мере сил.
Д: Вот и наши отношения с высшими должны быть такими же, как отношения ученика и учителя, а не как отношения раба и господина. Раб - это раб. Если он не выполняет приказов господина - господин его наказывает. Если он выполняет эти приказы - господин его поощряет. Такая вот, рабская схема «кнута и пряника» характерна, допустим, для многих белосветных религий. Но подлинные отношения с высшими должны быть иными. Высшие - это учителя, которые заслуживают уважения за силу своего знания. Мы вольны перенимать эти знания, следовать их советам - но это нужно нам самим, а не высшим. Точно так же, как знания нужны тебе, а не профессору - у профессора они уже есть. Но ты можешь и отказаться от этих знаний, и не следовать словам высших - это твой выбор, хотя и глупый. И высшие в любом случае будут его признавать. Если мы не следуем Пути, знание о котором и являются словами высших, то сами наказываем себя.

И: Каким образом?
Д: Предположим, что в нашем примере с преподавателем и учеником ученик не слушает преподавателя, и вообще перестаёт с ним общаться. Ну, и в результате становится невежественным человеком. Это преподаватель его так наказал? Нет. Это он сам себя так наказал. Высшие предлагают нам великие дары и возможности. Да, мы можем отказаться от них - но это не преступление, а глупость. Помнишь сказку про Золушку?

И: Конечно.
Д: В сказке появляется добрая фея, которая предлагает Золушке платье, карету, бал и прекрасного принца в перспективе. А вот Золушка, допустим, на это предложение отвечает - нет, добрая фея, ничего этого мне не нужно, а нужно мне драить полы для злой мачехи. Что бы сделала фея при таком раскладе? Да просто пожала бы плечами, и улетела обратно в свой сказочный мир. Она бы не наказывала Золушку, потому что та поступила не как преступница, а как идиотка, которая могла получить всё, но сделала добровольный выбор в пользу мытья полов. Так понятнее?

И: Понятнее. То есть если мы не следуем Пути - высшие просто откажутся от нас?
Д: Можно сказать и так. Ты никогда не установишь связи, не достигнешь радости бытия, не родишься вновь в высшем мире. Работа-пенсия-смерть, без смысла и цели - это всё, что тебя ожидает. Как и нашу Золушку, отказавшуюся от даров феи, ожидало бы только мытьё полов.

И: Хорошо, а каким образом почитание высших способствует Пути?
Д: Странный вопрос. Высшие дают нам само знание о Пути.

И: Ну а защита своей общности как способствует?
Д: Тем, что защита своей общности есть следование нашей природе, естественным для неё законам. А законы природы - есть выражение безличностной воли Предвечной Тьмы к изменению и развитию. В том числе - и нашему личному развитию.

И: Ладно, давай перейдём к последнему закону «Распространяй религиозное знание». С этим что?
Д: Религиозное знание, как и любое другое, несовершенно. Как и любое другое знание, оно развивается, и будет развиваться в дальнейшем. Знание - это величайшая ценность. И его надо приумножать и распространять.

И: А зачем распространять религиозное знание?
Д: А зачем вообще распространять любое знание? Детей учить, книги писать, НИИ открывать?

И: Ну, это не то же самое.
Д: Это то же самое. Подлинное знание ведёт человека к свободе, совершенству и радости. Этот Путь доступен каждому. Однако наши человеческие иллюзии, либо ложные представления белосветных религий, либо же примитивные, дикарские формы религиозного сознания - мешают людям следовать по Пути. Поэтому необходимо и рассказывать, и главное, показывать на своём примере то, что возможно - иначе. Поэтому я и трачу своё время, чуть не на пальцах объясняя тебе все эти вещи.

И: Ну а какова твоя мотивация? Ты желаешь мне и другим блага?
Д: Во-первых, это мой добровольный долг, моя форма служения.

И: Что за долг?
Д: Об этом потом. Во-вторых, чем больше людей следуют по Пути, тем скорее будут реализована воля Великой Матери Астарты. Люди - это потенциальные наследники высших. Стать ими - это смысл и цель нашего существования. В-третьих, реализация воли Великой Матери способствует моему собственному развитию.

И: Давай просто - ты говоришь о том, что проповедь ваших взглядов способствует твоему личному совершенствованию и достижению радости бытия?
Д: Да.

И: Ладно, с этим мне всё более или менее ясно. Спрошу о другом - в сатанизме только эти четыре закона?
Д: Да. Больше и не нужно.

И: Ну а как же различные религиозные установления, регулирующие правила поведения, образ жизни и так далее?
Д: В смысле - сколько жён нужно иметь человеку, можно ли есть мясо по пятницам, и прочее, и прочее?

И: Ну да.
Д: Послушай, законы человеческого общежития должны устанавливать сами люди, руководствуясь реальной ситуацией, целесообразностью и здравым смыслом. Высшие здесь ни при чём. Неужели ты думаешь, что высшим интересно, кто с кем спит, или что ел на завтрак Миша Иванов из города Таганрога? Это неинтересно даже мне, а не то что высшим. Просто иногда люди пытаются оправдать волей высших свои обычаи, особенности своего образа жизни - иногда мудрые, иногда глупые или даже жестокие.

И: То есть ваше учение никак не регламентирует человеческую жизнь? В смысле, если я приму решение следовать по Пути, ты не скажешь мне нечто вроде «с точки зрения сатанизма надо иметь две жены, никогда не употреблять в пищу селёдку и ни в коем случае не работать по средам»?
Д: Конечно, нет. Есть четыре закона. Я их сформулировал. Этого - вполне достаточно. В остальном, повторяю, следует руководствоваться здравым смыслом и целесообразностью. Если ты по каким-то своим причинам считаешь, что иметь две жены или там три мужа и не есть селёдку разумно, и принесёт тебе огромную пользу - ну, так и делай. Если нет - не делай. Высших это не касается никоим образом - для них это не имеет значения. Важно не то, что ты ешь - важно то, что ты из себя представляешь. Религия не должна регламентировать вещи такого рода. Но при этом необходимо всегда помнить о четырёх законах, и поступать в соответствии с ними. Другое дело, что подобная регламентация может вводится, если приносит пользу непосредственно тебе.

И: Ну а если взять, и ввести какой-нибудь вредный и плохой закон?
Д: А он будет согласоваться с религиозными законами, которые я озвучил?

И: Не думаю.
Д: Не будет, верно. Иными словами, создавая законы, обычаи, общественные установления человеку необходимо думать о том, чтобы не нарушить законы религиозные. В этом случае и обычные законы будут справедливы, естественны и направлены к общему благу.

И: А если я нарушу один из этих законов?
Д: В конечном счёте это принесёт вред тебе самой. Об этом мы только что уже говорили. Вообще же, нет никаких серьёзных причин для того, чтобы нарушать данные законы. Они очень легко исполнимы. Другое дело, что ты можешь сама как-то регламентировать свою жизнь, возложив на себя добровольный долг, дав самой себе обещание поступать так, а не иначе, или делать то, а не иное. Либо следовать конкретным рекомендациям религиозного учителя. Но это - не законы; и подобное обещание, и рекомендации учителя относятся только к тебе самой, персонально. Долг каждого, кто следует по Пути, уникален.

И: Хорошо, сформулируй мне ещё раз эти четыре религиозных закона с краткими пояснениями. Чтоб лучше запомнилось.
Д: Первый закон - почитай высших. Почитание высших способствует установлению связи с ними. Связь с высшими способствует нашему развитию, и как следствие, продолжению существования в новом качестве. Второй закон - защищай свою общность. Под общностью подразумевается любая социальная группа, в которую входит следующий по Пути - от семьи до народа; при этом существует градация приоритетов от высшего к низшему, выглядящая примерно как «семья-религиозная общность - близкие люди - народ», со всеми промежуточными градациями. Понятие «защита» включает в себя также заботу о благе общности. Третий закон - не причиняй неоправданного вреда живому. Неоправданный вред - это вред, не имеющий своей целью личное выживание либо же благо общности, что опять же связано с выживанием. Данный закон распространяется на всё живое вообще, а не на исключительно человека. Четвёртый закон - распространяй религиозное знание. Распространение религиозного знания способствует установлению многими людьми связи с высшими. Связь с высшими ведёт их к бесконечному существованию, реализует волю к жизни, является защитой общности. Так хорошо?

И: Да, понятно и чётко. Хотя, честно говоря, у меня ещё очень много вопросов.
Д: Да, это очень большая тема. Говорить о том, как применять на практике тот или иной религиозный закон, и к чему он ведёт, и чем в конкретной ситуации способствует нашему развитию, можно очень и очень долго.

И: Всё же в последнем законе меня кое-что смущает.
Д: Что именно?

И: Ну, а если я не могу распространять религиозное знание? Ну вот не проповедница я. Что тогда? Получается, я не соблюдаю религиозный закон?
Д: Исполнять этот закон, то есть распространять религиозное знание, можно по-разному.

И: То есть?
Д: Ну вот профессор преподаёт в университете. Он распространяет знание?

И: Конечно.
Д: Но заметь - не только он один. Кто-то принял решение построить университет. Кто-то выделил на это деньги. Кто-то пригласил профессора на работу. Кто-то просто клал кирпичи и ставил розетки, строя университетское здание. Все эти люди не читают лекций, да. Но их труд способствовал распространению знания профессором. Ты согласна?

И: Ну, если посмотреть на всё это с такой точки зрения…
Д: Только с такой точки зрения и надо смотреть. Все, следующие по Пути, делают одно большое и важное дело. Но делают они его по мере своих сил и способностей. Вклад каждого очень важен - коль скоро служит общим целям.

И: Каким?
Д: Трансформации человеческого сознания, и далее - истинного «Я» человека. Созданию общества с иными, лучшими взаимоотношениями его членов. Рождению нового, высшего мира. Достижению радости бытия здесь и сейчас для каждого.

И: И ты думаешь, что вы сможете всего этого достичь?
Д: Не сразу, конечно. Это труд на много поколений вперёд. Возможно, этого достигнем не мы, а другие люди, через сотни лет - с более совершенными религиозными представлениями. Но в том и особенность Пути, что важен любой, даже самый маленький, шаг. Здесь главное - что-то делать, а не стоять на месте.

И: Перспектива интересная, но, как мне кажется, весьма отдалённая.
Д: Зато достижение радости бытия конкретным человеком, изменение его сознания, становление его высшим - цель очень даже близкая. Не стоит рассуждать о будущем. Надо работать над собой, следуя по Пути. В том числе - и исполняя четыре религиозных закона.

И: Ещё мне хотелось бы спросить вот что…
Д: Может быть, в следующий раз?

И: Что, я тебе уже, наверное, надоела?
Д: Ни в коем случае. Просто ты вот что. Ты обдумай для начала хотя бы это, а потом мы продолжим наш разговор.

И: Что ж, пожалуй, так я и сделаю.
Д: Ну вот и отлично.

И: До встречи. Но учти - я привязчивая, и просто так не отстану.
Д: Да я уже понял. Ладно, жду новых вопросов.

Ответить

Вернуться в «Сайт»