Диалог десятый: о мире личных иллюзий.

Ответить
Аватара пользователя
dazarat
Иерарх
Сообщения: 3646
Зарегистрирован: Вс окт 21, 2007 00:56

Диалог десятый: о мире личных иллюзий.

Сообщение dazarat » Вс июн 11, 2017 11:09

Интересующаяся: Вот ты то и дело говоришь о ложных представлениях, об иллюзиях…
Дазарат: Скорее, о целых мирах личных иллюзий.

И: А подробнее об этом можно?
Д: Можно, хотя это непростая тема. Вообще, мир личных иллюзий - это определённый массив информации, воспринятой человеком на протяжении всей его жизни, в том числе и той информации, которую доносят до нас наши ощущения. Однако, говоря с людьми неопытными, мы не рассматриваем этот вопрос на глубоком уровне, подразумевая под миром личных иллюзий нечто вроде «совокупности ложных идей и ценностей». Тем не менее, важно помнить, что такие вот ложные идеи и ценности - лишь часть мира личных иллюзий; его, если только можно так выразиться, самый верхний слой. По большому же счёту, наличие иллюзии обусловлено самим наличием чувственного восприятия. Но об этом, повторю, с неопытными людьми мы не говорим, предлагая тем, кто только что вступил на Путь, лишь самое поверхностное понимание этой наиважнейшей проблемы. Ну и, естественно, мы стараемся привести их хотя бы к началу освобождения от мира личных иллюзий. А освобождение от мира личных иллюзий - длительный и трудный процесс. Даже религиозные учителя не свободны полностью от иллюзий и ложных представлений - не говоря уже об иллюзии ощущений, ошибочной формулы, которая звучит, как «на самом деле». Поэтому такое освобождение - постоянная борьба. Это - сатанинская религиозная практика.

И: Ты тоже не свободен?
Д: Нет. Вообще, знаешь, в чём состоит одно из различий между обычным человеком, и человеком следующим по Пути?

И: И в чём же?
Д: Мы все находимся в своего рода тюрьме. Только следующий по Пути осознаёт это и пытается выбраться, а обычный человек полагает, что так и надо. Правда, иногда даже обычный человек ощущает что-то подобное - он смутно понимает, что такое свобода, но не способен ничего изменить. Очень часто это вызывает депрессию - со всеми вытекающими. Пусть даже подлинная причина этой депрессии и не осознаётся. Хотя это - нормально.

И: Что нормально? Депрессия?
Д: Помнишь, я говорил тебе о том, что ощущение связи с высшим - это талант, которым некоторые обладают от рождения?

И: Помню.
Д: Ну так вот - у некоторых людей этот талант есть. И в общем-то, это редкость, как и любой талант. А его, соответственно, следует развивать. Но представим, что человек, по каким-то причинам, взял свой талант, и в зародыше задушил. А потом привык к такому состоянию, и вообще забыл о том, что возможно иное видение мира. Хотя, несмотря на это, иногда он смутно вспоминает, что он представляет собой на самом деле. Вообрази себе человека, который родился и вырос в тюрьме. Он не знает иной жизни, он не понимает, что может быть иначе - и потому не страдает от факта своего пребывания за решёткой. Но допустим, кто-то родился свободным человеком - а только потом попал в тюрьму. Он в этой тюрьме долго, он привык, он забыл, что бывает иначе. Кажется, что всё идёт именно так, как должно идти. Но вдруг, неожиданно, он вспоминает, что может быть по-другому. Что в мире существуют окна, на которых нет решёток. Отсюда и депрессия.

И: То есть ты настаиваешь на том, что я живу как бы в тюрьме? Я не согласна. Я человек свободный. И даже - свободомыслящий.
Д: Ты и вправду так думаешь? Впрочем, о чём я спрашиваю - ты и должна так думать.

И: Почему должна? Это так и есть.
Д: Видишь ли, самая надёжная тюрьма - это та, заключённые в которой считают себя свободными. И даже «свободомыслящими». Такая надёжность обусловлена тем, что если человек осознаёт, что он сидит в тюрьме, это порождает мечты о свободе. Достигнуть которой можно различными путями - хотя бы совершив побег. Но если человек не осознаёт этого, и считает пребывание в тюрьме нормой - мысли о побеге не возникает.

И: Но ведь я свободна. Я делаю, что хочу, иду, куда хочу, говорю, что хочу. Это очевидно.
Д: На работу всегда хочется идти с утра?

И: Нет, конечно. Иногда и поспать хочется. Есть такое дело.
Д: Но тем не менее идёшь?

И: Иду. Но ведь это всё равно мой свободный выбор, разве нет?
Д: Нет. Впрочем, так думает и заключённый. Он может идти гулять в прогулочный дворик, а может не идти. Он может съесть обед, а может и не съесть. Он может даже отказаться выполнять приказы тюремной администрации - у него есть свободный выбор. Он - свободен?

И: Он не свободен. И вообще - если он откажется исполнять приказы тюремной администрации, к нему применят соответствующие санкции. А если…
Д: А если ты начнёшь систематически опаздывать на работу, к тебе применит соответствующие санкции твой начальник. Тебя уволят, потом у тебя кончатся деньги, потом тебе отключат газ и свет, потом тебе станет нечего есть. И тогда ты снова сделаешь «свободный выбор» в пользу работы, и начнёшь делать не то, что тебе хочется, то есть подольше спать по утрам, а то, что прикажет тебе начальник. Ну и чем ты так уж принципиально отличаешься от заключённого? Тем, что его прогулочный дворик - несколько квадратных метров, а твой - несколько тысяч квадратных километров?

И: Какая-то нелепая постановка вопроса. Законы и правила необходимы в обществе. Как и соответствующий механизм принуждения, каковой и представляет собой всякое государство. Без этого не обойтись.
Д: А ты пробовала? Не думаю. Но дело даже не в этом. Законы и правила необходимы, да. Всё это я говорю тебе, чтобы показать нечто иное. Видишь ли, настоящая несвобода - она не в законах и не в том, что ты вынуждена ходить на работу. Этот пример я привёл тебе исключительно для того, чтобы показать одну простую вещь. Очевидно, что ни один человек из всего населения земли не свободен; он - часть общественного организма, который так или иначе, различными методами, ограничивает его свободу. Грубо говоря, все прекрасно осознают, что их свобода ограничена сотнями законов, установлений, моральных правил, традиций. Не надо быть гением, чтобы понять, что если ты сядешь в свою машину, и поедешь так, как тебе хочется и так, как тебе удобно, делая свободный выбор и игнорируя правила дорожного движения, полиция быстро и убедительно докажет тебе, что ты не права, и твоё свободное передвижение сразу закончится. Это понимают все. Но интересно другое - почему, понимая это, люди тем не менее считают себя свободными, как например ты?

И: Возможно, потому, что такое положение дел кажется нам естественным?
Д: А почему оно кажется естественным? Да потому, что каждый из нас создаёт для себя свой иллюзорный мир. А потом мы помогаем создавать такие миры другим. И вот это - и есть настоящая несвобода. Не законы и не традиции. А то, что придуманные нами иллюзии становятся для нас правдой.

И: Не совсем тебя понимаю. Ты можешь пояснить свою мысль?
Д: Конечно. Здесь основная проблема в том, что мы редко задумываемся, что именно мы делаем, а главное - почему. Мы действуем, как автоматы, не отдавая себе отчёта. И это проявляется постоянно - и в житейских мелочах, и в самих основах наших мировоззрений. Проще говоря, реальность нашего личного мира, и как следствие, те ценности, которые определяют наши действия, отличается от реальности как таковой. И поэтому мы не понимаем, что же для нас по-настоящему ценно.

И: То есть?
Д: Отвечай быстро, не задумываясь - кто такой Александр Македонский?

И: Великий полководец.
Д: А кто такой Адольф Гитлер?

И: Эээ… Военный преступник.
Д: Отлично. Итак, в твоей личной реальности «присутствуют» двое людей - одного из них ты считаешь великим человеком, а другого - гнусным преступником и убийцей. Я правильно понимаю?

И: Ну в общем да.
Д: Теперь давай поподробнее разберёмся в том, почему ты так считаешь, и отчего сказанное тобой неверно - и следовательно, иллюзорно. Итак, некто по имени Александр собрал много других людей, повёл на чужие территории и захватил их, успешно перебив толпы народа. В силу того, что он совершил эти действия, ты называешь его великим человеком - то есть его величие состоит в том, что он убивал и захватывал. Далее - некто по имени Адольф собрал много других людей, повёл на чужие территории и захватил их, опять же успешно перебив толпы народа. Он совершил те же самые действия, что и Александр - но ты не называешь его «Адольф Великий», а говоришь, что он военный преступник. Тебе не кажется, что в этом содержится некоторое противоречие?

И: Ну… Это как-то не приходило мне в голову. И вообще - Гитлер совсем другое дело.
Д: Почему другое? Два человека совершают абсолютно идентичные действия - захватывают и убивают. Но оценка их действий тобою отчего-то различна - один велик, а другой преступник. Почему?

И: Гитлер убил гораздо больше людей, разве нет?
Д: Конечно. Но ведь Александра ты называешь великим именно потому, что он убивал людей - ты не называешь великим какого-нибудь безвестного Антипатра, который в те времена мирно сидел дома, никого не убивал, и торговал вином. Значит, именно факт массового убийства, совершённого Александром, сделал его великим в твоих глазах. Гитлер убил ещё больше людей - следовательно, он ещё более велик? Но тогда почему ты не ответила на мой вопрос «Гитлер - великий полководец», а назвала его преступником?

И: Трудно сказать… Просто вспомнилось…
Д: Ага, «вспомнилось». Что мы здесь видим? Мы видим маленькую часть твоего иллюзорного мира в действии. Убеждение, что Александр великий полководец, а Гитлер - военный преступник, не является продуктом здравой оценки и вообще размышлений, а просто информацией, которую ты восприняла, как данность. Ну, учили тебя так в школе - ты это приняла, и для тебя этот вопрос решён раз и навсегда. Больше ты об этом не думаешь. И вот такой информации в твоём сознании содержится очень много. Она и формирует твой иллюзорный мир - правда, не она одна, но мы сейчас говорим о самом простом, не углубляясь в сложное.

И: А почему иллюзорный? Как ни крути, а Гитлер всё же военный преступник.
Д: Да? Видишь ли, понятие «преступник» имеет смысл только тогда, когда есть законы, которые можно преступить. А законы пишут люди - и они бывают ой как различны. Он преступник согласно какому законодательству? Современному законодательству РФ? Своду законов Хаммурапи? Нюрнбергским расовым законам от 1935-ого года?

И: Общечеловеческим нравственным законам.
Д: Вот! Вот оно. Мы с тобой раскрыли ещё один компонент твоего личного иллюзорного мира. На самом деле никаких «общечеловеческих нравственных законов» не существует. Если говорить грубо и упрощённо, то это выглядит так: формируется некая группа людей, которая принимает те или иные законы, преследующие определённую цель, регулирующие общественные отношения и так далее. Эти законы очень различны. У индейцев, например, родственники невесты в первую брачную ночь лишали её девственности - и это считалось не только законным, но и высоконравственным, поскольку избавляло жениха от проклятья и мести злых духов. У древних греков существовали человеческие жертвоприношения, Ифигению хоть вспомни - и никто не говорил, что это противозаконно. У римлян весталку, которая вступила в половую связь, закапывали в землю живьём - в полном соответствии с законом, хотя её преступление с нашей точки зрения вовсе таким не выглядит. Древние евреи, попади в их руки современная содержательница магического салона, забили бы её камнями - и опять же, поступили бы не только законно, но ещё и высоконравственно. Целые цивилизации тысячи лет существовали по законам, которые отличны от нынешних - и эти законы были, повторяю, очень различны. То есть отсутствие некоего «общечеловеческого нравственного закона» является фактом - примеров сотни, если не тысячи. Но для тебя этот самый «общечеловеческий нравственный закон» существует. А где? Да в твоём личном мире иллюзий. По существу, то, что ты называешь «общечеловеческим нравственным законом» - не более чем твои представления о том, «что такое хорошо, и что такое плохо». И ты даже не можешь объяснить, почему один убийца велик, а другой - нет.

И: А ты можешь?
Д: Да, потому что руководствуюсь религиозным законом. Гитлер был врагом общности, к которой я принадлежу; врагом моего народа. И моё отношение к нему - соответствующее. То есть как к врагу и убийце. Но я, заметь, не рассуждаю при этом ни о каких «общечеловеческих ценностях». Я понимаю, что с другой точки зрения всё выглядит иначе. Сейчас об этом не принято говорить - но ведь немцы в своё время искренне любили своего фюрера. А за что? Он сделал им много хорошего. Но люди создают образ этакого «вселенского злодея» - и верят в его реальность. Эта вера является частью их мира личных иллюзий.

И: Хорошо - допустим, сказанное тобой не лишено смысла. Но что на практике из этого следует?
Д: Видишь ли, для того, чтобы добиться радости бытия, необходимо прежде всего освободиться от иллюзий, и научиться видеть вещи такими, каковы они есть на самом деле - хотя потом, на более высоком этапе, следует избавиться и от этого «на самом деле». Только тогда мы сможем отделять важное от неважного и ценное для нас от того, что представляет собой лишь мнимую ценность. До тех пор, пока мы не сделаем этого - мы будем тратить свои силы в погоне за иллюзорными ценностями, и это не принесёт нам ничего, кроме вреда. Кроме того. Поскольку подлинной радости мы можем достичь, только общаясь с высшими, именно это общение является нашей целью. А мир личных иллюзий мешает этому - прежде всего потому, что сами представления о высших у многих людей являются иллюзорными. Соответственно, связь с ними становится невозможной.

И: Почему?
Д: Потому что для того, чтобы установить связь с высшими, ты, во-первых, должна иметь о них более или менее адекватное представление, а во-вторых - чётко осознавать, зачем тебе это нужно. Например, ты знаешь, что такое автосервис, ты чётко представляешь себе, чем там занимаются, ты осознаёшь, что тебе от работников автосервиса надо. Поэтому ты берёшь телефонный справочник, и звонишь туда - то есть делаешь шаг к тому, чтобы вступить с работниками автосервиса в определённые отношения, в данном случае экономические. Но представь себе, что ты искренне веришь в существование Чебурашки и Крокодила Гены. И хочешь, чтобы Чебурашка послал тебе Гену для того, чтобы тот помог тебе вскопать огород. Согласись, что бесполезно искать в справочнике номер Чебурашки - как бесполезно и искать его лично что в Урюпинске, что в Нью-Йорке. А почему? А потому, что Чебурашка - точно такая же иллюзия, как и твои «общечеловеческие нравственные законы». Равно бесполезно обращаться в реально существующий автосервис для того, чтобы постричься или купить килограмм колбасы - даже если ты веришь, что автосервис этой самой колбасой торгует. И, если твои представления о высшем иллюзорны, ты будешь искать связи не с высшим, а с иллюзией. Что к результату не приведёт.

И: Ладно, допустим. Но как отличить иллюзию от того, что ей не является?
Д: Вопрос хороший. Проблема в том, что полное избавление от иллюзий практически невозможно. С другой стороны, развитое сознание способно свести количество этих иллюзий к минимуму. Причём на более высоком уровне избавления от иллюзий методы меняются. Но начинать надо с простого, даже элементарного.

И: Например?
Д: Начинать надо с самого признания того, что твои личные представления - иллюзорны. Затем - чётко определить ценности твоего иллюзорного мира. Далее - произвести их переоценку, руководствуясь при этом здравым смыслом и фактами. Наконец, надо приучить себя задумываться над мотивами своих действий - самых мелких и повседневных. После того, как всё это будет сделано - можно двигаться дальше; и там здравый смысл уже не играет роли, как и переоценка ценностей. Там открывается новый мир, который воспринимается непосредственно, сердцем. И твои ценности, соответственно, будут совсем иными. И лишь за этим идёт выработка нового, чёткого мировоззрения в соответствии с принципами учения.

И: А поподробнее можно?
Д: Можно. Ты осознала, что твои представления большей частью иллюзорны?

И: Пожалуй, да.
Д: Тогда скажи - у нас тут как, Солнце крутится вокруг Земли, или Земля вокруг Солнца?

И: Естественно, Земля вращается вокруг Солнца.
Д: Несмотря на то, что твои ощущения убеждают тебя в обратном? Ты же видишь - Земля неподвижна, а Солнце ползёт по небу?

И: Ну ты же прекрасно знаешь, что это на самом деле не так. Учёные давным-давно это доказали.
Д: Ты только что сказала мне, что осознала иллюзорность большей части своих представлений. В то же время очевидно, что ты считаешь некоторые из них истинными. Следовательно, ты не осознала ничего - потому что в противном случае к любой истине ты бы относилась с долей сомнения. Но ты просто, не рассуждая и даже не пытаясь что-то проверить, следуешь авторитетному мнению. То есть веришь в истинность научных представлений точно так же, как религиозный фанатик верит в истинность своих «священных писаний» - подход, который настоящим учёным, к слову, глубоко чужд. Образованный человек средневековья точно так же относился к геоцентрической системе, как ты - к гелиоцентрической.

И: Но ведь это - научная истина.
Д: Так говорили и в средние века. По поводу системы Птолемея. Вот пример того, как надо мыслить - все видели своими глазами, что Солнце вращается вокруг земли. Но один человек взял, и усомнился - а так ли это? Он вышел за грани своего иллюзорного мира, и смог представить, что на самом деле всё может быть совсем не таким, как кажется. И даже тогда он писал: «Принимая в соображение, какой нелепостью должно показаться это учение, я долго не решался напечатать мою книгу». То есть, то, что для тебя является «элементарной истиной» - в то время казалось нелепостью. Это было невозможно, глупо - над этим смеялись, этого никто не понимал. Почему? Потому что представления мира личных иллюзий были сильнее разума. И сейчас ситуация не изменилась ничуть, будь уверена. Ну да ладно. На самом деле проблема не в том, вращается ли Солнце вокруг Земли, или же Земля вокруг Солнца - по большому счёту, это не имеет для тебя значения, коль скоро Солнце светит и греет. Подлинная проблема в том, что и у тебя, и у средневекового схоласта вращается в голове определённое представление, которое и ты, и он считаете безусловно верным.

И: Но если это представление является всё же верным?
Д: Неважно, верное оно или нет. Важно только то, что ты не сделала попытки усомниться в его истинности, и попытаться лично его проверить. Мысль об этом даже не пришла тебе в голову. Если бы все действовали так, как ты - никакое знание не смогло бы развиваться вообще. Но находились люди, которые, стоя на неподвижной земле и наблюдая собственными глазами вращающееся вокруг неё Солнце, смогли усомниться даже в том, что очевидно - а не то что в написанном в книгах или в том, что показывают по телевизору. И поняли, что вещи далеко не обязательно таковы, какими кажутся. Улавливаешь разницу в типах мышления?

И: Да, но я же не могу лично проверять все научные представления на предмет их истинности?
Д: А это тебе и не нужно - зачем? Достаточно понять то, что представления могут изменяться, и не относиться к ним, как к истине в последней инстанции. А вот что тебе нужно - это непредвзято и вдумчиво отнестись к общемировоззренческим представлениям. Наукой пусть занимаются учёные - а нам следует преобразовать свою жизнь. Для чего прежде всего отделить истинные ценности от ценностей ложных. Научиться мыслить иначе, давать иные оценки.

И: И какие ценности являются ложными?
Д: Их много. Вот к примеру - какого человека ты считаешь успешным и достойным?

И: Ну, того, который сумел чего-то добиться в жизни, реализовать себя.
Д: Отлично, а теперь давай с этим разберёмся. Что значит - «добиться в жизни и реализовать себя», по твоему мнению?

И: Получить образование, устроиться на хорошую работу, сделать карьеру, заработать много денег…
Д: То есть человек, который добился всего этого - успешный и достойный? Он «реализовал себя»?

И: Именно.
Д: Понятно. Итак, что мы имеем. Мы имеем некую систему ценностей, среди которых - образование, работа, карьера, деньги. Соответственно, ты оцениваешь человека в рамках данной системы - то есть успешен и достоин тот, кто всего этого добился. А кто не добился - тот и не успешен, и не достоин. Я правильно понимаю?

И: Ну, я не говорю о том, что все небогатые люди, например, не достойны.
Д: Ага, не говоришь, но про себя думаешь. В рамках твоей системы тот, кто не сделал карьеру или там не получил диплом университета - неудачник по умолчанию. Причём показательно, что твоя система не учитывает реальные, зримые достоинства человека вообще никак. Проще говоря, достоинствами ты считаешь не то, что по факту ими является, а то, что считается таковыми в мире иллюзий, мнимых ценностей. Например, для тебя не имеет значения, насколько умён человек, и каким количеством реальных знаний он обладает - для тебя важно только наличие бумажки о высшем образовании. Есть бумажка - значит, человек достойный. Нет бумажки - значит, так себе человечишка. Точно так же и с остальным.

И: Ну почему? Интеллект и знания важны…
Д: Тогда почему ты о них не упомянула? Да потому, что в твоём иллюзорном мире бумажка имеет больший вес, чем интеллект и знания.

И: Но ведь эта самая «бумажка», документ о высшем образовании, как раз и свидетельствует о наличии определённого уровня интеллекта и знаний?
Д: Нет. О наличии интеллекта свидетельствуют не документы, а разумное поведение в жизненных ситуациях. Каковое, увы, наблюдается весьма редко - гораздо реже, чем попадаются соответствующие документы. Это напоминает мне некоторых любителей собак. Что ценит в собаке такой любитель? Не ум животного, не его способность к выживанию, не практическую пользу, которую оно может принести, охраняя дом. Он ценит породистость и родословную. Поэтому глупый кобель с пышной родословной это великая ценность, а беспородная, но умная дворняга - это так, мусор помоечный. Однако породистый кобель ценен только в личном иллюзорном мире упомянутого собаковода. А если эти две собаки будут бороться за выживание - победит умная и сильная помоечная дворняга, а не изнеженный квартирный породистый пёс. Потому что в реальном мире ценностями являются сила и интеллект, а не родословная. Понимаешь, о чём я?

И: Понимаю. Но разве сила и интеллект не проявляются как раз в том, что человек добивается хорошей должности и обеспеченной жизни?
Д: Далеко не всегда. Представь себе некую глупую блондинку. Она поступила в ВУЗ, с горем пополам окончила его, флиртуя с преподавателями и упрашивая однокурсников писать за неё курсовые работы. Потом она берёт диплом, и идёт устраиваться на работу в банк. Внешность у неё миленькая, её берут. Потом она спит с директором банка, всячески его ублажая. Потом, вследствие этого, её назначают заместителем директора банка. Твоя «реализация себя» налицо - она получила образование, устроилась на хорошую работу, сделала карьеру, заработала много денег. Как ты считаешь - много ей для этого потребовалось интеллекта?

И: Ну, не думаю. Скорее, ей потребовался жизненный расчёт.
Д: Но тем не менее, в твоей системе ценностей она - достойный и реализовавший себя в жизни человек? А какой-нибудь там Булгаков, который нищенствовал всю жизнь - жалкий неудачник?

И: Нет, конечно.
Д: Почему нет? Он же карьеры не сделал, денег не заработал?

И: Он реализовал себя, как писатель.
Д: А, стало быть, ты всё же признаёшь наличие некоей иной системы ценностей, которая не совпадает с твоей?

И: Хорошо, признаю. Есть добившиеся известности люди искусства, есть знаменитые учёные.
Д: То есть творчество и познание - это тоже ценности? Не только деньги и карьера делают человека успешным и достойным?

И: Не только, согласна.
Д: Уже лучше, хотя и не особо хорошо, потому что ты опять сделала оговорку - «знаменитые», «добившиеся известности». Здесь для тебя ценны опять же не сами процессы познания или творчества, а только известность среди других людей. То есть если творишь, но известности не добился - значит, опять-таки неудачник. А если творишь, и добился - значит, достойный человек. Всё опять же сводится к так называемому «жизненному успеху». Понятно, что при подобном раскладе некто вроде Дарьи Донцовой гораздо ценнее, чем ну хоть Фёдор Сологуб - скольким людям известна Донцова, и скольким Сологуб? Так?

И: Нет, конечно. Сологуб отличный поэт, а Донцова - ширпотреб.
Д: Извини, но тогда я просто перестаю тебя понимать. Теперь выходит, что ценна не известность писателя, а качество его творчества?

И: Конечно. Но ведь именно качество творчества и ведёт к известности, разве нет?
Д: Опять же - далеко не всегда. Актёры популярных дешёвых сериалов гораздо известнее, чем доктор философских наук Мераб Мамардашвили - и что, это говорит о том, что творчество актёров качественнее творчества упомянутого философа? Да ничуть. Видишь ли, твоя система оценок полностью привязана к общественным установлениям - она никак не учитывает качества личности. Вернее, она учитывает их опосредованно - не сами по себе, а исключительно в свете общественного признания. Между тем, общественные установления зачастую не просто иллюзорны, но порой и просто-напросто глупы. Представь себе общество, все отношения в котором определяются цветом и качеством обуви. Из обуви сделан культ. Знакомясь с девушкой, мы прежде всего смотрим на её туфельки. Дети в школах сдают специальные экзамены по ношению обуви - сдавшим его дают право на ношение зелёных, фиолетовых или же красных ботинок, в зависимости от результата. Когда выпускник приходит устраиваться на работу - начальник проверяет не его профессиональные знания, а цвет обуви. Те, кто каким-то образом получает право на ношение элитной позолоченной обуви - самые уважаемые люди, к которым все прислушиваются, которым завидуют и которыми восхищаются. И напротив - человек в серой и грязной обуви вызывает только презрение. Как, ничего не напоминает? И не говори мне, что подобное невозможно. Возможно ещё как - и не только возможно, но и есть. У нас достоинства человека определяются толщиной его бумажника, а у дикарей они определялись размером кольца в носу. Принцип тот же. Поэтому, если бы ты жила в описываемом мною обществе, твоя система ценностей выглядела примерно так: достоин тот, у кого туфли лучше, а потому получение золочёных туфель есть цель и смысл существования.

И: Звучит действительно глупо, но ты, мне кажется, упускаешь один важный момент. - Действительно, и качество туфель, и толщина бумажника, и размер кольца в носу - не более чем условность. Но дело в том, что эта самая условность приносит члену общества вполне конкретные жизненные блага. Например, в описанном тобою «обувном обществе» те, кто имеет позолоченные туфли, занимали бы высокие посты, имели самых красивых женщин, и вообще вкусно и много кушали. Можно, конечно, смеяться над различными условностями - но только до тех пор, пока они не приносят реальную пользу. Это можно воспринимать, как игру - даже если она глупа, и я это понимаю, я всё равно буду в ней участвовать, потому что мне это выгодно.
Д: Верно. Но тут проблема в том, что существует гораздо более глубокий уровень иллюзорности. Мы уже говорили о том, что на самом деле нам нужны не высокие посты, деньги и красивые женщины, а радость жизни…

И: Но ведь всё упомянутое тобой и приносит радость. И мне, и большинству людей.
Д: Так только кажется. На самом деле эта радость временна и непостоянна - достижение её ведёт к ещё большему страданию. Богатые и успешные с твоей точки зрения люди - далеко не все поголовно счастливы. Даже, скорее, наоборот - потому что слишком зависимы от того, что является иллюзией; тем более если условия изменяются, они оказываются беспомощными. Человек, думая, что стремится к радости бытия - по факту стремится лишь к иллюзорным ценностям. Его жизнь - это вечная погоня и вечное ожидание. Вот я вырасту… вот я выучусь… вот я заработаю много денег - и уж тогда, наконец, наступит счастье. Но счастье не приходит, и в итоге такой человек, измотанный, разочарованный и старый, говорит себе: «Вот я умру, и уж тогда-то, наконец, будет мне вечное блаженство». Между тем, радости бытия, реализации своих желаний можно добиться сразу, без погони за иллюзорными ценностями. Но именно эти иллюзорные ценности навязываются нам извне: «Зарабатывайте деньги, и будете счастливы!», «Любите красивых женщин, и будете счастливы!», «Пейте кока-колу, и будете счастливы!» Однако на деле всё это - ложь. И когда мы пьём кока-колу, мы не становимся счастливыми. И когда мы покупаем красивую машину, нашей радости хватает ненадолго, потому что рано или поздно она ломается, и вообще у соседа машина лучше, и нам хочется такую же. Мы снова стремимся к счастью, стараемся, работаем, приобретаем машину лучше, чем у соседа, испытываем радость - и снова очень скоро радость превращается в ничто. Проще говоря, хотя реализация наших желаний и ведёт нас к счастью, это счастье в итоге оказывается иллюзией, и мы снова утрачиваем радость бытия. Возникает замкнутый круг, в котором страдание от нереализованных желаний сменяется мимолётным удовольствием от желаний реализованных.

И: Тем не менее, деньги, повторяю, дают вполне реальные преимущества. Эти преимущества - не иллюзорны, пусть и порождены иллюзией. Зачем отказываться от этого?
Д: Я не говорю, что нужно отказываться от зарабатывания денег - речь не об этом. Речь о том, что радость бытия для нас - главное; и что эта радость никак не связана с тем, что считается ценным в мире наших личных иллюзий.

И: То есть нам не нужно стремиться к реализации наших желаний?
Д: Отчего же? Я говорю о том, что счастье - в реализации наших желаний, но эти желания должны быть истинными, а не иллюзорными. Наши желания - это часть нашей личности; отказаться от них означает стремиться к небытию. Стремление к реализации подлинных желаний - это развитие личности в процессе достижения цели. Наша цель - радость бытия. Наше средство достижения этой цели - связь с высшими. Это - прямой, понятный и доступный каждому путь. Между тем человек стремится к этой же цели окольной дорогой, и в итоге не приходит ни к чему. Он думает: «Вот, если у меня будет много денег, я стану счастлив» - но на деле, даже если он достигает данной цели, этого отчего-то не происходит. Тогда он бросается к одному, к другому, к третьему, пытаясь достичь иных целей - но снова не ощущает радости бытия. Это и есть тюрьма - бесконечный процесс получения ненужного в попытке добиться важного. Но важное - радость бытия, - ускользает от человека. Потому что надо не о позолоченных туфлях мечтать, и не о том, чтобы стать обладателем самого большого кольца в носу во всём племени, а трансформировать своё сознание так, чтобы это самое кольцо стало ненужным для ощущения радости бытия.

И: И сатанизм позволяет добиться этого?
Д: Да, но важно понять, к примеру, что, философия Ницше делает из людей сверхчеловеков. Ученье само по себе ничего не делает. Достичь радости бытия может только сам человек, уж извини за банальность. Сатанизм является только ориентиром, который может помочь, не более. Но я не мечусь между «какова моя репутация на работе» и «где достать сто тысяч евро на новую квартиру» - я знаю, что мне это не нужно, потому что счастья не принесёт. Мне достаточно того, что у меня есть - для меня важна только связь с высшими. Это и приносит мне радость.

И: То есть ты - счастлив?
Д: Конечно. Хотя и не так, как мог бы быть, если бы моя связь с высшими была более совершенной.

И: Означает ли это, что ты поддерживаешь своего рода аскетизм?
Д: Аскетизм? Да никогда. Я просто осознаю, что радость бытия не зависит от материальных условий. Радость ребёнка богатых родителей от покупки дорогого компьютера идентична радости ребёнка бедных родителей от покупки копеечной игрушки. Или ты считаешь, что все люди земли на протяжении тысяч лет не испытывали радости бытия только потому, что у них не было огромных особняков со всеми удобствами? А как только появилась вода из крана и электричество - так все стали от этого поголовно счастливы? Вот ты - счастлива от того, что у тебя дома течёт из крана горячая вода?

И: Не сказала бы, что я счастлива от этого. Хотя то, что она течёт - это, в общем-то, хорошо.
Д: Хорошо. Но - мало. Мало для того ощущения радости, о котором я говорю. Между тем по правилам иллюзорного мира мы гоняемся исключительно за горячей водой из крана, и прочими вещами такого рода. И ещё удивляемся, почему в итоге достижение этих целей не приносит нам радости.

И: Ладно, допустим. А вот эта самая твоя связь с высшими - она всегда приносит радость, я правильно понимаю?
Д: Всегда. Хотя, возможно, не каждый бы назвал это радостью. В связи с высшими присутствует значительная доля страдания.

И: Это как же так получается? Радость и страдание одновременно? Тогда какая же это радость?
Д: Ну, словами объяснить трудно. Вообще, все слова пусты по сравнению с непосредственным ощущением - только чувство, которое ты сам испытал, может дать ясную картину. Вот, например, любовь. Она приносит радость? Прекрасное чувство, правда?

И: Приносит. Прекрасное.
Д: Но согласись, что любовь несёт в себе и долю страдания - хотя бы от таких простых вещей, как невозможность быть вместе с любимым человеком; или ревность возьми, или взаимное непонимание. Это, конечно, довольно-таки отдалённая аналогия - но она может дать некоторое представление о том, что я пытаюсь до тебя донести. В случае общения с высшими ситуация немного иная.

И: Какая?
Д: Хорошо, попробую описать. Сначала в тебе происходит то, что я зову изменением. Ты начинаешь иначе смотреть на вещи, иначе мыслить. У тебя изменяются жизненные приоритеты. Это похоже на то, как если бы ты всю жизнь был слепым, а потом у тебя открылись глаза, и ты увидел прекрасный, многокрасочный мир. То, что раньше казалось важным, начинает выглядеть каким-то мелким и незначительным. Ты познаёшь открывшийся тебе новый мир, пытаешься учиться в нём жить - и это вызывает радость, даже эйфорию. Но чуть позже ты понимаешь, что твоё новое зрение ограничено как бы отдалённой стеной тумана, и ты не можешь видеть, что находится за этой стеной, что дальше. Тогда ты пытаешься проникнуть за эту стену, расширить границы своего зрения - но ничего не выходит. И это вызывает страдание. То есть ты ощущаешь смесь радости от открывшегося тебе нового мира и страдания от невозможности познать его до конца, от своей ограниченности.

И: Примерно понятно. «Новый мир» в твоём примере - это высшие, так?
Д: Именно.

И: А «стена тумана»?
Д: Это наша человеческая природа. Нас, видишь ли, отделяет от высших не то, что мы там «грешники», «мало молимся» и тому подобная чушь. Нас отделяет от высших то, что мы - люди. Мы поймём высших только тогда, когда станем такими же, как они - соответственно, полнее будет и радость нашего бытия, которая сделается радостью бытия высших. Но для этого мало просто изменить сознание, научиться мыслить иначе - для этого следует изменить свою природу, перестать быть людьми, и сделаться чем-то большим. Это возможно - но это долгий и трудный путь.

И: Да, я помню об этой вашей цели - человек должен сравняться с высшими, стать одним из них. Идея красивая, но всё же это мне кажется невозможным.
Д: А почему тебе так кажется? Да потому только, что мы, живя в своих иллюзорных мирах, сами поставили для себя пределы, и считаем это невозможным. Но гусеница превращается в бабочку, доказывая, что изменить свою природу возможно. Возможность изменения доказывает нам весь процесс эволюции. Если рассматривать этот процесс несколько грубо и упрощённо, можно сказать, что древняя амёба в итоге породила - тебя. Просто потому, что не знала, что это невозможно. Сама природа ведёт нас от низшего к высшему.

И: Природа это природа, а высшие это высшие. Ты как-то странно пытаешься увязать теорию эволюции с мистикой.
Д: Я ничего не пытаюсь увязывать, потому что увязывать ничего не нужно. Всё уже давно увязано и без нас. Поэтому нет ни мистики, ни науки - это разделение искусственно. Есть жизнь во всём многообразии своих проявлений. И есть, соответственно, знание о жизни, которое тоже многогранно. И вообще, я не люблю слова «мистика». Хотя бы потому, что оно в наши дни слишком опошлено, а потому не выражает сути описываемых им феноменов. Надо, знаешь ли, быть немного проще - просто взять, и установить связь с Сатаной. Понимаешь, мы можем сколько угодно заниматься самокопанием, мы можем даже отчасти разобраться в себе и навести в своих представлениях порядок - но это не избавит нас от мира личных иллюзий.

И: А что от него избавит?
Д: Воссоединение с чуждым нам сознанием, превосходящим человеческое. Сознание высших, подобно потоку, способно смыть с нас всё то, что является шелухой. Тогда останется лишь самое важное и жизненно необходимое.

И: Хорошо, мне примерно понятно. Давай подведём итог. Что, к примеру, мне нужно сделать, если я решусь вступить на Путь?
Д: Прежде всего, попытаться посмотреть на себя со стороны. Понять мотивацию твоих действий. Задуматься о своих целях. Провести переоценку своих ценностей. Причём делать это необходимо по возможности постоянно, в чисто бытовых вещах. Если ты задумаешься над тем, что ты делаешь, и ради чего ты это делаешь - значит, ты вступила на Путь. И если ты задумаешься хорошенько - тебе сразу же откроется несколько неприятных вещей. Кроме того, ты поймёшь многое о себе самой - и это тоже будет не особо приятным. Грубо говоря, стены твоей тюрьмы станут зримыми. А если начать разбираться дальше, переходя к пониманию мира личных иллюзий, как массива информации, воспринятой человеком на протяжении всей его жизни в ощущениях - открываются не просто неприятные, но и, не побоюсь этого слова, просто-напросто страшные вещи. Потому что осознать свою слепоту - это страшно.

И: Не совсем тебя понимаю. Что неприятного можно узнать, ответив себе на чисто бытовой вопрос – к примеру, «Почему Алла сделала короткую стрижку?».
Д: Ты даже не представляешь, как много. Если, конечно, разбираться в подлинных мотивах действий этой самой Аллы. Мы, однако, не станем сейчас этим заниматься. Мне хотелось всего лишь показать тебе общий принцип, донести до тебя хотя бы отдалённое представление о том, чем является мир личных иллюзий.

И: Ну, как я поняла - это всякие ложные, неверные представления и ценности?
Д: Да. Не забывая о том, что это - очень-очень поверхностное определение.

И: А по поводу неповерхностного мы можем поговорить?
Д: Нет.

И: Почему?
Д: Избавление от мира личных иллюзий - составная часть практики. В данном случае - это ничто иное, как совместная работа ученика и учителя над сознанием.

И: Это что, является какой-то тайной?
Д: Конечно, нет - в том смысле, в каком не являются тайной дружеские или любовные отношения близких людей. Скажем так - это просто не должно быть объектом праздного интереса.

И: Вообще, я встречала нечто подобное и в других религиях. Мысль, что высшее важнее, чем человеческие сиюминутные цели, отнюдь не нова.
Д: Что не делает её менее справедливой.

И: Получается, что материальное не важно, а важно духовное? Было, было.
Д: А вот здесь я с тобой не соглашусь. Важно не «духовное» - важна трезвая оценка, и правильная расстановка приоритетов. Аскет, презирающий «материальное» ради «духовного» - тоже пребывает в мире личных иллюзий. Просто его иллюзорные ценности несколько иные.

И: Хм, не совсем тебя понимаю.
Д: Ну, это не страшно. Если ты будешь следовать по Пути - поймёшь. Если нет - то оно тебе и не нужно.

Ответить

Вернуться в «Сайт»