Диалог одиннадцатый: о религиях жизни и смерти.

Ответить
Аватара пользователя
dazarat
Иерарх
Сообщения: 3646
Зарегистрирован: Вс окт 21, 2007 00:56

Диалог одиннадцатый: о религиях жизни и смерти.

Сообщение dazarat » Вс июн 11, 2017 11:12

Интересующаяся: Мы хотели поговорить о религиях жизни и смерти…
Дазарат: Да. Хотя эта тема не особенно для меня приятна. Да и выражение «Религия жизни», или там «религия смерти» - в общем-то, не совсем корректно, хоть и используется на практике в том числе и мной. Религия - это огромный комплекс самых различных факторов. Правильнее говорить о «воле к смерти», которая в той или иной степени наличествует в какой-либо религии.

И: Хорошо, я думаю, мы с этим разберёмся по ходу нашего диалога. Ты говорил, что любая религия ведёт к истине…
Д: Я? Когда это я такое говорил?

И: Во время одной из наших первых бесед. И мне интересно, почему, ты в таком случае осуждаешь путь и практику некоторых белосветных религий?
Д: Ну что ж, давай разберёмся, и поговорим об этом откровенно, потому что подобный разговор всё равно неизбежен. Люди постоянно задают нам вопросы вида - «А почему вам не нравится та или иная религия, ведь её последователи учат добру», и так далее. И на эти вопросы так или иначе необходим чёткий и понятный ответ.

И: Ну, давай поговорим, и разберёмся.
Д: Прежде всего, ты неверно истолковала мои слова. Я не говорил, что каждая религия ведёт к истине. Я говорил о том, что каждая религия содержит в себе некоторую часть истины, некое истинное зерно. Однако, само по себе наличие истинного зерна ещё не гарантирует отсутствия нагромождений лжи и нелепостей. И потому религия, в силу наличия таковых, не только не ведёт к дальнейшему познанию истины, а напротив, активно мешает её познанию.

И: Поясни.
Д: Вот на столе лежит чёрный прямоугольный предмет. Мы воспринимаем его наличие, то есть, попросту говоря, мы его видим. Наши слова «на столе лежит чёрный прямоугольный предмет» - истина, так оно и есть. Но представь себе, что у нас плохо со зрением, и мы не способны различить деталей. Тогда мы начинаем строить предположения - этот предмет является книгой в чёрной обложке, эта книга писателя Азимова, её оставила здесь студентка Оксана, которая всё своё свободное время посвящает чтению фантастики, потому что больше ей нечем заняться, так как у неё нет парня и так далее. На деле же на столе лежит ноутбук домохозяйки Марины, при помощи которого она ползает в интернет, чтобы пообщаться с другими домохозяйками. Что из этого следует? Мы видим, что хотя первоначальное утверждение «на столе лежит чёрный прямоугольный предмет» и является истиной, подлинным знанием - на основании этого знания были сделаны совершенно ложные выводы. То же и в религии - несмотря на наличие истинного зерна, вокруг него создаются нагромождения лжи. Я понятно объясняю?

И: Да, вполне.
Д: На практике, однако, дело обстоит ещё хуже. Представь себе, что мы не просто утверждаем, будто ноутбук - это книга писателя Азимова, принадлежащая студентке Оксане, но и говорим, что это - абсолютная истина. Вот истина, и всё тут. Всех тех, кто пытается рассмотреть наш «чёрный прямоугольный предмет» поближе, или сомневается в том, что это книга Азимова, или считает, пусть даже заблуждаясь, что это не ноутбук и не Азимов, а домашний фотоальбом - те еретики, сектанты и выродки. С ними надо бороться, их надо запрещать, всячески притеснять, а то и уничтожать физически. Ты считаешь, что подобный подход способен привести к истине?

И: Нет, я так не считаю. Но если это действительно книжка Азимова? Ведь, по твоим же словам, мы тоже не знаем истины, и не можем быть убеждены в том, что это именно ноутбук?
Д: В принципе, можем. Если у нас слабое зрение, мы можем подойти и посмотреть. Каждый может. Проблема в том, что сама идеология, содержащая претензию на «абсолютную истинность», мешает человеку это сделать. Зачем? В древних трактатах написано, что там лежит книга Азимова. Религиозные учителя говорят о том, что там лежит книга Азимова. Родители говорят нам, что там лежит книга Азимова - вообще, культуры целых народов насквозь пропитаны идеей, согласно которой там лежит эта книга. А кто не верит, что она там лежит, и что это именно Азимов - тот, как я тебе уже говорил, еретик, сектант и выродок. Проблема в том, что многим людям этого вполне достаточно, и любой поиск истины с их стороны прекращается. В нашем разговоре о вере я уже говорил о том, чем отличается наша позиция от позиции белосветных религий.

И: Напомни.
Д: Наша позиция выглядит так: «Поверь, на столе лежит ноутбук - подойди к столу, и убедись в этом сама». Позиция многих белосветных религий выглядит так: «Поверь - на столе лежит книга Азимова. А если ты не веришь в это, ты не права, и тебя жестоко накажут, вплоть до того, что ты будешь страдать вечно». В чём преимущество нашей позиции? Если ты поверишь мне, и подойдёшь к столу, ты сама увидишь, что там лежит - ноутбук, или Азимов, или фотоальбом, или вообще ничего не лежит. То есть так или иначе, в любом случае ты придёшь к истинному знанию. Позиция же белосветных религий не приведёт тебя ни к чему - ты будешь верить или не верить, но знать никогда не будешь.

И: Да, согласна.
Д: Понимаешь, страшно не заблуждение само по себе - страшно, если заблуждение считается непоколебимой истиной, непререкаемой аксиомой. Заблуждаются все - та же наука, по существу, это история заблуждений. Однако как бы там ни было, эту самую науку интересует прежде всего истина, а не утверждение какой-нибудь гипотезы теплорода на века. Истина же интересует и меня, и всех нас - я убеждён, что когда-нибудь, пусть хоть через тысячу лет, религиозное знание достигнет новых высот, и человек придёт к более совершенному, чем мы сейчас, пониманию высшего. Белосветным религиям такой подход глубоко чужд. Хотя вообще-то интерес представляет для нас не совсем это.

И: А что?
Д: Видишь ли, в том, что касается религий, ничего не происходит просто так. Да, многие события, связанные с религиями, легко объясняются политическими или там экономическими причинами. Однако на деле всё далеко не так просто, как кажется. И в этом вот «не простом» кроется главная причина наших разногласий с белосветными религиями.

И: Давай, объясняй.
Д: Вот ты никогда не задумывалась, почему история многих религий настолько неприглядна? Как и почему получилось так, что людей учили соблюдать различные заповеди, быть добрее к другим - а в итоге это вылилось в религиозные войны, преследования несогласных, насилие над теми, кто не хотел уверовать, цинизм, двойную мораль, лицемерие и ложь, борьбу со знанием, в кровь и смерть? Как же так? Вот, допустим, ты учишь своего маленького ребёнка только хорошему, учишь его помогать другим детям, делиться с ними игрушками. А на деле этот ребёнок идёт, и устраивает драку, причём искренне думает, что поступает хорошо, что именно так и нужно, что именно таким поведением он может тебя порадовать? Проще говоря, история доказывает нам, что многие белосветные религии «хотели, как лучше, а получилось, как всегда» - и не просто, «как всегда», а даже хуже, чем всегда. Тебя это не удивляет?

И: Знаешь, я как-то никогда об этом не думала. Но в общем-то да, это странно.
Д: Это не странно, если понимать, что к чему. Религия, видишь ли - это не просто некая идеология, слова, ученье. Это связь с высшими, которая изменяет нас. В этом смысле даже не столь важна формулировка религиозного положения - важен сам дух религии, являющийся отражением этой связи. И то, во что на практике данная связь людей превращает. Здесь действует простое правило, а именно - какова религия, таковы и её последователи. Если люди по факту - насильники и убийцы, не важно, что они там говорят, и чему учат. Они могут говорить что угодно, они могут учить добру, справедливости и любви - но если они несут невежество, смерть и насилие, значит, с их религией что-то не так.

И: Хм…
Д: Вот представь себе маньяка, который днём рассуждает о любви к людям, о гуманности, о справедливости, об «общечеловеческих ценностях». А по ночам выходит из дома, и убивает малолетних девочек. Как ты будешь к нему относиться? Как к высоконравственному человеку, или как к маньяку?

И: Конечно же, как к маньяку.
Д: Ну а теперь представь, что миллион членов религиозной организации рассуждает о любви к людям, о добре, гуманности и так далее. И в то же время эти люди не стесняются убивать. Как ты будешь к ним относиться?

И: Ну, по логике вещей, точно так же.
Д: Да, но на деле большинство людей к этим религиям плохо не относятся. Некоторые белосветные религиозные организации за века своего существования, рассуждая о справедливости и добре, убили больше людей, чем погибло в первой мировой войне. Некоторые продолжают убивать и сейчас. Это - правда. Существуют тысячи, десятки тысяч фактов, подтверждающих это. Полно литературы, можешь почитать - останавливаться я на этом не буду. Тем не менее, в наши дни к этим религиозным организациям относятся с уважением, несмотря на то, что их преступления общеизвестны. Как в этом случае с твоей «логикой вещей» дело обстоит?

И: Нуу… Сейчас ведь другое время. Сейчас эти организации ничего такого не делают.
Д: Делают, хотя масштаб не тот. Почитаешь газеты - то теракт, то убийство врача, который аборты делал, то какое-нибудь самосожжение во имя чего-то там, то журналисту угрожают отрезать голову за то, что он что-то не то в газете своей напечатал. А то, что масштаб не тот - так это отнюдь не заслуга этих самых религиозных организаций. Это заслуга тех, кто сумел поставить упомянутые религиозные организации на место - часто ценой своей жизни. Причём, по историческим меркам, не так уж и давно. Но нас, повторяю, интересует не это. Нас интересует, почему так произошло. То есть мы должны найти ответ на вопрос - почему некоторые религии, независимо от тонкостей их учения, на практике несут смерть и страдания?

И: И почему?
Д: Опять же, существует несколько внешних, простых причин - например, фанатизм. Но сам по себе фанатизм не объясняет ничего; в истории религий известны вполне себе фанатики, которые отказывались убивать не то что людей, а даже насекомых - именно по причине своего фанатизма.

И: Так может, дело в том, что конкретно провозглашает религиозное учение?
Д: А если ученье открыто провозглашает, что убивать нельзя, что это плохо - а его последователи всё равно убивают?

И: Мда… Ну, не знаю.
Д: Например, в некоторых культурах самоубийство считалось допустимым, в том числе и с точки зрения религии - но никто массовых самоубийств не совершал. А в других религиях, чьё ученье считало самоубийство страшным преступлением, совершались акты массового самосожжения. Стало быть, не в учении дело.

И: Хорошо, а в чём тогда?
Д: В связи с высшими.

И: Погоди. Эту самую связь ты всё время преподносишь, как великий дар, как цель, к которой нужно стремиться, как благо, приносящее человеку пользу. И тут же говоришь, что эта связь приводит к смерти и насилию. Как же так?
Д: А тут просто надо задать себе ещё один вопрос - а с кем именно установлена эта связь, коль скоро её плодами являются смерть и насилие? Причём не просто смерть и насилие, как составляющие естественного процесса развития мира. А неоправданные ничем, бессмысленные, излишние смерть и насилие?

И: А в чём разница-то?
Д: Одно дело - если я убил на войне, защищая от врага свою страну, свой народ и свою семью. Другое дело - если я убил потому, что жертва не верит в то, что миром правит воля Разумного Космического Крокодила. Смерть и страдания - необходимая часть процесса развития, они естественны - и, когда они естественны и необходимы, то не являются чем-то плохим. А вот необходимость веры всех и каждого в Разумного Крокодила - сомнительна, ты не находишь?

И: Ты хочешь сказать, что все эти убийства по религиозным соображениям совершались из-за того, что люди установили связь с некими злыми высшими?
Д: Навсегда забудь выражение «злой высший», или «злое высшее существо», или там «носитель вселенского зла» и так далее. Я уже говорил тебе о том, что наши представления о злом и добром неприменимы к высшим.

И: Хорошо, тогда давай объясняй, как ты это видишь.
Д: Хорошо. Итак, все религии основаны на связи с высшими - пока мы будем игнорировать различные религиозные заблуждения, остановившись только на этом пункте. Однако все религии можно разделить на две большие группы по следующему признаку. Опять же мы не рассматриваем, чему они там конкретно учат - для нас это не важно. Итак: одна группа религий приносит множество ненужного, бессмысленного вреда людям, а другая - нет. Схема понятна?

И: Да.
Д: На деле, однако, всё немного сложнее. Граница между первой и второй группами религий весьма размыта. То есть отдельные люди, принадлежащие к той или иной группе религий, могут вести себя различно - как причиняя бессмысленный вред, так и, напротив, не делая этого. Хотя если мы будем рассматривать общую картину, деление всё же есть. Например, древнего грека вполне себе могли лишить жизни за «оскорбление богов», но невозможно вообразить себе того, чтобы древние греки вели религиозную войну, огнём и мечом насаждая среди персов веру в Зевса. Понимаешь, о чём я?

И: Более или менее.
Д: Поэтому здесь в качестве критерия выступает только религиозный закон - «не причиняй неоправданного вреда». О том, как этот закон нужно понимать, и какой вред является неоправданным, мы с тобой уже говорили.

И: Да, я помню.
Д: Отсюда вывод. Если у человека установлена связь с высшими, и он соблюдает данный религиозный закон - значит, он следует по Пути. Если у человека установлена связь с высшими, и он не соблюдает данный религиозный закон - значит, не в том направлении он следует, и не с теми высшими он установил связь, с которыми надо бы.

И: Вроде бы, это просто. Но если, допустим, отдельный последователь белосветной религиозной организации, которая когда-то там убивала бессмысленно массу народа, не делает всего этого - значит, он тоже следует по Пути?
Д: Скорее, нет. Я же сказал - «человек, у которого установлена связь с высшими». У большинства последователей белосветных религий эта связь просто-напросто отсутствует. Кроме того, религиозные заблуждения сами по себе мешают следовать по Пути.

И: Хорошо, и что получается?
Д: Получается, что в основе некоторых религий лежит связь с такими высшими, которая и приводит к столь печальным и неприглядным последствиям. Несмотря на то, что отдельные последователи таких религий, или даже их группы могут ничего подобного и не делать, или же это действие выражается в какой-либо иной, гораздо более «невинной» форме. Такие религии я называю «религии смерти». То есть, по существу, религий существует как бы две - одна так или иначе способствует нашему следованию Пути, а другая нет.

И: Всё же, ты называешь это «религией смерти»…
Д: Да. Однако важно помнить, что это понятие не ограничивается рамками той или иной конкретной религии. Давай всё же будем чаще пользоваться определением «воля к смерти» - тем более, что религия смерти, собственно, вообще может не восприниматься, как религия.

И: А как что?
Д: Как что угодно. Как образ жизни. Как культура. В чём суть? На нас как бы оказывают своё воздействие различные силы. Мы воспринимаем это воздействие - но оно не всегда выражает себя в форме именно религии. Оно может выразить себя хоть в искусстве, хоть в философии, хоть в быту. Коль скоро мы восприняли волю к смерти - всё, что мы делаем, будет нести на себе отпечаток смерти, нарушение религиозного закона.

И: Ты хочешь сказать, что существуют две силы? Добрая и злая?
Д: Ты опять про это? Только что объяснял, но видимо, надо ещё раз. Воздействие высших, то есть воля к смерти, которое выражает себя помимо прочего и в религии, не является «злом самим по себе». Эти высшие не являются «злыми».

И: Хорошо, больше не буду так говорить. Но какова мотивация этих высших? Зачем они оказывают на нас именно такое воздействие? Почему связь с ними приводит человека не к Пути, а к религии смерти?
Д: Мы не знаем.

И: Вот так вот просто - не знаем, и всё?
Д: Да, вот так просто. Религиозное знание состоит в том, что есть такие высшие, которые оказывают такого рода воздействие. Каковы их мотивы - мы можем только предполагать.

И: Ну хорошо, давай хотя бы предположим. Зачем высшим делать так, чтобы религия несла бессмысленное и неоправданное насилие?
Д: Ну давай, предположим. Может, они не «делают так», то есть не считают это своей целью. Может, они следуют какой-то своей цели, и равнодушны к нам - а такое воздействие является своего рода «побочным эффектом», которого они даже не думали вызывать. А может быть, они делают это намеренно, потому что «враждебны» Великой Матери. Мало ли, что может быть - все эти предположения суть пустое сотрясение воздуха. На практике нам надо знать следующее. Первое - существуют высшие, связь с которыми приносит нам вред. Второе - существуют религии, порождённые связью с такими высшими. И третье - следование учению и практике этих религий мешает нам следовать по Пути, ведёт к смерти и распаду нашего истинного «Я».

И: И что же делать с этими религиями? Как относиться к их последователям?
Д: Ничего «делать» с этими религиями не надо, да это и не в твоих силах. А относиться к их последователям необходимо с терпимостью и пониманием - так, как мы относились бы к хорошим, но искренне заблуждающимся людям. И уж тем более не надо использовать методы этих самых религий, такие, как ложь или же там насилие. Эти методы сделают нас такими же, как они - заблуждающимися последователями религии смерти.

И: То есть относиться к ним следует с уважением?
Д: К людям - да. К учению - нет. Разве ты уважаешь заблуждения?

И: Ну и подход у тебя, однако…
Д: Сейчас объясню. У нас как-то странно понимается слово «уважение» - подразумевается, что нужно уважать любой бред, коль скоро кто-либо в него верит. Между тем, если сумасшедший считает себя Наполеоном, и искренне верит в это - надо не уважать его убеждения, а лечить его в соответствующем заведении. То есть - уважать следует человека, как личность, а не его заблуждения. Вот некий человек искренне убеждён в том, что плоская земля стоит на трёх китах. Что тут уважать? Самого человека? Безусловно - да, уважать надо. Но уважать мнение, согласно которому плоская земля стоит на трёх китах - верх глупости и лицемерия. Здесь нечего уважать - напротив, надо постараться убедить этого человека, что он заблуждается. Если бы люди на протяжении всей своей истории уважали свои многочисленные заблуждения, а не пытались с ними бороться и развеять их - мы бы до сих пор сидели в пещерах.

И: То есть ты, например, уважаешь последователей белосветных религий, как людей, но не уважаешь их ложные убеждения?
Д: Да. Впрочем, и они, со своей стороны, не уважают моих убеждений, открыто называя их ложными. Белосветным религиям вообще это очень свойственно - называть ложным всё то, что хоть немного не соответствует их официальным доктринам.

И: Чем ты тогда отличаешься от них?
Д: Хотя бы тем, что не претендую на обладание абсолютной истиной. По существу, нам ничего не нужно от белосветных религий, кроме одного - чтобы они нам не мешали. Мы не призываем к какой-либо борьбе против этих религий - это как раз они мечтают, чтобы таких, как мы, не было. Эти религии нам просто-напросто не интересны.

И: Ладно, с этим понятно. Вернёмся к религии смерти. Она, как я понимаю, выражается в нарушении религиозного закона «Не причиняй неоправданного вреда».
Д: Да, но не только.

И: А в чём ещё?
Д: Во многом, всего в коротком разговоре не перечислишь. Очень здорово упрощая, можно сказать так - религия смерти выражает себя в противоестественности.

И: Приводи примеры.
Д: Конечно, куда ж я денусь. Возьми, к примеру, сексуальные отношения. Как по-твоему - секс это нормально? Естественно заниматься сексом?

И: Конечно.
Д: Ну и вот, допустим, последователь некоей религии говорит тебе, что секс - это плохо. И поэтому, например, надо отрезать себе половые органы - я не шучу, это история. Или, например, плохо заниматься сексом в определённое время года. Или плохо заниматься сексом, не вступив в брак. Или он говорит, что для тебя лучше вообще не заниматься сексом, а дать обещание этого никогда не делать, а жить в особой религиозной общине, отказавшись от создания семьи и рождения детей. Иными словами, этот последователь учит тебя, что надо так или иначе подавить твою сексуальность, регламентировать её. Но это - противоестественно. Вывод? Такому учит религия смерти - то есть такая религия, которая содержит элементы воли к смерти.

И: Ну а ещё?
Д: Человек - существо всеядное; для нас естественно употреблять и мясную, и растительную пищу. Опять же, приходит к тебе последователь какой-либо религии, и говорит, что мясо есть нельзя вообще, или ли там в определённое время года. Он подталкивает тебя к поведению, неестественному для человека - как неестественно для волка питаться сеном. Опять же - религия смерти. Для тебя нормально быть здоровой, чувствовать себя хорошо?

И: Конечно, нормально. Кто ж не хочет быть здоровым, и чувствовать себя хорошо?
Д: А вот есть такие люди. Они учат тебя, что болезни и страдания «очищают твой дух», к примеру или «искупают» чего-то там - не в качестве разовой практики, а вообще по жизни. Они внушают тебе, что идеал человека - это тот, кто морит себя голодом «ради духовного роста», кто занимается самоистязанием, лишает себя сна и так далее. И тебе сразу же должно быть понятно - это религия смерти. Иными словами, религия смерти так или иначе направляет людей к тому, чтобы они поступали противоестественно, приносили бессмысленный вред хотя бы себе - а по возможности, и другим. Вон, не так давно много скандалов было - учат людей отказываться от врачебной помощи. С такими учителями - тоже всё сразу ясно.

И: Что ж, понятно. Ну а в сфере, не связанной напрямую с религией, как подобное воздействие выражается?
Д: Да в том же самом - причинении бессмысленного вреда себе и другим. Формы этого выражения могут быть многочисленны. От наркомании и алкоголизма до убеждения, что карьера важнее семьи и рождения детей.

И: Что, любой наркоман находится под воздействием высших?
Д: Нет, конечно. Как бы тебе объяснить… Есть довольно много людей, сознание которых достаточно развито для того, чтобы воспринимать высших, слышать их голос. И они, в общем-то, его слышат - хотя и не отдают себе в этом отчёта. Но они ничего не знают о Пути совершенствования, и потому могут попасть под воздействие воли к смерти. Либо, в ином случае, просто-напросто пытаются заглушить голос высших - алкоголем, работой, чем угодно; иногда даже творчеством. Но даже это творчество несёт в себе отпечаток упадка, разложения, смерти. Оно несёт идею бессмысленности существования, призывает к пассивности.

И: Правильно ли я понимаю, что сатанизм запрещает употребление алкоголя и наркотиков?
Д: Сатанизм ничего не запрещает, и не собирается запрещать. Человек свободен, он должен иметь возможность делать свой выбор самостоятельно. Мы можем только советовать ему не поступать себе во вред - мы не можем ему приказывать, и тем более угрожать чем-то вроде «Тебя за это Сатана строго накажет». Если человек принял решение покончить жизнь самоубийством, поступая себе во вред, мы должны сказать ему - «Слушай, не делай этого, это глупо». Но если он не слушает нас, и его решение продолжать причинить себе вред твёрдо и неизменно - что ж, это его выбор и одна из практических составляющих его личной свободы. Мы должны уважать свободный выбор других людей - даже если не согласны с этим выбором и знаем, что он приведёт человека к гибели. В общем-то, это касается и отношения к последователям белосветных религий.

И: То есть?
Д: То есть мы, не будучи обязаны уважать заблуждение само по себе, тем не менее обязаны уважать свободный выбор людей, которые следуют данному заблуждению. Один из религиозных законов говорит нам, что мы должны объяснить этим людям, что они заблуждаются, что выбранный ими путь религии смерти приведёт их только к гибели, распаду их истинного «Я». Но объяснением необходимо и ограничиваться. Никакое насилие над личностью, распространённое в белосветных религиях, для нас неприемлемо.

И: А в этих религиях присутствует насилие над личностью?
Д: Конечно.

И: В чём это выражается? Я что-то не в курсе.
Д: Ты в курсе - просто ты не задумывалась на этим. Самый простой пример - «Прими нашу веру, или мы тебя убьём».

И: Ну, такого сейчас уже не бывает. Хотя раньше, конечно, было, я не спорю.
Д: Ошибаешься. Кое-где такое бывает прямо сейчас. А там, где «не бывает» - там тоже бывает частенько, только принимает другие формы. Например «Прими определённую религию, или коллеги по работе будут на тебя косо смотреть», «Порядочный человек должен исповедовать только определённую религию», «Государство разрешает заниматься религиозной деятельностью только определённым организациям» и так далее. Да, оно всё как-то «помягче», но принцип тот же, и от этого до «Прими нашу веру, или мы тебя убьём» - один шаг. Впрочем, насилие над личностью бывает и гораздо более изощрённым.

И: Например?
Д: Например, религиозное воспитание детей. Для ребёнка, видишь ли, всё то, о чём говорят взрослые, «по умолчанию» является истиной. Между тем ребёнок, в силу своего возраста, не способен дать хоть какую-то объективную оценку религиозным идеям - для него эти идеи слишком сложны. Смешно слышать о том, что пятилетний ребёнок является последователем той или иной религии. А кем он является? Над ним совершили некий религиозный обряд, и вбили ему в голову несколько примитивных сказок, к которым он был не способен отнестись критично - а это и есть насилие над личностью. Ну вот смотри - допустим, мы приняли пятилетнего ребёнка в коммунистическую партию, и внушили ему на примитивном уровне несколько идей коммунизма. Естественно, коммунистом в полном смысле этого слова ребёнок не будет - ну какой он в пять лет коммунист? Тем не менее, всё это накладывает определённый отпечаток на его личность, и это повлияет на всю его дальнейшую жизнь. И впоследствии это мешает ему рассуждать здраво - к чему, собственно, и стремятся белосветные религии. Они не хотят, чтобы человек размышлял и искал связи с высшими, потому что живая связь с высшими обнаружит всю ложность некоторых религиозных воззрений. Они хотят, чтобы человек слепо следовал детской привычке.

И: Ты хочешь сказать, что вы не совершаете со своими детьми каких-то религиозных обрядов?
Д: Нет. Ребёнок должен сначала вырасти, а уж затем, ознакомившись с учениями различных религий, сделать свой свободный и сознательный выбор.

И: Но ведь религиозное воспитание - это хорошо?
Д: Естественно, каждый родитель до некоторой степени прививает детям свои убеждения, и мы - отнюдь не являемся исключением. Но мы не возводим это в принцип, и не делаем этого намеренно, принуждая, допустим, детей участвовать в ритуалах, смысла которых они не понимают. Ну а религиозное воспитание… Вот например, воспитание ребёнка, основанное на идеях анархо-синдикализма - хорошо?

И: Ну ты сравнил…
Д: А ведь это - то же самое. Так, в нашем примере «воспитанный» человек не приходит к анархо-синдикализму сам, поразмыслив и почитав соответствующую литературу. Он приходит к нему, потому что в детстве мама ему сказала, что это правильно. Это - насилие, идеологическое насилие над личностью. Порождающее людей, не умеющих мыслить, но зато «знающих, что есть истина». Что в этом хорошего-то?

И: Ну, религиозное воспитание, например, делает ребёнка высоконравственней.
Д: Это ложь.

И: Почему?
Д: Подумай, ну какая такая «высокая нравственность» у ребёнка, и каким образом она связана с религиозными идеями? Ты всерьёз считаешь, что ребёнок будет лучше вести себя на детской площадке, если внушить ему идею, что есть только одно высшее существо, а не, к примеру, десять?

И: Нет, но он будет лучше вести себя на детской площадке, если объяснить ему, что хорошо, а что плохо.
Д: А без идеи единого высшего существа ты ну никак не можешь объяснить ему, что брать без спроса игрушки других детей нельзя? Ребёнок ведь не интересуется обоснованием твоей моральной схемы, которую ты ему внушаешь. Для него это выглядит как «Нельзя, потому что так мама сказала, а если я сделаю, она будет меня ругать». Зачем здесь религиозные идеи?

И: Но ведь впоследствии ему понадобятся такие обоснования?
Д: Возможно, в подростковом возрасте и понадобятся. Вот тогда и объяснишь, на чём основана твоя моральная схема - когда он будет способен адекватно воспринять это объяснение, и решить для себя, удовлетворительно ли оно. На деле все эти высказывания вроде «религиозное воспитание это хорошо, потому что способствует нравственности и духовному развитию» переводятся на русский язык как «религиозное воспитание это хорошо, потому что воспитывает слепо верящих в абсурдные религиозные догмы новых последователей определённых религий». Сюда же относится запугивание всякими «вечными муками» и «наказанием свыше», воспитание ненависти к тем, кто мыслит иначе и так далее. Причём это касается уже отнюдь не детей - а взрослых, которыми эти дети рано или поздно становятся. Всё это - типичные методы религии смерти, её признаки. Сатанизм стремится к развитию человеческой личности. Религия смерти стремится подавить и изуродовать личность, что в конечном счёте ведёт к распаду истинного «Я» человека. Религия смерти всегда агрессивна, всегда сопряжена с неоправданным и бессмысленным насилием - иначе она не может существовать.

И: Почему?
Д: Потому что поступать естественно человека учить не надо. Вот поступать противоестественно - его надо долго и упорно учить.

И: То есть?
Д: Вот представь человека, который вообще ничего не знает о религии, философии, каких-либо идеях вообще - даже о законах. Несмотря на это, он будет стремиться к радости бытия, он будет следовать своей природе в своих поступках. Для того, чтобы человек решил, что надо уйти в пещеру, чтобы морить себя голодом и каждый день хлестать себя плёткой по спине, при этом отказываясь от общения с противоположным полом, каковой он считает неким «носителем зла» - в его сознании должен произойти целый переворот. И этот переворот насильственно совершается религией смерти.

И: Но разве всё это - не показатель превосходства духа над телом?
Д: Тело и дух представляют собой единство. Какое «превосходство»? И почему «превосходить» означает в данном случае «подавить»? Ну, подавила ты свои сексуальные желания. Это сделало тебя умнее, или талантливее, или добавило тебе знаний?

И: Ну, нет.
Д: Может быть, именно наличие сексуальных желаний мешает тебе хорошо относиться к людям, или помогать им при возникшей необходимости?

И: Да нет, не мешает.
Д: Тогда зачем? Чем это на практике сделало тебя лучше других? Говорить о «превосходстве духа над телом» столь же нелепо, как говорить о «превосходстве файла над жёстким диском, на который он записан». Если уж и говорить о каком-либо «превосходстве», то исключительно понимая под этим качество и важность записанной информации. А то, что ты неправильно используешь носитель информации, или вообще намеренно пытаешься его повредить - говорит только о твоей глупости, а не о том, что в результате этого действия информация станет качественно иной. Цель религии смерти - ослабить твоё истинное «Я», привести его к распаду и исчезновению. Соответственно, и оказывается воздействие через проявления, Тень, тело и дух. В результате появляется «идеал» - как человек, ведущий противоестественный образ жизни, у которого в голове вместо мыслей крутится одна и та же молитва. Этот «идеал», если и является идеалом - то идеалом вырождения, деградации.

И: Ладно, а помимо сатанизма существуют ещё религии, не относящиеся к религиям смерти?
Д: Да, конечно, существуют и существовали. Люди, в общем-то, по мере сил следовали Пути, хотя и в этих религиях встречалось всякое, и наличествовало множество религиозных заблуждений. Впрочем, снова повторю - нельзя, неверно выделять некую «религию смерти в чистом виде». В любой религии понамешано всякого. Важно лишь, насколько сильно в той или иной религии выражена воля к смерти.

И: Ясно. А ещё есть какие-нибудь признаки религии смерти?
Д: Есть. Например, религия смерти всегда ставит перед человеком принципиально недостижимые цели, культивируя при этом постоянное чувство вины.

И: Поясни.
Д: Ну вот, например, некая религия говорит тебе - ты не должна дышать, потому что дышать это плохо. Иными словами, перед тобой поставлена цель - не дышать. Но не дышать ты не можешь - это противно твоей природе. Соответственно, твоя неспособность достичь этой цели вызывает постоянное чувство вины, «нечистоты». А постоянное чувство вины разрушает дух.

И: Но ведь ни одна религия не ставит таких абсурдных, недостижимых целей?
Д: Не дышать? Да, ни одна. Но это просто пример, иллюстрирующий суть - религии смерти выдвигают ничуть не менее абсурдные и недостижимые цели. Например, рекомендуется любить или не любить - как будто чувство любви зависит от твоей воли. Или не иметь определённых мыслей - как будто мысль не возникает спонтанно. Или, допустим, не испытывать сексуального влечения. Или никогда и никого не осуждать. Понимаешь, цель здесь совсем не в том, чтобы ты всего этого не делала - все знают, что ты никогда не полюбишь бомжа с улицы, как свою маму; что ты постоянно даёшь оценку действиям других людей, то есть судишь о них; что время от времени тебе в голову приходит «непозволительная» мысль. Цель в том, чтобы ты испытывала чувство вины из-за несоответствия ложному и недостижимому идеалу. Цель - в разрушении твоего истинного «Я».

И: Но ведь эти религии такому не учат…
Д: Учат. Просто современный человек, являющийся последователем белосветных религий чаще всего формально, об этом не знает, или же знает, но не берёт в голову. Но если он начинает хоть немного «погружаться» в религию, всё это сразу всплывает. Например, некоторые религии учат, что хорошо раздать всё своё имущество, и быть бедным. Но поступают так, заметь, считанные единицы. Почему? Потому что у людей семьи, дети. И если они своё имущество раздадут - что с этими детьми будет? Да и самим по подвалам жить не особо хочется. А если так поступят все - рухнет и экономика, и государство. Тем не менее, раздача имущества и бедность выставляются, как идеал. А идеалу этому большинство людей не соответствуют - да и не могут. Но, повторяю, дело здесь не в имуществе. Дело - в чувстве вины, которое разрушает дух. Ну а высшее выражение - ты виновна уже потому, что родилась на свет.

И: Ну, такого уж точно не бывает.
Д: И опять ошибаешься. Ещё как бывает. Но не будем углубляться в детали. Остановимся на другом - к сожалению, иногда религия смерти может привлечь и тех, кто следует по Пути.

И: Каким образом?
Д: Следующие по Пути лучше воспринимают высших. Соответственно, они могут воспринимать и тех высших, которые являются источником воли к смерти.

И: Получается, что некоторые из высших как бы заставляют людей нарушать религиозные законы?
Д: Нет. В очередной раз повторю, что это не некий «заговор злых сил, враждебных человеку». Человек не может быть «врагом высших», которому они будут «намеренно стремиться причинить вред» - мы слишком ничтожны для этого. Но высшие оказывают на нас воздействие. И иногда воздействие высших может вызвать такого рода эффект. Более того - склонность к смерти присутствует в каждом слабом истинном «Я». В том, что слабое истинное «Я» устремляется не только к развитию, но и к гибели - есть, в общем-то, и мудрость, и справедливость. Однако для того, кто следует по Пути, всё это неприемлемо. Нам не следует поддаваться голосу смерти - мы идём не к ней, а к бесконечному существованию в высшей форме.

И: Всё же мне не совсем понятно с признаками воли к смерти. «Противоестественно» - это, знаешь ли, штука неоднозначная. На первый взгляд, всё просто. А если углубляться - то возникает много вопросов…
Д: Хорошо, тогда давай зайдём с другой стороны. Воля к смерти всегда выражена в ограничении, в подавлении, в запрете. С другой стороны, ограничение и запрет не всегда представляют собой проявление воли к смерти.

И: Не скажу, что так понятнее. Поясни.
Д: Религия смерти - это всегда подавление, а не развитие. Как это делается? Берётся этакий «скальпель». И человек «разрезается на две половины». Одна «половина» объявляется «хорошей». Другая «половина» объявляется «плохой». То, что объявлено «плохим», надо подавить, запретить, уничтожить. Если этого добиться - человек якобы станет «хорошим». Но в результате рождается не «хороший» человек, а калека, урод духа. Воля к смерти как бы говорит нам: «Хочешь лучше слышать? Ну так выколи себе глаза - потому что у слепых лучше слух. Вырви из себя вот эти мысли. Раздави вот такие-то и такие-то чувства. Запрети себе желать этого и того. Подави в себе стремление к тому-то и к тому-то». Подавление, а не развитие - вот принцип религий смерти.

И: Ну а чему учите вы, сатанисты?
Д: А мы учим, что в человеке, как в личности, нет ничего лишнего и ненужного. Мы учим, что необходимо не подавлять, а развивать, и разумно использовать.

И: Но ведь человеку необходимо самоограничение…
Д: Конечно. Но это должно быть самоограничением во имя развития.

И: Поясни.
Д: Нет проблем. Вот смотри. Мы, допустим, воспитываем ребёнка. И мы хотим, чтобы он был физически развит. Соответственно, мы следим за его развитием - и в этом нам помогает в том числе и ограничение. Мы устанавливаем для ребёнка режим дня, полезный для его здоровья. Мы ограничиваем время его сидения за компьютером, говоря о том, что необходимо заниматься спортом. Иными словами, вся наша деятельность направлена на то, чтобы тело нашего ребёнка было бы здоровым и сильным. Чтобы он - развивался физически. Это понятно?

И: Да, конечно.
Д: А теперь представь себе, что мы стремимся не к тому, чтобы ребёнок физически развивался, а наоборот. Мы считаем, что некоторые органы тела ребёнка - отвратительны, «злы», и должны быть уничтожены. Например, нам не нравятся руки ребёнка - ну «плохие» они, потому как ими, руками, «много чего нехорошего делают». И вот мы учим ребёнка тому, что делать что-либо руками - нехорошо; а в идеале было бы отлично эти самые руки вообще отрезать.

И: Ужасы какие ты говоришь…
Д: Это не ужасы, а повседневная практика религий смерти. Только в их случае речь идёт не столько о теле, сколько о духе, о личности. Раздави, уничтожь вот это вот чувство, мысль, желание - и якобы получится «хороший человек». Но в итоге получается всегда одно и то же - воля к смерти порождает калек духа; больных людей. В том числе и в силу этих причин плоды некоторых религий на практике являются настолько неприглядными.

И: Но ведь мы должны определять свои поступки, как хорошие и плохие, разве нет?
Д: Конечно. Но поступок человека - это не качество его личности, согласись. Проблема не в том, что мы говорим о плохих поступках. Проблема в том, что некоторые человеческие качества изначально объявляются «безусловно плохими», подлежащими уничтожению посредством тех или иных религиозных практик. А это - ложь. Природа мудра, потому что в ней - воля Великой Матери. В человеке нет ничего лишнего. Всё, что есть в человеке - необходимо для его полноценной жизни, для его выживания. В том числе - и для «выживания в вечности», если только можно так выразиться. Другое дело, что всем этим надо уметь разумно пользоваться - чему и должна учить религия.

И: Но разве нет, к примеру, безусловно плохих чувств, эмоций?
Д: Например, каких?

И: Например, чувство ненависти…
Д: А разве не это чувство побуждает тебя бороться с врагами твоей страны и твоего народа, стремиться установить справедливость и так далее? Разве наши предки, к примеру, не относились с ненавистью к иноземным захватчикам? И ведь эта ненависть вела их к победе - это благодаря их ненависти к врагу мы с тобой здесь сейчас разговариваем.

И: Ну, если подходить с такой стороны…
Д: Ещё раз. В человеке нет ничего «лишнего», ничего «безусловно плохого», каковое необходимо раздавить и уничтожить. Человек - существо гармоничное, и его личность должна развиваться в гармонии. А воля к смерти эту гармонию так или иначе стремится нарушить.

И: Всё спросить хочу - а почему воля к смерти-то? При чём тут смерть?
Д: При том, что этот путь ведёт человека не только к духовной инвалидности, но и к смерти, как следствию таковой.

И: Но зачем это некоторым высшим? А, ну да, ты не знаешь.
Д: Возможно, самые слабые из нас просто не выдерживают их голоса. Возможно, голос высших просто оказывает подобное воздействие на тех, чьё истинное «Я» изначально слабо. В любом случае, для следующего Пути это не имеет значения. Путь ведёт нас к жизни, а не к смерти.

И: И ты утверждаешь, что все те жестокости, которые были в истории религий, обусловлены именно волей к смерти?
Д: Помимо прочего. Всё, что происходило и происходит сейчас, имеет много причин. Многие из этих причин не имеют никакого отношения к высшим. Но в то же время волю к смерти мы легко можем проследить - и, как я уже говорил, не только в религии.

И: Мне кажется, что мы затронул сразу несколько больших тем, и ни одной из них толком не раскрыли…
Д: Так и есть.

И: Жаль. Ну да общее представление я получила, за что и благодарю. Пока этого достаточно.

Ответить

Вернуться в «Сайт»