Диалог тринадцатый: о жречестве.

Ответить
Аватара пользователя
dazarat
Иерарх
Сообщения: 3646
Зарегистрирован: Вс окт 21, 2007 00:56

Диалог тринадцатый: о жречестве.

Сообщение dazarat » Вс июн 11, 2017 11:17

Интересующаяся: Так, ты обещал поговорить со мной о жречестве.
Дазарат: Ну, если обещал - то давай поговорим. Что тебя интересует?

И: Ну, прежде всего - это они вообще такие, эти жрецы? Я так понимаю, жрецы всегда приносили жертвы «богам», в чём, собственно, и состояла их «работа». Ваши жрецы заняты тем же самым?
Д: Наши жрецы — нет, не совсем тем же самым. И чтобы не возникало никакой путаницы, необходимо сразу же показать, в чём состоит отличие.

И: Ну давай, показывай.
Д: Что такое, собственно, жертвоприношение в обычном понимании? Это «акт товарообмена». Человек отдавал что-либо своим «богам» в обмен на их помощь, их содействие.

И: Не всегда. Существовали и «очистительные жертвы», к примеру.
Д: Всё равно это является ничем иным, как сделкой. То есть в данном случае человек жертвовал что-либо своему «божеству» ради того, чтобы очиститься, получить прощение. Доходило до того, что люди считали, будто высшие существа нуждаются в жертвах, не могут без таковых жить. Наличествовали представления, например, что без жертв «боги голодают»; что «жертвоприношение доставляет богам удовольствие» и так далее.

И: А это неверно?
Д: Нет, конечно. Подобные взгляды ставят высших существ в некую зависимость от людей, от совершения таковыми жертвоприношений. Между тем, никакой такого рода зависимости не существует. Высшие не нуждаются в жертвах самих по себе — а в общем-то, не нуждаются и в наличии нас, людей.

И: То есть высшим не нужны жертвы?
Д: Можно сказать так - жертвоприношения косвенно полезны высшим, но они никак не зависят от них, и могут без них обойтись.

И: А зачем тогда необходимо и жречество, и все ритуалы такого рода?
Д: Причины, конечно же, есть, и мы об этих причинах поговорим. Хотя, может быть, само слово «жречество» не является верным - то есть не совсем точно характеризует деятельность некоторых последователей. Не совсем верно говорить и о «жертвоприношении высшим», хотя на практике мы и употребляем это выражение.

И: Зачем же употребляете, раз не совсем верно?
Д: Ну, так сложилось. Мы, конечно, по мере сил пытаемся изменить общераспространённые представления - но это долгий и трудный процесс. В общем, привычные понятия прижились - хотя собственно жречество прекрасно знает, что это неверно.

И: По привычке, короче, говорите о «жертвоприношении высшим»?
Д: Ну в общем да, ты права. Хотя на мой взгляд, лучше было бы не называть, к примеру, жреца жрецом, а создать новый, более точный термин. Ну да что выросло, то выросло. Что же до тебя лично, то тебе надо просто помнить о том, что наш жрец — не то же самое, что жрец какого-нибудь древнего культа.

И: Хорошо, а в чём разница?
Д: Ну хотя бы в том, что наши жрецы не совершают упомянутой мною «торговой сделки».

И: И опять я возвращаюсь к вопросу, который задала только что - а зачем нужно жречество, и чем, собственно, эти самые жрецы занимаются? Я, например, понимаю, чем занимались жрецы упомянутых тобой культов. Вот неурожай, допустим, или там эпидемия. Жрецы приносят жертвы богам, надеясь умилостивить их, и прекратить бедствие. Всё понятно и просто. Но с твоей точки зрения - это «акт товарообмена»; то есть ваши жрецы подобного не делают. В общем, давай, объясняй, что там у вас к чему.
Д: Хорошо. Давай сначала определим, что же такое жертвоприношение в нашем понимании…

И: Давай определим.
Д: Жертвоприношение - это ритуальное действие, имеющее целью трансформацию систем Тьмы.

И: Чуть подробнее можно?
Д: Известное нам бытие представляет собой сверхсистему Тьмы, состоящую из множества подсистем, каковыми являемся и мы с тобой. Однако вне этой сверхсистемы существуют и иные системы Тьмы. То есть известное нам бытие не «является всем», не может быть названо проявлением «Предвечной Тьмы во всей её совокупности». Жертвоприношение как ритуал способствует «перекачке» внебытийных исходных единиц Тьмы в известную нам вселенную, качественно изменяя тем самым её подсистемы. То есть жрец - это последователь, который активно способствует трансформации мира и человека на уровне внутреннего ритуала.

И: Ну, ты, наверное, уже догадываешься, что я сейчас попрошу объяснить всё это на каком-нибудь простом и понятном примере.
Д: Сейчас. Представь себе, что мы имеем сад, окружённый забором. Всё, что вне забора - это чужая собственность, не относящаяся к нашему саду. С одной стороны, мы можем как заботиться о своём саде, так и изменять его к лучшему, не покидая пределы забора, и работая с тем, что есть. Но если мы хотим радикальных изменений - нам надо выйти за эти пределы, привнести в наш сад нечто извне - семена новых растений, допустим, или же удобрения. Или, к примеру, мы можем докупить земли, и расширить наш сад, перенеся забор чуть подальше - то есть охватить им большую территорию.

И: Получается, что жрецы - это такие вот «садовники»?
Д: Да. Известное нам бытие ограничено своего рода «стеной»-то есть уровнем реализации внутренней деятельности Тьмы, «границей бытийности» определённого уровня. Жрец посредством ритуала как бы «выходит за пределы стены», и привносит в наше бытие нечто такое, чего в нём не было раньше, то есть новые исходные единицы Тьмы. Эти единицы усваиваются подсистемами мира, качественно меняя их. Соответственно, это способствует реализации одной из наших целей - рождению бытия нового, более высокого плана.

И: Проще говоря, деятельность жречества изменяет мир?
Д: Любая деятельность изменяет мир, даже деятельность мыши в подвале. Точнее было бы сказать так - деятельность жречества способствует качественному изменению различных подсистем Тьмы.

И: Хорошо, а при чём тут высшие?
Д: Дело в том, что человек пока слаб. Как правило, мы не можем самостоятельно преодолеть границу бытийности, выйти за пределы территории, ограничиваемой «стеной». Поэтому мы пользуемся содействием высших.

И: То есть высшие помогают жречеству трансформировать мир?
Д: Да. И в этом смысле жертвоприношение для высших полезно.

И: А почему подобной трансформацией не занимаются сами высшие?
Д: Они занимаются - с чего ты взяла, что нет?

И: Но ведь возможности высших больше наших? Они занимаются трансформацией такого рода успешнее?
Д: Конечно.

И: А зачем им тогда жрецы? Мне кажется, что воздействие, оказываемое жрецами, является ничтожным в сравнении с воздействием, оказываемым высшими.
Д: Это действительно так. Однако никакое воздействие не бывает излишним. Высшие поддержат даже минимально выраженное стремление к трансформации бытия. Кроме того, одной из трансформируемых систем является сам человек - то есть наследник высших.

И: Так, погоди. Выходит, что жрецы привносят в наш мир нечто извне, и это нечто изменяет самого человека?
Д: Да. Они привносят исходные единицы Тьмы иной бытийности. Действительно, их доля ничтожна во вселенском масштабе - но значительна для тебя лично, как и вообще для всех практикующих. Скажем так. Жреческие ритуалы изменяют мир - но это не очевидно, поскольку в масштабах вселенной воздействие крайне незначительно. Однако жреческие ритуалы изменяют последователей, и в частности, самих же жрецов - и вот здесь эффект очень даже заметен. Изменяя сущность, мы изменяем личность.

И: То есть жреческие ритуалы - практический инструмент декларируемого вами самосовершенствования?
Д: Да, эти ритуалы - важный элемент самосовершенствования, следования по Пути вообще.

И: А зачем необходим особый класс людей для совершения этих ритуалов? Что, их не может совершать каждый?
Д: При отсутствии жреца - может. Однако на деле всё не так просто. Жрец получает посвящение, которое, внося изменения в его истинное «Я», позволяет ему оказывать более эффективное трансформирующее воздействие.

И: Получается, что жрец - своего рода посредник между обычным человеком и высшими?
Д: Ни в коем случае. Жрец - это человек, который предназначен для исполнения определённой работы, и умеет хорошо это делать.

И: Тем не менее, ритуалы совершает именно и исключительно жречество?
Д: Не «исключительно», говорил же только что. «Преимущественно» - вот верное слово.

И: И всё же мне кажется…
Д: Хорошо, если кажется - поясню чуть подробнее. Что такое, собственно, упомянутое тобой «посредничество»? Человек хочет обратиться к высшим. Но он не может этого сделать самостоятельно - для этого ему обязательно нужен служитель того или иного религиозного культа. Этот служитель - вроде бы как курьер, доставляющий послания от человека к высшим. Я правильно говорю?

И: Ну, примерно так.
Д: Мы же утверждаем, что каждый человек не просто может, но и должен установить связь с высшими. Для того, чтобы обратиться к высшим - никакие жрецы не нужны.

И: Хорошо, давай спрошу так. Обычный последователь, не жрец, может совершить ритуал?
Д: Да, конечно - коль скоро возникла такая необходимость.

И: Любой ритуал?
Д: Практически любой, кроме специальных жреческих. Кроме ритуала того же жреческого посвящения, например.

И: А если ему необходимо совершить специальный жреческий ритуал?
Д: Зачем? Эти ритуалы предназначены исключительно для жрецов. Совершение их отнюдь не является некоей привилегией; они специфичны. Ну разве что в особых случаях… Ты вот нуждаешься в бритье лица по утрам?

И: Нет, конечно.
Д: Не нуждаешься, потому как ты женщина. А я вот - нуждаюсь, и совершаю «ритуал бритья». Что отнюдь не означает, будто я обладаю некими особыми привилегиями, и доктринально запрещаю тебе бриться. Я не запрещаю - давай, брей по утрам лицо перед тем, как накраситься. Другое дело, что оно тебе не нужно. Так же и со специальными жреческими ритуалами - в них нуждаются жрецы. Обычные последователи в них не нуждаются. А стандартные ритуалы они, при необходимости, могут совершать и самостоятельно, без жречества.

И: При необходимости?
Д: Да.

И: То есть, как правило, такие ритуалы совершают всё же жрецы?
Д: Да.

И: Почему?
Д: Ну видишь ли, для того, чтобы делать какое-то дело действительно хорошо, необходим навык. Жрец - это человек, во многом посвятивший себя ритуалистике. Вот у тебя, допустим, отросли волосы, и тебе срочно надо постричься. В общем-то, любой человек может взять ножницы, и укоротить твои волосы. В крайнем случае, ты можешь это сделать и самостоятельно. Но заметь - ты всё же обращаешься в парикмахерскую, или там в салон красоты, чтобы причёску тебе сделали профессионалы. Верно?

И: Ну, верно.
Д: Так же и в случае с ритуалами. Любой человек может их совершать, коль скоро возникнет такая необходимость. И ритуал будет эффективен - стрижка, которую за пять минут может сделать тебе твой сосед шофёр Вася, тоже эффективна, согласись. Например, ритуал необходимо провести, а посвящённого жреца просто нет в городе - что ж, не проводить ритуал? Ни в коем случае - ритуал надо проводить. Однако если жрец в пределах досягаемости наличествует - разумнее, чтобы ритуал проводил именно он.

И: То есть вообще-то ритуалы совершает жречество, но при необходимости их может совершать каждый?
Д: Именно так.

И: Хорошо, а кто может стать жрецом?
Д: Кто этого захочет.

И: То есть любой? Есть ли какие-либо ограничения по половому там признаку, или по возрастному, или ещё по какому? Во многих белосветных религиях подобные ограничения существуют.
Д: Десятилетние дети жрецами, ясное дело, не становятся. В остальном же ограничений нет. Есть, правда, предпочтения.

И: Предпочтения?
Д: Предпочтительнее, чтобы жреческим служением занималась женщина.

И: Даже так? Почему?
Д: В силу своей природы. Женщины лучше ощущают связь с высшими. Как правило. Это не означает того, что любая женщина - потенциальная хорошая жрица; многие мужчины чувствуют связь с высшими гораздо отчётливей, чем среднестатическая женщина. Однако в общем и целом связь женщины качественнее. Поэтому, опять же в общем и целом, женщина более пригодна для жреческого служения.

И: Хорошо, а кто решает, пригоден или же нет человек для этого служения?
Д: Сам человек, и посвящённое жречество.

И: А религиозные учителя?
Д: А религиозные учителя должны заниматься своим служением.

И: Но ведь именно они, учителя, возглавляют вашу складывающуюся религиозную общность?
Д: Религиозные учителя - не начальники. И их авторитет - не повод вмешиваться в дела жречества. Подобное вмешательство возможно лишь в крайнем случае. До сих пор такого случая никогда не было. Впрочем, мы находимся лишь в самом начале Пути. Возможно, конечно, всякое.

И: То есть у вас своего рода «разделение властей»?
Д: Ты, как и любой современный человек, слишком много внимания уделяешь вопросам, связанным с так называемой «властью». Это происходит потому, что «власть» слишком сильно вросла в твою жизнь, и определяет её течение чуть ли не ежеминутно. Пойми, религиозная общность - не армия. У нас нет никакого «разделения властей» - у нас есть, если уж на то пошло, «разделение функций». Религиозные учителя - доносят до людей религиозные истины. Жречество совершает необходимые ритуалы. Все заняты своим прямым делом, и способствуют достижению наших целей по мере сил.

И: Да ладно тебе. В любом обществе существует власть. Я уверена, что у вас то же самое. То есть религиозный учитель сказал - последователи сделали. В чём же разница хоть с такой общностью, как государство, или там корпорация?
Д: Разница есть.

И: Да какая?
Д: Сатанинская общность - не организация стандартного типа. У религиозного учителя, видишь ли, нет полиции. И армии у него тоже нет. И денежные премии он не выписывает, и на хлебные корпоративные должности он тоже не назначает. И увольнением религиозный учитель не грозит. Иными словами, у религиозного учителя отсутствует такой необходимый атрибут власти, как механизм принуждения. Если правительство издаст закон, который тебе не нравится - ты всё равно будешь его исполнять; а не будешь, так придёт полиция, и посадит тебя за решётку. Если же религиозный учитель говорит то, что тебе не нравится - не делай этого, и выйди из общности. И никакая полиция к тебе, заметь, не придёт.

И: Хм, я как-то не рассматривала всё это в таком свете… А вообще, ты как-то наплевательски, что ли, относишься к людям. Чуть что, так сразу «выйди из общности».
Д: Разве уважение свободного выбора является наплевательским отношением? Я уважаю любой выбор - даже тот, который является откровенно глупым. Мы предлагаем людям великие дары - возможность стать высшими, обрести радость бытия, участвовать в создании нового, более совершенного мира. Если они отказываются от этих даров - это их проблема, а не наша.

И: Ладно, мы, как мне кажется, в очередной раз отвлеклись. Меня больше интересуют упомянутые тобой жреческие ритуалы. В чём суть?
Д: Ну, разве что в самых общих чертах…

И: Углубляться и не нужно. Главное, чтобы было понятно.
Д: Ладно. В общем, ритуал можно представить, как открытие некоего канала между системой нашей бытийности и Тьмой, которое в эту систему не входит. По этому каналу исходные единицы Тьмы, принадлежащие к иным системам, переходят в систему нашей бытийности и становятся её частью.

И: Терпеть не могу, когда ты так говоришь - каналы, системы… Что, нельзя просто объяснить человеку?
Д: Допустим, мы живём в некоем доме. Он представляет собой систему, состоящую, к примеру, из ста тысяч кирпичей. Действительно, обладая ста тысячами кирпичей, мы обладаем некоторой свободой творчества - то есть можем перестраивать дом по своему вкусу. Но эта свобода всё же ограничена - в силу того, что мы не можем построить сложный, огромный, многоэтажный комплекс. Для этого нам просто не хватит кирпичей - у нас их сто тысяч, а нужно, допустим, миллион. Но участок, на котором стоит наш дом - окружён упомянутым мною забором. А многоэтажный комплекс нам построить таки нужно. Поэтому что мы делаем? Мы находим таких людей, которые отправляются за забор, покупают где-то там недостающие стройматериалы, и приносят их нам. Соответственно, и наш дом, как система, делается сложнее и совершеннее.

И: Ты хочешь сказать, что жречество по этому самому каналу привносит в наш мир «новые строительные материалы»?
Д: Да. Новые исходные единицы Тьмы, которые провоцируют необходимые изменения. В то же время эти единицы Тьмы напрямую связаны с силой, трансформирующей структуры наших систем. Иными словами, ритуал изменяет истинное «Я» как самого жреца, так и всех тех, кто участвует в ритуале такого рода.

И: Ну а при чём тут высшие?
Д: Сейчас объясню. Итак, жреческий ритуал открывает канал между нашей бытийностью и не охваченной таковой Тьмой, привнося её единицы и мощь в известный нам мир. Несколько упрощая, можно сказать так - ритуал привносит изменяющую мир силу. Однако для того, чтобы эта сила была привнесена - необходимо тоже приложить силу; в частности, для того, чтобы открыть канал. Но человек, как правило, слаб - и потому вынужден просить содействия для открытия этого канала. Поэтому он прибегает к содействию высших.

И: Приложить силу, чтобы получить силу?
Д: Да.

И: Как-то нелогично…
Д: Почему? В нашей жизни это случается сплошь и рядом. Например, мы построили мощную электростанцию, энергия которой может выполнять самую различную работу. Но для начала необходимо, грубо говоря, опустить рубильник в положение «включено». И вот, допустим, это пытается сделать ребёнок. Во-первых, он просто не дотягивается до рубильника. Во-вторых, ему не хватает сил, чтобы этот рубильник опустить. Ну, и он просит помощи у более сильных взрослых.

И: То есть просит дёрнуть рубильник вместо него?
Д: Нет. Он просит табуретку, чтобы достать до рубильника, и какую-нибудь палку, при помощи которой сможет его повернуть.

И: А почему бы этим самым взрослым просто не повернуть рубильник самим?
Д: Они так и делают. Но у них - свои «электростанции», и свои «рубильники».

И: Так, давай посмотрим, что же у нас получается. У нас получается, что жрец пытается открыть некий канал, по которому извне в наш мир приходит сила, новые исходные единицы Тьмы. Для этого он прибегает к помощи высших сил, которые так или иначе способствуют упомянутому процессу. Так?
Д: Ну, пусть пока будет так.

И: Самостоятельно, без содействия высших, человек не может открыть такого рода канал?
Д: Теоретически может - для этого просто необходимо достаточное количество силы, мощи нашего истинного «Я». На практике у людей не хватает сил для открытия такого канала, или хватает редко. Поэтому жречество идёт как бы обходным путём, приобретая силу посредством ритуала и взаимодействия с высшими. А затем высшие выполняют роль неких координаторов приложения этой силы. То есть способствуют тому, чтобы полученная во время ритуала сила способствовала открытию канала.

И: Хорошо, а при чём тут, собственно, жертвоприношение?
Д: Жертвоприношение даёт жрецу минимальное количество силы, необходимое для инициализации процесса открытия канала. Давай опишем, наконец, весь процесс окончательно. Жрец совершает жертвоприношение. Это жертвоприношение даёт ему минимальное количество силы. Затем он устанавливает связь с высшими. Высшие способствуют тому, чтобы сила жреца была должным образом направлена, и смогла бы открыть канал между нашей бытийностью и тем, что к ней не принадлежит. По этому каналу в наш мир «перетекают» новые единицы Тьмы - и, соответственно, сила. Причём в большем объёме, чем затраченная жрецом. Общий принцип понятен?

И: Да, но сразу возникает много вопросов. Что приносится в жертву? Кому? Каким образом и почему это самое жертвоприношение даёт минимум силы? На какое время открывается этот самый канал? Что происходит с привнесёнными извне исходными единицами Тьмы? Ну, и так далее.
Д: Хорошо, начнём по порядку, то есть с вопроса «что приносится в жертву». В некоторых случаях, это не важно - в жертву может быть принесено всё, что угодно. Имеет значение только ценность жертвы в глазах самого жреца и тех, кто участвует в ритуале.

И: Почему?
Д: Потому что «жертвовать» - означает «отказываться от того, что мы считаем для себя ценным».

И: Хорошо, а почему отказ от того, что мы считаем для себя ценным, даёт нам некий минимум силы?
Д: Понимаешь, «работает» не обряд. «Работает» наше истинное «Я». По большому счёту, это - одно из следствий нашего договора с высшими. Конечно, сам жертвуемый предмет не имеет значения. Но имеет значение наше сознание - а значит, и наше истинное «Я». Заключение договора приводит к добровольному долгу. Исполнение добровольного долга вознаграждается силой. Поэтому последователь, жертвуя, приобретает силу. Не потому, что это некий общий закон - а потому, что он сотрудничает с высшими.

И: Значит, эту силу дают высшие?
Д: Тоже неверно. Скорее, можно сказать так - сотрудничество с высшими, договор с ними, следование добровольному долгу изменяют наше истинное «Я» таким образом, что мы приобретаем силу, жертвуя тем, что нам ценно.

И: То есть это касается только ваших последователей ?
Д: Да.

И: Но ведь сила не берётся из ниоткуда.
Д: Верно. Минимальная сила, необходимая для открытия канала, берётся жрецом из самой природы, из нашего мира. Если конкретнее - в жертву приносятся животные и растения.

И: Ужас какой - убивать несчастных животных.
Д: Наши предки, практиковавшие подобное тысячелетиями, с тобой бы не согласились. Ужас - в твоём лицемерном подходе, согласно которому нормально убить животное для того, чтобы сделать из его кожи модную сумочку, но не нормально убить его же ради блага мира и человека.

И: Оно так, но всё равно это как-то…
Д: Непривычно? Для нашей культуры, во многом сформированной одной из религий смерти - да, непривычно. Но для нас важна эффективность. И истинность того, что мы делаем.

И: Хорошо, а как же сила высших?
Д: Сила высших - это несколько иное.

И: Так, давай я разложу для себя по полочкам. Если обычный человек приносит жертву - это не имеет никакого эффекта. Если последователь, сотрудничающий с высшими, приносит жертву - это даёт ему некий минимум силы, которую он использует для открытия канала, и привнесения в наш мир новых исходных единиц Тьмы?
Д: Да, хотя стоит уточнить. Любое жертвоприношение эффективно; даже жертвоприношения белосветных религий. Однако этот эффект может быть либо сущностным, либо чисто психологическим. В нашем случае он - сущностный. В случае белосветных религий - психологический. В общих чертах, конечно - исключения возможны, не без этого. Связь с высшими - вещь неоднозначная, сложная, многогранная.

И: Хорошо, так кому приносится жертва?
Д: Формально жертва приносится высшим. Любому из них. Однако в действительности высшим приносится не жертва, а минимальная сила, полученная жрецом. Каковую высшие и помогают направить на открытие канала. И в общем-то, это не совсем жертва в общепринятом понимании. Представь себе, что у ребёнка есть ключ от двери, но он не может дотянуться до замочной скважины. И он даёт этот ключ взрослому. Взрослый поворачивает ключ, и помогает открыть дверь - после чего ребёнок может в неё войти. Минимальная сила - это такой вот ключ. Да, она даётся высшим. Но это не некая плата за открытие двери.

И: И всё же я не понимаю, почему высшие не могут сделать это сами.
Д: Они делают это сами. Вернее, нечто аналогичное, на своём уровне. А мы делаем на своём - тоже сами. Вся разница в том, что они могут обходиться без нас, а вот нам без них пока что обойтись сложно.

И: То есть высшие тоже открывают каналы?
Д: Их каналы открыты постоянно, что во многом и способствует развитию бытия.

И: А наши?
Д: А наши открываются на одно краткое мгновение.

И: И что потом?
Д: Потом привнесённые жрецом по каналу исходные единицы Тьмы преобразуют как его сущность, так и сущность нашего бытия вообще. Иными словами, эти единицы становятся новыми элементами различных систем известного нам мира. Жертвоприношение открывает канал за границы нашего бытия, через который в наш мир перетекают новые единицы Тьмы. Это способствует изменению человека и мира.

И: И всё?
Д: И всё. По идее, не стоит углубляться во всякие тонкости - если ты не жрица, конечно. Достаточно знать, что ритуал вызывает благотворные изменения в твоём истинном «Я», и способствует скорейшему рождению нового мира.

И: А если я захочу стать жрицей? Что я должна сделать?
Д: В общем-то, всё то же самое, что делают остальные последователи. Необходимо начать следовать по Пути, исполнять четыре религиозных закона. Необходимо участвовать в ритуалах, знать базовые основы учения. Наконец, необходимо получить особое жреческое посвящение.

И: Это посвящение отличается от обычного?
Д: Да, отличается. Кроме того, необходимо чётко осознавать всю ту меру ответственности, которая лежит на жрице. Жреческое служение - это, скажем так, дополнительный добровольный долг.

И: Мне хотелось бы немного подробнее поговорить о посвящении. Мы с тобой, в общем-то, уже в некоторой степени подходили к этому вопросу в наших прошлых беседах, но теперь мне кажется, что нужно окончательно внести ясность в это дело. Как я понимаю, посвящение - это ничто иное, как заключение договора с высшими…
Д: Не совсем. Посвящение включает в себя очень многое. Да, можно рассматривать посвящение, как договор - не забывая о том, что сам договор является вещью неоднозначной. Можно - как часть добровольного долга. Можно - как изменение своего истинного «Я». Можно, наконец, рассматривать посвящение, как начальный этап Пути. Но лучше, говоря о посвящении, помнить обо всём этом одновременно.

И: Хорошо, давай начнём с простого. Ты говорил, что посвящение может получить любой человек, выразивший такое желание.
Д: Да.

И: И в то же время религиозная общность - иерархическая система?
Д: В некотором смысле.

И: Получается, что существует как бы несколько степеней посвящения?
Д: Конечно.

И: А почему ты об этом не говорил?
Д: Да ты как-то не спрашивала. Не пришлось к слову.

И: Посвящение изменяет наше истинное «Я»?
Д: Да.

И: Каким образом?
Д: Посвящение можно назвать актом рождения нового человека, с несколько иной сущностью.

И: Посвящение - это как второе рождение?
Д: Можно сказать и так. Хотя слово «перерождение» мне кажется немного более точным. Перерождение, впрочем, происходит с нами постоянно и непрерывно. В следующую секунду мы будем уже не такими, какими являемся сейчас. А вообще, при желании можно выделить несколько общих признаков посвящения - в том числе и жреческого.

И: Хорошо, давай выделим эти признаки.
Д: Ну что такое, собственно, посвящение? Для последователя это, во-первых, практическое выражение его веры. Во-вторых, это акт отождествления себя с сатанинской религиозной общностью. В-третьих, это выражение готовности получить дары высших. В-четвёртых, это принятие своего будущего в качестве наследника нового бытия. В-пятых, это отказ от прежней жизни, и ответственное обещание жить в соответствии с четырьмя религиозными законами. Различные же степени посвящения отражают в себе готовность следовать определённому добровольному долгу. Ну а к жреческому посвящению добавляется кое-что ещё.

И: А именно?
Д: А именно, посвящение себя Великой Матери, Сатане или кому-либо другому из высших, а также отождествление своей жизни с жертвой Великой Матери.

И: В общих чертах всё ясно, но хотелось бы всё же остановиться на этом чуть подробнее. Что значит - «практическое выражение веры»?
Д: Даже не знаю, зачем здесь нужны какие-то дополнительные пояснения. Согласись, что если человек верит во что-то, обладает какими-то убеждениями, следует неким мировоззренческим принципам - он стремится реализовать всё это на практике. Готовность человека к посвящению, соответственно, является свидетельством его веры в правильность избранного им Пути.

И: А «отождествление себя с религиозной общностью»?
Д: Это означает, что после ритуала посвящения религиозная общность становится для этого человека той общностью, которую он обязан защищать в соответствии с религиозным законом.

И: А до посвящения он защищать её не обязан?
Д: Конечно, нет. С чего бы ему быть обязанным защищать то, что ему чуждо, и частью чего он не является?

И: «Выражение готовности получить дары высших»?
Д: Прежде всего это означает, что человек осознаёт все последствия такого шага, как посвящение. Дары высших - это, конечно, благо. Но этим благом надо уметь пользоваться. Более того - неверно используемый дар иногда может приносить вред. Как и любая вещь, которой пользуются неправильно. Да и вообще, человек, как правило, не любит нести ответственность за что бы то ни было. Именно поэтому ритуал посвящения во многом представляет собой ничто иное, как вопрос, адресованный нашему истинному «Я», который звучит так: «А готов ли ты?».

И: А «принятие своего будущего в качестве наследника нового бытия»?
Д: Опять же, человеку, вступающему на Путь, следует чётко осознавать, что именно его ожидает. А ожидает его ничто иное, как новое бытие в высшей форме.

И: Ну и в чём проблема? Это что, плохо? Это - величайшая цель. Зачем нужно как бы дополнительно предупреждать об этом?
Д: Затем, что человек делает свободный выбор. Даже если он выбирает, без сомнения, самую великую из доступных для человека целей, а альтернатива непривлекательна - выбор всё равно, в любом случае, должен быть свободным.

И: Хорошо, принимается. Давай об «отказе от прежней жизни» - что подразумевается под этим? Отказ от своих привычек? Изменение образа жизни?
Д: Тебя интересует, нужно ли бросать семью, работу, подружек, и ехать в какую-нибудь тайгу, чтобы жить там на хлебе и воде? Что-то в этом роде?

И: Ну примерно да, так я себе это и представляю.
Д: А зря. Изменение образа жизни должно выражаться в практическом следовании четырём религиозным законам и добровольному долгу. Конечно, есть ещё рекомендации учителя - но это, опять же, дело добровольное; это совет, а отнюдь не приказ. Религиозные законы просты; можно легко соблюдать их, живя обычной жизнью современного города.

И: А добровольный долг?
Д: А добровольный долг на то и добровольный, что последователь сам определяет, в чём именно этот долг состоит. Просто не надо принимать на себя таких обязательств, которые тебе невозможно или трудно исполнить. Ты должна понять, что наше учение в этом плане не аналогично многим белосветным религиям. В некоторых из этих религий столько заповедей, настолько трудных для исполнения, что в итоге исполнять их становится невозможным. Люди, стремящиеся исполнить их в совершенстве, не могут жить в современном обществе, и потому отделяются от него, живя в более или менее самостоятельных общинах. И даже в таком случае эти люди не рассматривают себя как «праведников» - то есть как людей, в совершенстве исполнивших религиозный закон. Они - в любом случае «грешники»; только разве что «чуть менее грешники», чем те, кто живёт жизнью современного общества. У нас подход принципиально иной. Последователь не только может, но и должен, если можно так выразиться, «быть праведником». «Праведность» - это норма для следующего по Пути. В то время как в белосветных религиях нормой является как раз «грех», а «праведность» - исключением, доступным для единиц. Ты понимаешь, в чём разница?

И: Кажется, да.
Д: Тогда ты должна понять и вот ещё что. Вступая на Путь, ты делаешь только то, чего хочешь ты сама. Возлагая на себя добровольный долг - ты сама выбираешь, каким он должен быть. Только ты в конечном счёте решаешь, что тебе нужно делать - для реализации наших целей, для самосовершенствования, для религиозной общности.

И: Ну хорошо, в случае с добровольным долгом - согласна, так и есть. Но ведь четыре религиозных закона я исполнять обязана?
Д: Да, рекомендуется исполнять. Но не забывай, что при посвящении ты сама, добровольно пообещала следовать этим законам. Если же ты не хотела следовать им - зачем было получать посвящение?

И: Что ж, соглашусь. Теперь давай рассмотрим особенности жреческого посвящения. Как ты там говорил?
Д: Я говорил, что жреческое посвящение, помимо прочего - это посвящение себя Астарте, Сатане или кому-либо другому из высших, а также отождествление своей жизни с жертвой Великой Матери.

И: И что это означает?
Д: Я не хотел бы с тобой говорить об этом.

И: Даже так? Почему? Слишком сложно?
Д: Дело даже не в том, что это сложно. Дело, скорее, в том, что это касается только жрецов, да и полностью понято может быть исключительно ими. Для тебя же, как просто для человека любопытствующего, это не имеет значения, поскольку не формирует какого бы то ни было верного представления о Пути.

И: Ну хотя бы в общих чертах ты можешь рассказать, что здесь и как?
Д: Разве что в самых общих.

И: Тогда рассказывай.
Д: Даже не знаю, с чего к этому подойти. Понимаешь, высшие, конечно, воспринимают нас. Однако посвящённых они воспринимают «с особенной чёткостью». Жреческое посвящение как бы сосредотачивает на человеке «взгляд высших», который будет ощущаться жрецом более или менее постоянно. С одним из этих высших жрец устанавливает «особые отношения», пытаясь «достичь гармонии» своего истинного «Я» с истинным «Я» избранного им высшего. Уподобляя своё истинное «Я» высшей сущности, к примеру, Астарты, активно участвуя в процессе преображения мира, жрец становится не только жертвователем, но и жертвой - как и, собственно, сама Мать.

И: Не сказала бы, что мне в этом всё понятно.
Д: Ну и не углубляйся - не надо в это лезть, это проблемы жречества, и нам они до конца в любом случае непонятны.

И: Тебе тоже они не до конца понятны?
Д: Ясное дело. Я же не жрец.

И: Но ведь ты - религиозный учитель, и должен разбираться в этом?
Д: С чего это я должен? Тебя послушать, так любой биолог должен разбираться в теоретической физике, а любой физик - в истории государства и права. У меня своё служение, у жречества - своё. Их Путь отличен от моего Пути. Поэтому я не понимаю их полностью - как и они меня, впрочем.

И: То есть получается, что жречество - это некая особая каста, со своим пониманием Пути, со своими проблемами и практиками?
Д: В чём-то это верно, хотя я не использовал бы здесь термин «каста». Жречество - часть единого организма религиозной общности. «Особые функции» жречества - это норма. У всех, знаешь ли, «особые функции», потому что каждый следует по Пути, и каждый при этом - личность. Вообще, давай разберёмся с нашей иерархией, раз уж ты постоянно об этом упоминаешь. Это не иерархия в общепринятом понимании - то есть не такая структура, в которой низшие звенья подчиняются звеньям высшим. Людям, которые привыкли быть частью стандартных иерархических структур, это бывает поначалу сложно принять и понять. Однако общность - не стандартная иерархическая структура. Сатанинской общностью никто не управляет. Нет ни начальников, ни подчинённых - есть люди, следующие по Пути, и выполняющие при этом некоторые специфические задачи. Уважения могут добиться те последователи, которые достигли определённых успехов - но это никак не зависит от их «иерархического звания». Таким образом, любой последователь может добиться большего, чем верховный жрец, и пользоваться большим уважением в общности, как таковой. На что похожа наша иерархия? Представь себе, что некая группа людей делает одно общее дело - строит дом, допустим. Кто-то создаёт фундамент, кто-то кладёт кирпичи, кто-то вставляет в окна стёкла, кто-то делает крышу. Работа у них у всех различная - но в одинаковой степени важная. А какого-то отдающего приказы начальника строительства нет вообще. Разве мы можем сказать, что создатель фундамента иерархически важнее и выше, чем тот, кто вставляет стёкла? Не можем, да и с чего бы - ведь для того, чтобы дом был хорошим, равно необходима деятельность и того, и другого. Уважением же работник пользуется не за занимаемую им должность, а за хорошую работу. Точно так же и в сатанинской общности - само по себе то, что ты верховная жрица, не делает тебя чем-то выше простого последователя. Потому что на практике он вполне себе способен добиться лучших результатов, чем ты.

И: Но разве начинающим последователям не нужно слушаться своих наставников?
Д: Нужно.

И: Значит, всё равно возникает некая иерархическая структура, основанная на подчинении?
Д: Нет. Структура, основанная на подчинении - это иерархия должностей, никак не учитывающая личные качества человека. Есть рабочий, есть мастер, есть начальник цеха. И совершенно неважно, кто именно эти должности занимает - при любом раскладе начальник цеха всегда будет выше простого рабочего. Даже если рабочий - гениальный человек, а начальник цеха полный идиот, эта иерархия сохранится. Потому что важен только должностной статус. В сатанинской общности твой статус, к примеру, верховной жрицы не даёт тебе каких-либо преимуществ перед остальными сам по себе. Вот если ты чего-то добилась, следуя по Пути - тогда тебя станут уважать. И у тебя захотят учиться другие - потому, что ты являешься примером, а не занимаешь определённую должность. И вот тут да - начинающий последователь добровольно соглашается прислушиваться к советам наставника. Это - ничто иное, как обучение. Согласись, что было бы странно, если бы вчерашний школьник пришёл в бригаду опытных строителей нашего дома, и вместо того, чтобы сначала обучиться своему делу, начал строить дом не с фундамента, а с крыши, да ещё и считал, что это нормально. Кроме того. Довольно часто мне приходилось сталкиваться с людьми, мыслящими в рамках «иерархии должностей», и вследствие этого полагающими, что «быть жрецом лучше, чем просто последователем». И мне приходится объяснять, что это далеко не так. Многие жрецы обращаются за практическим советам к опытным последователям, следуют их рекомендациям, и это совершенно нормально. Просто потому, что последователь с двадцатилетним опытом успешной практики разбирается во многих вещах гораздо лучше, чем человек, получивший жреческое посвящение полгода назад.

И: А преемственность откуда взялась?
Д: Вряд ли тебе кто-то сможет ответить на этот вопрос. Преемственность существовала всегда. Ну, во всяком случае с тех незапамятных времён, когда какой-нибудь там дикарь сумел впервые воспринять откровение высших.

И: Но ведь сатанинская общность появилась не так давно. Ещё лет десять назад я ни о чём подобном не слышала.
Д: Ты много о чём не слышала, но не в этом суть. Не так давно появилось название. А сама общность, общность как таковая, существовала всегда. В несколько иных формах, под иными названиями - но всегда. Преемственность не может быть прервана. И даже если представить себе, что все жрецы внезапно взяли, и куда-то исчезли - то любой человек может, поработав над собой и совершив необходимый ритуал, восстановить жречество. И это будет преемственностью - просто потому, что преемственность устанавливают высшие, а не люди.

И: То есть ты не можешь назвать конкретного человека, основавшего общность, как таковую?
Д: Конечно, нет. Да и, собственно, не людьми общность основана. Последователи существовали всегда. Они получали знания от высших, и передавали его другим вместе с посвящением. И ты тоже, если станешь следовать по Пути, рано или поздно кому-то эти знания передашь. Равно, как и передашь посвящение.

И: А чтобы получить посвящение, мне нужно просто иметь такое желание? И могу ли я посвятить себя сама? Сохранится ли преемственность при таком самопосвящении?
Д: Да, нужно прежде всего иметь такое желание. Что же касается самопосвящения… да, при наличии определённых условий ты можешь его провести, и преемственность сохраниться.

И: Каких условий?
Д: Отсутствие жреца, прежде всего. Но здесь мы должны говорить уже о так называемом «кодексе».

И: А это что за штука?
Д: А это выработанный на практике свод правил, регулирующих подобного рода вопросы.

И: Исполнение этих правил является обязательным?
Д: Скажем так - очень желательным, поскольку следование им - тоже часть практики.

И: И каковы эти правила?
Д: Ну, давай я вкратце расскажу тебе о нескольких основных. Правило первое - жрец обязан проводить ритуалы не менее четырёх раз в год. На практике, конечно, ритуалы проводятся гораздо чаще, но суть в чём? Если последователь теоретически может отказаться от проведения ритуалов вообще, коль скоро у него есть на то какие-либо причины, то жрец подобной возможности не имеет. Правило второе - жрец, а равно любой член религиозной общности не может отказать человеку в посвящении.

И: Любому? А если это - недостойный посвящения человек?
Д: О том, кто там чего достоин, должны судить высшие. Мы не можем видеть истинное «Я» человека так же отчётливо, как видят они. Поэтому, если ты жрица, и кто-то просит у тебя посвящения - по «кодексу» ты обязана его посвятить, даже если этот человек тебе лично несимпатичен.

И: А если все члены общности захотят быть жрецами, и обычных последователей не останется вообще?
Д: Во-первых, вряд ли так произойдёт - потому что жречество, как я уже говорил, само по себе не даёт ни каких-то особых прав, ни власти, ни уважения. А обязательства, между тем, оно налагает. Во-вторых, большое количество жрецов - это совсем неплохо. Тем больше приносится жертв, тем сильней становится общность.

И: Понятно, давай дальше.
Д: Правило третье - жрец не может отказать кому-либо в проведении ритуала, потому что проведение ритуалов является его прямой обязанностью. Правило четвёртое - никто не может давать посвящения выше того, которое имеет сам. За исключением тех случаев, когда прямая преемственность утрачена, и её требуется восстановить.

И: Пояснить подробнее можешь?
Д: Могу, конечно. Вот смотри. Ты, к примеру, жрица определённой степени. Соответственно, ты можешь давать посвящение последователя, и посвящение жрицы. Посвятить в верховные жрицы ты не можешь. Но. Если ты, к примеру, осталась единственной жрицей, полностью утратила связь с общностью, как таковой - ты имеешь право провести специфический ритуал, и посвятить верховную жрицу. При этом, правда, навсегда утрачивая свой собственный жреческий статус.

И: А сколько существует степеней посвящения?
Д: Основных - три. То есть человек может быть последователем, жрецом, и верховным жрецом. Однако каждая из этих степеней подразделяется на промежуточные степени. Вот в получении некоторых промежуточных степеней отказать человеку можно - их присваивает общность. Именно общность оценивает достоинства конкретного последователя. Промежуточные степени - знак уважения, признание определённых заслуг перед общностью, а равно успехов на избранном Пути. Посвящение в основные степени - по большей части обещание следовать определённым обязанностям. Но вообще, не бери пока это в голову. Однако помни о том, что общность - это не должностная структура «от низшего к высшему». Поехали дальше. Правило пятое: ритуалы должен проводить преимущественно жрец как можно более высокой степени посвящения. То есть, к примеру, собралось пятьдесят человек. Среди них есть один жрец, а остальные являются последователями различных степеней. Кто должен проводить ритуал? Жрец, хотя возможно, что кто-то из присутствующих последователей и добился большего на Пути.

И: А если жреца нет?
Д: А вот если жреца нет - то ритуал может провести любой. Правило шестое: посильная помощь любому члену общности, коль скоро он в таковой нуждается. В любой сфере. Правило седьмое: любой человек, входящий в общность, не может отказать в информации, касающейся нашего учения, кому бы то ни было. За исключением тех случаев, если речь идёт об особенностях его индивидуальной практики.

И: То есть?
Д: То есть если человек спрашивает тебя, к примеру, «Кто такие высшие?» - ты обязана рассказать. А вот если он спрашивает «Какие ритуалы проводишь конкретно ты, и почему?» - ты рассказывать ничего не обязана. Особенности твоей практики касаются только тебя, и обсуждать их с кем-то там, или нет - твой собственный выбор. Но общее представление и об учении, и о ритуальной практике ты дать обязана. В смысле - базовое. Чем я, собственно, в разговорах с тобой и занимаюсь. Далее. Правило восьмое: каждый член общности обязан выполнять принятые на себя обязательства перед другими членами общности. Обещал что-нибудь? Значит, обязан сделать; если не можешь сделать, то и не обещай.

И: А обязательства по отношению к тем, кто не является последователями, можно не соблюдать?
Д: «Кодекс» предназначается для последователей, и твои взаимоотношения с теми, кто не является членом общности, не рассматривает. Это - твоё личное дело. Поступай так, как считаешь правильным, а равно полезным для себя с точки зрения следования по Пути. Правило девятое: каждому рекомендуется прислушиваться к советам своего наставника.

И: Ну это и так понятно.
Д: Не всем. Некоторые начинающие считают, что получив посвящение, они в силу этого могут игнорировать советы своего собственного учителя. С одной стороны - да, действительно могут. С другой - это считается, ну… не столько проявлением интеллектуальной свободы, сколько проявлением глупости и неблагодарности. Понимаешь, если к жрецу придёт человек с улицы, и скажет «Вот, я тоже хочу быть жрецом» - он станет им. Но это не означает, что он одним своим посвящением достиг того же уровня, которого достиг жрец, его посвящавший. Повторяю, важна не степень, а достижения на Пути, уровень самопознания, уровень познания высших. Одно дело - жрец, практиковавший пятнадцать лет. Другое дело - человек, ставший жрецом позавчера. Важна не «иерархия должностей», а «иерархия личных достижений».

И: Ясно, что дальше?
Д: В общем-то, для начала этих девяти правил достаточно. Их, конечно, значительно больше, но на практике стоит попробовать следовать хотя бы этим. Впоследствии, если ты решишь принять посвящение, твой учитель расскажет тебе об остальных.

И: Что ж, понятно. А вообще у меня сложилось странное впечатление от этого разговора.
Д: Почему?

И: Ну, трудно объяснить. Все эти жрецы для меня ассоциируются с древним язычеством. И тут же - двадцать первый век, рационализм… и жрецы. Как-то странно, необычно, что ли…
Д: Как я уже говорил, сам термин «жрецы», возможно, не слишком удачен. Хотя, возможно, и наоборот - в конце концов, мы отнюдь не отказываемся от связи с древними религиями, и в особенности с так называемым «язычеством».

И: Так называемым?
Д: Да, так называемым. Потому как не совсем корректно, и даже, собственно, не очень научно обозначать одним термином огромную группу довольно-таки разношёрстных религий. Я не очень люблю все эти рассуждения - «язычество», «не язычество»… Есть ступени познания человеком высшего. Есть продукты этого познания, обладающие теми или иными культурными особенностями - конкретные религии конкретных народов. Если уж заниматься делением религий по какому-то там признаку, я бы разделил их на две группы - религии жизни и религии смерти. .

И: Ладно, давай пока подведём итог. Жрецы - это люди, получившие особое посвящение. Их ритуальная деятельность способствует как изменению истинного «Я» последователей, так и изменению мира. Я правильно поняла?
Д: Ну в общих чертах - да.

И: И получается, что ритуальная деятельность жрецов способствует благу людей и мира? То есть способствует рождению нового бытия, и Пути нашего истинного «Я» от формы человека до формы высшего существа?
Д: Тоже верно.

И: И жречество - нечто вроде «элиты» в религиозной общине?
Д: Ни в коем случае. У тебя странные, чуждые для меня лично представления - «элита», «каста»… Жречество - вид служения, не более. Да, этот вид служения обладает своей спецификой - но то же самое можно сказать о любом другом виде служения. Жречество не находится в некоем «привилегированном положении» - скорее, наоборот, это люди, которые ради блага общности выполняют тяжёлую, ответственную работу. Если кто-то считает, что такая работа ему по силам - никто не будет препятствовать ему возложить на себя добровольный долг жреческого служения.

И: Хорошо, мне кажется, что я более или менее разобралась со всем этим. Благодарю за беседу.
Д: Извини, если чего-то не объяснил, или объяснил недостаточно хорошо.

И: До встречи.

Ответить

Вернуться в «Сайт»