Монгольская империя

Все, что связано с историей. Исторические факты, статьи, очерки и т.д .
Ответить
Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6700
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Монгольская империя

Сообщение Iss » Пт апр 11, 2014 16:01

С некоторых пор меня заинтересовало все, что с ней связано. Для начала- общеизвестные факты:

Монгольская империя (монг. Монголын эзэнт гүрэн; среднемонг. Yeke Mongγol ulus — Великое Монгольское государство, монг. Их Монгол улус) — государство, сложившееся в XIII веке в результате завоеваний Чингис-хана и его преемников и включавшее в себя самую большую в мировой истории смежную территорию от Дуная до Японского моря и от Новгорода до Юго-Восточной Азии (площадь ок. 38 000 000 квадратных километров. Столицей государства стал Каракорум.

В период расцвета включало обширные территории Центральной Азии, Южной Сибири, Восточной Европы, Ближнего Востока, Китая и Тибета.
Изображение
Вот такое государство.

Карта показывает положение Монгольской империи (синий цвет, вместе с вассалами) среди всех прочих евроазиатских государств в 1248 г.
Ясно видно, что геополитически она уже представляет собой безусловно доминирующего гиганта, оппоненты которого разъединены им и уцелели только на южной и западной периферии Азиатского континента. Крупными державами, помимо монголов, были только Священная римско-германская империя (вместе с ассоциированным с ней Тевтонским орденом), Египет, Делийский султанат, Южносунский Китай и Камбуджадеша.
Что касается внешнеполитической стратегии 40-х гг., то Гуюк планировал две большие войны. Одна должна была идти на западе от Ирана, причем собирался провести ее только собственными, хаганскими силами (для чего и отправил в Иран на исходе 1246 нойона Ильчигедэя с необходимыми войсками), не прибегая к общеимперскому походу. Вторая должна была обрушиться на Пруссию и Ливонию, а затем - на католическую Европу вообще. Однако вражда с Бату (с осени 1247 Гуюк принялся собирать войска к походу на Бату) и скоропостижная смерть Гуюка не дали осуществиться этим замыслам и оставили государство без ясных перспектив.

http://www.wirade.ru/history/history_at ... perii.html

Во второй половине XIII века начался распад империи на улусы, во главе которых стояли чингизиды. Крупнейшими осколками Великой Монголии стали империя Юань, Улус Джучи (Золотая Орда), государство Хулагуидов и Чагатайский улус. Великий хан Хубилай, принявший (1271) титул императора Юань и перенёсший столицу в Ханбалык, претендовал на главенство над всеми улусами. К началу XIV века было восстановлено формальное единство империи в виде федерации фактически независимых государств.
В последней четверти XIV века Монгольская империя перестала существовать.

Оценки этого государства, влияние монгольских завоеваний на мир вообще и Россию в частности достаточно разные. Мнение советской историографии по этому вопросу исчерпывающе характиризует компиляция из "Большой советской энциклопедии":

Монгольская феодальная империя, держава, сложившаяся в 1-й половине 13 в. в результате завоевательных войн Чингисхана и его преемников. В правление внука Чингисхана Мункэ (правил в 1251—59) М. ф. и. включала Монголию, Северный Китай, Корею, территорию тангутского царства Си-Ся, Центральную и Среднюю Азию, Закавказье, Иран, Афганистан и значительную часть русских земель. Однако М. ф. и. была лишена внутреннего единства, представляла собой насильственное объединение большого числа разноязычных народов, находившихся на различных уровнях социально-экономического и культурного развития, причём многие из них по достигнутому уровню стояли выше завоевателей.
....Монгольские завоевания принесли бедствия народам Азии и Восточной Европы. Они сопровождались массовым уничтожением населения, опустошением огромных территорий, разрушением городов, упадком земледельческой культуры, особенно в районах орошаемого земледелия. М. з. надолго задержали социально-экономическое и культурное развитие стран, вошедших в состав Монгольской феодальной империи


Ну или так:

Большинство исследователей считают, что его итогами для русских земель были разрушения и упадок. Апологеты этой точки зрения подчёркивают, что иго отбросило русские княжества назад в своём развитии и стало главной причиной отставания России от стран Запада. Советские историки отмечали, что иго явилось тормозом для роста производительных сил Руси, находившихся на более высоком социально-экономическом уровне по сравнению с производительными силами монголо-татар, законсервировало на долгое время натуральный характер хозяйства.Эти исследователи (например, советский академик Б. А. Рыбаков) отмечают на Руси в период ига упадок строительства из камня и исчезновение сложных ремесел, таких как производство стеклянных украшений, перегородчатой эмали, черни, зерни, полихромной поливной керамики. «Русь была отброшена назад на несколько столетий, и в те века, когда цеховая промышленность Запада переходила к эпохе первоначального накопления, русская ремесленная промышленность должна была вторично проходить часть того исторического пути, который был проделан до Батыя» (Рыбаков Б. А. «Ремесло Древней Руси», 1948, с.525-533; 780—781).
Д-р ист. наук Б. В. Сапунов отмечал: «Татары уничтожили около трети всего населения Древней Руси. Считая, что тогда на Руси проживало около 6-8 миллионов человек, было убито не менее двух - двух с половиной. Иностранцы, проезжавшие через южные районы страны, писали, что практически Русь превращена в мертвую пустыню, и такого государства на карте Европы больше нет»


Есть и диаметрально противположные оценки связанные с так называемые "евразийской школой". Основные их иеи изложены в трудах историка Льва Гумилева, однако мысли о благотворности монгольского влияния излагались и раньше. Вкратце это излагалось так:

Другие исследователи, в частности, выдающийся российский историк академик Н. М. Карамзин, считают, что татаро-монгольское иго сыграло важнейшую роль в эволюции русской государственности. Помимо этого он также указал на Орду как на очевидную причину возвышения Московского княжества. Вслед за ним другой видный русский ученый-историк академик, профессор МГУ В. О. Ключевский также полагал, что Орда предотвратила изнурительные, братоубийственные междоусобные войны на Руси. «Монгольское иго при крайней бедственности для русского народа было суровой школой, в которой выковывались Московская государственность и русское самодержавие: школой, в которой русская нация осознавала себя как таковая и приобрела черты характера, облегчавшие ей последующую борьбу за существование». Сторонники идеологии евразийства (Г. В. Вернадский, П. Н. Савицкий и др.), не отрицая крайней жестокости монгольского господства, переосмыслили его последствия в позитивном ключе. Они высоко ценили религиозную терпимость монголов, противопоставляя её католической агрессии Запада. Монгольскую империю они рассматривали как геополитическую предшественницу Российской империи.

Позднее схожие взгляды, только в более радикальном варианте, развивал Л. Н. Гумилев. По его мнению, упадок Руси начался раньше и был связан с внутренними причинами, а взаимодействие Орды и Руси было выгодным военно-политическим союзом, прежде всего, для Руси. Он считал, что отношения Руси и Орды следует называть «симбиозом». Что за иго, когда «Великороссия… добровольно объединилась с Ордой благодаря усилиям Александра Невского, ставшего приемным сыном Батыя». Какое может быть иго, если, по мнению Л. Н. Гумилева, на основе этого добровольного объединения возник этнический симбиоз Руси с народами Великой степи — от Волги до Тихого океана и из этого симбиоза как раз и родился великорусский этнос: «смесь славян, yгро-финнов, аланов и тюрков слилась в великорусской национальности»?Недостоверность, царившую в советской отечественной истории, о существовании «татаро-монгольского ига» Л. Н. Гумилев назвал «черной легендой». До прихода монголов многочисленные русские княжества варяжского происхождения, расположенные в бассейнах рек, впадающих в Балтийское и Черное моря, и только в теории признававшие власть над собой Киевского Великого князя, фактически не составляли одного государства, а к населявшим их племенам славянского происхождения неприменимо название единого русского народа. Под влиянием монгольского владычества эти княжества и племена были слиты воедино, образовав сначала Московское царство, а впоследствии Российскую империю. Организация России, явившаяся результатом монгольского ига, была предпринята азиатскими завоевателями, разумеется, не для блага русского народа и не ради возвеличения Московского великого княжества, а ввиду собственных интересов, а именно для удобства управления покоренной обширной страной. Они не могли допустить в ней обилия мелких владетелей, живущих на счет народа и хаоса их нескончаемых распрей, подрывавших экономическое благосостояние подданных и лишавших страну безопасности сообщений, а потому, естественно, поощряли образование сильной власти Московского Великого князя, которая могла бы держать в повиновении и постепенно поглощать удельные княжества. Этот принцип создания единовластия, по справедливости, казался им для данного случая более целесообразным, чем хорошо известное им и испытанное на себе китайское правило: "разделяй и властвуй". Таким образом, монголы приступили к собиранию, к организации Руси, подобно своему государству, ради водворения в стране порядка, законности и благосостояния.


Уже законченное выражение все вышеизложенное нашло в "неоевразийстве", главным идеологом которого в России считается российский общественный деятель, философ, политолог, социолог, традиционалист Александр Дугин. Подробнее, о товарище, если кто не знает- тут:
http://ru.wikipedia.org/wiki/Дугин,_Александр_Гельевич
Вот его мнение о Монгольской империи:

Монгольский воин и великий континентальный монарх Темучин Чингис-хан - ключевая фигура Евразии и евразийства. Его личность, отраженная в его исторических деяниях, в составленных им законах предопределила в значительной мере весь ход мировой истории последнего тысячелетия. Созданная им в немыслимо короткие сроки империя стала основой принципиально новой политической организации пространства Старого Света.
Наследие Чингис-хана представляет собой своего рода континентальный Завет, духовную ось Суши.
Изучение истории империи Чингис-хана оставляет ощущение чуда. Рождается чувство: так не бывает, не может быть. В течение одной жизни владения бедного монгольского аристократа Темучина, сына Есугей-багадура, разрослись от крохотного надела бесплодной земли до просторов обширного континента.
Темучин создал все из ничего, опираясь на свою бесконечную волю, на жаркую энергию своего небесного сердца, завещанного древним белым духом, проникшим к праматери Алан-гоа через дымник юрты (как повествует нам "Сокровенное Сказание" монголов).
Не удивительно, что Чингис-хан считал себя избранным высшими силами. Даже те властители, которые совершили много меньше подвигов, чем Темучин, кичась, претендовали на небесную родословную. Он же в действительности совершил то, что едва ли под силу даже самому достойному из сыновей земли.
Показательно число лет жизни Темучина - 72 года. Это число в древнейших сакральных системах означало полный цикл жизни и лежало в основе древнейших круговых календарей. Оно неизменно встречается во всех мифологических сюжетах, связанных с полнотой времени. Круг делится на 72 составляющие. Из 72 временных промежутков (мгновений, хелеков) складывается первичная система древнееврейского исчисления времени. Согласно реконструкции древнейших календарей Германом Виртом, они состояли из 72 недель по пять дней в каждой(1-1).
72 года жизни Чингис-хана, таким образом, представляют собой парадигму Евразии, синтезированную карту-календарь, воплощенную в идеале сакрального властелина.
Мы, русские, живем под сенью Чингис-хана. Он принес нам не только иго с Востока, но и свободу от ярма Запада. Он распластал нас под своим владычеством, но научил нас бороться и побеждать. Он не просто организовал железной дланью континентальную административную машину, где мы по началу были данниками, но передал нам основы государственного аппарата, которыми мы пользовались в течение долгих веков. Он увел русских жен в стан диких монголов, но дал нам через свою кровь степную ярость и великую энергию пространства; мы сделали их своими и явили миру грандиозные образцы имперосторительства.
Мы, русские, дети Чингис-хана, наравне с татарами, тюрками, монголами. Но если они наследуют в первую очередь кровь, то мы наследуем дух, помноженный на просторы сакральных почв.
Русские до Чингис-хана и русские после Чингис-хана - это два разных народа, две разные идеи, две расы, две миссии.
Русские до Чингис-хана - периферия Византии и Европы.
Русские после Чингис-хана - оплот Вселенской Империи, новая Византия, последний Рим, абсолютный центр геополитической битвы за судьбы мира.
Чингис-хану мы обязаны всем.

Изображение
Вот такой Чингиз-хан

Москва начала свое геополитическое возвышение как северный сектор "Золотой Орды", которая по своим основным параметрам являлась миниатюрным повторением всей империи Чингис-хана. Именно в "Золотой Орде" продолжала культивироваться монгольская самобытность, туранский дух, этика "Ясы". Здесь нераздельно переплелись Север и Юг, лес и степь, кочевье и оседлость (при превосходстве динамики, свойственной кочевью). Отсутствие древних цивилизационных материальных клише (как в Китае или Персии) позволяли Улусу Джучиеву во всех своих проявлениях развиваться творчески, новаторски, активно и экспансивно. Сарай перенял от Чингис-хана основную геополитическую и сакрально-географическую миссию - миссию вселенской империи, тогда как основная ставка Великого Хана в Китае постепенно переродилась в центр регионального могущества с ярко выраженным локальным колоритом.
"Золотая Орда" была прямым продолжением "Белого Царства", как еще при Чингис-хане называлась западная часть его империи, царство Кипчака. "Белое Царство" подхватило наиболее масштабный аспект завета Чингис-хана - противодействие Югу (как оседлой цивилизации - презираемые Темучином люди второго типа) и Западу. Сарай вел себя в истории так, как должна была бы вести себя вся монгольская империя, если бы она соблюдала в точности завещание своего основателя.
"Белое Царство" Сарая стало матрицей русской государственности в ее московском облике. Московия под воздействием монголосферы обрела навыки административного централизма, информационной упорядоченности (система "ямов"), налоговой и статистической прозрачности, эффективную и гибкую финансовую систему. Огромное влияние на Московскую Русь оказало военное искусство монголов, с которыми русским пришлось много воевать совместно - войска великого русского князя сражались вместе с монголами уже при Хубилае в Китае. Как справедливо пишет Эренжен Хара-Даван(8): "русские при Дмитрии Донском, в конце концов, применили основы монгольского военного искусства и против самих монголов, добившись самостоятельности". Но самое главное, что Москва впитала от Улуса Джучиева геополитическое таинство монгольской воли к новому евразийскому порядку, переняла (порядком увядший, но все же сохранившийся в "Золотой Орде") завет построения Всемирной Империи на новых, сухопутных, полярных основаниях. Москва усвоила континентальный универсализм, понимание евразийского материка, как единого пространства, подлежащего универсальной унификации на особых сакральных принципах, сопряженных с этикой Великого Турана.
Москва и русский великий князь осознали себя осью "Белого Царства", что означало преемственность через Улус Джучиев изначального чингис-хановского импульса. Из локальной восточно-европейской державы, принадлежащей к периферии Византийского влияния и находившейся под постоянным натиском католической Европы, Русь Московская переродилась в ядро мирового могущества.

http://arcto.ru/article/1182
Тут стоит отметить, что :

С сентября 2008 года Дугин становится профессором МГУ им. М. В. Ломоносова и возглавляет Центр консервативных исследований — общероссийскую социологическую организацию, ставящую своей целью развитие и становление консервативной идеологии в России с опорой на научные кадры. С февраля 2009 года Дугин читает на соцфаке МГУ курсы лекций по «структурной социологии», этносоциологии, социологии геополитики, Социологии международных отношений. В течение 2000-х годов Дугин регулярно выступает в прессе. Помимо пропаганды идей евразийства, консерватизма и геополитического метода в своих выступлениях Дугин активно поддерживает Владимира Путина и Дмитрия Медведева, призывает к деятельной внешней политике России и отстаиванию национальных интересов страны, резко критикует экономическую политику правительства, а также крупный бизнес. Является сторонником византийского идеала симфонии властей — альянса духовной и светской власти

Изображение
Вот такой вот Дугин
Ну и еще:

— Противников путинского курса больше нет, а если и есть, то это психически больные и их нужно отправить на диспансеризацию. Путин — везде, Путин — всё, Путин абсолютен, Путин незаменим

http://www.kommersant.ru/Tests/Test10.aspx

Какова риторика Дугина сейчас, думается, нетрудно догадаться.
Но вернемся к Монгольской империи. Существуют сейчас, разумеется и диаметрально противоположные оценки Монгольской империи и ее роли в истории России. Ну хотя бы:

В результате катаклизмов ХIII столетия большая часть русских оказалась, по существу, в другой стране. Татарщина – это, прежде всего, культурная, ценностная катастрофа, крушение смыслов. Карамзин пишет: «Внутренний государственный порядок изменился: все, что имело вид свободы и гражданских прав, стеснилось, исчезало. Князья, смиренно пресмыкаясь к Орде, возвращались оттуда грозными властелинами: ибо повелевали именем царя верховного. Свершилось при моголах легко и тихо, чего не сделал ни Ярослав Великий, ни Андрей Боголюбский, ни Всеволод III: в Владимире и везде, кроме Новагорода и Пскова, умолк вечевой колокол… Города лишились права избирать тысячских, которые важностью и блеском своего народного сана возбуждали зависть не только в княжеских чиновниках, но и в князьях».

Между бывшей Русью и Западом опустился железный занавес. Монгольская империя, поглотившая русские земли, подобно сталинскому СССР нависла над Европой с востока. Контакты с Западом были почти прекращены и в европейских хрониках той эпохи исчезают всякие упоминания о Руси, которая в домонгольский период была частью Европы, тесной связанной с ней политическими, культурными, экономическими и династическими узами. Западничество стало крамолой. Например, среди обвинений, предъявленных в Орде известному князю Михаилу Тверскому, было и такое: «Хотел бежать к немцам с казною и казну в Рим с папой отпустил». Формулировка предвосхищает обвинительные речи Вышинского. Сын Михаила, князь Александр был вынужден бежать в Литву после тверского антитатарского восстания 1327 года, прожил в эмиграции десять лет, вернулся, был помилован ханом, «восстановлен в должности», но уже через два года его вызвали в Орду и все-таки убили как литовского агента. Вот когда набрасывались эскизы будущих переменчивых судеб сталинских наркомов и маршалов!

Характерно, что огромную, если не ключевую роль в вышеназванных «судебных процессах» сыграли прямые потомки Александра Невского, его внуки: московские князья, братья Юрий Данилович и Иван Данилович, известный как Калита. Зверское убийство Михаила Тверского в Орде было совершено под непосредственным руководством Юрия Даниловича, за что он вскоре и поплатился, пав от руки одного из сыновей князя Михаила – Дмитрия Грозные Очи. Севший затем на Москве Иван Данилович вместе с татарами громил в 1327 году восставшую Тверь, а спустя двенадцать лет решил судьбу сына Михаила Тверского, Александра, состряпав донос в Орду о его связях с Западом – историческая участь Твери, начавшей к тому времени опасное для татар сближение с Новгородом, была решена. С этого момента и пошло, как пишут историки, «выдвижение Ивана Калиты в общерусского деятеля» и, соответственно, возвышение Москвы, которая, благодаря своей последовательной антизападной позиции, стала пользоваться полным доверием ханов. В 1332 году Иван Калита осуществил один из ключевых пунктов плана своего деда: вместе с «княжением великим надо всею Руською землею», он получил право сбора ордынской дани на всей Северо-восточной Руси. Естественно, часть этих сборов прилипала к рукам Москвы, которая пускала их на свое усиление и скупку новых земель.

Ради того, чтобы возвыситься над другими русскими регионами, Москва не брезговала ничем – ни грубым насилием, ни взяткой. В последнем отличился знаменитый митрополит Алексей (? – 1378), классический представитель РПЦ, который, как деликатно пишет Л. Гумилев, «сумел в обмен на финансовую поддержку получить ханскую грамоту, удостоверяющую, что великое княжение является наследственным правом московских князей из династии Ивана Калиты. Таким образом, политическая традиция Киевской Руси была отменена окончательно. Ей на смену пришел абсолютно новый принцип наследственной, династической монархии». Так зарождались российское самодержавие и сама российская государственность, которую мы знаем. Остается лишь заметить, что в государстве, возникшем в результате взятки, т.н. борьба с коррупцией – занятие заведомо безнадежное.

Важным моментом московской политики было и то, что «на Москве татары принимали православие, женились на русских женщинах и в следующем поколении интегрировались в общую массу московитов…» (Л. Гумилев). Это обстоятельство в дальнейшем весьма способствовало превращению Москвы в новую ханскую ставку, в новый, православный Сарай, естественным образом унаследовавший ордынскую империю, включая ее модель власти и сам психотип властителя. Не случайно, что служилые татары стали верными патриотами России – они видели в ней «реинкарнацию» Орды, а в московском царе – своего нового хана. Именно полки служилых татар внесли решающий вклад в уничтожение Иваном Третьим Новгородской республики. Не менее яркий пример – опричнина Ивана Грозного, ставшая инструментом искоренения русского европеизма. Кстати, сам Грозный – потомок Мамая по материнской линии, что красноречиво говорит о степени «конвергенции» Москвы и Орды.

Московия, которую официозная историография почему-то именует «Московской Русью», унаследовала от Орды «военную организацию, фискальную систему, посольский обычай, протокольную традицию государственных канцелярий», а, главное, комплекс социальных и индивидуальных норм, разрушительных для русской личности в ее изначальном качестве.

http://debryansk-rus.org/2012/12/12/алексей-широпаев-великий-перелом-око/
Изображение
Вот такой вот Широпаев
http://ru.wikipedia.org/wiki/Широпаев,_Алексей_Алексеевич
Как нетрудно доагадаться примерно такое же мнение и у всех остальных отчечеественных "западников". Но!
Есть и совсем другие оценки. Патриотические - и в то же время негативные по отношению к Монгольской империи. И культ Чингиз-хана здесь выступает как очередной инструмент в руках врагов России, православия и вообще христианства. И возможным наследником Монгоьской империи выступает уже не Россия, а как не сложно догадаться- США.

....весьма знаменательно то, что ООН, это недоношенное мiровое правительство, «человеком второго тысячелетия» назначило Чингисхана. Самым выдающимся деятелем за последнюю тысячу лет стал не европеец (в полном соответствии с общей установкой на борьбу с европоцентризмом), и что еще важнее, не христианин. Дикий язычник, причем язычник, чье имя стало синонимом массовых убийств, грабежа и непрестанных насилий. Однако все то, что традиционно рассматривалось как негативные явления, ныне расценивается уже по-другому. Чингисхан признается великим, при этом в принципе (речь идет именно о методологическом, оценочном принципе) отсекается нравственный аспект его деятельности. Таким образом, Чингисхан становится великим внеморальным героем-язычником. Героем, конечно, не второго тысячелетия, а нового мiрового порядка, героем так называемого «постхристианского» общества. Его, пусть и очень аморфная, держава, претендовавшая на роль «всемiрной», выступает в качестве своеобразной альтернативы Христианской Империи. Сам же Чингисхан, чьи завоевания были направлены на материальное обогащение его самого и его родственников и приближенных, на получение неограниченной власти над людьми, становится почти идеальным героем антихристианского общества потребления.

Выше уже было отмечено, что Орда Чингисхана более всего походит на ОПГ – организованную преступную группировку. Но именно это и делает его великим героем современности (в соответствии с установкой на внеморальную оценку). Ведь, как сообщило в начале этого года радио «Свобода», американцы признали самыми выдающимися своими соотечественниками XX в. мафиозных главарей Лакки Лучано и Меира Лански. Почему? Потому что они были более чем успешны в стяжании материальных благ и захвате власти над себе подобными. Нравственный аспект в этой оценке – как и полагается в антихристианском либеральном обществе – отсутствует. Но, конечно, до Чингисхана ни Лучано, ни иные-прочие Аль Капоне и близко не допрыгивали. Потому Л. Лучано стал лишь самым выдающимся американцем за последние сто лет, а Чингисхан стал в этой системе ценностей самым видным человеком последнего тысячелетия.

Пропаганда имени Чингисхана является, таким образом, еще одним средством в борьбе за ниспровержение православно-христианских ценностей, Христианской Традиции.

http://www.rusidea.org/?a=37006
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6700
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Re: Монгольская империя

Сообщение Iss » Пт апр 11, 2014 18:11

Конечно, мнение "православных патриотов" можно и не принимать во внимание, тем более на ресурсе нашего профиля. Но мнение это оказывается неожиданно созвучным вот такой вот статье- написанной вполне себе "западником" и англофилом:

К этому послужному списку мне показалось полезным приложить общий "портрет" Монгольской империи. Монголоведам и вообще специалистам по кочевым державам этот портрет прекрасно известен (и именно из их трудов я его и почерпнул, хотя сами выражения, в которых я его описываю, не очень традиционны и могли бы им не понравиться). Однако вне их - довольно узкого - круга - он почти не распространен, и интересующийся темой неспециалист почти обречен колебаться между двумя одинаково ложными представлениями о монголах времен Империи. Одно - восходящее к XIX в. - может быть точно передано формулой "варвары, дикое скопище пьяниц". Второе отчасти верно (монголы делят со многими другими народами своей расы плохую физиологическую способность перерабатывать алкоголь), первое неверно совсем. XX в. принес иное, "евразийское" представление о благой континентальной сверхдержаве, некоей состоявшейся коллективистской утопии, суровой, но попечительной и мудрой, знающей и творящей некую тайну Востока (навсегда заповеданную для мелких духом европейцев) и поднимающейся в своем вселенском государственном строительстве на высоты, недоступные ни для какой национальной и культурной ограниченности. Отсюда же рассуждения отечественных панмонголистов (коим, к сожалению, отдал дань даже Гумилев) о том, что-де не так страшно было монгольское иго, как его малюют. Этот романтический образ еще дальше от реальности, чем дикари Карамзина и Соловьева. Монгольская Империя была и в самом деле разумна и благодетельна (при всей своей взыскательности) - но только для своего "имперского народа", состоявшего исключительно из членов монгольской десятеричной военной организации. С 1206 г. эта организация включала всех монголов (которые ее именно для этого тогда и создали), а потом в нее чохом, в массовом порядке, верстали всевозможных евразийских кочевников. Для них Империя и в самом деле была справедлива и благожелательна, однако решительно ничего мистического и духовного не обнаруживается и тут: эта была самая что ни есть "обывательская" благожелательность и справедливость, причем того самого типа (не по внешности или техническим средствам, а по цели и сути), который "евразийцы" ассоциируют как раз с мертвым/гнилым Западом, а не духоподъемным Востоком. В деталях это будет показано ниже.


Мировая революция монголов.

Самой нелепой ошибкой было бы считать монголов Чингис-хана и его преемников обычными (разве что очень хорошо организованными) варварами, просто возжелавшими подмять под себя как можно народов и стран. Чингис был провозвестником подлинной мировой революции с детально оформленным учением, а его войска и наследники - ее сознательными носителями.

В жизни людей есть множество явлений, которые обычно кажутся большим, но привычным и во всяком случае неизбежным злом - таким злом, которое вызывает недовольство, но не будит негодования и уж точно никого не вдохновляет на попытки найти и искоренить причину этого зла. Иногда, однако, такие попытки предпринимаются -в этом случае речь идет о стремлении изменить самые правила межчеловеческой игры, существовавшие почти без изменения со времен древнейших хомо сапиенс. Когда на такое предприятие замахиваются в масштабах всего мира, речь идет о мировой революции.

Воплотившихся мировых революций в истории Евразии было не так уж много. Христианская (I-IV вв.), мусульманская (VII-VIII/XIII вв.), республиканско-рационально-просветительская (на своем пике связанная с экспансией французской революции, ок.1720/1789-1848 гг.), ответвившаяся от нее коммунистическая (1848-1991 гг.), романтически-консервативная (явившаяся реакцией на две предыдущие и достигшая окончательного воплощения, а заодно и пика в национал-социализме, в целом - ок.1820/1900-1945) - вот, пожалуй, и все, с ходу приходящие на ум. Не исключено, что ок.1918/1945 началась мондиалистско-либеральная мировая революция (по лозунгам нынешней американо-европейской ойкумены можно подумать, что так оно и есть, но пока на деле экспансия "золотого миллиарда" нацелена не столько на переустройство, сколько на простую эксплуатацию подчиненного ей мира, подписываться под этим выводом было бы рано). С некоторыми оговорками этот ряд можно было бы дополнить всемонгольским имперским движением XIII-XIV вв.
Точкой отсчета любой мировой революции является следующее наблюдение (истинность его едва ли кто-нибудь возьмется оспаривать): источником большинства жизненных бедствий является вражда, соперничество и взаимная агрессия между людьми, то есть, коротко говоря, взаимные "наезды" (кстати, это точный русский перевод латинского слова "агрессия"). Обычно на этом наблюдении дело и кончается, так как здравый взгляд на вещи подсказывает, что избавить людей от соответствующих поползновений можно только вместе с жизнью, и остается не устранять, а только контролировать и регламентировать их. Порой, однако, какой-нибудь пламенный веро- или законоучитель замахивается на большее: он намерен с корнем вырвать зло вражды и междоусобия из жизни людей, заменив его вечной гармонией, товариществом и ладом - причем непременно в мировом масштабе. Если план этого коренного переустройства всего общежития перенимается массой - это и есть мировая революция. За каждой мировой революцией стоит, таким образом, не более нескольких мыслителей, предложивших массе план Переплавки Мира, и сама масса, по тем или иным причинам принявшая этот план и двинувшаяся его осуществлять.

Разумеется, мировые революции различаются по тому, в чем именно они видят корень зла и как собираются его устранять. Самый очевидный, на поверхности лежащий корень междоусобия - это чрезмерная человеческая "самость", индивидуализм, отчуждение человека от "ближних его". Если современный французский философ может спокойно заметить: "Ад - это другие", - то для носителя мировой революции настоящим адским началом является само подобное восприятие "других" и даже малейшая его тень.
Однако чем порождается само это отчуждение? Христианство и ислам вводят в свои уравнения Бога и считают, соответственно, что взаимная рознь (как и всякое другое зло) порождена отпадением человека от Бога или незнанием Бога человеком. Соответственно, исламская и христианская мировая революция избирают в качестве своего основного средства восстановление и укрепление связи человека с Богом. Эта связь преображает самого человека, радикально изменяя его природу; он отказывается от гордыни и "естественных" страстей, смиряется, а тем самым просто теряет какие бы то ни было причины к личной вражде с другими, что и обусловливает всеобщее братство "в Боге". Ислам формулирует это особенно ясно: его официальная цель - это превращение "дар-уль-харб", "обители вражды", в "дар-уль-ислам", "обитель мира, умиротворения" [перевод слова 'мусульманин', "муслим" как "покорный", кстати, совершенно неверен: в действительности это слово значит "умиротворенный, умирившийся, смиренный", и только на периферии этого значения возникает значение "смирный, покорный"].
Следует подчеркнуть, что христианская и исламская мировая революция не берется осчастливить "людей, как они есть". Гармонично жить могут только радикально преобразившиеся, отбросившие свои греховные вожделения ("совлекшие с себя ветхого Адама", т.е. "человеческое, слишком человеческое") персонажи, приблизившиеся к Божеству, - с точки зрения "земли могильной с ее страстями" не то глупцы, не то святые, но во всяком случае люди "не от мира сего", по ту сторону нормы.
Квазирационалистический утопизм века Просвещения корнем зла считал невежество и дурные законы. В обществе, основанном на неких идеально разумных правилах, люди мгновенно перевоспитаются, и те же мудрые правила навеки предупредят их взаимное противоборство - стоит только побороть темноту и невежество, открыть и установить такие правила. Здесь, как видим, тоже предусматривается преображение, "просвещение" человека как необходимое условие гармонизации; людям "непросвещенным" нечего о ней и мечтать.
Коммунистическая мировая революция вслед за множеством более ранних деятелей корень зла видела исключительно в частной собственности. К этому неизбежно приводил коммунистов их экономический детерминизм: коль скоро все объясняется экономической заинтересованностью, то и враждовать люди могут только из-за имущества и добычи. Стало быть, лишив их частной собственности (то есть возможности накапливать и свободно использовать эти самые имущество и добычу), мы попросту лишим людей оснований для вражды, и они автоматически станут бескорыстно-самоотверженными товарищами в стиле "один за всех, все за одного". Ключевым пунктом и здесь является преображение природы человека в коллективистском духе: сама по себе отмена частной собственности, конечно, ничего в человеке не меняет и должна поддерживаться только жесточайшей силой, однако коммунизм, в типично ламаркистском стиле [откуда, кстати, популярность Лысенко в СССР], полагает, что индивидуалистические "собственнические" инстинкты, не находя себе пищи в реальности, отомрут за одно-два поколения, и новые люди станут поддерживать новый, гармоничный уклад жизни уже по своей воле (в которой личное окончательно сольется с общественным), без всякого принуждения со стороны государства.
Наконец, консервативные романтики от Карлейля и Ницше до Гитлера видели корень зла (подобно творцам религиозных революций) в "самости", т.е. ощущении индивидуальной жизни (своей ли, чужой - в данном случае не важно) как главной ценности и в соответствующем стремлении к индивидуальному благополучию и комфорту. Преодолевать такую "самость" консервативные романтики рекомендовали самоотречением, самоограничением и подвигами во имя надчеловеческой сверхценности [как выразился Дугин, "мы за Великий Проект, причем любой, лишь бы он был Великим и Ужасным"]. Однако этой сверхценностью, в отличие от христианства или ислама, у консервативных романтиков считается не Бог, а некая групповая общность людей (государство или раса), никоим образом не сводимая к совокупности своих членов, а обретающая смысл и авторитет именно в своем мистическом, вне- и надчеловеческом измерении, вполне трансцендентном по отношению к составляющему эту общность человеческому материалу. В общем служении такой сверхценности люди отметают былую рознь и становятся единым монолитом; гляйхшалтунг, т.е., дословно, превращение в монолит, и было главным средством и целью националсоциализма. Характерно, что и тут прежние "обычные люди", "обыватели", "бюргеры" считаются совершенно неспособными к грядущей гармонии; они смогут ее обрести, только преобразившись и очистившись в самоотверженном служении Сверхгосударству как коллективной сверхценности.

Монгольская мировая революция может быть причислена к этому ряду только по своим масштабам и своей цели - устранению вражды, существенной гармонизации межчеловеческих отношений по всему миру. Природа же у нее принципиально другая, потому что переделывать человека она совершенно не собиралась. Тот факт, что основной побудительной причиной человеческих поступков является стремление к удовлетворению собственных потребностей - факт, приводящий в глухое отчаяние адептов прочих мировых революций - не только не вызывал у монгольской революции ни малейшей печали, но считался ей позитивным и фундаментальным основанием всей общественной жизни. Естественно, монголы понимали, что отсюда вытекают и те самые межчеловеческие усобицы, которым они хотели положить конец - но это их нисколько не волновало: они чувствовали себя в силах покончить со следствием, не трогая причины, а саму причину считали фактом вполне нормальным, неискоренимым, да и не нуждающимся в каком-либо искоренении. На вопрос, как же заставить "непеределанных", заботящихся о самих себе людей удержаться от взаимной вражды, монголы отвечали очень просто: силой тотальной власти.
С монгольской точки зрения первичным смыслом и целью жизни для отдельного человека является некое житейское довольство, то есть стабильное и безопасное сочетание сытой жизни и нормального семейного быта. То и другое всякий кочевник, вообще говоря, может обеспечить себе сам, если ему не будут вредить соседи и чужеземцы; периодическая помощь первых желательна, но, как и при любом натуральном хозяйстве, необязательна. Главным условием такого существования становится, очевидно, единая власть, устраняющая подрывающие ее междоусобицы и отпугивающая врагов; в свою очередь, такая власть нуждается в жесткой дисциплине. Отвечавшая этим чаяниям теория была сформулирована Чингис-ханом, изложена им в знаменитом устном Уложении - "Ясе" (которая играла роль совершенно точной и четкой конституции Монгольской империи), и обеспечила ему всемонгольское признание и в 1206 г., и позднее.
Эта теория в первую очередь подразумевала комплекс довольно строгих мер по организации и поддержанию системы тотальной власти и дисциплины. Дело шло о полном разрушении старого племенного строя и создании ему на смену новой, единообразной военно-административной структуры, охватывающей все общество, в которой каждое административное подразделение (десяток, сотня, тысяча, тумен) являлось одновременно военным и возглавлялось более или менее наследственным правителем-военачальником. На высшем уровне эта структура разбивалась на две части - "крылья" (правое, барунгар, и левое, джуунгар), а те, в свою очередь, также делились на соответствующие два "крыла" ("крылья" третьего порядка выделялись уже очень редко). Свободу передвижения в рамках этой структуры, т.е. возможность сменить свои десятки и сотни, Чингис запретил в видах поддержания контролируемости и единства. Смертная казнь применялась за многие дисциплинарные преступления, даже не особенно значительные. Смертной казнью каралось также убийство, большинство краж и прелюбодеяние (рассматривавшееся прежде всего как покушение на чужое добро [впрочем, в этой области "Яса" проявила редкую мудрость. Незамужняя девица или чужая жена, как и их возлюбленные, подлежали наказанию только в том случае, когда их застали во время акта, причем заставший решил дать законный ход делу и мог привести других свидетелей, кроме самого себя. Во всех остальных случаях сам факт прелюбодеяния считался несуществующим]). Отметим, что никаких особенных притеснений ради поддержания общественного порядка, превосходящих всеобщую норму, за монголами как будто бы не водилось. Монгольские законы не предусматривали наказаний без вины, а по характеру наказаний были гуманнее большинства западноевропейских правовых систем и неизмеримо гуманнее - китайской.

Портрет Монгольской империи. Часть 2

[Здесь памятливый читатель должен остановиться и воскликнуть: Как? А знаменитая история о свирепой воинской дисциплине Чингисидов, которые уничтожали весь десяток, сотню и тысячу своих бойцов, если хотя бы одна десятая часть подразделения бежала с поля боя? - Дело в том, что эта, известная всем в России со школьных времен история совершенно ложна. Придумавшие ее российские историки XIX века просто плохо знали латынь, потому что в действительности в пассаже Плано Карпини, где якобы изложен этот сюжет, значится следующее: "Когда войска находятся на войне, то если из десяти человек бежит один, или двое, или трое, или даже больше, то все они умерщвляются; и если бегут все десять, а не бегут другие сто, то все умерщвляются; и, говоря кратко, если они не отступают сообща, то все бегущие умерщвляются; точно так же, если один, или двое, или больше смело вступают в бой, а другие из десятка не следуют за ними, то их также умерщвляют; а если из десяти попадают в плен один или больше, другие же товарищи не освобождают их, то они также умерщвляются". Таким образом, убивают тех, кто (без приказа, разумеется) бросил своих товарищей по подразделению, продолжающих биться, либо вступивших в бой, либо попавших в плен; иными словами, убивают не храбрецов за вину трусов, а трусов - за то, что они бросили исполняющих свой долг храбрецов своего же подразделения на произвол судьбы! Все это, кстати, должно быть совершенно ясно каждому, кто прочел подчеркнутую нами фразу Карпини, а не остановился накануне. Большинство остальных нападок на какую-то особую жестокость внутреннего уклада жизни Чингисовых монголов ничуть не более состоятельны].

Тотальная военная организация всего общества, естественно, сосредотачивала в его руках колоссальную силу, позволявшую парализовать взаимные раздоры и нападения его членов. Что, однако, могло помешать самой этой организации и ее начальникам несправедливо притеснять и уничтожать людей? "Кто будет сторожить сторожей"? Монгольская революция полностью отдавала себе отчет в этой опасности и собиралась предупредить ее несколькими мерами - точно такими же, кстати, которые вполне эффективно применяет любая армия мира для того, чтобы командующие не могли злоупотреблять своей неимоверной властью. Во-первых, действия любого начальника у монголов можно было обжаловать перед вышестоящим начальником. Во-вторых, начальники отвечали за оставленное ими без должного наказания преступление подчиненного. В-третьих, по этой части (подчеркнем - не в области частной жизни, которая монгольское начальство нисколько не интересовала, а только в служебной сфере) все доглядывали за всеми. Таким образом, все упиралось в злую или добрую волю верховных носителей власти, располагавших ею в наибольших, попросту устрашающих масштабах; на них жаловаться было уже некому. Однако злая воля столь высоких властителей не могла оказывать прямого воздействия на положение основной массы монголов уже потому, что они от этой массы были бесконечно далеки. Злой, жестокий и несправедливый хан был бы чумой для своего ближайшего окружения, но не для всех остальных: рядовые и средние члены общества знали своих ближайших начальников, образовывавших единую, громадную, перекрестно внутренне контролируемую иерархию, которая какое-то время продолжала следить за справедливостью и при плохих ханах - просто по инерции. Только при особенно бездарных или пассивных правителях "вся рыба могла затухнуть с головы". Однако и такую опасность система Чингис-хана нацеливалась предупредить путем применения особой конструкции власти. Хаган был абсолютным правителем, но он был выборным правителем, а кроме того, его абсолютные полномочия распространялись (в точности, как у главнокомандующего в армии) только на то, что мы сейчас назвали бы исполнительной властью. Менять и нарушать имперскую конституцию - "Ясу" Чингис-хана, принятую всемонгольским курултаем 1206 г. - он так же не мог, как и любой из его подданных.
Выборы хагана должен был осуществлять курултай - собрание всех чингисидов и высших, наиболее заслуженных служилых людей. Тот же самый круг лиц мог и должен был сам собраться на курултай и низложить хагана в чрезвычайной ситуации (если тот явно преступал основные положения "Ясы" или терял дееспособность) - как иногда и случалось в Монгольской империи. Таким образом, если жаловаться на хагана было некому, некая управа на него все-таки была. Такое "коллективное руководство" со стороны всемонгольской элиты, возникавшее и вмешивавшееся в жизнь империи только в чрезвычайных случаях (к числу которых, конечно, относилась и смена хагана) и было крайним fool proof, последним из резервных жизнеобеспечивающих механизмов Чингисовой системы. Этот механизм мог прийти в упадок только с разложением всей монгольской элиты в целом, переориентацией ее на безответственное и паразитарное существование. Против такого недуга у монгольской революции уже не было припасено никакого лекарства - и именно он в итоге ее и погубил. Стоит, однако, отметить, что против разложения и паразитаризма элиты лекарства не было ни у одного аграрно-скотоводческого общества, какой бы системой оно ни руководилось.

Важным компонентом монгольской мировой революции была уверенность в том, что ее учение сообразуется с извечными, существующими независимо от людей космическими законами ("законами Неба"), и в ней эти законы находят свое осуществление. Предписания окрестным народам покориться так и начинались формулой: "Силой Неба приказ Всеобщего хана (досл. "Далай-хана": При избрании всемонгольским правителем Темуджин получил имя-титул Чингис-хан; "Чингис" - монгольское произношение тюркского "тенгиз", что значит "Океан", тем самым Чингис-хан - это "Всеобъемлющий, безграничный государь". Преемники Чингис-хана пользовались этим же словом как просто титулом, но перевели его при этом на монгольский, получив "Далай-хан" /"далай" - "океан" по-монгольски/) великого народа монголов...". На этом основании некоторые современные авторы видят в монгольских походах священные войны во исполнение воли Мирового Бога/Неба. Нет ничего более неверного. У народов западноевразиатского средневековья предустановление Бога действительно имеет по определению высший этический авторитет, а служение Его воле обеспечивает высшую этическую санкцию и оправдание. Однако с центральноазиатской точки зрения тот факт, что кто-то работает в резонансе с космическим законом и сонаправляет свою деятельность воле Неба - так сказать, осуществляет автовекторизацию по Небу, - никак этого кого-то не оправдывает и не возвышает. Можно лишь сказать, что по мнению центральноазиатов имеется некое поле космических законов, со средоточием в божественном Небе; для Земли это поле генерирует целую сетку вакантных "мест", включая место единодержавного мироправителя, также предусмотренное космическим Планом (имплицитно заложенном в природе вещей); к этому "месту мироправителя" подведен колоссальный поток космической энергии; все это, повторим, - объективный факт мироустройства. Тот, кто захочет и сможет занять вакантное место, попадет в своего рода "резонанс" с полем космических законов, откроет доступ к вышеназванной энергии и станет ее проводником; иными словами, отныне ему "пойдет карта". И всё. Надо или не надо, стоит или не стоит занимать это место и пользоваться этим источником энергии, остается делом свободного выбора людей, который они призваны делать, исходя из чисто человеческих, житейских соображений, совершенно независимо от того (не имеющего для них никакой самостоятельной этической ценности) факта, будет или не будет этот выбор отвечать предустановлениям / преференциям Неба. Точно так же физик, компонуя ядерную бомбу, учитывает как можно полнее, насколько его проект соответствует или не соответствует законам природы, однако бомбу-то он строит вовсе не ради соответствия или приближения к этим законам, и никакого этико-религиозного пафоса в это приближение не вкладывает! Не случайно монгольские эдикты пользовались именно формулой "Силой Неба, приказ хана": этот способ выражения подразумевает только то, что монгольский хаган, благодаря занятому им положению, опирается на источник самой могучей и грозной энергии мира, и сопротивляться ему поэтому совершенно бесполезно. Религиозного пафоса здесь не больше, чем в совершенно аналогичной формуле компьютерных оппонентов из "Цивилизации": "Покоритесь! Наши слова опираются на ЯДЕРНОЕ ОРУЖИЕ!", - смотри подробно Приложение 2 об имперском мировоззрении монголов.

Итак, монгольская мировая революция безрелигиозна и безблагодатна. Можно сказать, что это единственная мировая революция, спроектированная и осуществленная "обывателями" (правда, кочевыми), чуждая любым сверхценностям, любому иррационализму, любой "духовности" и "вертикали". С подлинной гениальностью это уловил Заболоцкий; его "Рубрук в Монголии" содержит больше правды о Монгольской империи, чем все сочинения российских и европейских историков (кроме монголоведов) вместе взятые. Нужные строфы "Рубрука..." читатель найдет в Приложении 1; здесь нужно еще раз подчеркнуть, что стеснительная дисциплина и иерархическое подчинение военного образца, предписанные "Ясой", ни в какой степени не ставили себе целью какое-либо очищение или улучшение общества. Как упоминалось, монгольская революция не собиралась совершенствовать своего носителя; больше того, весь свой смысл и оправдание она и видела в том, чтобы обеспечить людям возможность пользоваться в свое удовольствие доступными им самыми обычными житейскими радостями, что с точки зрения монголов и есть высшая ценность существования. В конце концов, какие высшие обещания давала монгольская революция своему народу? "Положить в ваши рты сахар, завернуть животы ваших жен в драгоценные ткани"! Поэтому Монгольская империя не мешалась в частную жизнь монголов; она всего лишь хотела устрашить и связать их в такой степени, чтобы они не могли заниматься бунтами, усобицами и уголовными преступлениями друг против друга. С неизбежными поправками на обстоятельства времени и места Монгольская империя походит на современную Американскую империю (причем скорее на Американскую империю в восприятии российских патриотов, чем в ее реальном обличье), а не на Халифат, державу ромеев и т.д. Конечно, набор технических средств Монгольской империи с ее всеобщим военизированным соподчинением совершенно противоположен техническим средствам Америки - "правовому обществу", демократии и "свободам"; однако цель применения этих наборов совершенно одинакова в обоих случаях: это максимально возможный стабильный комфорт и безопасность членов общества и максимальное военное могущество системы, обеспечивающей этот комфорт и безопасность. Сам же этот набор и в US, и в Монгольской империи выбирается сугубо рациональным образом, применительно к обстоятельствам. А поскольку обстоятельства кочевого скотоводческого общества с натуральной экономикой и сплошь ручным трудом, мягко говоря, отличаются от современных, то и наборы эти оказываются совершенно разными.
Итак, монгольская революция хотела осчастливить не нового, ей же выпестованного человека, а обычного, старого, причем под счастьем понимала в точности то же, что он думал о нем и сам без всякого ее участия. Только меры, предпринятые ей для этого, носили такой масштаб и глубину, которых сам этот человек осуществить бы не смог - однако додуматься до них он был вполне в силах. Монгольская империя шла навстречу обычным коренным желаниям среднего монгола, и по характеру своих мер никак не превышала его обычное представление о соотношении допустимых добра и зла. Мог ли монгол 1206 г. после вековой всемонгольской мясорубки XII в., когда вырезались целые роды и никто не мог быть уверенным в завтрашнем дне, жаловаться, если его намертво прикрепляли к его подразделению, - но обеспечивали ему полную безопасность от раздоров и посягательств внутри его государства и возможность грабить столетние богатства чужеземных горожан вне его? В XII в., по выражению "Сокровенного сказания" - официальной секретной истории монголов - "не заворачивались в одеяла, а переведывались мечами - друг на друга всяк посягал, в вольную волю никто не живал". Непосягательство друг на друга и житье "в вольную волю" - вот что призваны были обеспечить дисциплинарные установления империи /Заметим, что положение, в которое ставила рядового монгола эта "всеобщая" военная дисциплина, надо сравнивать не с положением современного солдата-срочника, а с положением нынешнего офицера: армия не лишает его частной жизни и собственного дома и семьи, и в эту сферу не вмешивается, но в любой момент может выдернуть его из этой сферы по служебной надобности, и железно контролирует "по службе". То же, естественно, относится и к монгольским начальникам/! Они воспринимались не как знак неких новых межчеловеческих отношений "общинной солидарности" (как это хотели бы видеть евразийцы XX в.), а как обычное механическое воздействие власти, как неизбежное зло, предназначенное для предотвращения еще большего однородного и всем понятного зла, а не сотворения некоего нового добра. Соответственно, они и считались внешними, экстраординарными мерами и не затрагивали внутренний мир отдельного человека, продолжавшего жить прежде всего в пространстве традиционных личных радостей и бед и неразрывно связанных с ними личных же обязательств перед государством как сообществом "своих" людей. Поэтому европейские свидетели XIII-XIV вв. единогласно рисовали монголов в частном быту как людей простосердечных, радушных, веселых, неприхотливых и, как ни странно, чрезвычайно мирных, - словом таких, какими их считали уже и в целом, как народ, в XIX в., - а выдающийся востоковед В.В.Бартольд совершенно справедливо предупреждал, что на деле "мирный" монгол 1900 г. нисколько не отличается от "потрошителя" 1300 г., и разница между ними заключается только в политике верхов.

Судя по аттестации Плано Карпини, уже около 1240 г. установление тотального "силового" внутреннего мира между монголами состоялось на деле: по его словам, монголы не лгали друг другу и совершенно не воровали друг у друга, хотя по отношению к иностранцу то и другое считалось похвальным делом. Он же сообщает, что случаев краж, убийств, драк и даже обычных ссор среди монголов практически не бывает; что монгольские жены не вступают в незаконные связи, хотя при этом очень любят вести и слушать непристойные разговоры; последнее происходит совершенно открыто и никем не осуждается. Нет лучшей иллюстрации того, что монгольская революция считала нужным лишь подавлять наиболее опасные=взаимно-агрессивные проявления того, что на Западе Евразии назвали бы "греховной человеческой природой", но совершенно ничего не имела против самой этой природы. Как мы увидим ниже, лозунг обеспечения для монголов житейского благосостояния Империя тоже выполнила, о чем можно судить не только по отзывам путешественников, но и по самому надежному критерию - демографическому: к концу XIII в. общая численность монголов удвоилась, и это несмотря на все бесконечные кровопролитные войны, в которых они участвовали!

Другая важнейшая составляющая имперского монгольского учения - это идея универсальной вселенской монархии. В самом деле, идеал всеобщего безопасного мира несовместим с многовластием и наличием внешних врагов, да и вообще любой независимой силы, способной превратиться во врага. Эта мысль, вероятно, посещала мимолетно головы многих государственных мужей, но в область практической политики ее, пожалуй, могли перевести только в Восточной Азии, где идея мирового единодержавия уже давно была сформулирована китайцами. Во всяком случае, достижение именно глобального владычества с самого начала было неотъемлемой частью программы Чингисхана, руководствовавшейся принципом "все или ничего".

До сих пор мы говорили о том, что в имперском монгольском учении было имперского; теперь надо сказать о том, что в нем было монгольского, тем более, что именно это "монгольское" в наибольшей степени сказалось на всех, кому не посчастливилось оказаться на расстоянии более 4-5 000 км от новообразованной в 1206 Монгольской империи. Во-первых, нечего и говорить, что "народом господ" в грядущей мировой империи должны были навеки остаться монголы, и только они. Во-вторых, монголы проводили четкое разделение людей на кочевников как носителей возможной социальной гармонии (1) и в принципе не способных на нее земледельцев и горожан (2). Монгольская революция считала, что оседлая жизнь и создаваемые ею богатства неизбежно порождают столь большое разобщение, раздоры, зависть и развал, что справиться с ними невозможно. Кроме того, соперничество из-за этих богатств и чрезмерное, неконтролируемое наслаждение ими угрожало последней гарантии имперской системы - ответственности, солидарности и справедливости монгольской элиты. Развращенные легким городским добром нойоны и ханы - по самой конструкции Монгольской империи это действительно был бы смертный приговор всему ее замыслу.

Поэтому "Яса" Чингис-хана категорически запрещает и правителям, и рядовым монголам когда бы то ни было, при каких бы то ни было обстоятельствах отказываться от кочевания и переходить к оседлой или городской жизни. Нарушение этого принципа для монголов было бы равносильно отказу от расовых законов в Германии Гитлера или допущению крупной частной собственности в коммунистическом государстве; это значило отказ от самых основ революции, и все это понимали.

Что же касается людей, уже пошедших по пути оседло-городской жизни, то они рассматривались монгольской революцией как существа заведомо пропащие, разумные асоциальные унтерменши, своего рода интеллектуальный (более или менее) скот. Сами по себе такие люди (народы) не имели никакой ценности; им монгольская революция счастья дарить совершенно не собиралась, никаких обязательств перед ними на себя не брала и вообще не имела к ним никакого отношения. Однако, в силу накопления тех самых городских богатств, они представляли собой удобный объект для кочевого грабежа или постоянного паразитирования, и в этом качестве могли быть сохранены в грядущем универсальном обществе. В целом можно, однако, заметить, что монголы при всяком удобном случае старались вырезать как можно больше городского и оседлого населения, предпочитая вовсе не иметь дела с таким человеческим материалом, чем включать его в общество, устои которого должны были взаимно отторгаться с этим материалом уже по самой природе обеих сторон (ср. Приложение 3).

Разумеется, любые отдельные представители любых народов могли получать любые посты на административной гражданской службе монголов. Конечно, от этого к ним не относились как к настоящим людям, "своим", народу Империи (формальным признаком последних было прямое включение в десятеричную военно-административную систему "крыльев"); отношение к таким выдвиженцам (вроде знаменитого Махмуда Ялавача) было таким же, как у большевиков - к нанятым ими "буржуазным спецам". Иное дело - кочевники: их монголы охотно ассоциировали и вводили в состав подлинного народа Империи, ради которого она и существовала. Кочевники (почти сплошь тюрки) включались в десятеричную систему, всей массой числились членами сообщества "монголов" (превратившегося в особое сословие, имперский народ в точном смысле слова) и могли занимать любые посты, кроме ханского. Ханский пост, однако, не могли занимать и монголы, кроме чингисидов, так что кочевые немонголы, включенные в систему "крыльев", были полностью уравнены со своими соратниками-монголами в правах. Поэтому известный этнос Афганистана, хазарейцы, сложился как смешанный тюрко-монгольский, в Золотой Орде монголы, кроме ханского рода, были вскоре полностью ассимилированы кыпчаками-половцами (и даже сама Золотая Орда у мусульманских авторов порой именовалась Дешт-и-Кыпчак), а в области прямого управления великого монголо-китайского хагана (помимо территорий его вассалов) значилось всего четыре сословия: "монголы", "западные люди/мусульмане" - сэмужэнь (оседлые уйгуры, иранцы и пр.), "северокитайцы" - ханьжэнь и "южнокитайцы" - наньжэнь: тюркские кочевники Центральной Азии могут приходиться в этом реестре только на разряд "монголов".

Тут возникает естественный вопрос: межчеловеческая вражда изнуряет людей по всему миру, а тотальная военизированная и сугубо прагматичная власть как средство прекращения раздоров - сам по себе секрет невеликий. Почему же монголы оказались единственной крупной силой в мировой истории, попытавшейся осуществить соответствующий проект? Во-первых, потому, что большинство развитых обществ Евразии не были столь принципиально прагматичными, их культуры имели пресловутое "вертикальное" измерение (причем оно и считалось главным), и, соответственно, прекращение розни между людьми было для них побочной задачей, автоматически разрешаемой в ходе общего приближения людей к Богу. Во-вторых, в подавляющем большинстве обществ Евразии люди (прежде всего оседлые) дорожили частной свободой куда больше, чем монголы XIII в., и та военизированная организация всей жизни, которой требовала монгольская революция, показалась бы им непосильным бременем и слишком высокой ценой даже за налаживание прочного внутреннего мира "по горизонтали". В свою очередь, у этого различия в отношении к частной свободе были веские психологические причины. Для начала, в кочевых обществах люди в принципе находятся в гораздо более сильной взаимозависимости, чем в оседлых, что порождает куда большую степень солидарности всех видов, от искреннего товарищества до силового соподчинения. Поэтому жесткая дисциплина монгольской революции для самих монголов не так уж далеко отстояла от их обычной, дореволюционной жизни, и была к ней во всяком случае гораздо ближе, чем к привычному быту оседлых народов; таким образом, переходя к ней, монголы теряли бы в частной вольности куда меньше, чем русские, иранцы и даже китайцы. Вдобавок страшные события XII в., превратившие монгольскую степь в сцену непрерывной безвыходной мясорубки, длившейся многие десятилетия подряд, так обострили страдания монголов от неизбывного кровопролития, что для избавления от него им не казалось чрезмерным пойти уже и на такое ужесточение дисциплины, которое оказалось бы немалым даже по их собственным понятиям. Напомним, что кроме опустошительных междоусобиц, последовавших за распадом раннемонгольского государства - "Хамаг монгол улуса" - в середине XII в. , монголы подвергались еще и систематической резне со стороны чжурчженьской империи Цзинь, регулярно посылавшей в степи войска с официальной целью истребить как можно больше кочевых варваров, пока они не размножились настолько, чтобы представлять серьезную опасность. Именно против этих двух общих бедствий и была направлена программа Чингис-хана: всеобщая военизированная иерархия призвана была навсегда покончить с усобицами, мировая империя - с малейшей угрозой извне.

Интересно, что для самого Чингис-хана позитивная часть его собственной программы (которая в его же собственных глазах была ее единственным оправданием) особой эмоциональной ценности не представляла; для него лично наиболее притягательной частью монгольской революции было то, что, осуществляя ее, можно было убить и замучить многое множество людей. Как известно, лично (так сказать, не по "программе", а по "железу"), Чингис был несомненным садистом, ясно отдавал себе в этом отчет и в минуту откровенности любил шокировать собственных приверженцев рассуждениями о том, что высшее наслаждение в мире - это-де убить врага и созерцать горе, унижение и страх его родных и подданных / Поучение Чингиса согласно Рашидаддину: "Величайшее наслаждение и удовольствие для мужа состоит в том, чтобы подавить возмутившегося и победить врага, вырвать его с корнем и захватить все, что тот имеет. Заставить его замужних женщин рыдать и обливаться слезами, в том, чтобы сесть на его хорошего хода с гладкими крупами меринов, в том, чтобы превратить животы его прекрасноликих супруг в ночное платье для сна и подстилку, смотреть на их разноцветные ланиты и целовать их, а их сладкие губы цвета спелой вишни сосать!" Легко заметить, что собственно позитивное наслаждение - наслаждение от обладания некими благами - здесь идет на последнем месте, и его непременным условием является тот факт, что эти блага были только что у кого-то отняты/. Похвалялся на пирах он тоже не справедливостью, благодеяниями и щедротами по отношению к монголам (каковые за ним значились в достаточном количестве), а почти исключительно тем, как много разного народа он перебил. Во время похода на запад Чингис-хан в кругу приближенных хвалился тем, что убил много людей. Один из бывших приближенных к хорезмшаху людей, плененных Чингисом, присутствовавший при разговоре, был уязвлен и решился заметить: 'Если хан и его слуги перебьют всех людей, среди кого же будет жить его слава?' Чингис не сделал ему ничего плохого, но обозвал глупцом и очень серьезно ответил: 'Государей в мире много. Я творил всеобщую резню и разрушения повсюду, куда ступали копыта коней войска Мухаммада огузского хорезмшаха. А остальные народы, что находятся в странах других государей, сложат рассказы во славу мою!'" После поголовного истребления тангутов Чингис приказал ежедневно за обедом напоминать ему об этом словами "до потомков потомков их, до последнего раба!" - такое удовольствие ему доставлял тотальный характер избиения.

В общем, по отношению к своему собственному делу и народу Чингис выступал в роли гениального главврача-хирурга, который проводит в своей клинике спасительные и благодетельные для его пациентов операции, но самого его во всем этом деле эмоционально привлекает вовсе не спасение пациентов, а только то, что при операциях можно (и нужно) резать скальпелем живую плоть. Поскольку свои душевные склонности наш хирург программно осуществляет на путях хирургии, а не серийных убийств, пациенты и врачи его ценят и уважают как руководителя - но и цену ему лично тоже прекрасно знают. Соратники, родичи и преемники Чингис-хана относились к нему именно по этой модели и этого нисколько не скрывали (по крайней мере друг перед другом). Чего стоит хотя бы "Сокровенное сказание" - знаменитая тайная история основания Монгольской империи, выражавшая, как показал Гумилев, мировоззрение ее "старых борцов", "трудившихся и созидавших государство вместе с Чингис-ханом". "Сокровенное сказание" категорически не предназначалось для широкой публики, но из поколения в поколение передавалось в правящем роду Чингисидов; отсюда видно, что сами властители империи видели в нем некую последнюю, настоящую правду. Между тем в "Сокровенном сказании", как продемонстрировал тот же Гумилев, Темуджин как человек последовательно изображается трусливым, жестоким, злым, вероломным даже по отношению к ближайшим родичам и друзьям, но как правитель, как "Чингис-хан", он так же последовательно представлен здесь благодетельным, справедливым, ответственным по отношению к благу своих всемонгольских подданных.


Монгольская революция в ряду других мировых революций.

Прагматизм, безыдейный и "плоско-упрощенный" характер монгольской революции давал ей грандиозные технические преимущества перед всеми остальными. Обязательным условием успеха этих остальных было внутреннее преобразование человека; между тем именно с этим дело, несмотря на кажущиеся первые успехи, начинало тут же буксовать. Ни западноевразиатский монотеизм, ни европейское освободительное движение от "идей 1789 г." до коммунизма, ни элитаристские учения "цветущего неравенства" (Константин Леонтьев) не могли отучить подавляющую массу своих адептов от того, чтобы ими двигали самые обычные, старые как мир "обывательские" страсти и стремления. В лучшем случае удавалось довести их до искреннего самообмана по этому поводу, да и то на время. Эта роковая несостоятельность внутренне подтачивала все мировые революции с того самого момента, когда их носители с ужасом замечали, что с "новой землей и новыми небесами" все что-то не вытанцовывается, хотя все предварительно намеченные сроки давно прошли (этого разочарования не успел испытать только национал-социализм, погибший слишком рано). Разумеется, план всегда можно скорректировать (что и сделало: христианство - перенеся Второе пришествие с I в. н.э. в туманную даль грядущей вечности; ислам - прекратив в VIII в. священную войну за превращение всего мира в умму единоверцев-мусульман; европейские "эмансипаторы" - перенеся все свои надежды на постепенный прогресс вместо одномоментной революции а-ля 1789 год; и, наконец, большевики - отказавшись от своего всемирного крестового похода и пойдя на НЭП уже в 1921 - [в принципе, тот же случай, что у мусульман, но до большевиков дошло гораздо быстрее - в последние столетия все политические процессы невероятно ускорились по сравнению со временами Халифата]) - однако это уже само по себе вызывает скептицизм и подрывает в массах доверие ко всему делу в целом.

Монгольская революция этого изъяна не имеет. Она не переделывает людей, она хочет дать им то, чего хотят они сами для себя, причем так, как они хотят, и за ту цену, которую они считают приемлемой и разумной (примерно так представлен Наполеон в сцене на Немане из "Войны и мира"). Тем самым в ней практически нет элемента утопии (по крайней мере, в первые два-три поколения) - единственное дело мирового масштаба за всю историю человечества, которое имеет право на такую характеристику. В результате она, вообще говоря, могла бы и победить: ее лозунги, в отличие от лозунгов всех прочих мировых революций, не ставили перед монголами никаких неразрешимых задач, по крайней мере, на первое время.

Объединенная военно-административная администрация в масштабах всего мира? Как мы увидим ниже, такая администрация была реально создана и с грехом пополам действовала вплоть до середины XIV в. если и не во всем мире, то во всяком случае в объеме львиной его части - от Лапландии до южновьетнамской Тямпы и от устья Амура до Сирии и Сербии. Разумеется, по условиям того времени, при отсутствии железных дорог, пароходов и телеграфа, эта администрация отдаленно не проявляла того железного единства действий, какое замышляли ее создатели. Монгольская империя была не монолитом, а конгломератом невообразимого множества монархий разного уровня, и даже высшие из них - улусы различных ветвей Чингисидов - вскоре достаточно обособились друг от друга, чтобы составлять в лучшем случае рыхлую конфедерацию, крайне далекую от современных представлений об "империи". Между частями империи с 1260-х гг. часто шли междоусобные войны. Однако, как мы увидим ниже, всеимперское единство, хотя бы и в весьма аморфном виде, было способно восстанавливаться после любых усобиц и имело вполне реальную силу на всей очерченной выше территории еще спустя век с лишним после воцарения Чингис-хана.

Благосостояние, взаимное ненападение и процветание для всего "имперского народа" - монголов и ассоциированных с ними кочевников, "и чтобы никто не ушел обиженным"? Исполнено: как упоминалось выше, к концу XIII в., по подсчетам Рашидаддина, число монголов более чем удвоилось по сравнению с началом века, несмотря на все военные потери; все авторы XIII-XIV вв. констатируют, что монголы живут очень небедно и ладно, а на досуге - так и очень весело, и ничем не посягают друг на друга (исключая, конечно, усобицы монгольских правителей; однако "вниз" по иерархии такие усобицы не перекидывались: воевать еще могли улусы с улусами, но внутри них тумены с туменами уже не воевали). История Юань заполнена примерами всевозможных раздач рядовым монголам со стороны хагана с целью не допустить или повернуть вспять их обнищание (к концу XIII в. внутри низовых монгольских подразделений в Китае стала развиваться имущественная дифференциация; монголы даже начали продавать в рабство своих детей китайцам, а также за рубежи империи, смотри подробнее ниже).

Завоевание всего мира? После того, что монголы действительно совершили в XIII в., добить остававшихся у них противников, уцелевших на южной и западной окраинах Евразии, технически для них было вполне возможно.

Прочный контроль над громадными оседлыми пространствами, основанный на одной только военной силе кочевников? Вполне возможен: так, в Иране, Передней, Малой и Средней Азии государи, опиравшиеся исключительно на военную силу кочевых племен, беспрекословно повелевали населением еще 500-600 лет после монголов!

"Великая зачистка", истребление десятков миллионов оседлых унтерменшей? Для монголов, как выясняется, и это было вполне достижимо. В северном, чжурчжэньском Китае монгольские походы из 45 млн.чел. истребили или иным образом привели к смерти 40 млн., в южном, южносунском - до половины из примерно 80 млн. человек. В Средней Азии и Иране домонгольская численность населения была превышена только в первой половине XX века! Такие богатейшие территории, как Хорезм или Восточный Туркестан, к 1300 г. практически обезлюдели вообще.

Итак, монгольская революция, первая и единственная за всю историю человечества, благодаря своему принципиальному прагматизму, могла победить физически - и, действительно, остановить ее силой так никто и не смог, ни прямо, ни косвенно. Национал-социализм был раздавлен военной мощью своих врагов, "мир социализма" проиграл своим врагам военно-экономическую и особенно психологическую "холодную" войну, победное шествие армий ислама было остановлено поражением или физической невозможностью победить в борьбе с франками на западе и китайцами на востоке... Лишь монголов никто не остановил и остановить не мог. Для того, чтобы довести свою революцию до конца, им нужны были только воля и желание сделать это.

Но именно такой воли и желания у монгольских правителей к XIV в. практически не осталось. При всем своем непобедимом ореоле монгольская система имеет одно-единственное уязвимое звено, Чингису и самим монголам оно, кстати, было прекрасно известно. Заключается оно в том, что солидарность и дисциплину такого уровня, которой требовала монгольская революция, способны поддерживать только люди, сформированные кочевым образом жизни, при котором волей-неволей необходима очень плотная взаимная поддержка. Люди, выросшие в деревнях и городах, где возможно прожить индивидуальным хозяйством, жить по "Ясе" ни под каким видом не захотят и не смогут.

Но основные богатства, тем не менее, создают именно они - причем богатства, не идущие ни в какое сравнение с тем, что могли бы произвести сами кочевники. Тем самым на стыке кочевого и оседлого миров создается разность потенциалов, губительная для всего замысла Pax Mongolica. Соблазнившись городскими богатствами, нойоны и багатуры могут забросить построение нового вселенского миропорядка для того, чтобы безопасно паразитировать на уже захваченных богатствах; рядовые и средние монголы кинутся добывать деньги, продавая необходимое, чтобы приобрести на недолгое время роскошные по их меркам городские "игрушки", постоянно маячащие у них перед глазами (в самом деле, кому и зачем продавали монголы Китая своих детей в рабы? - оседлым жителям, чтобы получить деньги, которые были бы им и вовсе не нужны, ограничь они себя с самого начала старозаветной кочевой простотой...). То есть может наступить то самое перерождение элиты и народа, от которого, как мы помним, монгольская революция никакого противоядия не имеет и которое, наоборот, само подрывает ее последние защитные механизмы.

Чингис-хан, предвидя эту опасность, завещал в "Ясе" тотальный апартеид между полноправным кочевым миром и его собственностью - одушевленным оседлым скотом (вспомним хотя бы категорический запрет селиться в городах). Однако ни на чем, кроме как на голой силе и доброй воле правителей Империи, этот запрет не держался; тем самым он не мог предотвратить перерождение самих этих правителей, а был способен лишь отсрочить его. По-видимому, Чингис надеялся, что завоевание всего мира, то есть победа мировой революции, успеет состояться раньше, чем это перерождение зайдет достаточно далеко (а на более далекие времена, вероятно, не загадывал вовсе). В этом, как увидим, он просчитался.

В заключение зададимся вопросом: какой образ, какая аналогия могла бы ярче и точнее всего передать сегодняшнему читателю суть Монгольской империи? Вопреки предположениям евразийцев XX в., в этой сути не было ничего от их "евразийства" - ни высокой духовности, ни идейной общинности, ни восточной мистической мудрости, ни "цветущего неравенства" и "континентальности". Вместо всего этого я предложил бы читателю представить себе следующую картину в четырех частях:

1) нынешние страны "золотого миллиарда" выкидывают за борт всякую идеологию (демократическую, либеральную, "цивилизаторскую", христианскую и т.п.) даже на уровне фраз и остаются при прямой программе потребительства, охраны справедливости и безопасности обывателей и обеспечения военного всемогущества правителей по отношению к внешнему миру;

2) они с удовлетворением констатируют, что самая большая сытость, довольство, комфорт и могущество обеспечиваются именно в их странах и их порядками;

3) они с неудовольствием констатируют, что многие страны и народы - ну, допустим, Россия, Аргентина, Иран и Экваториальная Гвинея - попросту не могут разделить с ними этот их рай, то есть не могут (или не хотят) завести такие же порядки без самых разрушительных для себя последствий - и даже при иных, самых лучших для себя порядках все равно никогда не достигнут благосостояния, удобств и свобод "золотого миллиарда" (будь то по климатическим, ментальным, объективным экономическим или любым иным причинам). Их объявляют людьми категории "В".

Затем люди "золотого миллиарда" с удовлетворением констатируют, что кто-то на Земле (ну, допустим, полинезийцы и эстонцы) их образ и одновременно уровень жизни разделить с ними очень даже может. Их объявляют людьми категории "А".

4) Затем они выступают в великий военный поход с целью спаять самих себя, а заодно и всех людей категории "А" в единое всемирное сверхгосударство, а всех людей категории "В" - по первости, в виде предварительного паллиатива, наихудшим образом поработить, а в принципе, по возможности - истребить вчистую.

Вот именно этот страшный сон газеты "Завтра" - Бернар Кушнер, проводящий массовую тотальную зачистку всего мира от имени и по поручению "сообщества цивилизованных стран", слитого в одну транснациональную сверхдержаву массового потребления - и есть точный образ души Монгольской империи. Все остальное - пайцзы, дисциплина, переламывание хребта, красноречие Чингиса, косноязычие Огэдэя, молчание Монкэ, тумены, курултаи, Сила Неба, вселенская резня, армады панцирной конницы, с треском сшибающиеся на просторах половины Евразии - все это суть лишь ее доспехи и боевые приемы. И нужны ей были эти доспехи и приемы только для того, чтобы достичь - в том виде и в тех масштабах, как это только и было тогда возможно, - результатов примерно той же природы и направленности, какую в более продвинутые технически времена иные, более удачливые (пока) хозяева мира осуществляют за счет применения банковских карточек, правового государства, свободных масс-медиа, высокоточного оружия и многомиллиардных вложений в систему "звездных войн". "Кочевой мондиализм" на марше - вот что такое Монгольская империя; и, точно в насмешку над современными "континенталистами"-евразийцами (мировая история довольно падка на такие ничего не значащие, но занятные подмигивания), ее хаганы величаются титулом "Океанический государь"
.


http://www.wirade.ru/history/history_po ... ongol.html
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Понтий Пилат
Архидемон
Сообщения: 707
Зарегистрирован: Пн мар 07, 2011 21:38
Пол: Мужской

Re: Монгольская империя

Сообщение Понтий Пилат » Сб апр 12, 2014 04:32

Я лично даже не знаю, можно ли вообще Монголию считать государством... в то время, когда не было не то что телеграфа, а даже дорог, при такой территории приказ или распоряжение могло идти от одного края империи к другому десятилетие(а могло и вовсе не дойти, гонец к примеру был тупо убит разбойниками)... реальное осуществление власти затруднительно. Наверняка существовали целые поколения людей на территории Монголии, которые и монголов то никогда не видели(тот же крайний Север, чукчи и тому подобные, я думаю они и не в курсе были что они часть Монголии), а только от дедов слышали, что есть такие могучие воины в степях, и что они сюда забредали пару десятилетий назад.

Языка не было общего. Религии тоже. Валюта - не знаю, может была. Власть скорее всего была в виде: пришли монголы раз в 10 лет, забрали дань и всё что плохо лежит и упиздили в степь еще на 10 лет. Т.е. все эти народы связывало только то, что их всех периодически грабили монголы.
Все те, кто подобием в Бога не вышел, и в Дьяволы лезет напрасно, их лица подходят как раз, но не в лицах тут дело, а выше...(с)

Аватара пользователя
Lucifug
Близкий к Тьме
Сообщения: 1284
Зарегистрирован: Пт фев 12, 2010 23:15
Пол: Мужской
Откуда: Ингушетия

Re: Монгольская империя

Сообщение Lucifug » Пн апр 14, 2014 03:53

Ну там феодализм такой, провинции отданы сыновьям, которые в ключевых вопросах слушаются папку, так что да, фигня а не "Ымперия", ну а уж про Дугина я молчу - упоротая мразь
Ad Lucifer qui laetificat juventutem meam!
Изображение

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6700
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Re: Монгольская империя

Сообщение Iss » Пн апр 14, 2014 09:58

Ребята, я понимаю, что это трудно, но вы все же статью во втором посте попробуйте почитатать.

Lucifug писал(а):Ну там феодализм такой, провинции отданы сыновьям, которые в ключевых вопросах слушаются папку,


А зачастую- и его не слушаются) Но это вполне в духе эпохи, Европа и Русь тогда не сильно отличались.

ну а уж про Дугина я молчу - упоротая мразь


Это да.
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Понтий Пилат
Архидемон
Сообщения: 707
Зарегистрирован: Пн мар 07, 2011 21:38
Пол: Мужской

Re: Монгольская империя

Сообщение Понтий Пилат » Пн апр 14, 2014 18:17

Iss писал(а):Ребята, я понимаю, что это трудно, но вы все же статью во втором посте попробуйте почитатать.

Прочитал. И нихуя не увидел собственно про монголов, кроме их "десятичной" воинской системы, что и без статьи знал.

Какие-то мысли, типа а хорошо ли нам монголы сделали, или плохо. Ну и хули?

Сам феномен неебически загадочен. Т.е. как блять заставить подчиняться себе людей, до которых ты тупо не можешь дойти и дать им пизды, потому что сам поход займет 10 лет? Мне не ясно.

У римлян всё ясно. Пришел легион, дал пизды, занял территорию, вводит римские законы, строит дороги и города. Вербует среди местных легионеров, типа отслужи 20 лет получи гражданство и ништяки, а дальше порядок держится уже на тех местных кто отслужил 20 лет и имеет ништяки. А у монголов что? Пришли, отпиздили, ушли. Внутренние дела покоренных народов, насколько я знаю, их вообще не ебали, лишь бы дань платилась. Они тупо выдавали местному князю ярлык на княжение.
Все те, кто подобием в Бога не вышел, и в Дьяволы лезет напрасно, их лица подходят как раз, но не в лицах тут дело, а выше...(с)

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6700
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Re: Монгольская империя

Сообщение Iss » Пн апр 14, 2014 19:19

Понтий Пилат писал(а):Прочитал. И нихуя не увидел собственно про монголов, кроме их "десятичной" воинской системы, что и без статьи знал.


Десятиричная воинская система тут не то, что не главное, но даже и не на третьем месте.

Какие-то мысли, типа а хорошо ли нам монголы сделали, или плохо. Ну и хули?


Эти мысли тоже можешь смело пропускать, если не хочешь.
Во втором посте четко и ясно говорится кому и как монголы делали хорошо.

Сам феномен неебически загадочен. Т.е. как блять заставить подчиняться себе людей, до которых ты тупо не можешь дойти и дать им пизды, потому что сам поход займет 10 лет? Мне не ясно.


Да тут все просто. Кочевать рядом с теми людьми и все будет пучком. На том империя и строилась
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Lucifug
Близкий к Тьме
Сообщения: 1284
Зарегистрирован: Пт фев 12, 2010 23:15
Пол: Мужской
Откуда: Ингушетия

Re: Монгольская империя

Сообщение Lucifug » Пн апр 14, 2014 20:34

Читаю, интересно)
Кочевать рядом с теми людьми и все будет пучком. На том империя и строилась

прикольно)))
А вообще, идет вразрез со всем, что щас песдят всякие "дугинцы" и прочие "эуразийцы" :fuck:
Ad Lucifer qui laetificat juventutem meam!
Изображение

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6700
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Re: Монгольская империя

Сообщение Iss » Пн апр 14, 2014 20:44

Lucifug писал(а):А вообще, идет вразрез со всем, что щас песдят всякие "дугинцы" и прочие "эуразийцы" :fuck:


Так от ож :D
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Lucifug
Близкий к Тьме
Сообщения: 1284
Зарегистрирован: Пт фев 12, 2010 23:15
Пол: Мужской
Откуда: Ингушетия

Re: Монгольская империя

Сообщение Lucifug » Пн апр 14, 2014 22:49

Классная статья)
Ad Lucifer qui laetificat juventutem meam!
Изображение

Ganelon
Случайный
Сообщения: 2
Зарегистрирован: Пн фев 15, 2016 19:03
Пол: Мужской

Re: Монгольская империя

Сообщение Ganelon » Чт фев 18, 2016 01:49

Я вот тоже, никогда не интересовался ими как таковыми, но пришлось, ибо нашу историю без них хрен поймёшь.

Первое что у меня вызывает вопросы - площадь ок. 38 000 000 квадратных километров, 2 по величине империя среди когда-либо существовавших после Британской.

Судя по картам расцвет пришёлся на 1279 год. Однако как выяснилось, в северной Руси перепись для дани проводилась без всякого присутствия самих монголов. Да и вопрос - являются ли всё же данники поддаными самого государства.

Как по мне чёй-то она не очень тянет на такую великую, Российская империя При Александре I была как-то повнушительнее в этом плане.

2 - все лица знакомые, оригинала Немировского ещё вспомнил, вообще лепота


только не понятно - а Широпаев - он что, тут типа за православие выступает? Он вроде когда был православным, был тогда же и сталинистом а когда стал нацдемом-западником, стал уже язычником.

И возможным наследником Монгоьской империи выступает уже не Россия, а как не сложно догадаться- США.

Ну это всё бред.Смешались в кучу кони, люди..

Что касается православия, то вот недавно патриарх всея Руси с папой римским встретились, и подписали ряд важных экуменических документов. Видимо соединяться если не через 20 лет, то через 100. Ибо христианство теряет вес, а богословы люди более грамотные, чем чернь, и всё их большее кол-во начинает понимать то, что было написано популярно для всех русских схизматиков давным давно http://apologia.ru/O_Tserkvi/Volkonskij-Katolichestvo


широпаев-великий-перелом - читал ещё несколько лет назад, но не уверен, насколько он объективно всё это освещает, он не историк, и с довольно противоречивой биографией

С Михаилом Назаровым некоторое время общался, умный человек, из элиты русских монархистов. Только вот беда - слишком он помешан на жидах.

Ganelon
Случайный
Сообщения: 2
Зарегистрирован: Пн фев 15, 2016 19:03
Пол: Мужской

Re: Монгольская империя

Сообщение Ganelon » Чт фев 18, 2016 02:01

Lucifug писал(а):прикольно)))
А вообще, идет вразрез со всем, что щас песдят всякие "дугинцы" и прочие "эуразийцы" :fuck:


Гумилёв стрёмный чел, думаю вся его теория эта полная хрень кроме одного - пассионарность очень важная штука в истории-этнологии-политике, только ху ис зэ фак ис пассионарность? Корректнее было бы слово активность. Как говорит русский крестьянин-мыслитель Герман Стерлигов, всё всегда делает меньшинство, это пожалуй удачная мысль.
Я например сторонник европейского пути развития России, но я не могу отрицать евразийскость, ведь хотя бы по географии это так.
Да и вопрос - так ли прекрасна та Европа? Например Михалон Литвин пишет, что в ВКЛ было гораздо хуже, чем в Московии http://www.vostlit.info/Texts/rus/Litvin/frametext1.htm

А Дугина ты не трош! :-o Итак тут многие хотят ему голову откусить.

https://www.youtube.com/watch?v=JW7Ci6CDj6w

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6700
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Re: Монгольская империя

Сообщение Iss » Сб фев 20, 2016 13:12

Ganelon писал(а):только не понятно - а Широпаев - он что, тут типа за православие выступает? Он вроде когда был православным, был тогда же и сталинистом а когда стал нацдемом-западником, стал уже язычником..


Он щас не пойми кто в религиозном плане, но как я понимаю, сейчас он не хочет привязывать себя к определенному мировоззрению или конфессии.
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
LoKinder
Близкий к Тьме
Сообщения: 1604
Зарегистрирован: Вт янв 29, 2008 08:40

Re: Монгольская империя

Сообщение LoKinder » Сб сен 10, 2016 22:28

Да не было никогда эпикантуса у чингиз-хана.
А дугин реально сука еще та. Бесит меня эта блядь - со всеми поручкался тварь, и никто его не вычислил, пока поздно не стало.

Дугин - тварь и сука - причем слово СУКА тут - БУКВАЛЬНО.

Умник ебанный. Он кстате и про нас вполне в курсе - про сатанизм.
Кстате - очень вкурсе.

Он блять "понимает" некоторые слова не так, как журналье. Образованный пиздюк.

Убить бы его нахрен, но у меня на этого гандона бабла не хватает.

Зы... пиздосина это конкретная - летов, лимонов, ле-пен - ои бы его скорее всего орально отсношали бы досмерти.

Всех кого он выеб без вазелиина - в смысле - кого знал я.
Я уверен - немного тут больше есть.

Евразийство - блять немного хуже секта и говно,, даже чем дианетика..

Дугин - реально самка собаки. В его конкретном случае - бешеной псины.
Фашист ебанный.


Тут гляньте - еврозийцы блять.

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0 ... 0%BE%D0%B5
По ошибке проглотил мелок от тараканов. Такая тишина в голове.... наверно рисуют...

Аватара пользователя
Naama
Близкий к Тьме
Сообщения: 988
Зарегистрирован: Чт фев 02, 2012 08:28
Пол: Женский
Откуда: New York

Re: Монгольская империя

Сообщение Naama » Вс сен 11, 2016 13:06

Ganelon писал(а): Гумилёв стрёмный чел, думаю вся его теория эта полная хрень


а мне нра теория пассионарности

никто кроме славян - даже и близко не сможет постичь


кроме одного - пассионарность очень важная штука в истории-этнологии-политике, только ху ис зэ фак ис пассионарность? Корректнее было бы слово активность.


WTF is that? :) ?
А это героизм. да, - грубо говоря - вот он и есть - being a hero. a special hero...

Ответить

Вернуться в «История»