Ящер

Славяне, литовцы, пруссы,
Ответить
Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6700
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Ящер

Сообщение Iss » Вт июн 05, 2012 21:10

ЯЩЕР, Яша, Ясса, Iassa, Issaya, Йеша

Общеславянский пекельный бог. Мировой змей. Hе раз упомянут в польских церковных запрещениях языческих обрядов 1420-х гг. Возможно, является одной из ипостасей Велеса-Чернобога (как сыном Локи был Мидгардский змей, а Ажи-Дахака - сыном Ангхро-Майнью). В западно-славянских средневековых источниках упоминается вместе с Ладо .
Изображение

Ящер - пекельный бог.

Впрочем согласно "Хронике Польской" Яна Длугоша он - Jessa - и соотносим с Юпитером. А Фаминцын сравнивает это божество, не имея ничего, кроме имени, с Белобогом, якобы это "ясный" бог.

Мы полагаем, что никакого бога Ясоня нет - это плод фантазии толкователей. В "Mater Verborum" находим, правда такого "тезку": "Jesen, jasni: Iесень, Ясни - Isis lingua egiptiorum terra dicitur".

Вероятно, есть как раз владелец глубин и/или царства минералов, может быть, морской царь - Иеша, Ящер. Характерно, что именно Посейдон греков назван "колебателем земли". По словам Длугоша "Иессу молили о даровании земных благ". Музыка в мифе о Садко является богослужением Морскому царю, а гусли имели форму ящерообразную.

Сохранилась до наших дней белорусская песня:

Сяде Ящер под пирялущем
Hа ореховом кусте,
Где ореховая лусна...
(Жанитися хочу)
Возьми себе девку,
Котораю хочешь...


Hам известны и другие ее варианты:

Сиди-седи Яша
Под ореховым кустом,
Грызи-грызи Яша
Орешки коленые, милою дареные.
Чок-чок, пятачок!
Вставай Яша, дурачек.
Где твоя невеста,
В чем она одета,
Как ее зовут
И откуда привезут...


Записано несколько лет назад в деревне Фролово Московской Области Константином Бегтиным.

Сиде-седе Яшша
У ракитовом кусте,
Грызе-грызе Яшша
Орешки коленые, милою дареные.
Цок-цок, леденец,
Вставай (сигай) Яшша, молодец.
Иде твоя невеста,
У чем она одета,
Как ее зовут
И откеда привезут...


Академик Рыбаков Б. А. в "Язычестве древней Руси" пишет: "...славянский Ящер, женившийся на утопленной девушке, соответствует Аиду, богу подземного мира, супругу Персефоны. А жертва приносилась не самим этим силам сезонного действия, а постоянно существующему повелителю всех подземно-подводных сил, содействующих плодородию, т. е. Ящеру, Аиду, Посейдону".

Следами обитания "русских крокодилов" остаются топонимы многих озер и рек Северо-Запада: река Ящера, озеро Ящино, населенные пункты Ящера, Малая Ящера и др. В окрестностях Москвы можно указать на Спас-Крокодильный монастырь близ Клина (ныне село Спас-Крокодилино). Hа новгородчине возможно существовало капище в районе развалин Рдейского монастыря. Там же Ящера рассматривали как отца или самого Волхова.

Особо чествовали Ящера на Ореховый Спас и щедро сыпали орехами в пасть кумиров Ящера. Возможно, как поддоному властителю бросали в воду девичью куклу (а то и саму девицу).

Ящер, «нарицаемый богом»

Как известно, накануне принятия христианства на Руси, главным богом у восточных славян был бог дождя, грома и молнии — Перун, соответствовавший греческому Зевсу и римскому Юпитеру. Однако, по мнению ряда специалистов, история язычества на Руси знает и более ранние культы божеств.

Археологи давно уже находят по всей территории, где с 6-7 веков обитали восточнославянские племена, так называемые фибулы — металлические застежки для плаща. В те стародавние времена плащ сам по себе являлся престижной парадной одеждой, при этом фибула застегивала его спереди, на самом видном месте. Очевидно, по этой причине она изначально имела оберегающий смысл, служа своего рода талисманом, амулетом для владельца. Многие фибулы из той далекой эпохи являются подпинными произведениями прикладного искусства со сложной композицией, где, тем не менее, повторяются определенные мотивы, позволяющие судить о мире древних славян.

Сравнивая между собой изображения на различных фибулах, специалисты пришли к выводу, что наши предки, жившие еще до возникновения культа Перуна, делили окружающий мир на три части: небо, откуда исходили дожди и солнечный свет; землю, принимавшую лучи светила и струи дождя, и нижний, подземно-подводный мир. Властелином этого нижнего, ночного мира, могучим хозяином вод, рыбных богатств и озерно-речных путей был, судя по изображениям, загадочный ящер-дракон к которому люди обращали свои моления. Была у ящера, как у всесильного божества еще одна важная функция: вечером он глотал заходящее солнце на крайнем западе, а утром уже на другом конце земли, снова выпускал светило в небо. Так повторялось изо дня в день. Определенно, древние славяне считали ящера-дракона неотъемлемой частью некой общей космологической системы.

Сохранилось множество изображений этих сверхъестественных существ, причем, не только на фибулах. Найдено громное количество деревянных ковшей различного объема, ручки которых выполнены в виде головы ящера.
Изображение

У этих чудищ одинаково крупные морды с oгромной пастью и тщательно вырезанными острыми зубами. На шее обозначена идеограмма воды, чаще в виде крутовой зигзагообразной линии или каплеобразных рядов, что символизировало подводный океан.

Неудивительно, что оформление именно ковшей было так тесно связано с культом ящера, ведь эта утварь, выполняя свое хозяйственное предназначение, регулярно погружалась в воду — стихию языческого божества. Найденные в новгородских раскопках ручки-ящеры ковшей датируются вплоть по 13 век. Многие женские украшения изготавливались с застежками в виде голов двух ящеров. Их изображениями, а также путем светила по небосклону, отмеченному 5-7-9 солнцами, расписывались прялки и музыкальные инструменты. Известны подлинные новгородские гусли, левая сторона которых оформлена как голова и часть туловища ящера. Старинные украинские бандуры также украшались изображением ящеров и волн.


Для древних славян ящер-дракон вовсе не олицетворял некое таинственное, агрессиви неотвратимое зло. Это был строгий хозяин подземно-подводного мира, от которого зависел улов рыбы, приток вешних вод и которого можно быль ублажить жертвоприношением. Традиция приносить жертву ящеру сохранялась еще долгое время даже после принятия христианства.

Вот как описывал ее русский историк и фольклорист А.Н. Афанасьев: «Крестьяне покупают миром лошадь, три дня откармливают ее хлебом, потом надевают два жернова, голову обмазывают медом, в гриву вплетают красные ленты, и в полночь опускают в прорубь или топят посредине реки».

Иллюстрация этого жертвоприношения запечатлена на новгородских гуслях 12 века: конь с низко опущенной мордой и подогнутыми передними ногами касается рыболовных сетей, символизирующих воду, а снизу к нему тянется ящер.

Отзвуки легенд и преданий о культе ящера-дракона вошли в некоторые летописи. Одна из них рассказывает о «князе Волхова», имеющем облик «лютого зверя коркодила» (крокодила). Якобы, обитал «бог Волхова» где-то в реке, очевидно, ниже Новгорода, а святилище его находилось у самого истока реки, близ Ильмень-озера. Согласно этой легенде, загадочный зверь крокодил был удавлен в реке, а затем некой волшебной силой отнесен по Волхову вверх по течению и извержен на берег у подножья священного городка в Перыни, поставленного им самим для языческих священнодействий.

Древний сюжет о речном божестве-ящере (коркодиле) известен также по русской вставке в переводе «беседы Григория богослова об испытании града», где говорится о звере, живущем в реке, которого «богом нарицаем».

Во второй половине 12 в. в древнерусском городе Вщиж, близ Брянска, жил мастер Константин, который отлил знаменитую бронзовую арку, дошедшую до наших дней. В каждой ее части кругами показаны три главные позиции движущегося по небосводу солнца — восход, зенит, закат. Снизу к арке примыкают две горизонтальные плоскости-подставки, перехваченные примерно посередине огромными головами ящеров, которые тянутся вверх, как бы поднимаясь из глубин своей подводно-подземной бездны, чтобы проглотить светило.

Эта уникальная работа древнерусского мастера еще раз свидетельствует о том, что отзвуки языческого культа ящера-дракона дожили, как минимум, до 12 в., то есть, существовали и после принятия христианава. Другой удивительный памятник культу ящера, причем не искусственный, а природный, нерукотворный, существует в городе Корсунь-Шевченковский, что в Черкасской области Украины. Здесь посреди реки Рось, лежит остров из красного гранита длиной примерно двести метров, удивительно точно напоминающий затаившегося в воде ящера: легко различить и острую морду с узкими глазами, и лапы, и массивное туловище, и вытянутый хвост.
Изображение

Несомненно, в стародавние времена на этом острове существовало некое святилище, являвшееся местом поклонения и жертвоприношения таинственному подземно-подводному существу.

Валерий НЕЧИПОРЕНКО

А вот и глава из книги Бориса Рыбакова "Язычество древней Руси", где говорится о Ящере. Собственно все последующие упоминания об этом боге выводятся в конечном счете отсюда:
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z ... t006.shtml
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6700
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Re: Ящер

Сообщение Iss » Вт июн 05, 2012 21:13

О СООТНОШЕНИИ ЯЩЕРА И ПЕРУНА

Если представлять Ящера как противника бога-громовника или бога Света, то на роль «родственника» змееобразного существа претендуют греческий Тифон и/или Пифон, германский Мидгардский Змей и/или Нидхёгг — пекельный дракон, грызущий корни Мирового древа.

Однако в упоминавшемся уже нами бродячем средневековом сюжете «Сказание о князьях Словене и Русе» приведена легенда об основании Новгорода-Словенска и упоминание Перуна… отнюдь не в, роли змееборца, а самого уподобленного крокодилу:

«Старший же сын этого князя Словена Волхов, бесоугодник и чародей, ненавидящий людей, с помощью бесовских ухищрений стал колдовать и принял тогда облик лютого зверя, крокодила, и залег он в той реке Волхов, перегородив путь водный, и непокорных себе стал пожирать, а других хватать и топить. Потому и люди, находившееся тогда в язычестве, называли того, окаянного, богом, и „громом“, или „Перуном“ его нарекли; по-белорусски „гром“ значит „Перун“. Построил тот окаянный чародей для ночных волхвований на собраниях бесовских маленький городок на одном месте, называемом Перыня, где стояд кумир Перуна. А неразумные рассказывают сказки об этом Волхве, так говоря: „Вместо бога сел, окаянного заменяя“. Наше же христианское истинное слово, проверенное неложным испытанием, свидетельствует об этом окаянном чародее-волхве, что он был жестоко побит и удавлен бесами в Волхове, и бесовскими чарами окаянными его тело было вынесено и выброшено на берег вверх по той реке Волхову, напротив того колдовского городка, что ныне зовется Перыня. И здесь неразумными со многими слезами погребен был окаянный, с великой тризной языческой, и могилу насыпали над ним очень высокую, как это принято у язычников. И по прошествии трёх дней там, где совершалась тризна по тому окаянному, провалилась земля и поглотила мерзкое тело крокодила, и могила его стала на дне ада, и до сих пор, как говорят, есть следы этой ямы, ничем не заполняемой» (Сказания Новгорода Великого, 2004, с. 52).

Эта легенда записана Тимофеем Каменевичем-Рвовским, иеродьяконом Троицкого Афанасьевского монастыря в конце XVII в., т. е. приблизительно в то время, когда в Новгороде по образцу польских хроник М. Стрыйковского собирали поздние летописи, содержащие немало любопытных фрагментов (возможно, к ним относится и так называемая Иоакимовская летопись, доставшаяся на какое-то время В. Н. Татищеву и также включавшая рассказы о дорюриковской истории Новгорода и Руси и о крещении Новгорода).

В рукописи Большой Синодальной библиотеки, называемой «Цветник» (XVII в.), также сказано: «Наше же христианское истинное слово… о сем окоянном чародеи и волхве — яко зло разбиен бысть и удавлен от бесов в реце Волхове и мечтанми бесовскими окоянное тело несено бысть вверх по оной реце Волхову и извержено на бег против волховнога оного городка, иже ныне зовется Перыня. И со многим плачем от невеглас ту погребен бысть окоянный с великою тризною поганскою. И могилу ссыпаша над ним вельми высоку, яко есть поганым». Волховство и чародейство — занятия явно не для Перуна, так что мы имеем дело с наложением одна на другую двух легенд.

Волх, ставший военным вождём, в отличие от остальных богатырей русских былин, обладает способностью к оборотничеству, а оборотни за редким исключением всегда относились к хтоническим силам и Дикой Природе. Волх являет собой пример перехода от магии охотницкой к магии воинской.

Однако как пришлый культ Перуна потеснил более древний местный, так сравнительно скоро разорили и Перуновы требища, причём те же, кто их ставил.

В летописях сохранилась легенда, подтверждающая сведения Герберштейна: «В год 6496 (988). Крестился великий князь Владимир Святославич и взял у Фотия-патриарха первого митрополита Киеву Леона, а Новгороду — епископа Иоакима Корсунского, а по другим городам разослал епископов, и попов, и дьяконов, которые крестили всю землю Российскую. И была радость повсюду. Когда пришел епископ Иоаким, он требища разорил и Перуна, что в великом Новгороде стоял на Перыни, срубил и повелел его тащить в Волхов. И связав его веревками, волочили его по калу, ударяя палкой и пихая его. А в то время вселился бес в Перуна и начал кричать: „О горе мне! Ох, достался я на расправу к этим немилосердным судьям“, и бросили его в Волхов. Когда же он плыл мимо Великого моста, то метнул палицу свою на мост и сказал: „Пусть ею поминают меня новгородские дети“, которой и доныне безумные бьются, творя потеху для бесов. И запретил Иоаким никому Перуна нигде не вылавливать. Однажды вышел пидблянин рано на реку, собираясь везти в город горшки, и вдруг увидел, что Перун приплыл к берегу. И оттолкнул он Перуна шестом, говоря ему: „Перунище! Ты досыта ел и пил, а теперь поплыви прочь“, и поплыл Перун из света в преисподнюю, т. е. во тьму кромешную» (из Новгородской 3-й летописи; цит. по: Сказания Новгорода Великого, с. 94–95).

У В. Я. Петрухина расправа над кумирами Перуна вызывает фольклорные ассоциации: «Исследователи давно обратили внимание на то, что это действо напоминает уничтожение календарных чучел типа Масленицы и Костромы: согласно этнографическим записям, о чучеле Масленицы говорили, что она „блинов объелась, обожралась“, что соответствует приведенной инвективе новгородца. В таком случае последние „погребальные“ почести воздавались Перуну не как обрубку дерева, а как настоящему фетишу и даже божеству» (Петрухин, 2004, с. 251). К подобного рода ассоциациям Петрухин относит также поругание идола Перуна, когда того привязывают, точно поверженного врага, к конскому хвосту, а также избиение кумира двенадцатью палочниками. Возможно, в этой идее в самом деле есть рациональное зерно.

Культ «молниеносного» Перуна-Перкуна-Перкунаса имел широкое распространение в Литве наравне с культом земного огня Знича и короля Ужей и много позже Гедимина, о чём свидетельствует Ян Длугош:

«Владислав, король польский, при содействии католических князей, прибывших с ним, прилагал много стараний к тому, чтобы рыцари и простые люди, отвергнув ложных богов, которым они, обманутые тщетой языческих заблуждений, до тех пор поклонялись, согласились почитать единого истинного Бога и поклоняться ему и исповедовать христианскую веру.

Варвары, однако, оказывали сопротивление этому и заявляли, что с их стороны было бы нечестиво и дерзновенно, вопреки установлениям предков, изменить себе, покинуть и ниспровергнуть своих богов, главными из которых были следующие: огонь, его они считали вечным, он поддерживался жрецами, подкладывавшими дрова днём и ночью; леса, почитавшиеся ими священными; ужи и змеи, в которых, по верованию язычников, невидимо пребывают боги. Этот огонь, почитавшийся варварами, как вечный, и сохранявшийся в Вильно, главном городе и столице народа, где жрец, называвшийся на их языке „знич“, берег его и питал усердным подкладыванием дров (а также давал ответы молящимся, вопрошавшим божество о будущем ходе вещей, будто бы получая их от бога), король Владислав распорядился потушить на глазах у варваров. Капище и жертвенник, на котором совершалось заклание жертв, король также приказал разрушить; сверх того, он повелел вырубить рощи в лесах, почитавшиеся священными, и сломать в них ограды; а ужей и гадов, которые имелись в каждом доме в качестве домашних богов, перебить и уничтожить.

…У литовцев, пока они пребывали во тьме язычества, существовало унаследованное от предков священное празднество и обычай: в начале октября месяца, после сбора урожая, отправляться с женами, детьми и домочадцами в леса, почитавшиеся священными, и приносить в течение трёх дней отчим богам быков, баранов и прочих животных в жертву и полное сожжение; а после жертвоприношений и священнодействий проводить эти три дня в празднествах, играх и плясках, предаваясь пиршествам и пьянству; и это празднество было главным и важнейшим, от которого никому нельзя было уклониться.

Также, возвратясь из вражеских земель с победой или с добычей, они воздвигали из груды дров костёр, на сооружение которого каждый кидал по полену; в огне этом сжигали самого красивого и знатного пленника, полагая, что такого рода нечестивым сожжением они более всего угождают своим богам и умилостивляют их. Нам неясно, однако, унаследовали ли они этот обычай от предков или сами измыслили обряд, так как язычеству вообще свойственно в своем ослеплении возрастать в своих заблуждениях.

Кроме того, они сжигали своих покойников, что было, как мы знаем, в обычае не только у италиков и латинов, но и у прочих народов. Однако литовцы благодаря множеству лесов и рощ имели особые леса, в которых каждое селение и каждый дом и семья располагали особыми кострищами для сожжения по обычаю тел покойников. При этом к сжигаемому человеческому телу присоединяли наиболее ценных животных и вещи: коня, быка, корову, седло, оружие, пояс, ожерелье, кольцо, и все это сжигали вместе с трупом, не считаясь с тем, что вещи могли быть золотые или серебряные. Согласно этому обычаю был предан сожжению в лесу Кокивейт, близ замка и селения Мижехолы, великий князь литовский Ольгерд, сын Гедимина{58} и отец Владислава, короля польского (похищенный смертью в заблуждении язычества), вместе со своим лучшим конём, одетый в затканный жемчугами и драгоценными камнями жупан, в великолепной пурпурной одежде, расшитой золотом, и с серебряным позолоченым поясом…

…Те же самые святыни, боги и священнодействия были у литовцев, что и у римлян в пору их языческого заблуждения. Вулкана они почитали в огне, Юпитера — в молнии, Диану — в лесах, Эскулапа — в ужах и змеях, в главных городах поддерживали огонь, который они называли и считали вечным. Этот огонь сохранялся жрецом, который давал даже, будучи научен бесом, двусмысленные ответы тем, кто приносил жертвы и вопрошал его; Юпитера же они почитали в молнии и называли на своем народном языке Перкун, как бы percussor. Также и многие леса они чтили как священные, так что проникать в них и подымать на них руку, срубая деревья или листву, считалось преступлением; ибо того, кто срезал листву или вступал в эти леса, бес умерщвлял или изувечивал, поражая ту или другую часть тела. Наконец, почти в каждом доме они содержали гадов и змей, давая им в пищу молоко, и резали им петухов в качестве умилостивительной жертвы…» (Длугош, 1962).

Таким образом, подводный «бог» Ящер выступает как противник Бога-Вседержителя (в понимании язычника XI в., возможно, и Перуна). Тор, между прочим, назван недругом Мирового (Мидгардского) Змея, коего почти поймал в Океане, но этот сын Локи сорвался с крючка. Предсказано, что в Рагнарёк Тор будет биться со Змеем, убьёт его, но и сам погибнет, отравленный ядом чудовища.

Неудивительно, что у соседей балтов — ляшских полян, псковских кривичей и новгородских словен и в уже сравнительно позднее время как отголосок веры в Мирового Змея, Ящера (?), прослежен обычай почитания «гадов». В поучениях против язычества «гадов» сих именуют крокодилами. Агент английской торговой компании Джером Гарсей свидетельствует: «Я выехал из Варшавы вечером, переехал через реку, где на берегу лежал ядовитый мертвый крокодил, которому мои люди разорвали брюхо копьями. При этом распространилась такое зловоние, что я был им отравлен и пролежал больной в ближайшей деревне, где встретил такое сочувствие и христианскую помощь, что быстро поправился» (1589).

Упоминание о крокодиле-ящере встречается ещё в XI в. В «Беседе Григория Богослова об испытании града» в разделе, посвящённом рыболовству и связанным с ним языческим обрядам, записано: «…Ов (т. е. некто, который. — Авт.) пожьре новоду своему, имъшю мъного (благодарственная жертва за богатый улов. — Авт.)… бога створьшаго небо и землю раздрожаеть. Ов реку богыню нарицает, и зверь, живущь в ней, яко бога нарицая, требу творить».

Следы обитания загадочных «русских крокодилов» хранят топонимы многих озёр и рек Северо-Запада: река Ящера, озеро Ящино, населённые пункты Ящера, Малая Ящера и др. В окрестностях Москвы можно упомянуть Спас-Крокодильный монастырь близ Клина (ныне село Спас-Крокодилино). Возможно, на Новгородчине в районе развалин Рдейского монастыря существовало капище. В этих краях Ящера рассматривали как отца Волхова или даже самого Волхова.

Вновь свидетельство Сигизмунда Герберштейна: «Эта область изобилует рощами и лесами, в которых можно наблюдать страшные явления. Именно там и поныне очень много идолопоклонников, которые кормят у себя дома каких-то змей с четырьмя короткими ногами наподобие ящериц, с черным и жирным телом… с каким-то страхом благоговейно поклоняются им, выползающим к поставленной пище…» (Псковщина, 1517–1526).

А вот свидетельство из русского (псковского) летописца: «…Изыдоша коркодилы лютии из реки и путь затвориша, людей много поядаша, и ужосашося люди и молиша Бога по всей земле. И паки спряташася, а иных избиша. Того же году представися царевич Иван Иванович, в Слободе, декабря в 14 день» (1582) (ПСРЛ, т. XXX).

Может показаться, что загадочные русские ящеры исчезли по мере наступления Нового времени, но это не совсем так: «Лета 1719 июня 4 дня была в уезде буря великая, и смерч и град, и многие скоты и всякая живность погибли. И упал с неба змий, Божьим гневом опаленный, и смердел отвратно. И помня Указ Божьей милостью Государя нашего Всероссийскорго Петра Алексеевича от лета 1718 о Куншткаморе и сбору для ея диковин разных, монструзов и уродов всяких, каменьев небесных, и прочих чудес, змия сего бросили в бочку с крепким двойным вином…» Подписана бумага земским комиссаром Василием Штыковым.

Особо чествовали «коркодила»-Яшу на Ореховый Спас. Возможно, поддонному властителю бросали в воду девичью куклу (а прежде, не исключено, и саму девицу).

Насколько допустимо предположение о том, что в культе Ящера перед нами предстаёт почитание неких палеоживотных, называемых «коркодилами»? Есть ли в этом случае связь между Ящером и представлением о глотании неким существом светила (преимущественно солнца) при затмениях? И не послужили ли солнечные затмения основой представлений о похищении Солнечной девы Лунным богом?

«Змей — очень древний и сложный образ; он связан со стихиями огня и воды; с небом, дарующим земле дождь; с самой землёй и ее плодородием; с подземными пещерами и их богатствами; с культом предков. Но в то же время может вступать в отношения с живыми людьми, принимая человеческий облик. Одну из граней общего воззрения славян на змея отражает тема „Мифический любовник“, требующая отдельного изучения. Она имеет свой круг сюжетов и мотивов, разрабатываемых разными фольклорными жанрами: былинами, сказками, заговорами» (Козлова, 2000).

«Справедливо мнение, что мифологические образы Громовержца и его противника, как и многое другое, дошли до нас в разрушенном, искажённом виде. Чтобы восстановить их (если это вообще возможно), нужно пройти через слой позднейших переосмыслений и переделок и собрать по крупицам то, что рассеяно в разных фольклорных жанрах, этнографических комплексах и прочих составных частях народной культуры» (Там же).

С учётом спора Перуна и Змея ныне весьма распространено стремление отождествить Змея с Белесом (Семёнова, 2006, с. 43 и др.). Отталкиваются они от внешнего сходства роли Велеса как божества Нижнего мира и образа Ящера. Вольно или невольно подталкивает к этому и Б. А. Рыбаков, проводящий знак равенства между Ящером и Аидом: «…Славянский Ящер, женившийся на утопленной девушке, соответствует Аиду, богу подземного мира, супругу Персефоны. А жертва приносилась не самим этим силам сезонного действия, а постоянно существующему повелителю всех подземно-подводных сил, содействующих плодородию, т. е. Ящеру, Аиду, Посейдону» (Рыбаков, 1988).
(Из книги "Древние боги славян". авторы: Гаврилов Дмитрий + Ермаков Станислав)
http://www.e-reading.org.ua/chapter.php ... avyan.html
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6700
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Re: Ящер

Сообщение Iss » Вт июн 05, 2012 21:20

ЖЕРТВЫ ЯЩЕРУ

Чёрне Ящуре, Змиев Пращуре
Во Низу сущий а Земь трясущий
Приплод дающий а воды льющий
Во нощи грядый, Тебе возрады!
У чёрной реки борони бреги
Прими величанье без обличия!
(Из «Вещего Словника»)

Человеческие жертвоприношения – один из любимейших доводов, используемых церковниками в их «критике» (а точнее сказать – огульном охаивании) Веры Предков наших. Любят христиане лить «крокодиловы слёзы», оплакивая «жертв сатанинских культов»… Но чем убийства колдунов, еретиков и прочих инакомыслящих, регулярно совершавшиеся последователями Христа /равно – католиками и православными/ «ради вящей славы Господней» лучше человеческих жертвоприношений? Сколько человек было убито всего лишь за то, что они верили «не в того Бога» или же верили «не так, как надо»? Да, человеческие жертвоприношения у наших Пращуров, несомненно, имели место. Разумеется, с точки зрения современных родноверов, это неправильно, и восстанавливать практику человеческих жертвоприношений мы не собираемся. Предки наши были людьми, а человеку, как известно, свойственно ошибаться… Однако любителям обвинять «неоязычников» в «нетрадиционности» на основании отказа от жестокого обычая приносить людей в жертву следует поумерить свой пыл. Истории известно множество примеров, когда язычники без всякого принуждения извне отказывались (полностью или частично) от совершения человеческих жертвоприношений. Древняя Греция и Рим (в котором этот обычай был запрещён законом) – яркие тому подтверждения… Наши Пращуры такоже постепенно «гуманизировали» свою Веру – явление, вполне естественное для развивающегося традиционного общества. Эта статья посвящена одному из примеров такой «гуманизации» - отказу от человеческих жертвоприношений Ящеру, совершённому в языческой Руси.

Ящер – один из древнейших славянских Богов. Он – Владыка Подземья, Повелитель Вод. Скорее всего, Морской Царь русских былин – антропоморфная ипостась этого Бога. В древности на севере Руси Ящер был одним из наиболее почитаемых Богов; чтили Его и в других местах. Даже гусли (музыкальный инструмент, использовавшийся при славянских языческих богослужениях) нередко делались ящерообразными. В жертву этому Божеству приносили деньги, животных (особенно коней), а иногда – и людей. Былина о Садко рассказывает, как корабль не платившего Морскому Царю дани (то есть – не приносившего положенных треб) новгородского купца попадает в бурю. Садко пытается откупиться, бросая в море бочки золота и серебра, но это не помогает. Тогда он решает, что Бог требует человеческую жертву:

«Ай же, вы дружки-братья корабельщики,
Верно, не пошлины Поддонный царь требует,
А требует он голову человеческу!»001


В ходе обрядовой жеребьёвки выясняется, что отправиться к Морскому Царю должен сам Садко:

«Поискала судьбина Садко купца богатого.
Спускали дощечку-то дубовую,
И он прощался со дружинушкой хороброей,
Берет с собой гуселышки яровчаты
И садится на тую дощечку на дубовую.
Тут он взял во правую руку
Образ Миколы угодника,
А во левую – гусли яровчаты
И приказал Садко купец, богатый гость
Мисы (с деньгами) класть на дощечечку
И сам садился на тую же
И будто в сон заснул...»002


Он попадает на дно морское, где ради увеселения Водяника играет на гуслях. Морской Царь начинает плясать и оттого на море опять поднимается буря, топящая корабли. Тут новгородскому купцу является святой Николай и советует перестать играть, чтобы прекратить бурю. Садко так и делает – рвёт струны на гуслях. Морской Царь предлагает купцу в жёны одну из своих дочерей, тот (опять же, по совету Николая) выбирает Чернаву (самую худшую, самую последнюю из них) и, отказавшись от общения с ней, вновь оказывается в мире людей - на берегу речки Чернавы. После, в благодарность за своё спасение, Садко строит храм в честь святого Николая…

Такова средневековая версия этой былины. Однако корни её восходят к куда более древним временам, – сходный сюжет встречается ещё в «Ригведе». Академик Б.А. Рыбаков в своей монографии «Язычество Древней Руси» приводит описание обряда «умилостивления Онежского озера» регулярно совершавшегося в давно уже христианизированной Руси «Каждый год накануне зимнего Николы (6 декабря)003 пред всенощной из каждой рыбацкой семьи к известному месту собираются старики. На берегу ими делается человеческое чучело и в дырявой лодке отправляется в озеро, где, конечно, и тонет. Два-три старика поют песню, где просят Онего (озеро) взять чучело соломенное ... И для большей вразумительности призывают имя Николы Морского».004 Сопоставив этот обряд (являющийся отголоском человеческого жертвоприношения Водянику) с былиной о Садко и другими данными о культе Ящера, Б.А. Рыбаков делает вполне логичный вывод: в христианское время именно святой Николай заместил собой этого Бога. Как неоднократно было отмечено учёными, при подобных заменах христианские святые, по сути дела, отождествлялись с древними Божествами. Под чужими именами народ продолжал почитать Родных Богов… Мы же, на основании факта замещения Ящера святым Николаем, можем предположить, что в первоначальном, языческом варианте былины о Садко Морской Царь сам отпустил купца из своего царства.

Человеческие жертвоприношения Ящеру в древности совершались также на Купалу, – об этом свидетельствуют многочисленные фольклорные данные. Прежде всего: ритуальное потопление чучела Купалы или Костромы (как правило, одетого в женскую одежду), совершавшееся в этот праздник. Человекообразные куклы в подобных обрядах нередко являются заменой людей, чему существует множество подтверждений. Так, например, Н.Н. Велецкая в своей книге «Языческая символика славянских архаических ритуалов» приводит сообщение античного автора Флакка: «Некогда шестидесятилетних стариков (sexagenaries) сбрасывали с моста... Перестали с приходом Геркулеса, но из уважения к древнему обычаю решили по-прежнему бросать в Тибр тростниковые изображения людей»005 В некоторых местах утопление чучела заменялось купанием в реке наряженной Купалой девушки. Отголоском жертвоприношения также является детская игра «Ящер» (иначе – «Яша»), широко известная в России, Украине и Белоруссии ещё в первой половине XX века. Она выглядит следующим образом: мальчик сажается в центр круга девочек, которые водят хоровод и поют песню. Один из её вариантов (белорусский) звучит так:

«Сяде Ящер под пирялущем
На ореховом кусте,
Где ореховая лусна...
(Жанитися хочу!)
Возьми себе девку,
Котораю хочешь…»006


Мальчик выбирает девочку, (отбирает у неё венок) а та должна выкупать этот венок поцелуями, песнями или пляской. Имя Ящера в этой игре сохранилось лишь в Белоруссии; в других местах главного персонажа называли «Яша», «Яшша» и даже «Дрёма»… В народных песнях, приуроченных к купальскому празднику, часто встречается сюжет об утонувшей девушке, что также указывает на бытовавший в древности обычай приносить человеческие жертвы Ящеру. Подобные жертвоприношения «невест» Водяному Богу существовали у многих народов, чему есть немало разного рода подтверждений: от фольклорных textов до исторических свидетельств и этнографических записей…007

Перед тем как продолжить тему, хотелось бы сделать небольшое «лирическое отступление» и сказать несколько слов о человеческих жертвоприношениях вообще. Этот обычай зафиксирован во множестве культур (на определённой стадии их развития). Корни его – отнюдь не в какой-то патологической «жестокости» или «кровожадности» языческих жрецов, а в определённых религиозных представлениях людей. Известный румынский историк религий Мирча Элиаде пишет по этому поводу следующее: «Человеческое жертвоприношение засвидетельствовано в истории религий как у палеоземледельцев, так и у народов, находящихся на более высокой ступени развития (например, у месопотамцев, индоевропейцев, ацтеков и др.). Эта жертва приносится по ряду причин: ради обеспечения плодородия полей (ср. знаменитый пример кондов в Индии); ради поддержания жизни богов (как у ацтеков), для установления контактов с легендарными предками и недавно умершими родственниками; наконец, с целью повторения первоначальной жертвы, отражённой в мифе, что, в свою очередь, должно обеспечить продолжение жизни (ср. племя хайнувеле)»008 . Как правило, человеческие жертвоприношения совершались редко: из-за их высокой стоимости. Иногда (обычно при отсутствии военнопленных, рабов или преступников) жертвой становился один из членов общины: его жизнь была самой большой ценностью, которую община могла отдать Богам. В критических ситуациях, грозивших гибелью многим, (засуха, эпидемия и т.д.) человек мог по собственной воле пойти на смерть ради соплеменников… Важно отметить, что наряду с идеей жертвы как дара Богам, существовала и идея жертвы-посланника (от людей к Богам). Древнегреческий историк Геродот сообщает о племени гетов: «Каждые пять лет геты посылают... вестника, выбранного по жребию, с поручением передать богу всё, в чём они нуждаются в данное время. Посылают же вестника они так. Выстроившись в ряд, они держат наготове три метательных копья, другие же хватают вестника к Салмоксису за руки и за ноги и затем подбрасывают в воздух, так что он падает на копья… Поручения ему дают ещё при жизни»009 .

Быть может, в древности наши Предки жертвовали «невесту» Ящеру ежегодно, быть может – только в крайних случаях. Средняя численность поселения (деревни) тех времён – от пятидесяти до ста пятидесяти человек, и потому сложно предположить частые жертвоприношения «своих». С другой стороны, праздник Купалы (как один из важнейших святодней Кологода) вполне мог проводиться совместно несколькими поселениями, что увеличивает вероятность ежегодного принесения нашими Предками человеческой жертвы Ящеру. Целью этого обряда было прекращение (или предотвращение) засухи – ведь Ящер в славянской мифологии, как уже упоминалось ранее, является Хозяином Вод… Но, так или иначе, на определённом этапе своей истории наши Пращуры отказались от жертвоприношений «невест» Водянику, – и есть все основания считать, что это произошло до кровавого «крещения Руси» «равноапостольным» братоубийцей Владимиром. Выдающийся исследователь фольклора В.Я. Пропп полагает, что отказ от человеческих жертвоприношений Водяному Змею фиксируется в культуре в форме соответствующего мифа или сказки. В своей книге «Исторические корни Волшебной Сказки» он пишет: «Подобные жертвоприношения несомненно вскоре вступают в противоречие с развившимися формами земледелия и соответствующими им формами социальной жизни и семейных отношений, а также и с формами религии, уже начавшей создавать богов (…) Но при этом обряд иногда долго не может быть уничтожен изнутри. Но вот является чужеземец и освобождает девушку. При расцвете этого обряда он был бы уничтожен, как нечестивец, нарушающий самые жизненные интересы народа. Его поступок поставил бы под угрозу урожай. В сказке он, наоборот, герой, который чествуется»010 . В качестве примера Пропп приводит древнегреческий миф о Персее, победившем водное чудовище и освободившем обречённую ему в жертву Андромеду, дочь царя Эфиопии. Однако в славянской Традиции сохранился типологически сходный миф. Приведём здесь text белорусской народной песни, в которой он запечатлён.

Юр'я i Цмок

Даўно, даўно тое было -
Кругом зямлi мора лягло.
А ў моры тым жыў люты цмок,
Штодня збiраў з людзей аброк.
Давалi цмоку ды аброку -
На кожны двор па чалавеку.
Аддалi ўжо з кожнага двара,
Прыйшла пара ды й на цара.
- Цару, цару, прыбiрайся,
Цi сам iдзi, цi жонку шлi!
Жану сваю пашкадаваў,
Дачку-красу к мору паслаў.
Сiне мора хвалюецца,
Цароўнай цмок любуецца.
З сiня мора выплывае,
З пашчы агонь выкiдае.
Цароўначка спужалася,
За бел камень схавалася.
Аж скуль ўзяўся ды тут Юр'я,
Пагнаў ў мора свайго каня.
Прабiў цмока злотым кап'ём
Рассек цмока вострым мячом
Па цароўне цар слёзы лье,
А Юр'я ў двор дачку вязе.
Перад Юр'ем укленчыў цар,
Пытаецца, што дацi ў дар.
- Ня трэба мне тваiх дароў,
З сваёй дачкой бывай здароў!


Слово «цмок» в белорусском языке обозначает змея или дракона, а в данном случае – водное Божество, требующее себе жертву, то есть – Ящера. «Юр`я» - это святой Георгий (Юрий), заместивший собой в «народном христианстве» древнего Бога Солнца и плодородия – Ярилу. Факт этой замены подтверждается многочисленными белорусскими обрядовыми песнями, в коих (при полном совпадении сюжета) главный персонаж именуется то «Ярилой», то «Юрием», а так же – обрядами, творившимися на Юрьев День и представлениями, связанными со «святым Юрием». Никак не вяжутся с образом христианского святого оплодотворение Земли и покровительство волкам. :) В вышеприведённом змееборческом мифе изначально главным героем был, естественно, не Юрий, а Ярила. Христианская традиция также знает легенду о борьбе Юрия\Георгия со Змеем, но в ней святой побеждает чудовище «крестом и словом». Здесь же мы видим не «смиренного праведника», а воинственного языческого Бога, разящего врага копьём и рассекающего мечом… Итак, на основании этого змееборческого мифа и факта замещения Ярилы христианским святым Юрием, можно сделать вполне закономерный вывод: наши Пращуры отказались от жертвоприношений «невест» Ящеру, ещё будучи язычниками012 .

СЛАВА ЯРИЛЕ!

Писано Мирославом, верховодой
общины «Пламя Сварги»
14 серпня, лета 4415 от О.С.В.
во славу Богов Родных!

001 Цит. по: Рыбаков Б.А. Язычество Древней Руси. М.: Наука, 1987.
002 Цит. по: Рыбаков Б.А. Язычество Древней Руси. М.: Наука, 1987.
003 Прим. автора
004 Цит. по: Рыбаков Б.А. Язычество Древней Руси. М.: Наука, 1987.
005 Цит. по: Велецкая Н.Н. Языческая символика славянских архаических ритуалов. М.: Наука, 1978.
006 Цит. по: Гаврилов Д., Наговицын А. Боги Славян. Язычество. Традиция. М.: Рефл-Бук, 2002.
007 Подробнее смотр. Пропп В.Я. Исторические корни Волшебной Сказки. Источник: www.plamyasvargi.narod.ru
008 Цит. по: Элиаде М. От Залмоксиса до Чингиз-хана. журнал "Кодры", 1991, №7.
009 Цит. по: Громов Д.В. Иная гуманность. Сопроводительная статья к книге Н.Н. Велецкой "Языческая символика славянских архаических ритуалов". М., 2002.
010 Цит. по: Пропп В.Я. Исторические корни Волшебной Сказки. Источник: www.plamyasvargi.narod.ru
011 Источник: www.staryolsa.com
012 Некоторые современные родноверы воспроизводят на Купалу миф о битве Ярилы с Ящером в форме театрального представления - скоморошины (прим. автора).
http://plamyasvargi.narod.ru/html/speec ... hertvy.htm
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Naama
Близкий к Тьме
Сообщения: 988
Зарегистрирован: Чт фев 02, 2012 08:28
Пол: Женский
Откуда: New York

Re: Ящер

Сообщение Naama » Вт июн 05, 2012 22:30

когда-то давно мне очень нравились произведения В. Крапивина.
В одной из его повестей островом правил злой Ящер.

Изображение

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6700
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Re: Ящер

Сообщение Iss » Вт июн 05, 2012 23:23

Как же, как же читывали.
Правда Ящер там какой-то не совсем Ящер, а скорей Спрут. Ктулху короче...
Вот интересно мне- Крапивин Рыбакова не мог почитывать)

Ну и еще инфа:

В русских заговорах также говорится о Ящере и о том, что рядом с ним лежит некий "сливень". Образ Ящера как хозяина подводного мига был широко распространен по всему славянскому региону и за его пределами. На Украине бытовали легенды о змеях-яжах, пожирающих людей. Родственно по звучанию и имя Бабы-яги. Однако, существовало представление о благих ужах /культ которых у балтов сохранился до ХХв./. Но корни этого образа, обладающего змеиной природой гораздо глубже. У иранцев это Ажи Дахак /буквально - "Змей Горыныч"/. Индийским ведам известен Ахи Будхнья /"Змей Глубин"/. Он связан с низом и водами, рожден в водах и сидит в глубине рек, имеет отношение к морю. Возможно, к данному персонажу близки и скандинавские Граввитнир и Ермунганд и змей Кирен Кройх шотландских легенд.
http://mythology.webhost.ru/slavic9.htm
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Naama
Близкий к Тьме
Сообщения: 988
Зарегистрирован: Чт фев 02, 2012 08:28
Пол: Женский
Откуда: New York

Re: Ящер

Сообщение Naama » Ср июн 06, 2012 11:11

Iss писал(а):Как же, как же читывали.
Правда Ящер там какой-то не совсем Ящер, а скорей Спрут. Ктулху короче...
Вот интересно мне- Крапивин Рыбакова не мог почитывать)

когда он делал исследование для последующего творчества - что-то мистическое наверное вкуривал... я заметила...

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6700
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Re: Ящер

Сообщение Iss » Ср июн 06, 2012 11:58

ЯЩЕР
(поэма)

-1-

Чую с Волхова ветр пьянящий,
Что напутствует и ярит…
Возвращается дядя Ящер –
Запрещенной Руси реликт!

Мы спрямляем пути кривые,
Вновь – уверены и горды.
Воды Волхова волевые
Посильнее святой воды!

Ящер, Ящер багряноокий!
Бог – мерцающий Крокодил!
Дай нам, Ящер, простор широкий,
Совмещение крайних сил!

Ты вдохни, попалив кого-то,
В нас полярных зарниц огни,
Дай нам северный ветер, воды,
Что свободе вовек сродни!

Счет подводит Буслай Василий,
Попирая цареву власть.
«Историческую Россию»
Он в твою погружает пасть!

Широка, необъятна туша…
Но у Севера шире зев,
Что вмещает земную сушу,
И планиды, и звезд посев!

Сгинь, Империя, в этой бездне,
Погремушкой бренча степной,
Вместе с плеткой и пьяной песней,
И изломанною душой!

Вместе с «красным» и «белым» флагом,
С литургией покорных спин…
Встрепени же во мне варяга,
Ящер, Севера Властелин!

Снова парус над вольной речкой
Кличет лебедем на борьбу.
Мы руническою насечкой
Снова чертим свою судьбу!

Снова с воинской лодки нашей,
Шею вздев над свинцом реки,
Улыбается дядя Ящер,
Повивая огнем клыки!

-2-

Мы позорные клейма смыли.
Мы в себе истребили гнусь.
Сгинь, Россия, во чреве Змия!
Мы тебе отомстим за Русь!

Ты гнобила нас по острогам,
Ты снега истоптала в грязь,
Ты вливала узор Востока
В скандинавскую нашу вязь!

Мы – ушкуйники-сумасброды.
Мы историю пишем вновь.
Порождает разряд свободы
В нас воскресшая чудо-кровь!

Помним шелесты кельтской чащи
И тибетскую высоту…
Это сказочный дядя Ящер
В нас вздымается по хребту!

Помним моря седого хлопы
В борт мурманского корабля…
Мы – свободная Русь, Европа,
Начинаем отсчет с нуля!

Снова – дня вечевого возглас,
Меч ухватистый, да ушкуй!
Русский – значит Европа, вольность,
Воля, Север, стоячий хуй!

Так гуляй же, Дракон, пожаром
В нас, громоздкие плавя льды!
Посвящаем тебе дракары –
Так зовут на Руси ладьи.

Мелко зыбится мирозданье,
В коем ты пробиваешь брешь…
Посвящаем тебе Восстанье,
Посвящаем тебе Мятеж!

СЛАВА ЯЩЕРУ!
СЛАВА ЯЩЕРУ!
СЛАВА ЯЩЕРУ –
Огнепальному Батьке нашему!

автор: Алексей Широпаев
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6700
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Re: Ящер

Сообщение Iss » Вс янв 08, 2017 13:27

еще один стих от Широпаева, говорит, что из раннего:

Как-то раз три хмельных археолога
Откопали горшок, а на нём -
Крокодил, проглотивший Георгия
Вместе с белым конём и копьём.

И повеял простором и тайною
Параллельной истории вал -
Без Москвы и Егорки-"татарина",
Что копытами Русь затоптал.

Знать, недаром мятежной истомою
Ветер северный нас холодил.
Мы тоннель пробиваем в истории
И впускаем тебя, Крокодил!

Так гляди в его очи багряные
Евразийская тьма-"татарва"!
Как обвал, Зазеркалье нагрянуло,
Где Посадницей бита Москва,

Где от Запада вольная волюшка
Над крамольною Русью встаёт -
Оборотное чёрное солнышко,
Фофудьи грозовой антипод!..
2007-й год, февраль или март.
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
LoKinder
Близкий к Тьме
Сообщения: 1604
Зарегистрирован: Вт янв 29, 2008 08:40

Re: Ящер

Сообщение LoKinder » Вт янв 31, 2017 00:27

:)

В беларуских текстах дико порадовала транскрипция - текст практически - фонетический. Ящер. Ну да... Но это - несколько не глобально.
даже не интересно. Не нужно. Не целесообразно и не рационально.

Вам и без ящера - беларуси до жопы до ебанных кошмаров хватит.
Если как бы не в курсе. Я как бы просто - предупредил.

https://www.youtube.com/watch?v=9wP6smZhDB0
По ошибке проглотил мелок от тараканов. Такая тишина в голове.... наверно рисуют...

Аватара пользователя
LoKinder
Близкий к Тьме
Сообщения: 1604
Зарегистрирован: Вт янв 29, 2008 08:40

Re: Ящер

Сообщение LoKinder » Вт янв 31, 2017 00:52

Кстати вообще запомни хорошки - их просто скоро не будет, не успеешь и моргнуть.
А тем не менее - это - высочайшее искусство. Ну тебе то -проебал-епроебал - пох ведь?
Пожалуйста.

https://www.youtube.com/watch?v=qBNT0JVCp6o
По ошибке проглотил мелок от тараканов. Такая тишина в голове.... наверно рисуют...

Ответить

Вернуться в «Балто-славянская мифология»