Омоль/Керемет/Куль-Отыр

(мифилогические представления финно-угорских народов)
Ответить
Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6700
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Омоль/Керемет/Куль-Отыр

Сообщение Iss » Пн май 21, 2012 19:45

Омöль

Омоль (Омэль, Куль, Йомаль, Йомал; коми Омöль; коми-пермяцк. Куль) — один из двух высших богов-демиургов в коми мифологии (коми-зырян, коми-пермяков и коми-язьвинцев.
Изображение
Омöль. Рис. О.П. Коровиной

Имя Омоль — «плохой, гадкий» — по некоторым предположениям отражает наименование высшего бога Юмала у соседей коми, западных финнов. Имя Куль — общее для наименования злого духа у коми и обских угров.
Согласно одному из мифов, Ен и Омоль вылупились из двух яиц, снесенных уткой в первичном океане, куда упали еще четыре яйца. Мать просит детей достать яйца и разбить их о ее тело; сама она поднимается в воздух и, бросаясь вниз, разбивается о воду: ее разросшееся тело становится основанием земли. Когда Ен ныряет за яйцом, Омоль покрывает море льдом, но Ен разбивает лед громом и молнией и творит землю на теле матери из одной части яйца, а из другой создает солнце; из другого яйца он делает себе помощников. Омоль создает луну, болота и озера и злых духов из двух других яиц.

По иным вариантам мифа, Ен и Омоль плавали по Мировому океану в образах лебедя и гагары (иногда летали как два голубя). Лебедь сильнее гагары — он повергает ее в ужас громовыми раскатами своего голоса: молния опаляет бока гагары, и та в страхе ныряет в воду — таковы этиологические мифы о происхождении грома и поведении гагары. Гагара по приказу Ена приносит со дна немного земли, и они создают Землю. В других мифах землю добывает помощник бога — голубь Ена, а ворон Омоля мешает ему. Земля достается Ену; Омоль просит лишь места, достаточного для того, чтобы воткнуть в землю кол. Из отверстия в земле он выпускает злых духов, гадов, вредных животных. Ен творит небо (а также солнце, звезды, леса, реки и т. д.). Тогда соперник — Омоль строит второе небо, Ен — третье и т. д. до семи небес — так возникли цвета радуги. По другому мифу, Омоль сотворил медное небо, чтобы отделить Ена от творения. Затем Ен громом и молнией низвергает Омоля и злых духов на землю, где те рассеиваются по лесам, болотам, рекам, превращаясь в леших и водяных. По просьбе Омоля Ен разделил земные богатства между людьми и злыми духами — лешими (ворса), водяными — вакулями (васа) и т. п.

Рассказывают также, что Ен сначала один плавал на лодке по безбрежному океану. Ему некуда было пристать, и в сердцах бог плюнул в воду; тут и появился его двойник в такой же лодке — Омоль (в другом мифе Ен сотворил Омоля из своей тени). Ен превратил его в гагару и велел нырять на дно океана, чтобы достать земли, а сам тем временем заморозил поверхность океана. Лишь с трудом гагаре удалось пробиться на поверхность и вынести всего три песчинки. Из них Ен сотворил Землю.

Еще один миф повествует о том, как Ен и Омоль сидели в первозданном болоте в виде двух лягушек, но Ен был слеп и глуп, а Омоль — зряч и хитер. Спасаясь от комаров, Омоль решил залезть повыше на кочку, взяв с собой Ена; но комары преследовали их и там, так что рассердившийся Омоль сбросил вниз Ена и упал сам. Внизу лягушки превратились в людей, а Омоль выбил себе два зуба так, что они стали рожками. Из крови Омоля возникают животные и женщина, которая становится его женой. Ен хотел похитить женщину, но потерпел неудачу и решил отгородиться от Омоля: он создал небо, где поселился со своими голубями. Голуби летали повсюду, но их преследовали вороны Омоля; лишь один голубь вернулся к Ену, неся в клюве кусочек тины. Его догонял ворон, но Ен придушил злобную птицу. Из тины и возникла Земля, из воды, которая пролилась из глотки ворона, — моря и океаны. Омоль проник на небо к Ену в его отсутствие и разжег пламя у входа в его обитель. Но добрая жена Омоля дала Ену шелковый лоскут: он отбросил пламя к небесному жилищу Омоля, так что тот упал на землю вместе со всеми своими тварями, оглохнув при падении.

Лягушка — нечистое животное во многих мифологиях, злой дух оадзь у саамов, — в мифах коми может оказаться благодетельным существом. Христианизированные коми-зыряне рассказывают, что во время всемирного потопа Ноев ковчег прохудился, и лягушка собой заткнула дыру, спася все живое. Поэтому нельзя убивать лягушек. Вспомним, что и в представлениях финнов «лягушкой» называлось основание чудесной мельницы сампо. Лягушка, как хтоническое существо, добывает Землю и оказывается одной из основательниц мироздания.

Земля, добытая со дна первичного океана, начинает разрастаться; растут и камни, созданные Еном, — они превращаются в горы, и тогда бог прекращает их рост. Ен сотворил также солнце, а Омоль — луну: в одном из мифов рассказывается, что светила были сотворены, когда на Земле уже жили люди и сеяли там хлеб: луна — творение Омоля — не давала тепла, и хлеб у людей стал вымерзать. Тогда Ен создал солнце — Шонди. Рассказывают также, что луна появилась потому, что Омоль оторвал кусок от солнца, сотворенного Еном. Сначала светила пребывали рядом на небе, но потом солнце и луна — брат и сестра — стали играть в прятки: с тех пор они и гоняются друг за другом. Рассказывают, что луна, созданная Омолем, когда-то пожалела сиротку, которую обижала злая мачеха. Она взяла девушку, несущую коромысло, к себе — с тех пор на луне виден силуэт этой девушки. Ен же за доброту признал луну своим творением.

Ен сотворил и ветер, но Омоль выпустил его на волю, и тот стал ломать дома, разметывать стога и валить деревья. Люди взмолились, чтобы Ен смирил стихию, и он успокоил ветер. Однако Омолю иногда удается освобождать ветер в виде вихря.

Соперничество Ена и Омоля продолжается и при сотворении животных. Ен создал белку, чтобы охотники могли добывать мех; Омоль — куницу, которая стала пожирать белок. Тогда Ен сотворил собаку, чтобы она помогала человеку охотиться и стерегла его жилище. Ен сотворил полезных животных — петуха и курицу, тетерева, куропатку, рябчика, чтобы человек мог охотиться на них и добывать пищу. Омоль же создал ястреба, филина и ворону, а также других хищных зверей. По другой версии, Ен сотворил одну лишь лягушку. А Омоль создал прочих животных: лося, оленя, зайца, кошку, рыб, а также вредных тварей — мышей и крыс, насекомых, которые считались у коми воплощениями болезней. Тогда Ен стал улучшать эти творения — кошке он дал шерсть и велел ловить мышей, окрасил кончики ушей зайца в черный цвет, чтобы его могли поймать люди (как творение Ена). Омоль решил извести зайцев. Он погнал их к обрыву — они могли спастись только в том случае, если найдутся твари, более трусливые, чем зайцы. Тут лягушки испугались бегущих зайцев, и те уцелели. Когда кончики ушей зайца побелеют, наступит конец света.
Ен сначала сотворил человека (морт), покрытого роговой оболочкой: но Омоль соблазнил стерегущую творение собаку, покрыл нечистотами и оплевал человека, так что Ену пришлось вывернуть его наизнанку, а роговыми оставить только ногти. Собаке же запрещено было жить в доме. С тех пор коми говорят, что когда человек посещает отхожее место, он возвращает долги Омолю.
В другом варианте мифа Омоль плюнул и на первую женщину (отвлекши собаку-сторожа куском мяса), и именно от этого плевка произошли женские половые органы.
В других мифах о создании людей также прослеживается влияние христианства. Ен лепит мужчину (Адама) из глины, а Омоль — женщину; Ен дуновением в лицо наделяет людей душой, заповедует им жить и размножаться, не грешить и удаляется на небо на двенадцать лет. Жена Адама по наущению Омоля убивает своих двенадцать дочерей, за что Ен проклинает ее, превращает в Смерть и заточает под землю; ее двенадцать дочерей становятся болезнями — лихорадками.
Очень часто Омоль предстаёт более искусным творцом, чем Ен. Так, выступая в роли культурного героя, Ен сделал первую скрипку (сигудöк), но она зазвучала только благодаря помощи Омоля. Или же, Ен изобрёл кузнечество, но научился сваривать железо только после того, как последовал совету Омоля. Тот обещал помочь, но потребовал за это, чтобы души умерших людей отправлялись к нему, — так появился ад, преисподняя.

В некоторых мифологических рассказах Ен опять изображается глупым, а Омоль — умным, но агрессивным. Два бога как-то поделили луг и принялись косить каждый свою половину, но Омоль косил косой, а Ен — долотом. Конечно, Омоль накосил больше, а потом вторгся на половину Ена — с тех пор пошла вражда между богами. В тех вариантах мифа, где косу сумел сделать Ен, а у Омоля вышло долото, хитрый противник демиурга ночью сумел выкрасть накошенное сено.

Омоль не прекращал своих попыток испортить сотворенный мир. Взяв волшебную рукавицу, он полез на Мировое древо, чтобы похитить солнце. Злодею удалось оторвать половину светила, но, спускаясь, Омоль зацепился за сук. Тогда Ен проклял Омоля, и последний выпустил половину солнца: обе половинки воссоединились, но на светиле остались пятна — следы пальцев Омоля. А сам Омоль упал на землю вместе с обломившимся суком, который превратился в его хвост.

Скучающий в одиночестве Ен вернулся на землю в облике гончара (или увидел, как его сын Войпель лепит горшок), после чего встретил Омоля во главе орды злых духов. Омоль похвалялся, что может со своей ордой затмить весь свет и спрятаться даже в четырех горшках Ена. В подтверждение своих слов он влез в горшки вместе со всей нечистью. Ен тут же закрыл сосуды и спрятал их в подземном мире, в аду; лишь один горшок разбился, и часть нечистой силы — бесов Омоля — осталась на земле. Они могут угрожать людям, обернувшись вихрями. Если омоли нападают на свадебный поезд, от них приходится защищаться, стреляя в воздух.
Раздающийся в преисподней гул и землетрясения происходят от попыток Омоля вырваться на волю. В конце времен он должен освободиться и вступить в схватку с Еном.
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6700
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Re: Омоль/Керемет/Куль-Отыр

Сообщение Iss » Пн май 21, 2012 19:52

Куль-отыр — хозяин преисподней

Куль-отыр (у манси), Куль, Кынь-лунг (у хантов) — властитель загробного мира, злых духов — кулей и болезней, проникающих на землю из преисподней. Он считается младшим братом (иногда — сыном) Нуми-Торума и должен подчиняться высшему богу, ибо даже болезни и смерть существуют по повелению высшего бога, чтобы население земного мира не умножалось слишком быстро. Куль был сброшен отцом с неба, или даже родился под землей — у него там большой город, золотой дом и дети. Куль-отыр — богатырь в черной шубе: прикоснувшегося к этой шубе ожидает болезнь и смерть. Он получает от небесного бога списки тех, кто должен умереть, отправляется за ними и перевозит их на лодке на тот свет, в низовья Оби: недаром в могилы хантов и манси клали лодки.

Образ Куль-отыра сливается в представлениях манси с образами других злых духов — кулей, водяных и леших. Помощником, а иногда и ипостасью Куль-отыра считался Самсай-ойка — буквально «Заглазный, то есть невидимый старик». Он был духом болезней: когда в каком-нибудь селении начиналась эпидемия, туда нельзя было ходить — Самсай-ойка мог добраться по той же тропе до очередного поселка. Он же был бесом, который наводил на человека безумие, мог довести до самоубийства. Вместе с тем он мог спасти от болезни, охраняя вход в дом: для этого возле двери вешали его изображение. Отношение к нему было таким же двойственным, как к Куль-отыру: они оба могли выступать и в качестве духов-покровителей разных групп обских угров (вспомним Керемета и подобных ему духов у финских народов). В архаических религиях не было абсолютного противопоставления добра и зла: зло, смерть и болезни считались необходимой частью человеческой жизни — ведь человек не мог жить вечно, а бесконечная старость была ему в тягость. Об этом свидетельствуют мифы, повествующие об избавлении от смерти. Подобные мифы есть у многих народов, в том числе у угро-финов.

Рассказывают, как из-за Куль-отыра человек стал смертным. Раньше человек вновь оживал после смерти, но однажды собака, увидев мертвого хозяина, пришла к Нуми-Торуму и спросила, что с ним делать. Бог ответил, что на ноги мертвецу надо положить камень, а на голову — гнилушки, тогда он оживет. Но на обратном пути собака повстречала Злого духа, и тот велел положить камень человеку на голову. Камень продавил человеку лоб, и тот стал смертным. Тогда бог проклял собаку: раньше она была чистым животным и ела из одной посуды с человеком; отныне она должна была питаться на дворе тем, что ей подаст хозяин. На умершего же стали действительно класть камень — чтобы он не поднялся из могилы, став вредоносным мертвецом.

Куль-отыр — почитаемый дух, которому приносят жертвы, чтобы он избавлял от болезней. Главной жертвой был олень темного цвета, мясо которого готовили и делили между жертвователями и божеством, а кровь сливали в землю, в преисподнюю.

Культовое место — амбар Куль-отыра — было исследовано этнографами на реке Хулга. Проводники говорили, что Куль-отыр не любит долго сидеть на одном месте — его святилища приходится все время переносить. Сам идол божества загробного мира был изготовлен из материи черного цвета, а голова — из синего лоскута. Она была покрыта несколькими головными уборами. Рядом на белой оленьей шкуре лежал другой фетиш — жена Куль-отыра. Многочисленные жертвы в виде кусков ткани и шкурок, равно как и символические дары — модели луков, жертвуемые при рождении сына, были найдены в культовом амбаре.

Вражда между Нуми-Торумом и Куль-отыром касалась и культового места: над ним часто собирались тучи и гремел гром — Торум это место не любил.

.....

Куль-отыр под воздействием христианского вероучения наделяется демоническими чертами и превращается в черта. Наглядный пример такого превращения Куль-отыра в черта представляет собой миф «О подземных духах», записанный в сер. XX века В.М. Кулемзиным. Этот миф содержит рассказ о происхождении черта и создании Нижнего мира. Но как явно видно из записей аутентичных мифов именно Куль-отыр поссорившись с Торумом, уходит под землю через отверстие, оставленное посохом Торума. Так же из этих мифов следует, что Куль-отыр является хозяином Нижнего мира — мира мертвых.

Стоит разобраться, почему же Куль-отыр превращается именно в черта. Дело в том, что среди православного многочисленного необразованного населения России вера в дьявола была зачастую сильнее, чем вера в Бога. А если взять во внимание тот факт, что в Сибирь переселялись в основном крестьяне, которые были в некотором роде посредниками, пролагавшими путь и готовившими почву для официального крещения, сами слабо знали Библию. Хотя, верования русского крестьянина не были библейской религией, но он мог передать некоторые сведения, по крайней мере, о боге, управляющим ходом истории и судьбами людей, о божьей матери и многочисленных святых. Для русского человека неотъемлемой частью повседневной жизни были представления о нечистой силе (злых духах, чертях и т.п.), которая принадлежала к потустороннему отрицательному миру. Черты же Куль-отыра как нельзя лучше вписываются в эту систему представлений.

Образ черта дохристианского происхождения, в славянской мифологии это злой дух. Вообще в языческих представлениях черт не плохой, он иной, так как находится за чертой жизни и смерти, он такой же аутсайдер, как и трикстер. Черт, как и трикстер, находится в пространстве отдельном от людей и от богов. Черт отличается способностью к оборотничеству: он превращается в черную кошку, собаку, свинью, змея, чаще — человека, странника, младенца, кузнеца, мельника. Черт в народных верованиях постоянно вмешивается в жизнь людей, причиняет мелкие неприятности, принуждают к неоправданным поступкам, насылает морок, заставляет плутать пьяных, провоцирует на преступление, самоубийство, соблазняет женщин, пытается заполучить душу человека (Мифы народов мира. Энциклопедия (в 2 томах). — М., 1994. — Т. 2. С. 625) Черти могут насылать непогоду, метель, сами превращаются в вихрь, срывающий крыши, приносящий болезни, уносящий проклятых детей — это разрушительные мотивы у черта.

По своей сути, черт и Куль-отыр идентичны, поэтому происходит даже не трансформация, а наслоение представлений ввиду схожести характеристик этих персонажей.
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6700
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Re: Омоль/Керемет/Куль-Отыр

Сообщение Iss » Пн май 21, 2012 20:07

Керемет, Кереметь (или Луд — по-удмуртски) — общее наименование для злого духа, противника верховного бога у удмуртов (а также коми и марийцев), и одновременно — обозначение священной рощи (у удмуртов, мордвы, марийцев и других — тюркских — народов Поволжья). Само слово имеет арабское (мусульманское) происхождение и означает «чудо», «духовную щедрость», но у народов Поволжья оно скоро стало означать старые домусульманские священные урочища и ассоциировалось со всем «языческим» и злым (хотя при жертвоприношении в керемете, в соответствии с мусульманским обычаем, жрецы не должны были есть свинину).

Рощи располагались возле каждого селения и состояли из священных деревьев — берез, липы, дуба, ели, которые любил Керемет. Инмару (верховному богу) молились под березой или сосной, обратившись на восток, под хвойным деревом приносили жертвы Керемету, обратившись на запад или на север. Каждый удмурт имел собственное священное дерево, возле которого он и молился, пока туно приносил жертву. Иногда это был огороженный участок в лесу, где выделялся специальный сакральный угол для жертвоприношения.

Представление о Мировом древе, известное едва ли не всем народам мира, у удмуртов было связано с поверьем об ин юбо — небесном столпе и мудоре — неком центре Земли, совмещавшимся с деревом в Великом лесу. Вокруг него также возводили священные стены — мудор куа. На вершине дерева устраивали жертву верхнему миру — помещали каравай с маслом: это был солнечный символ. С верхним миром был связан Инмар, который получал жертвы, сжигаемые на священном костре: с дымом костра они возносились на небо. На ветвях развешивались шкуры жертвенных животных, куклы-фетиши, полотенца и т. п.: это были жертвы среднему — земному миру, который воплощал бог Квазь. Кости жертвенного животного закапывали у корней дерева, там же закапывали серебряные монеты, корни поливали кумышкой, пивом. То были жертвы Кылдысину. Соответственно, Инмару приносили в жертву животных белого цвета, Квазю — рыжей («красной») масти, Кылдысину — черного цвета.

В священной роще луде нельзя было ломать ветки и собирать хворост (следовало украшать себя ветвями лишь во время жертвоприношений): дух Луд мог появиться в облике медведя и растерзать нарушителя табу. Чаще Керемет или Шайтан оказывался злым духом, вездесущим на земле: он мог обитать в лесу, в воде, в заброшенных жилищах (поэтому их нужно было сжигать), но проникал и в жилые избы, откуда его следовало изгонять. Он наводил порчу на людей, скот и поля.

Моления Керемету совершались по случаю повальных болезней, падежа скота и неурожая. Туно считался хранителем рощи Керемета: во время жертвоприношений иногда ему ассистировал ведынь и представители удмуртских родов — карты (от тюркского «старик» — сходные наименования было известно марийцам и чувашам). Все они считались жрецами — восясь («тот, кто молится») и утись («тот, кто содержит святилище»): специальные жрецы (парчась) занимались также жертвоприношениями животных, разведением жертвенного костра (тылась). Накануне моления туно отправлялся в керемет, чтобы узнать, какие жертвы угодны Керемету. Тот, как правило, требовал черных быков или коней: чтобы узнать, угодна ли жертва Керемету, круп животного поливали водой — если животное вздрагивало, его приносили в жертву. Часть внутренностей бросали в огонь, часть — отдавали собакам: если дым от костра поднимался ввысь, а собаки дрались из-за еды, значит, жертва принята. Мясо жертвы варили в котле, и пока блюдо готовилось, удмурты молились Керемету. Затем они приступали к пиршеству. Считалось, что жертва, принесенная в керемете, не умирает, а, наоборот, возрождается.

У марийцев верховный бог Кугу Юмо противостоит творцу зла — своему младшему брату Керемету (которого он, согласно некоторым мифам, изгнал с неба за непослушание). Кугу Юмо велел Керемету, который плавал в водах первичного океана в облике селезня, нырнуть и достать земли со дна. Керемет сделал это, но часть земли утаил в клюве. Бог своим дуновением сотворил землю с равнинами, пастбищами, лесами. Керемет же выплюнул утаенную часть и создал горы. Кугу Юмо сотворил человека и поднялся на небо за душой для него, оставив сторожем собаку, не имевшую шкуры. Керемет напустил мороз, соблазнил собаку шубой и оплевал человека. Возвратившись, бог проклял собаку, а человека вынужден был вывернуть наизнанку, и тот стал подвержен всевозможным болезням и греху из-за оплеванных Кереметом внутренностей.

В другом варианте мифа о сотворении человека еще более отчетливо прослеживается влияние библейской традиции. Люди, сотворенные из грязи — праха земного, были сначала покрыты роговой оболочкой. К ним явился Сатана и сказал, что Юмо велел им есть яблоки. Те послушались и лишились твердой оболочки, оставшейся лишь на ногтях. Женщина съела яблоко целиком, мужчина же — только часть, отсюда и возникли половые различия.

Кугу Юмо сотворил также добрых духов из искр, высекаемых огнивом; Керемет подсмотрел способ творения и создал злых духов — кереметов. Они расселились по земле и требуют от людей постоянных жертв.

Согласно легенде, Керемет задержал старейшину марийцев Бедоя, когда тот шел к Юмо, распределявшему религии среди народов мира; за это Юмо и заставил марийцев поклоняться Керемету. Его воинство злых духов пополняется за счет вредоносных покойников — колдунов, разбойников, умерших неестественной смертью.

Киямат и Азырен — боги загробного мира

Злых духов загробного мира возглавлял его владыка Киямат (Киямат-тора); его образ сформировался у марийцев под влиянием мифов ислама: в арабском языке близкие слова означали Судный день, день Страшного суда. Киямат считался судьей умерших. Загробный мир был разделен на светлую и мрачную части, и от Киямата зависело, пройдет ли умерший по узкой жердочке-мосту в светлый мир, где правит Киямат, или упадет в пропасть с кипящим котлом на дне. Марийцы клали цветные нити в гроб умершего (вспомним сходный обычай у карел), чтобы он мог привязать себя к загробному мосту и не сорвался в пропасть, или спустился на этих нитях, как на качелях, в преисподнюю. При похоронах родственники клали на гроб моток ниток и вытаскивали по одной с приговором: «Нас с собой не бери, я вот какую длинную нитку вытянул, не заставь меня умирать не вовремя». С покойным клали и ветки рябины и шиповника — проверенных оберегов от злых духов и псов преисподней.

Марийцам, как и другим угро-финским народам, известно было представление о нити жизни — воплощении судьбы; удмурты для предотвращения дурного глаза повязывали нить на ручку младенца — оборванная нить означала прерванную жизнь. Своеобразное гадание устраивали и марийцы после выноса умершего. На место, где стоял гроб, клали нити разной длины: каждый тянул свою нить, обращаясь к умершему с просьбой продлить его жизнь. Нити, упоминания о которых мы уже встречали в погребальных обрядах разных финно-угорских народов, здесь воплощают и нить жизни (чем длиннее нить, тем длиннее жизнь), и путь на тот свет.

Киямат волен отпускать души людей, тоскующих по земле, — тех, кого не поминают родственники. Они являются на землю в ночные часы — от вечерних до утренних сумерек, напоминая родственникам, что неплохо бы их накормить и поставить им свечу. К ним присоединяются и те несчастные души, у которых не осталось живых родичей — они ищут, не помянет ли кто-нибудь и их. Особенно опасны эти духи, а также духи колдунов, убитых конокрадов и прочих злодеев, в период между Страстной неделей и Троицей. Поэтому марийцы во время еды усердно поминают умерших — своих и безродных, откладывая им по куску блина и отливая по несколько капель пива.

У Киямата были особые помощники (савус, управитель) — страж ворот, змеи и собаки — обитатели загробного мира. Посланник Киямата — бог смерти Азырен (его имя восходит к имени мусульманского ангела смерти Азраила). Подобно ангелу смерти в мусульманской мифологии, он являлся в облике могучего мужа с кинжалом, которым перерезал горло умирающему. Марийцы ставили перед умирающим чашу с водой и полотенце, чтобы ангел смерти мог ополоснуть свой нож. Там же должна очиститься и вышедшая из тела душа. В руку умершему вкладывали тяжелый посох, чтобы он смог отбиться от собак — стражей того света — и змей, обитающих в преисподней.

Все материалы даны по книге Владимира Петрухина "Мифы финно-угров", а также, по статье "Трансформация образа трикстера в представлениях обских угров после христианизации":
http://www.portalus.ru/modules/philosop ... m=&ucat=1&
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6700
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Re: Омоль/Керемет/Куль-Отыр

Сообщение Iss » Пн окт 08, 2012 17:18

Другое название Керемета у марийцев- Йын.
Младший брат и противник верховного бога и демиурга Кугу-Юмо. Согласно поздней легенде Йын задержал разговором старейшину марийцев Бедоя, когда тот шёл к Кугу-Юмо, распределявшему религии среди народов Земли; за это Кугу-Юмо заставил марийцев поклоняться Йыну.
Изображение
"Помогал" Кугу-Юмо создавать Вселенную. В марийской мифологии образ Йына получил сугубо негативную, демоническую окраску. Однако очевидна близость Йына удмуртскому и горно-марийскому Инмару, карело-финскому Ильмаринену и особенно коми-зырянскому Ену. Местом обитания Йына (Сатаны) считался нижний, подземный мир, где у него есть свой дом, семья. Небо нижнего мира — каменное, солнце — зажженная поминальная свеча. Но там, так же как и на земле, есть травы, деревья. В одной быличке люди вырубают посвященную Йыну рощу, и при постройке новой изгороди случайно задевают заостренным колом дверь жилища Йына. Ночью Йын является к нарушившему его покой главе рода и угрожает расправой, если кол не вытащат.

Этимология

Наименование Йын имеет древнее общефинно-угорское происхождение и, по мысли В. Петрухина, как и имя верховного бога коми Ена, восходит к древнему финно-угорскому обозначению воздуха, неба — Илма (*Ilma). Как в мифологиях других народов Поволжья, в том числе восточных славян, чаще всего он известен и упоминается в источниках под именем Керемета, а также Шайтана, Сатаны, Явыла, Удея и т.д. Имя Керемет — марийское и удмуртское заимствование из булгарского (ср. чуваш. кирамат — "дух"). Булгары заимствовали это слово из арабского ("чудо"). Слово общего происхождения с Кереметью.

Местообитание

В сказке луговых мари говорится о том, что Йын живет в деревне, до которой идти три года. У Йына восемнадцать домов, в которых живет он сам и его двенадцать дочерей. Йын приветствует нарушение любых общепринятых норм поведения. Чтобы понравиться ему, следует вести себя самым неподобающим образом: входя во двор, громко хлопать воротами, поднимаясь по лестнице, шуметь и топать ногами, приняв приглашение сесть за стол, отобрать у хозяина ложку и выхватить хлеб из рук, приготовив каравай, бросить его со словами: "На, жри, обжора!". Чтобы получить в жены одну из дочерей Йына, герою сказки приходиться выполнить ряд поручений. Йын пренебрегает договором и пытается съесть героя, тогда тот оглушает будущего тестя трехпудовым молотом. Йын задает жениху дочери очередную работу: объездить девятилетнего жеребца, на которого девять лет не надевали узды. Йын сам превращается в жеребца, но герой, наученный невестой, бьет её отца пудовым молотом, и оседлав, садится верхом. Жеребец пытается взлететь в воздух, но наездник укрощает его ударами молота по голове. В конце концов Йын соглашается выдать дочь замуж, и предлагает жениху дочери вымыться в железной бане, рассчитывая, что он испечется там и его можно будет съесть. Жениху и девушке удается бежать. Йын преследует их. Дочь Йына превращает жениха в озеро, а сама оборачивается ершом. Йын оборачивается щукой и гонится за дочерью, но безуспешно. В отчаянии он разрушает берега озера, а затем проклинает дочь и нежеланного зятя, чтобы им никогда не сдвинуться с места и провести весь век в таком виде (ср. близкий сюжет о сватовстве Ильмаринена к дочери Хийси, а также эстонскую легенду о демоническом Рогатом деде, главном враге Калевипоэга).

Миф о Чёртовом озере

Согласно преданию о Чёртовом озере, когда-то Йын (Шайтан) жил среди людей, насылал на них болезни, разжигал вражду. Он был невидим и настолько силен, что с ним не отваживались бороться даже великаны нары. Зимой Йын замерзал, летом превращался в кровососущее насекомое (ср. сходные представления о божествах зла в мифологиях сибирских народов). Когда Йын сжег священный лес, люди восстали против него. Однако коварный бог подстроил так, что люди стали убивать друг друга. От пролитых женами погибших мужей слез образовалось глубокое озеро. После этого люди перестали почитать Йына, который спрятался на дне озера. Временами он дает знать о себе поднимая волны или с шумом выбрасывая воду. В некоторых местах сохранилось представление о том, что Йын приносит холод с севера. Когда прогоняют Йына, уходит и непогода. Считалось, что изгнанный Йын убегает в лес или прячется в отдельно стоящие деревья. В это время принято также гонять волков, поскольку считается, что Йын может обернуться волком.
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Ответить

Вернуться в «Финно-угорская мифология»