Греческая мифология

(греки, римляне, этруски...)
Ответить
Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6555
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Греческая мифология

Сообщение Iss » Чт фев 07, 2008 01:43

Зевс.

Дий (Z e u z) - верховное божество, отец богов и людей, глава олимпийской семьи богов. Зевс - исконно греческое божество; его имя чисто индоевропейского происхождения и означает "светлое небо". В античности этимология слова "Зевс" связывалась с корнями греческих слов "жизнь", "кипение", "орошение", "то, через что все существует". Зевс - сын Кроноса (отсюда имена Зевс Кронид, Кронион) и Реи, он принадлежит к третьему поколению богов, свергших второе поколение - титанов. Отец Зевса, боясь быть низложенным своими детьми, проглатывал каждый раз только что рожденного Реей ребенка. Рея обманула мужа, дав ему проглотить вместо родившегося Зевса завернутый камень, а младенец в тайне от отца был отправлен на Крит на гору Дикта. Согласно другому варианту, Рея родила Зевса в пещере горы Дикта и поручила его воспитание куретам и корибантам, вскормивших его молоком козы Амалфеи. Именно на Крите сохранились древнейшие фетишистские символы почитания Зевса Критского: двойной топор (лабрис), магическое орудие, убивающее и дающее жизнь, разрушительная и созидательная сила. Изображение этого двойного топора встречается на ритуальных вещах между рогами быка, который на Крите также являлся эооморфным воплощением Зевса (в образе быка Зевс похитил Европу). Главным местопребыванием Зевса Лабриса, или Зевса Лабрандского (ср. этимологическое родство названий лабрис - лабиринт), считался лабиринт; чудовищный миксантропический Минотавр - обитатель лабиринта и есть одна из ипостасей Зевса Критского. Образ архаического Зевса сближается с Загреем, который впоследствии мыслился как сын Зевса.

В системе мифов о Зевсе Олимпийском пребывание его на Крите является одним из архических рудиментов и обычно связано с мотивом тайного воспитания младенца Зевса. В Дельфах же почитался архаический фетиш омфал ("пуп земли") - камень, проглоченный Кроном, или камень как пуп младенца Зевса. Омфал был поставлен Зевсу в Пифоне под Порнасом как памятник на диво всем смертным.

Возмужавший Зевс вывел своих братьев и сестер из утробы Крона, напоив его по совету Метиды, зельем. За это они отдали во владение Зевсу громы и молнии. Затем он начал борьбу за власть с Кроном и другими титанами. В титаномахии, продолжавшейся десять лет, Зевсу помогали сторукие; киклопы выковали ему гром, молнию и перун. Побежденные титаны были низвергнуты в тартар.

Три брата - Зевс, Посейдон и Аид - разделили власть между собой. Зевсу досталось господство на небе, Посейдону - море, Аиду - царство мертвых. В древнейшие времена Зевс совмещал функции жизни и смерти. Он владычествовал над землей и под нею, вершил суд над мертвыми. Отсюда один из эпитетов Зевса Хтоний ("подземный"). Зевса Хтония почитали в Коринфе. Однако позднее Зевс стал олицетворять только светлую сторону бытия. В период патриархата Зевс локализуется на гору Олимп и именуется Олимпийским (или Фессалийским).

Утверждение Зевса происходит с большим трудом. Против Зевса восстает Гея и насылает на него свое порождение - Тифона, но Зевс побеждает это дикое тератоморфное существо огненными молниями. По одному из вариантов, Зевс забросил Тифона в Тартар, по другому - навалил на него Этну. Но борьба с хтоническими чудовищами продолжалась; Гея породила новых детей - гигантов и разразилась гигантомахия. По Аполлодору, гигантомахия произошла раньше тифонии, так что Тифон мыслится еще более ужасным чудовищем, чем гиганты.

Борьба Зевса и олимпийцев с миров чудовищ приводит к еще одной смене поколений богов (до этого Урана сверг Крон, а теперь Крона - Зевс). Так называемая орфическая теогония считала древнейшими владыками мира, бывшими еще до Крона и Реи, Эвриному и Офиона - по всей очевидности, змеевидных существ, владевших Олимпом, тоже уступивших насилию и низринутых в глубь океана. Эвринома на дне Зевс из Отриколи. Рим. Ватиканские музеи.океана спасет Гефеста, сброшенного с Олимпа. Но самому Зевсу тоже угрожает потеря власти от сына. Зевсу приходится бороться за власть даже со своими ближайшими родственниками: против него восстают Гера, Посейдон и Афина Паллада (по другой версии, Аполлон), но ему оказывает помощь Фетида (дочь Нерея, сестра свергнутой владычицы Олимпа Эвриномы), призвав на Олимп сторуких, которые устрашают заговорщиков. Зевс - новое олимпийское божество - обращается за помощью к чудовищам, рожденным Землей, и борется с такими же порождениями Земли. Олимпийский Зевс считается отцом богов и людей, но его власть над олимпийской семьей не очень тверда, а веления судьбы ему часто неведомы, и он узнает их, взвешивая на золотых (м.б. небесных, солнечных весах) судьбы героев. Именно по совету Геи, открывает Зевс тайну, известную и Прометею, что такой же сын родится от Фетиды. Отказавшись от брака с Фетидой и выдав ее за героя Пелея, Зевс способствовал возникновению Троянской войны, исполняя просьбу матери Земли.

Вторая супруга Зевса - богиня справедливости Фемида. Их дочери оры сообщают жизни богов и людей размеренность и порядок, а мойры, богини судьбы, от которой сам Зевс уже не зависит, как бы продолжают его волю. Управляемый Зевсом мир олимпийцев заметно меняется. Хариты, дочери Зевса от Эвриномы, вносят в жизнь радость, веселье, изящество. Деметра как супруга Зевса - уже не порождающая чудовищ Земля, а богиня обработанных полей. Даже Аид похищает Персефону, дочь Зевса, с его дозволения. Мнемозина, богиня памяти, рождает Зевсу девять муз (таким образом, Зевс становится источником вдохновения, наук и искусств). От Лето у Зевса - Аполлон и Артемида.

Третья по счету, но первая по значению жена Гера - богиня законного супружества и покровительница брачных законов. Так Зевс постепенно преобразует мир, порождая богов, вносящих в этот мир закон, порядок, науки, искусство, нормы морали и прочее.

Однако во многих мифах заметны древние доолимпийские связи Зевса. Он вступает в брак с музой Каллиопой, рождающей экстатических корибантов, демонических служителей хтонической Великой матери Кибелы, охранявших младенца Зевса на Крите. Зевс все еще пользуется своим древнейшим орудием - громами и молниями, грубой силой подавляя сопротивление или наказывая. У Гомера он "громовержец", "высокогремящий", "тучегонитель", насылатель ветров, дождей и ливней. О зевсовых ливнях упоминает Гесиод, Зевс "дождит", по выражению Алкея. Павсаний отмечает, что в Афинах была статуя Геи-земли, молящей Зевса о ниспослании дождя, афиняне просили Зевса пролиться дождем над пашнями. В дуба, корни которого омывал ручей, почитался Зевс Додонский в Додоне; его супругой считалась океанида Диона.

Зевс Олимпийский - покровитель общности людей, городской жизни, защитник обиженных и покровитель молящих, ему повинуются другие боги. Он дает людям законы. Зевс вообще оказывается принципом жизни, породителем всего живого, "дарователем жизни", "всепородителем". Зевс покровительствует родовой общности людей, отсюда Зевс "родовой". В "Умоляющих" Эсхила представлена величественная фигура великого бога, справедливого защитника и помощника людей. Благодетельные функции нашли отражение в его эпитетах: "помощник в беде", "спаситель", "спаситель города", "основатель", "оградитель", Полией - "городской", Полиух - "владетель государства". Зевс Филий (покровитель дружеских союзов), "отчий", "отец", "отеческий". Он следит за соблюдением клятв. Зевс - помощник воинов и сам стратег, полководец (надписи на монетах), "воинский", "носитель победы". Известен Зевс Булей, покровитель народного собрания, скипетродержец, царь, "владыка владык, совершеннейшая сила блаженных и совершенных", "всецарь", "эллинский" и даже "всеэллинский", которому в Афинах был учрежден специальный культ.

Зевс Олимпийский - отец многих героев, проводящих его божественную волю и благие замыслы. Его сыновья - Геракл, Персей, Диоскуры, Сарпедон, знаменитые цари и мудрецы Минос, Замок Зевса на ОлимпеРадаманф и Эак. Покровительствуя героям, уничтожающим хтонических чудовищ, Зевс осуждает кровопролитие и стихийные бедствия войны в лице Ареса. Однако в мифах о рождение героев заметны древние фетишистские мотивы. Зевс является к Данае в виде золотого дождя, Семеле - с молниями и громами, Европу он похищает, обернувшись быком, к Леде является лебедем, Персефоне - змеем. Древние зооморфные мотивы заметны и в том, что Зевс превращает в животных своих возлюбленных, желая скрыть их от гнева Геры (Ио в корову, Каллисто в медведицу). Будучи "отцом людей и богов", Зевс вместе с тем является грозной карающей силой. По велению Зевса прикован к скале Прометей, укравший искру Гефестова огня, чтобы помочь людям, обреченным Зевсом на жалкую участь. Несколько раз Зевс уничтожал человеческий род, пытаясь создать совершенного человека. Он послал на землю потоп, от которого спаслись только Девкалион, сын Прометея, и его супруга Пирра. Зевс хочет уничтожить жалкий род людей и "насадить" новый. Троянская война - тоже следствие решения Зевса покарать людей за их нечестие. Зевс уничтожает род атлантов, забывших о почитании богов, и Платон называет этого Зевса "блюстителем законов".

Зевс насылает проклятия, которые страшно реализуются на отдельных героях и целом ряде поколений (Тантал, Сисиф, Атриды, Кадмиды). Так, древний архаический Зевс принимает все более очевидные моральные черты. Хотя и утверждает он свои принципы с помощью силы. Начала государственности, порядка и морали у людей связаны, по преданиям греков, как раз не с дарами Прометея, из-за которых люди возгордились, а с деятельностью Зевса, который вложил в людей стыд и совесть, качества, необходимые в социальном общении. Зевс, который мыслился "огнем", "горячей субстанцией" и обитал в эфире, владея небом как своим домом, становится организующим средоточием космической и социальной жизни на Олимпе, где земля сходится с небом и где небо переходит в огненный тончайший эфир.

Мифология Зевса Олимпийского отражает укрепление патриархальной власти басилеев, особенно микенских царей, хотя и не доходит до абсолютной централизации этой власти (по Гесиоду, Зевс был избран на царство богами). Только в эллинистическую эпоху Зевс принимает образ мирового вседержителя и вершителя мировых судеб, того "всецаря" и "всеэллинского" владыки, которого воспевали в поздних Орфических гимнах и в гимне "К Зевсу" стоика Клеанфа, где универсализм и космизм Зевса принимают монотеистические черты.

Атрибуты Зевса - эгида, скипетр, иногда молот. Культовые праздники в честь Зевса немногочисленны, поскольку ряд его функций был возложен на других богов - исполнителей воли Зевса, находившихся в гораздо более близких отношениях к человеку: на Аполлона - пророчество, на Деметру - земледелие, на Афину - мудрость и искусства. В честь Зевса Олимпийского устраивались панэллинские Олимпийские игры в Олимпии - как символ единения и взаимного согласия греческих полисов, Немейские игры, а также праздник 20 июля, посвященный также богу солнца Гелиосу. Зевсу соответствует римский Юпитер.

_________________
Emblaze yourself, Chaos, the Great Prebeginning;
Emblaze yourselves, the Great and Dreadful Gods of the Chaos,
Emblaze yourself, Satan, the Sombre God!



Арес

Одно имя Ареса вызывало у греков ужас, хотя в облике бога, его носившего, не было ничего внушающего отвращение. Отвратительным было то, что Арес ненавидел Эйрене, богиню мира, и был неразлучен с Эридой, злостной богиней раздора, в ярости отвергая ту другую Эриду, чтимую людьми, которая заставляла их состязаться не в битвах, а в мирном труде. Боги и люди презирали этого жестокого и неистового бога брани. И он был так не похож на других небожителей, мудрых и рассудительных, что его происхождение вызывало споры, а местом рождения считалась Фракия, страна с суровым климатом и не менее суровыми людьми.

Богам нравилось тешить взгляд, наблюдая за сражениями смертных. Иногда они спускались на землю, чтобы помочь своим любимцам. Для Ареса же война была смыслом существования, и он никогда не задумывался над тем, справедлива она или нет. Обезумев при виде крови, Арес убивал всех без разбора, правых и виноватых. Постоянной спутницей бога войны была богиня Энио, вносящая суматоху на поле боя.

Иногда Арес, смешавшись на поле боя со сражающимися, издавал вопль, подобный крику, который вырвался из груди десяти тысяч мужей. Слыша это, воины приходили в неистовство и убивали всех, кто попадался им на пути: стариков, женщин, детей. Они даже забывали о том, что жизнь врагов, их жен и детей имеет цену, что их можно продать в рабство или сделать своими рабами. Попадался боевой конь или домашнее животное - осел или собака, не давали пощады и им. Услышавшие вопль Ареса сражающиеся переставали быть воинами, становились убийцами.

Неудивительно, что смертные считали Ареса виновником всех своих бед, и им пришла в голову мысль, что от них не избавиться, пока не будет усмирен Арес. Но как справиться с могущественным да к тому же еще невидимым богом? Людям это было не под силу, и они обратились к двум великанам. Те не без труда схватили Ареса, скрутили его и бросили в темницу. Тринадцать месяцев пробыл Арес в плену,- и это число оказалось самым счастливым, ибо за эти месяцы люди постигли в своих мирных трудах больше, чем за семь самых счастливых лет. Виной новых несчастий людей опять оказалась женщина, на этот раз не вылепленная богами кукла, а мачеха великанов. Она выдала место заточения Ареса, и Гермес вызволил бога войны.

На Олимпе Арес стал тайным соперником трудолюбивого Гефеста, возлюбленным его законной жены Афродиты. Безумие войны соединилось с безумием любви, и от этого нельзя было ждать ничего хорошего. Родились Деймос (Ужас) и Фобос (Страх), вечные спутники войн. К порождениям Ареса относили одну из эриний, богинь кровавой мести, и дракона, с которым сражался фиванский герой Кадм. От связи со смертными женщинами у Ареса родились герои, в характере которых проявились черты дикости и необузданности отца.

Более всех ненавидела Ареса Афина, богиня честной и справедливой войны. Однажды она искусно направила против него копье героя Диомеда, которое отыскало незащищенное броней место и пробило Аресу живот. С диким воем покинул Арес поле боя и прилетел на Олимп с жалобой на Афину. Зевс же даже не захотел выслушать объяснения Ареса, заявив, что он наказан по справедливости и заслуживает того, чтобы находиться не на Олимпе, а в тартаре.

Арес, Арей (A r h z) - нелюбимый сын Зевса и Геры, бог войны, коварной, вероломной, войны ради войны, в отличие от Афины Паллады - богини войны честной и справедливой. Первоначально Арес просто отождествлялся с войной и смертоносным оружием (следы этого отождествления у Гомера, у Эсхила). Древнейший миф об Аресе свидетельствует о его негреческом, фракийском происхождении. Софокл называет Ареса "презренным" богом и призывает Зевса, Аполлона, Артемиду и Диониса поразить его молниями, стрелами и огнем. Древние хтонические черты Ареса отразились в мифе о порождении им вместе с одной из эриний фиванского дракона, убитого Кадмом. Даже в детях Ареса - героях проявляются черты необузданности, дикости и жестокости (Мелеагр, Аскалаф и Иалмен, Флегий, Эномай, фракиец Диодел, амазонки). Спутницами Ареса были богиня раздора Эрида и кровожадная Энио. Его кони (дети Борея и одной из эриний) носили имена: Блеск, Пламя, Шум, Ужас; его атрибуты - копье, горящий факел, собаки, коршун. Само его рождение мыслилось вначале чисто хтонически: Гера породила Ареса без участия Зевса от прикосновения к волшебному цветку. В олимпийской мифологии Арес с большим трудом уживается с ее пластическими и художественными образами и законами, хотя теперь он считается сыном самого Зевса, и поселяется на Олимпе.

У Гомера Арес - буйное божество, обладающее в то же время несвойственными ему ранее чертами романической влюбленности. Он вопит как девять или десять тысяч воинов, раненый Афиной. Он простирается по земле на семь десятин. Его эпитеты: "сильный", "огромный", "быстрый", "беснующийся", "вредоносный", "вероломный", "губитель людей", "разрушитель городов", "запятнанный кровью". Зевс называет его самым ненавистным из богов, и не будь Арес его сыном, он отправил бы его в тартар, даже глубже всех потомков Урана. Но вместе с тем Арес уже настолько слаб, что его ранит не только Афина, но и смертный герой Диомед.

Он влюбляется в самую красивую и нежную богиню, Афродиту. О любви Ареса и нарушении Афродитой супружеской верности часто упоминается в античной литературе и даже называются дети от этой связи: Эрот и Антэрот, Деймос, Фобос и Гармония. Орфический гимн воспевает Ареса как олимпийское высокое божество (хотя 65-ый гимн еще рисует его в свете полного аморализма). Буйный и аморальный, Арес с большим трудом ассимилировался с олимпийскими богами, и в его образе сохранились многочисленные напластования разных эпох. В Риме Арес отождествляется с италийским богом Марсом, и в искусстве и литературе позднего времени он известен преимущественно под именем Марс.

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6555
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Сообщение Iss » Чт фев 07, 2008 01:57

Посейдон

Каждого, кто во времена расцвета греческих городов-государств посещал храм Зевса в Додоне, встречала надпись: "Зевс был, Зевс есть, Зевс будет". Она была рассчитана на людей, не очень хорошо знакомых с мифологией. Ведь, согласно рассказу Гесиода, Зевс был богом третьего поколения, и до него миром правили другие боги. Но даже если счи-тать предшественников Зевса ненастоящими богами, то и в поколении сыновей Крона Зевс не был первым. Первым был Посейдон, как это явствует из самих мифов и из недавно прочтенных памятников греческой письменности II тыс. до н. э.
Во времена Троянской войны и более ранней войны "Семерых против Фив" главным богом был По-се-да-о, в котором мы без труда узнаем Посейдона'. Это имя состоит из двух слов: "посей"-владеть и "да"-земля. Следовательно, не Зевс, а Посейдон был первым небесным супругом Земли и ее владыкой.
Оттеснение Посейдона в море может быть прослежено по ряду мифов, прежде всего по мифу о соперничестве между Посейдоном и дочерью Зевса Афиной за обладание Аттикой. Афина выиграла спор, поскольку дала Аттике оливковое дерево, а Посейдон смог лишь выбить бесполезный соленый источ-ник. Состязание бессмысленно, если Посейдон был уже к тому времени вла-дыкой соленых вод. Если это был источник пресной воды, что вполне естественно для владыки земли и неба, с его подземными водами и дождями, то, вероятно, существовал другой вариант мифа, в котором Посейдон давал Аттике столь необходимую ей пресную воду, как он это делал в Арголиде.
В древнейшем своем облике Посейдон связан с демоном плодородия, которого почитатели как на Балканском полуострове, так и в Малой Азии представляли себе в облике белого коня. Посейдону приносили в жертву бе-лых коней. Он считался отцом белого небесного коня Пегаса, унаследовавше-го дар высекать из земли источники. Посейдона называли родителем и других фантастических существ, имеющих конский облик,-от пасущихся на лугах кентавров до коня Арейона, рожденного от. связи Посейдона с Деметрой.
Как бог-конь Посейдон считался покровителем бега коней. В его честь на Истмийском перешейке и в Немее (Пелопоннес) устраивались общегреческие конные состязания-знаменитые Истмийские и Немейские игры. Перед их началом, сдерживая нетерпеливых коней, возницы призывали Посейдона и молили его об успехе.
Но оставим "археологию" Олимпа и остановимся на том Посейдоне, ко-торый известен Гомеру как "синекудрый" и властвует над одними солеными водами. Ему мало дела до Олимпа, и обитает он на дне моря в великолепном дворце вместе с супругой Амфитритой, также, под стать ему, синеокой и вечношумящей.
Амфитрита известна Гесиоду как одна из пятидесяти дочерей Нерея, однако по другой версии она океанида, дочь Океана и Тефиды, что по рангу более соответствует высокому положению Посейдона, которому не к лицу иметь тестем какого-то старца и целую кучу бедных родственниц.
Увидел Посейдон Амфитриту плещущейся вместе с подругами у острова Наксоса и долго любовался ею, пока не решил объясниться. Стыдливая мор-ская дева, уйдя на глубину, поплыла к Атланту, стерегущему вход в Океан. Долго искал беглянку посланный за нею дельфин, а отыскав,, доставил на спине к своему владыке. И стала Амфитрита для бога морей тем же, что Гера для Зевса и Персефона для Аида.
Превратившись в бога морей, Посейдон оттесняет его прежних владык- морских старцев. Протей теперь занят тем, что пасет в морских глубинах принадлежащие Посейдону несметные стада тюленей; Главк одним из вари-антов мифа превращен в сына нового повелителе морей; нереиды вместе с тритонами составили его торжественную свиту, а тот Тритон, который успел отделиться от собратьев и обосноваться в Капаидском озере в Беотии, был отнесен к числу сыновей Посейдона и получил во владение озеро Тритониду в Ливии.
В рассказах Гомера о Посейдоне как владыке морей сохранились следы его былого господствующего положения как бога Неба и супруга Земли. Он считает себя равным Зевсу:

Нет, не хожу по уставам Зевесовым, как он ни мощен.
С миром пусть остается на собственном третьем уделе;
Силою рук меня, как ничтожного, пусть не стращает!

Посейдон участвует в мятеже против Зевса, не признает решения олимпийцев о возвращении на родину скитальца Одиссея и губит других героев, угодных олимпийским богам.
Как и Зевс, Посейдон имеет наряду с законной супругой множество возлюбленных - морских и земных дев и считается божественным отцом некоторых героев, но их число по сравнению с сыновьями Зевса сравнительно невелико. Это герой Афин Тесей, фессалийский герой Пелий и его брат-близнец Нелей, ставший героем Элиды и отцом мудрого Нестора. "Малодетность" Посейдона и обилие порожденных им великанов - существ со звериными чертами и просто чудовищ дополняют его архаический облик. один из главных олимпийских богов, владыка моря, сын Кроноса и Реи, брат Зевса и Аида (Hes. Theog. 453-457), с которыми он поделил господство над миром. Бросив жребий, он получил в удел море (Зевс - небо, Аид - подземное царство) (Hom. Il. XV 187-194). Древнейшее представление о Посейдоне связано с плодородием земли, пропитанной влагой, поэтому имя Посейдона можно понимать в его дорийской форме как "супруг земли" в именительном падеже Poteidan - pot = pos, корень слова указывает на "супружество" и da = ga, "земля") или в звательном падеже отсюда эпитеты П. - "колебатель земли" "земледержец" С другой стороны, древнейший Посейдон связан с индоевропейским зооморфным демоном плодородия, выступавшим в облике коня или быка, и таким образом сближается с неиссякаемой порождающей силой земных недр, а значит, и с водной стихией. Отсюда в имени Посейдона видят воплощение текучей плодоносной сущности, которая выражена в застывшей форме ритуального обращения: "владыка вод" , так как дорийск. Poteidan разлагается: potei, "владыка" в звательном падеже, и прилагательное daon, "водный", "водяной" в звательном падеже, образованное от индоевропейского корня da-, danu-, указывающего на влагу и реку (ср. осет. Донбеттыра, наименования рек Дон, Днепр, Дунай). С расселением греческих племен на островах Посейдона стали отождествлять не только с влагой, дарующей жизнь земле, но и с просторами моря. Олимпийский Посейдон неразрывно связан именно с морской стихией, сохранив в качестве рудиментов эпитеты, указывающие на былую связь с землей, мифы о зооморфных ипостасях Посейдон - коне и быке и предания о Посейдоне, своим трезубцем выбивающем из земли пресную влагу источников. Архаические черты у Бога Моря находят выражение, в его буйном нраве, попытках сохранить свою независимость. Вынужденный признать главенство Зевса, он считает себя равным ему . Посейдон участвует в мятеже против Зевса, и его спасает от оков Фетида Он в союзе с Герой, воспользовавшись сном Зевса, подает помощь ахейцам, вызывая гнев громовержца, и угрожает ему непримиримой, враждой Посейдон идет на" помощь ахейцам с мечом, схожим с молнией, предводительствуя их воинством Он ненавидит троянцев, царь которых Лаомедонт в свое время не заплатил ему и Аполлону обусловленной платы. Посейдон наслал на Трою страшное морское чудовище, угрожавшее царской дочери Гесионе, спасенной Гераклом Он один идет против решения олимпийцев возвратить домой Одиссея, ненавидя его за ослепление Полифема хотя Зевс уверен, что П. не может спорить со всеми бессмертными и поступать самовластно (I 77-79). Однако П. не успокаивается и насылает на Одиссея страшную бурю, разбивая его плот и своим трезубцем взбудораживая море, тучи и ветры П. яростно действует своим трезубцем, желая или поднять бурю, или погубить кого-либо из героев. Он разбивает скалу и губит Аякса Оилида за его нечестивую похвальбу Трезубец П. -некий древний фетиш, наделенный магической силой. Именно в споре с Афиной П. выбивает трезубцем источник, даруя его жителям Аттики Но П. было вполне достаточно крепко ударить ладонью по кораблю феаков, чтобы превратить его в скалу и втиснуть эту скалу в морское дно П. не живет на Олимпе, владея собственным роскошным дворцом на дне моря в ЭгахП. мчится на колеснице, запряженной длинногривыми конями, по морю Морская темно-синяя бурливая волна и есть сам П., постоянно именуемый "синекудрым", "черновласым" Облик П. страшен, могуч и стихиен. Под его стопою трепещут леса. Своего дворца в Эгах он достигает, сделав три-четыре шага с фракийских гор П. - супруг нереиды Амфитриты. (От нее у него сын Тритон - владыка морских глубин П. - отец множества детей, и все они стихийны, ужасны и чудовищны. Это великаны Сарпедон Орион и Алоады, царь бебриков, кулачный боец Амик -от нимфы Мелии ("ясеневой"), великан Антей - от Земли, киклоп Полифем, царь Бусирис, убивающий всех чужестранцев (Apollod. II 5, 11), разбойники Керкион и Скирон от медузы Горгоны у него Хрисаор ("златомеч") и Пегас, выбивший копытом источник Гиппокрену . Деметра в образе эринии родила от П. коня Арейо-на что дополняет сведения о зооморфной сущности П. Он выслал из моря на Крит прекрасного быка, свою собственную ипостась, который вместе с Пасифаей породил чудовище Минотавра . Однако были слабые попытки связать П. с героическим миром, хотя и здесь П. является в облике водной стихии. Приняв облик речного бога, П. вступил в брак с Тиро, породившей Пелея и Нелея, отца мудрого Нестора. П. считается божественным отцом Тесея сына афинского царя Эгея Доказывая свое божественное происхождение, Тесей бросился в море, чтобы достать кинутое туда Миносом золотое кольцо, добыл его у Амфитриты и вернулся победителем . Именно Тесей - героический сын П. убивает Минотавра - тоже сына П., только чудовищного. Среди аргонавтов есть сыновья П. - Эвфем, Эргин и Анкей , не играющие, однако, существенной роли в походе. Вряд ли П можно считать основателем и защитником полисов; он оспаривал у Гелиоса Коринф и потерпел поражение, с острова Эги-на его вытеснил Зевс, с Наксоса -Дионис, из Дельф - Аполлон, из Тре-зена - Афина .Она же оказалась победительницей в Афинах, посадив там маслину вопреки П. Гера забрала себе Аргос, за что П наслал сначала засуху, а затем море. Единственная страна, где царили П. и его потомки, которых Зевс покарал за нечестие, - остров Атлантида. Культ П. связан с почитанием его как божества моря, источников (его эпитеты Кренух, "держатель источника"; Нимфагет, "водитель нимф") и землетрясений Страбон сообщает , что родосцы после землетрясения вблизи острова Фера воздвигли храм П. Асфалию - "дарующему безопасность" П почитался по всей Греции также как Фитальмий, наряду с Дионисом Дендритом, "древесным", и им обоим была посвящена сосна . Культ П. Гиппия - "конного" преимущественно фессалийский В Аргосе был храм П. Проклистия - "причиняющего наводнение" в память спора Геры и П., когда отвергнутый аргосцами П наслал на Арголиду море. На акрополе у святилища Эрехфея еще во 2 в. почитался источник солоноватой воды, якобы выбитый трезубцем П. В Трезене, несмотря на поражение П. от Афины "могучей", почитают П "царя" Там же храм П. Фитальмия в память бесплодия, посланного П. на землю, пропитавшуюся морской солью, и милости П., прекратившего гнев Культ П. всюду связан с бедствиями, сопровождавшими его гнев, сменяемый затем на прощение. П. - древнее мужское хтоническое божество, обладавшее универсальной властью, на более поздней героической ступени было вытеснено мужским патриархальным божеством, возглавившим олимпийцев, Зевсом, и больше уже не заняло главенствующего положения, оставаясь в неизменной оппозиции к Олимпу. В римской мифологии отождествлялся с Нептуном.
Последний раз редактировалось Iss Чт фев 07, 2008 02:02, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6555
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Сообщение Iss » Чт фев 07, 2008 02:00

Артемида - девственная богиня-охотница и богиня плодородия, покровительница всего живого на земле, дающая счастье в браке и помощь при родах, позднее - богиня Луны (брат Аполлон был олицетворением Солнца). Дочь Зевса и богини Латоны (Лето), сестра-близнец Аполлона. Этимология имени - "медвежья богиня", "убийца", "владычица".
Изображалась с золотым луком и колчаном за плечами, с копьем в руках. Встречаются изображения с "рожками" на голове (символ богини Луны). Традиционно богиню, символизировавшую целомудрие, "одевали" в короткую тунику. Позднее, в XVI - XIX в.в., стали появляться изображения нагой богини, что в то время приводило к настоящим скандалам .
Обладает решительным и агрессивным характером.
В Троянской войне вместе с Аполлоном воевала на стороне троянцев.

Приносит естественную смерть женщинам (как Аполлон мужчинам), но может быть и кровожадной, часто пользуясь стрелами как орудием наказания. Среди ее жертв - Адонис, Актеон, Ифигения, Каллисто, Мелеагр, Ниоба, Ойней, Орест.

Классическая Артемида - девственница и защитница целомудрия. Перед свадьбой ей приносилась искупительная жертва. Жертвенные животные - кабан, олень, козел и коза. Артемиде Таврической приносили человеческие жертвы.

Губительные функции Артемиды связаны с ее архаическим прошлым - владычицы зверей на Крите. Древнейшая Артемида не только охотница, но и медведица. В Бравроне (Аттика) жрицы Артемиды Бравронии в ритуальном танце надевали медвежьи шкуры и назывались медведицами. Святилища Артемиды Лимнатис ("болотная") часто находились вблизи источников и болот, символизируя плодородие растительного божества.

Культ Артемиды был распространен повсеместно, но особенно славился ее храм в Эфесе в Малой Азии, где почиталось изображение Артемиды "многогрудой". Эфесский храм, где находилась прославленная многогрудая статуя богини-покровительницы деторождения, был одним из семи чудес света. Именно его в 356 г.до н.э. сжег, желая "прославиться", Герострат. Артемида Эфесская являлась покровительницей Амазонок.

Диана - богиня растительности, покровительница животных, полей и лесов, богиня Луны. Помогала при врачевании. Носила эпитет "Тривия" - "богиня трех дорог" (изображения помещали на перекрестках дорог) и "богиня тройной власти" (на небе, на земле и под землей). Считалась богиней-покровительницей Латинского союза.

Первый храм был воздвигнут на Авентинском холме, заселенном людьми среднего достатка и бедняками, в связи с чем богиня стала покровительницей людей низших классов (плебеев и рабов). Годовщина основания храма считалась праздником рабов - servorum dies.

Первоначально человеческих жертв требовал культ Дианы Неморензис, что отразилось и на обрядах, посвященных Диане Арицийской. Святилище богини располагалось невдалеке от Рима в Ариции на берегу вулканического озера Неми, известного как озеро Дианы. Жрец храма носил имя Рекс (царь) и по обычаю должен был быть беглым рабом. В священной роще при храме мог укрыться любой беглый раб или преступник, но для получения убежища он должен был стать жрецом богини, убив своего предшественника.

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6555
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Сообщение Iss » Пт фев 08, 2008 01:39

Тут выкладываю божеств, которых некоторые ученые считают предтечами образа Сатаны.


Дионис

бог плодоносящих сил земли, растительности, виноградарства, виноделия. Божество восточного (фракийского и лидийско-фригийского) происхождения, распространившееся в Греции сравнительно поздно и с большим трудом утвердившееся там. Хотя имя Дионис встречается на табличках критского линейного письма "В" еще в XIV в. до н.э., распространение и утверждение культа Диониса в Греции относится к VIII-VII вв. до н.э. и связано с ростом городов-государств (полисов) и развитием полисной демократии. В этот период культ Диониса стал вытеснять культы местных богов и героев. Дионис как божество земледельческого круга, связанное со стихийными силами земли, постоянно противопоставлялся Аполлону - как прежде всего божеству родовой аристократии. Народная основа культа Диониса отразилась в мифах о незаконном рождении бога, его борьбе за право войти в число олимпийских богов и за повсеместное установление своего культа.
Существуют мифы о разных древних воплощениях Диониса, как бы подготавливающие его приход. Известны архаические ипостаси Диониса: Загрей, сын Зевса Критского и Персефоны; Иакх, связанный с Элевсинскими мистериями; Дионис - сын Зевса и Деметры. Согласно основному мифу, Дионис - сын Зевса и дочери фиванcкого царя Кадма Семелы.
По наущению ревнивой Геры Семела попросила Зевса явиться к ней во всем своем величии, и тот, представ в сверкании молний, испепелил огнем смертную Семелу и ее терем. Зевс выхватил из пламени Диониса, появившегося на свет недоношенным, и зашил его в свое бедро. В положенное время Зевс родил Диониса, распустив швы не бедре (Неs. Theog. 940-942; Eur. Bacch. 1-9, 88-98, 286-297), а потом отдал Диониса через Гермеса на воспитание нисейским нимфам (Eur. Bacch. 556-569) или сестре Семелы Ино (Apollod. III 4, 3).
Дионис нашел виноградную лозу. Гера вселила в него безумие, и он, скитаясь по Египту и Сирии, пришел во Фригию, где богиня Кибела-Рея исцелила его и приобщила к своим оргиастическим мистериям. После этого Дионис через Фракию отправился в Индию Из восточных земель (из Индии или из Лидии и Фригии) он возвращается в Грецию, в Фивы. Во время плавания с острова Икария на остров Наксос Диониса похищают морские разбойники - тирренцыРазбойники приходят в ужас при виде удивительных превращений Диониса. Они заковали Диониса в цепи, чтобы продать в рабство, однако оковы сами упали с рук Диониса; оплетя виноградными лозами и плющом мачту, паруса корабля, Дионис явился в виде медведицы и льва. Сами пираты, бросившиеся со страха в море, превратились в дельфинов В этом мифе отразилось архаическое растительно-зооморфное происхождение Диониса. Растительное прошлое этого бога подтверждается его эпитетами: Эвий ("плющ", "плющевой"), "виноградная гроздь" и т. д.. Зооморфное прошлое Диониса отражено в его оборотничестве и представлениях о Дионисе-быке и Дионисе-козле. Символом Диониса как бога плодоносящих сил земля был фаллос.
На острове Наксос Дионис встретил любимую им Ариадну, покинутую Тесеем, похитил ее и на острове Лемнос вступил с ней в брак; от него она родил Энопиона, Фоанта и др. Повсюду, где появляется Дионис, он учреждает свой культ; везде на своем пути обучает людей виноградарству и виноделию. В шествии Диониса, носившем экстатический характер участвовали вакханки, сатиры, менады или бассариды (одно из прозвищ Диониса - Бассарей) с тирсами (жезлами), увитыми плющом. Опоясанные змеями они все сокрушали на своем пути, охваченные священным безумием. С воплями "Вакх, Эвое" они славили Диониса - Бромия ("бурного", "шумного"], били в тимпаны, упиваясь кровью растерзанных диких зверей, высекая из земли своими тирсами мед и молоко, вырывая с корней деревья и увлекая за собой толпы женщин и мужчин (Eur. Bacch. 135-167, 680 - 770). Дионис славится как Лиэй ("освободитель"), он освобождает людей от мирских забот, снимает с них путы размеренного быта, рвет оковы, которыми пытаются опутать его враги, и сокрушает стены (616-626). Он насылает безумие на врагов и страшно их карает; так он поступил со своим двоюродным братом фиванским царем Пенфеем, который хотел запретить вакхические неистовства. Пенфей был растерзан вакханками под предводительством своей матери Агавы, принявшей в состоянии экстаза сына за животное. На Ликурга - сына царя эдонов, выступавшего против культа Диониса, бог наслал безумие, а затем Ликург был растерзан своими же лошадьми
В число 12 олимпийских богов Дионис вошел поздно. В Дельфах он стал почитаться наряду с Аполлоном. На Парнасе каждые два года устраивались оргии в честь Диониса, в которых участвовали фиады - вакханки из Аттики В Афинах устраивались торжественные процессии в честь Диониса и разыгрывался священный брак бога с супругой архонта басилевса. Как пишет Фрезер в "Золотой ветви":

"Мы знаем Диониса, или Вакха, как олицетворение винограда и веселья, вызываемого виноградным вином. Экстатический культ этого бога с неистовыми танцами, захватывающей музыкой и неумеренным пьянством зародился, видимо, у грубых фракийских племен, известных своим пристрастием к вину."

И далее:

"Разрывание на части и пожирание живьем быков и телят было, видимо, типичной чертой дионисийского культа. Если принять во внимание обычай изображать бога в виде быка и вообще придавать ему черты сходства с этим животным, веру в то, что в форме быка он представал перед верующими на священных обрядах, а также предание о том, что он был разорван на части в виде быка, то нам придется признать, что, разрывая на части и пожирая быка на празднике Диониса, участники культа верили, что убивают бога, едят его плоть и пьют его кровь…
Поэтому, разрывая на куски живого козла и поедая его мясо в сыром виде, участники культа испытывали, должно быть, такое чувство, что питаются плотью и кровью бога. Религиозный обряд разрывания на куски и поедания животных и людей совершается и современными дикарями. У нас нет поэтому ни малейшего основания считать вымыслом свидетельства древних о совершении аналогичных обрядов обезумевшими вакханками."

Из религиозно-культовых обрядов, посвященных Дионису (греч. tragodia букв. "песнь о козле" или "песнь козлов", то есть козлоногих сатиров - спутников Диониса), возникла древнегреческая трагедия. В Аттике Дионису были посвящены Великие, или Городские, Дионисии, включавшие торжественные процессии в честь бога, состязания трагических и комических поэтов, а также хоров, исполнявших дифирамбы (проходили в марте - апреле); Ленеи, включавшие исполнение новых комедий (в январе - феврале); Малые, или Сельские, Дионисии, сохранившие пережитки аграрной магии (в декабре - январе), когда повторялись драмы, уже игранные в городе.
В эллинистическое время культ Диониса сливается с культом фригийского бога Сабазия (Сабазий стало постоянным прозвищем Диониса). В Риме Дионис почитался под именем Вакха (отсюда вакханки, вакханалии) или Бахуса. Отождествлялся с Осирисом, Сераписом, Митрой, Адонисом, Амоном, Либером.

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6555
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Сообщение Iss » Пт фев 08, 2008 01:41

А вот очень милые произведения о поклонницах культа Диониса.

Отрывок из вакханок" Эврипида:

Бегом едва спаслись мы от вакханок;
А то бы разорвали. Там стада
У нас паслись, так с голыми руками
На них менады бросились. Корову
С набрякшим вымем и мычащую волочат.
Другие нетелей рвут на куски. Там бок,
Посмотришь, вырванный. Там пара ног передних
На землю брошена, и свесилось с ветвей
Сосновых мясо, и сочится кровью.
Быки - обидчики, что в ярости, бывало,
Пускали в ход рога, повержены лежат:
Их тысячи свалили рук девичьих.
Ты б царским глазом не успел моргнуть,
Так быстро кожу с мяса там сдирали…

...Но он молил напрасно: губы пеной
У ней покрылись, дико взор блуждал, -
И рассуждать была она не в силах:
Во власти Вакха вся тогда была.
Вот в обе руки левую берет
Злосчастного Пенфея руку, крепко
В бок уперлась и... вырвала с плечом –
Не силою, а божьим изволеньем.
Ин_о_ с другой напала стороны
И мясо рвет. Явилась Автоноя.
За ней толпа. О боги, что за крик
Тут поднялся! Стонал Пенфей несчастный.
Пока дышал, и ликований женских
Носились клики. Руку тащит та,
А та ступню с сандалией, и тело
Рвут, обнажив, менады и кусками,
Как мячиком, безумные играют...
Разбросаны останки по скалам
Обрывистым, в глубокой чаще леса...
Где их сыскать? А голову его
Победную Агава захватила
Обеими руками, и на тирс
Воткнула - головой считая львиной;
Трофей по Киферону пронесла.
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6555
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Сообщение Iss » Пт фев 08, 2008 11:15

Афродита
Когда Крон искалечил своего отца Урана, кровь, упавшая в море, образовала пену. Из нее родилась Афродита, самая привлекательная из богинь. Увидев деву, грациозные оры набросили на ее прекрасное тело нетленное одеяние, украсили благоуханные волосы тонко сработанной золотой диадемой, продели в ушные проколы жемчужные серьги, обвили смуглую шею золотым ожерельем и только после того повели на Олимп, к бессмертным богам.

Склонились небожители перед мощью и красотой Афродиты, и только трое были безучастны к Пеннорожденной, Фиалковенчанной, Улыбколюбивой богине: Афина, чье сердце было отдано брани и ремеслам, Артемида, любящая охоту на диких зверей и хороводы, а также скромная и трудолюбивая богиня очага Гестия. Среди смертных же не оказалось никого, кто мог устоять перед Афродитой. Как только они увидели ее, что-то шевельнулось в их душах. Бродившие поодиночке, как попало, они соединялись в семьи, ибо пока не было Афродиты, не было любви и привязанности друг к другу...

Афродита (A f r o d i t h) - богиня любви и красоты. Богиня малоазийского происхождения. Этимология этого негреческого имени богини не ясна. Существуют две версии происхождения Афродиты: согласно одной - поздней, она - дочь Зевса и океаниды Дионы; согласно другой, она родилась из крови оскопленного Кроном Урана, которая попала в море и образовала пену; отсюда ее прозвище "пенорожденная" и Анадиомена - "появившаяся на поверхности моря". Миф отражает древнее хтоническое происхождение богини, которое подтверждается также сообщением Гесиода, что вместе с Афродитой из крови Урана появились на свет эринии и гиганты (следовательно, Афродита старше Зевса и является одной из первичных хтонических сил). Афродита обладала космическими функциями мощной, пронизывающей весь мир любви. Это ее воодушевляющее, вечно юное начало описано у Лукреция в поэме "О природе вещей". Афродита представлялась также как богиня плодородия, вечной весны и жизни. Отсюда эпитеты богини "Афродита в садах", "священносадовая", "Афродита в стеблях", "Афродита на лугах". Она всегда в окружении роз, миртов, анемонов, фиалок, нарциссов, лилий и в сопровождении харит, ор и нимф.

Афродита прославлялась как дарующая земле изобилие, вершинная "богиня гор", спутница и добрая помощница в плавании "богиня моря", т.е. земля, море и горы объяты силой Афродиты. Она - богиня браков и даже родов, а также "детопитательница". Любовной власти Афродиты подчинены боги и люди. Ей неподвластны только Афина, Артемида и Гестия.

По своему восточному происхождению Афродита близка и даже отождествляется с финикийской Астартой, вавилоно-ассирийской Иштар, египетской Исидой. Подобно этим восточным богиням плодородия, Афродита появляется в сопровождении свиты диких зверей - львов, волков, медведей, усмиренных вселенным в них богиней любовным желанием. В сохранившемся фрагменте трагедии Эсхила "Данаиды" Афродита тоже выступает как богиня плодородия. Однако в Греции эти малоазийские черты богини, сближающие ее также с богиней-матерью и Кибелой, становятся мягче. Хотя служение Афродите часто носило чувственный характер (Афродита считалась даже богиней гетер, сама именовалась гетерой и блудницей), постепенно архаическая богиня с ее стихийной сексуальностью и плодовитостью превратилась в кокетливую и игривую Афродиту, занявшую свое место среди олимпийских богов. Эта классическая Афродита - дочь Зевса и Дионы, ее рождение из крови Урана почти забыто. В Гомеровском гимне богиня появляется из воздушной морской пены вблизи Кипра (отсюда Афродита - Киприда, "кипророжденная"). Оры в золотых диадемах увенчивают ее золотым венцом, украшают золотым ожерельем и серьгами, а боги при виде "фиалковенчанной" Афродиты дивятся прелести Киферы (культ Афродиты был распространен и на острове Кифера) и возгораются желанием взять ее в жены.

Мужем Афродиты является Гефест - самый искусный мастер и самый некрасивый среди богов. Хромоногий Гефест трудился у наковален в своей кузнице и не испытывал особого влечения к супруге, находя истинное удовлетворение в работе с молотом у пылающего горна, а Киприда нежилась в опочивальне, расчесывала золотым гребнем кудри и принимала гостей - Геру и Афину. Любви Афродиты добивался Посейдон, что вполне естественно - ведь она родилась в его стихии. Но она полюбила Ареса, которого не любил никто из людей и богов. О любви Ареса и Афродиты повествует ряд источников, и называются дети от этого незаконного брака: Эрот и Антэрот, а также Деймос, Фобос ("страх" и "ужас" - спутники Ареса) и Гармония. Первоначально Эрот - космическое божество, порождение Хаоса, в олимпийской мифологии он стал сыном Афродиты. Парменид пишет о рождении Эрота: "Первым из всех богов Афродита сотворила Эрота", подчеркивая именно самостоятельную созидающую силу богини любви. В поздней литературе Эрот оказывается гораздо более сильным, чем его мать, и, несмотря на своей детский возраст, помыкает Афродитой, став ее постоянным спутником, крылатым мальчиком, вооруженным луком и стрелами, вселяющими любовь. Сыном Афродиты и Гермеса считается Гермафродит (называемый также Афродитом).

Как и другие олимпийские боги, Афродита покровительствует героям, но это покровительство распространяется только на сферу любви. Она обещает Парису любовь Елены и следит за прочностью их союза, терпя брань из уст Елены. Афродита пытается вмешиваться в военные события под Троей, будучи принципиальной защитницей троянцев, вместе с такими богами малоазийского происхождения, как Аполлон, Арес, Артемида. Она спасает Париса во время его поединка с Менелаем. Она вмешивается в сражение, в котором совершает свои подвиги Диомед, и пытается вынести из битвы троянского героя Энея - своего сына от возлюбленного Анхиса. Однако, Диомед преследует богиню и ранит ее в руку, так что Энея подхватывает Аполлон, закрыв его черным облаком. Арес на своей золотой колеснице доставляет Афродиту на Олимп, где ее заключает в объятия мать Диона. Афродиту поднимают на смех Гера и Афина - ее постоянные противницы, и Зевс, улыбаясь, советует дочери не заниматься войной, а устраивать браки.

Афродита с наслаждением внушает любовные чувства людям, и сама влюбляется, изменяя хромоногому супругу. Даже Гесиод, давший столь древнюю генеалогию Афродиты, приписывает ей обычные любовные функции - сладкую негу любви, смех, улыбки, обманы, "пьянящую радость объятий". В Гомеровском гимне Афродита изображается влюбленной в троянского героя Анхиса (история любви Афродиты и Анхиса), и эта любовь представлена в духе роскошной и утонченной картины позднего времени, хотя сама Афродита наделена чертами матриархальной владычицы, перед которой ощущается все ничтожество мужского начала, как и в истории любви Афродиты к Адонису, подобной истории Кибелы и Аттиса.

Однако, в гомеровском эпосе Афродита принимает все более кокетливые черты и отношение к ней ласково-ироническое. В "Одиссее" в таком тоне рассказывается любовная история Афродиты и Ареса. Хотя появление классической Афродиты все еще внушает ужас, она постоянно именуется "золотая", "прекрасновенчанная", "сладкоумильная", "многозлатая", "прекрасноокая". Рудиментом архаического демонизма богини является ее пояс, который она передала Гере, чтобы соблазнить Зевса. В этом поясе заключены любовь, желание, слова обольщения, "в нем заключается все". Это древний фетиш, наделенный магической силой, покоряющей даже великих богов. Афродите посвящен гимн поэтессы Сапфо, в котором богиня именуются "пестротронной" и "плетущей козни"; на золотой колеснице, запряженной воробушками, она мчится из Зевсова дома к черной земле и готова стать для поэтессы союзницей в любовном свидании.

Афродита помогает всем, чья любовь сильна и постоянна, примером исключительного благоволения Киприды к одному из любящих является история, произошедшая с царем Кипра, юным Пигмалионом. Но помогая любящим, Афродита и преследует тех, кто отвергает любовь (она покарала смертью Ипполита и Нарцисса, внушала противоестественную любовь Пасифае и Мирре, а Гипсипилу и лемносских женщин наделила отвратительным запахом).

Платону в "Пире" принадлежит противопоставлении Афродиты Урании ("небесной") и Афродиты Пандемос ("всенародной"). Хотя древняя Афродита из крови Урана вряд ли несла в себе одухотворенность, она переосмыслена Платоном как небесная в связи с происхождением от неба - Урана. Афродита Пандемос для Платона пошлая, доступная и понятная всем, не столь древняя и не связанная с небом, а дочь Зевса и малозначительной Дионы.

Геродот сообщает о почитании Афродиты Урании в Сирии, в Персии, у арабов и даже скифов. Проникновение ее почитания в Грецию, словно пунктиром, обозначено двумя островами - Кипром и Киферой (островом к юго-востоку от Пелопоннеса). На материке первым центром ее почитания становится древняя Эфира, впоследствии получившая название Коринф. Ксенофонт и Павсаний упоминают храм Афродиты Урании в Афинах. Храм Афродиты Урании на острове Кифера считался у эллинов самым древним и самым священным; статуя самой богини была деревянной и изображала богиню вооруженной. Афродита Пандемос тоже имела свой храм на афинском акрополе. Павсаний сообщает, что поклонение ей было введено Тесеем, "когда он свел всех афинян из сельских домов в один город". Здесь вполне ясно, подчеркивается общегосударственный смысл культа Афродиты.

Многочисленные святилища Афродиты имелись и в других областях Греции (Коринф, Беотия, Мессения, Ахайя, Спарта), на островах - Кипр (в городе Пафос, где находился храм, имевший общегреческое значение, отсюда прозвище Афродиты - Пафосская богиня), Кифера, Крит, Сицилия (от горы Эрикс - прозвище Эрикиния). Особенно почиталась Афродита в Малой Азии (в Эфесе, Абидосе), в Сирии (в Библе, этому посвящен трактат Лукиана "О сирийской богине").

В Риме Афродита почиталась под именем Венеры и считалась прародительницей римлян через своего сына - троянца Энея, отца Юла - легендарного предка рода Юлиев, к которому принадлежал Юлий Цезарь. Поэтому Венера - "рода Энеева мать" - постоянная покровительница Энея не только под Троей, но главным образом после его прибытия в Италию, особенно прославляется в эпоху принципата Августа.
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6555
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Сообщение Iss » Сб июл 19, 2008 14:24


Общая характеристика


При рассмотрении греческой мифологии в развитии, в пределах каждого отдельного мифа устанавливаются и прослеживаются разновременные рудименты, которые сосуществуют с ферментами нового, возникающего в сюжете мифа. Например, в мифе о рождении Афины Паллады в полном вооружении из головы Зевса, проглотившего свою забеременевшую супругу Метиду, можно различить остатки фетишистских представлений и каннибализма, предшествовавшие развитому патриархату, примат мужского индивидуума над женским и символику мудрости верховного божества - свидетельства патриархата; наконец, гротеск, свойственный времени распада общинно-родовой формации и начальному периоду греческой классики.

Один и тот же мифологический мотив может составлять основное содержание мифа и играть второстепенную роль. Для эпохи последовательного зооморфизма отождествление солнца с быком является центральным содержанием мифа о солнце, так же как совиный вид Афины Паллады - основное в содержании мифа. Но в гомеровской мифологии в связи с тем, что центральное содержание мифа о солнце для этого времени было уже антропоморфическим, солнце, воплощенное в быке, стало рудиментом. Аналогичен по своему происхождению рудиментарный характер совоокости Афины Паллады у Гомера с изменением основного содержания мифа.

Греческая мифология в ее наиболее развитом, так называемом классическом, состоянии представляет собой мифологию героическую, а не стихийно-фетишистскую и не стихийно-демоническую (эти два типа мифологии относятся к хтонической мифологии). Героическая мифология связана с периодом патриархата, однако, в ней прослеживаются главнейшие типы хтонических рудиментов. Это, прежде всего, генетические рудименты, указывающие на происхождение: Ахилл - сын морской богини, Ио - дочь агросской реки Инах и др. Субстанциальные рудименты основаны на отождествлении разного рода предметов или существ: луна - корова, солнце - бык, Инах - река и царь Агроса и др. Многочисленны ипостасные элементы: Агамемнон - ипостась Зевса, Ифигения - ипостась Артемиды и т.д. Огромное количество рудиментов имеет метаморфозный, или оборотнический, характер: Зевса вступает в брак с Данаей в виде золотого дождя, с Семелой - в виде грома и молнии, с Европой - в виде быка и т.д. Из иконографических рудиментов (т.е. относящихся к внешнему виду определенного мифологического персонажа) в мифах фигурируют змеиный хвост у Кадма, рога и копыта у Пана, совиные глаза у Афины, коровьи у Геры и др. Некогда самостоятельные божества, демоны или герои выступают теперь в виде закостеневших внешних придатков (атрибутивные рудименты) к другим персонажам: орел и Ника около Зевса, сова или змея около Афины. Тому или иному мифологическому образу постоянно сопутствуют также функциональные рудименты: перун Зевса, лук и стрелы Аполлона, трезубец Посейдона, жезл и крылатые сандалии Гермеса и др.

Если рудимент мифа отражает его прошедшее, то фермент указывает на будущее развитие мифа. У Гесиода Ехидна - полузмея-полудева, она прекрасна, но зловредна, ненавистна людям. Этот мотив отвержения Ехидны - элемент в мифе, объясняющий стремление человека обуздать стихийные силы природы. Тантал наказан за человеческое жертвоприношение, это - несомненно фермент, свидетельствующий о позитивных сдвигах в морали. Прометей у Гесиода представлен заурядным обманщиком, вздумавшим перехитрить самого Зевса. Но именно этот момент противодействия Зевсу в дальнейшем лег в основу эсхиловской концепции Прометея-богоборца.

Между составляющими миф элементами устанавливаются не только хронологические, но и самые разнообразные смысловые связи, образующие мифологические комплексы. Один из таких комплексов - комплекс-интерполяция - состоит из отдельных смысловых элементов, связанных более или менее механически. Примером такого комплекса является гомеровское представление о тенях в загробном мире, которое дается в XI песне "Одиссеи". Если комплекс-интерполяция пронимается как объединение в одно целое чуждых друг другу элементов без всякой мотивировки, то комплекс-компиляция есть объединение элементов, также несходных или противоположных, но это объединение уже определенным образом мотивировано. Аполлон, Артемида и Лето первоначально были демонами совершенно разного прохождения, никак между собой не связанными. Их объединение - Аполлон и Артемида как дети Лето от Зевса - есть мифологический комплекс-компиляция. Олимпийская семья богов, образовавшаяся в результате объединения европейских и малоазиатский божеств - тоже компиляция, поскольку присоединенные азиатские божества стали трактоваться как дети Зевса и Геры.

Оба типа мифологических комплексов (интерполяция и компиляция), а также бесконечно разнообразные приближения то к одному, то к другому такому типу встречаются в античной мифологии постоянно. Например, Диомед то вступает в бой с богами и ранит их, то заявляет о невозможности вступать в борьбу с богами. Прометея наказывают в одном случае раз и навсегда, без всякой надежды на освобождение, в другом - его освобождает Геракл. В греческой мифологии может быть выделен также монолитно-художественный мифологический комплекс, в котором все элементы мифа составляют одно целое. Примером такого комплекса является образ сирен у Гомера. Это - полуптицы-полуженщины, они поют такими завлекающими, чарующими голосами, что всякий путник высаживается на берег, но сирены тут же его уничтожают, поэтому у них на берегу целые горы человеческих костей и гниющих останков. В этом образе совмещаются художественный восторг и гибель, то есть красота и смерть. С другой стороны, у Гомера в этом мифе совмещаются различные эпохи культурного и социального развития: наряду с фетишизмом и людоедством характерная для Гомера высокоразвитая эстетическая культура. Причем это совмещение не эклектично, а монолитно-художественно.

В так называемом полярном комплексе противоположные по смыслу элементы в силу именно общей художественной идеи даны сразу: и во всей своей противоположности, и во всем своем тождестве. Например, самый "светлый" бог Зевс вступает в брак с самой "темной" богиней Персефоной, и от этого брака рождается Загрей. Загрея еще младенцем растерзывают и поедают титаны. Но из золы испепеленных Зевсом титанов происходят люди, которые поэтому являются носителями и титанического, и дионисийского начала. Афина-горгона убивает горгону Медузу и оттого сама перестает быть горгоной. Либитина - любовь и смерть одновременно.

При исследовании греческой мифологии необходимо также учитывать ее географическое распространение (так называемая географическая мифология) и исторические особенности тех или иных местностей, к которым приурочиваются события, излагаемые в разных античных мифах. Например, Эдипа нельзя оторвать от Фив, мифы о Тесее относят к Афинам, о Менелае и Елене - к Спарте и др.

Периоды развития греческой мифологии

Доолимпийский период

Процесс жизни воспринимается первобытным сознанием в беспорядочно нагроможденном виде. Окружающее материализуется, одушевляется, населяется какими-то непонятными слепыми силами. Все вещи и явления в сознании первобытного человека исполнены беспорядочности, несоразмерности, диспропорции и дисгармонии, доходящей до прямого уродства и ужаса. Земля с составляющими ее предметами представляется первобытному сознанию живой. Одушевленной, все из себя производящей и все собой питающей, включая небо, которое она тоже рождает из себя. Как женщина является главой рода, матерью, кормилицей и воспитательницей в период матриархата, так и земля понимается как источник и лоно всего мира, богов, демонов, людей. Поэтому древнейшая мифология может быть названа хтонической. В ее развитии прослеживаются отдельные этапы. На раннем этапе, то есть на стадии собирательно-охотничьего хозяйства, сознание ограничено непосредственно чувственным восприятием, непосредственно видимыми и осязаемыми вещами и явлениями, которые одушевляются, но них переносятся социальные функции общинно-родового строя. Такая вещь, с одной стороны, насквозь материальная, с другой - одушевленная первобытными сознанием, есть фетиш, а мифология - фетишизм. Древний человек понимал фетиш как средоточие магической, демонической, живой силы. А так как весь предметный мир представлялся одушевленным, то магической силой наделялся весь мир, и демоническое существо никак не отделялось от предмета, в котором оно обитало. Например, Зевс - верховное божество в позднейший греческой мифологии - почитался первоначально в городе Сикионе (Пелопоннес) в виде каменной пирамид, на Ликейской горе в Аркадии - в виде колонны. Геру в городе Феспиях (Беотия) представляли как обрубок древесного ствола, а на острове Самос - в виде доски. Аполлона представляли пирамидой, его мать Лето на Делосе - необработанным поленом и др.

Несмотря на все позднейшее идейно-художественное развитие таких образов, как Зевс, Гера, Аполлон, Афина Паллада, Афродита, Эрот, хариты, Геракл и др., их продолжали почитать в виде камней и кусков дерева (обработанных и необработанных) даже в период наибольшего расцвета греческой цивилизации.

Примером архаического фетиша является дельфийский омфал, или "пуп земли". Когда-то Рея, желая спасти от своего мужа Кроноса новорожденного Зевса, дала ему вместо младенца завернутый в пеленки камень, который и был проглочен Кроном, Извергнутый Кроном, он был помещен в Дельфах как центр земли и стал почитаться как святыня, его облачали в разные одежды и умащали благовониями. Виноградная лоза и плющ, хотя первоначально и не связывались с Дионисом (который вначале был богом производительных сил природы вообще), в дальнейшем прочно вошли в его мифологию. Об этом свидетельствует множество эпитетов Диониса, связанных либо с самим этим растением, либо с вином как продуктом виноградной лозы. "Виноградный", "многогроздный", "виноносец", "виноразливатель" и др. - главные эпитеты Диониса, а название одного из дионисовских праздников Леней связано со словом, имеющим значение "давильня", "точило", "чан". Плющ тоже был связан с культом и мифом Диониса, кипарис - с погребальным трауром, платан - с культом Аполлона, Диониса, Геракла и многих героев, тополь понимался как символ мрака, горя и слез, лавровое дерево, - наоборот, как символ света, исцеления и было связано с культом Аполлона, дуб - прежде всего с культом Зевса (очевидно, как царь среди деревьев).

Змей и змея - наиболее типичные хтонические животные. Появление в поздних мифах героев, убивающих драконов, является наилучшим свидетельством борьбы новой культуры с хтонизмом вообще. Даже такие светлые и прекрасные богини, как Афина Паллада, имели свое змеиное прошлое. У Софокла (frg. 585) она называется "живущей со змеей", а в Орфическом гимне (XXXII, 11) она просто змея. На афинском акрополе в храме Афины Паллады содержалась священная змея (Aristoph. Lys. 759); в Аргосе змеи считались неприкосновенными.

Немалую роль в культе и мифе играла собака, вплоть до представления человеческих душ в виде хтонических собак. Волк имел ближайшее отношение к Аполлону; однако Зевс Ликейский в Аркадии тоже некогда почитался в образе волка. Особой популярностью пользовалась также мифология быка и коровы. Распространено было представление о верховном божестве как о быке на Крите. В виде коня представлялся Посейдон, архаический миф указывает на его брак с Деметрой в образе лошади.

Несомненно, сам человек мыслился вполне фетишистски; его духовная жизнь целиком отождествлялась либо с его функциями, либо со всем человеческим организмом. Фетишистски представлялся человеческий и вообще животный организм и его части. Например, голова растерзанного вакханками Орфея плывет к Лесбосу, пророчествует и творит чудеса. Глаза Афины Паллады поражают своим диким и магнетическим выражением. Глаза Медузы, одной из горгон, превращают в камень все, на что она устремляет свой взор. Из зубов дракона появляются спарты - родоначальники фиванских царей. Согласно теогонии орфиков, Афина Паллада по является не из головы Зевса, а из сердца, причем такое происхождение не противоречит указанию на мудрость богини, поскольку само сердце толкуется у философов-орфиков (Orph. frg. 210) как начало мысли тельное. Кровь тоже является носителем души. У раненого душа выходит через рану, очевидно, в виде крови: "из зияющей раны теснимый Дух излетел" (Гомер "Илиада", XIV 518-519). Патрокл вырвал из тела одно временно "душу и жало копья" (XVI 505). Фетишистские представления переносились не только на отдельного человека, но на всю родовую общину. Люди думали, что весь данный род представлен каким-нибудь животным, каким-нибудь растением или даже неодушевленной вещью (например, происхождение народа мирмидонян от муравьев). Фетишистское понимание охватывало всю природу, весь мир, который представлялся как единое живое тело, на первых порах обязательно женское. Небо и земля, земля и море, море и преисподняя очень слабо различались между со бой в первобытном сознании. Такое представление сохранялось в Греции еще в классическую эпоху, когда говорили о Зевсе Олимпийском и Зевсе Подземном, о Посейдоне как "земледержце" и "землепотрясателе" и в то же время о Посейдоне как о морском божестве.

По мере развития производящего хозяйства человек начинает интересоваться вопросами производства вещей, их составом, их смыслом и принципами их строения. Тогда-то человек на учился отделять "идею" вещи от самой вещи, а так как вещами являлись фетиши - отделять идею фетиша от самого фетиша, то есть отделять магическую силу демона вещи от самой вещи - так совершился переход к анимизму. Как и фетишизм, анимизм (animus, "дух", anima, "душа") имел свою историю. Вначале существовало представление, что демон вещи на столько неотделим от самой вещи, что с ее уничтожением он тоже прекращает свое существование (подобно нимфам дерева гамадриадам, умирающим вместе с порубкой самого дерева). В дальнейшем росло представление о самостоятельности этих демонов, которые не только отличаются от вещей, но и способны отделяться от них и сохраняться в течение более или менее длительного срока после уничтожения этих вещей (подобно нимфам дерева дриадам уже остающимся в живых после уничтожения самого дерева). Первоначальный анимизм связан с представлением о демонизме как о некоей силе, злой или (реже) благодетельной, определяющей судьбу человека. У Гомера имеется много примеров именно такого безыменного, безликого, внезапно действующего совершенно неожиданного и страшного демона. Олимпийские боги тоже бывают страшными, но они имеют человеческий вид, имена, к ним можно обращаться с просьбами, с ними возможно общение. Но то, что Гомер называет демоном, часто совершенно противоположно этому. Это есть именно мгновенно возникающая и мгновенно уходящая страшная и роковая сила, о которой человек не имеет никакого представления, которую не может назвать по имени и с которой нельзя вступить ни в какое общение, так как этот демон еще не имеет никакой фигуры и никакого лица, никакого вообще очертания. Внезапно нахлынув неизвестно откуда, он мгновенно производит катастрофу и тут же бесследно исчезает. Элементы этого, так называемого внезапного, преанимизма (по терминологии нем. ученого Г. Узенера, преанимистический демон есть не что иное, как "бог данного мгновения") многократно встречаются у Гомера; с преанимизма начинается общее анимистическое мировоззрение. Древний преанимистический элемент заметен даже в крупных мифологических фигурах. Демон - это первоначально та внезапно действующая сила, о которой человеку ничего не известно, его законченного образа еще не существует, но он уже не является фетишем. В дальнейшем в результате освоения мифологическим мышлением этих демонов появляются демоны отдельных вещей, событий, обладающие разной силой воздействия на человеческую жизнь и природу. С момента, когда прежде безличный демон получает ту или иную индивидуализацию, происходит переход от преанимизма к анимизму. Боги и демоны греческой мифологии мыслятся обычно как существа материальные, чувственные. Они обладают самым обыкновенным телом, хотя оно возникает из разных видов материи. Если древние греки представляли себе, что самая грубая и тяжелая материя - это земля, вода же есть нечто более разреженное, а воздух еще тоньше, чем вода, и тоньше воздуха огонь, то и демоны состояли из всех этих стихий. Боги же состояли из материи еще более тонкой, чем огонь, а именно - из эфира. Древнейшее анимистическое представление греков выражено в мифе о Мелеагре.

Древние анимистические демоны представляются, как правило, в бес порядочном и дисгармоничном виде. Так называемые тератологические мифы (от греч. (t e r a z), "чудо" и "чудовище") повествуют о чудовищах и страшилищах, символизирующих силы земли. Гесиод подробно рассказывает о порожденных небом Ураном и землей Геей титанах, циклопах и сторуких. В последних чудовищность подчеркнута особенно: у каждого из них по 100 рук и 50 голов. Порождением Земли и Тартара является стоглавый Тифон (по другой версии, его породила Гера, ударив ладонью по земле и получив от нее магическую силу). Среди порождений земли эринии - страшные, седые окровавленные старухи с собачьими головами и со змеями в распущенных волосах. Они блюдут уставы земли и преследуют всякого преступника против земли и прав материнского родства. От Ехидны и Тифона рождаются собака Орф, медноголосый и пятидесятиголовый кровожадный страж аида Цербер, лернейская гидра, Химера с тремя головами: львицы, козы и змеи с пламенем изо рта, Сфинкс, убивающая всех, кто не разгадал ее загадок; а от Ехидны и Орфа - немейский лев. Миксантропическими демонами являются сирены (полуптицы-полуженщины), кентавры (полукони-полулюди). Все это примеры невыделенности в первобытном человеческом сознании человека из природы, рассматривавшего себя как неотъемлемую ее часть.

Стихийно-чудовищная тератологическая мифология эпохи матриархата (Медуза, горгоны, Сфинкс, Ехидна, Химера - чудовища женского пола) получает обобщение и завершение в образе Великой матери или богини-матери. В классическую эпоху Греции эти образы были оттеснены на задний план, но в глубинах догомеровской истории в эпоху матриархата, а затем в эллинистическо-римский период, когда происходит возрождение архаики, тератологическая мифология (и прежде всего культ богини-матери) имела огромное значение.

В развитом анимизме трансформация демона или бога приводит к антропоморфическому, то есть очеловеченному, их пониманию. Именно у греков этот антропоморфизм достиг своего наивысшего оформления и выразился в целой системе художественных или пластических образов. Но каким бы совершенным ни был антропоморфический образ бога, демона или героя в греческой мифологии, он всегда содержал в себе черты более раннего, чисто фетишистского развития (ср. совиные глаза Афины, змея - постоянный ее атрибут, глаза коровы у Геры). К поздним, так называемым героизированным, формам матриархальной мифологии относятся прежде всего амазонки; их образ - явный рудимент среди не матриархальной и уже чисто героической мифологии. Мифы о вступлении в брак богинь со смертными героями в период патриархата и героической мифологии также звучат как странная экзотика и рудимент давно ушедшей эпохи (браки Фетиды и Пелея, Афродиты и Анхиса, Гармонии и Кадма, дочери Гелиоса Кирки и Одиссея и др.).

Олимпийский период

Ранняя классика

В мифологии этого периода, связанного с переходом к патриархату, появляются герои, которые расправляются с чудовищами и страшилищами, некогда пугавшими воображение человека, задавленного непонятной ему и всемогущей природой. Аполлон убивает пифийского дракона и основывает на этом месте свое святилище (Hymn. Hom. II). Тот же Аполлон убивает двух чудовищных великанов - сыновей Посейдона Ота и Эфиальта, которые выросли настолько быстро, что, едва возмужав, уже мечтали взобраться на Олимп, овладеть Герой и Артемидой и, вероятно, царством самого Зевса (Hom. Od. XI 305-320). Также убивает дракона Кадм и на месте битвы основывает город Фивы (Ovid. Met. III 1 - 130), Персей убивает Медузу (IV 765-803), Беллерофонт - Химеру (Гомер "Илиада", VI 179-185), Мелеагр - калидонского вепря (IX 538-543). Совершает свои двенадцать подвигов Геракл.

Вместо мелких богов и демонов появляется один главный, верховный бог Зевс, которому подчиняются все остальные боги и демоны. Патриархальная община водворяется теперь на небе или, что то же самое, на горе Олимп (отсюда понятия "олимпийские боги", "олимпийская мифология"). Зевс сам ведет борьбу с разного рода чудовищами, побеждает титанов, киклопов, Тифона и гигантов и заточает их под землю, в тартар. Появляются боги нового типа. Женские божества, оформившиеся из многогранного древнего образа богини-матери, получили новые функции в эпоху героизма. Гера стала покровительницей браков и моногамной семьи, Деметра - культурного земледелия, Афина Паллада - честной, открытой и организованной войны (в противоположность буйному, анархическому и аморальному Аресу), Афродита - богиней любви и красоты (вместо прежней дикой всепорождающей и всеуничтожающей богини), Гестия - богиней домашнего очага. Даже Артемида, которая сохранила древние охотничьи функции, приобрела красивый и стройный вид и превратилась в образец дружелюбного и сердечного отношения к людям. Ремесло также обрело своего покровителя, а именно - Гефеста. В XX гомеровском гимне ему приписывается покровительство всей цивилизации. Богами патриархального уклада жизни стали Афина Паллада и Аполлон, которые славятся мудростью, красотой и художественно-конструктивной деятельностью. Гермес из прежнего примитивного божества превратился в покровителя всякого человеческого предприятия, включая скотоводство, искусство, торговлю, он водит по дорогам земли и даже сопровождает души в загробный мир. Не только боги и герои, но и вся жизнь получила в мифах совершенно новое оформление. Прежде всего преображается вся природа, которая раньше была наполнена страшными и непонятными для человека силами. Власть человека над природой значительно возросла, он уже умел более уверенно ориентироваться в ней (вместо того чтобы прятаться от нее), находить в ней красоту, использовать природу для своих надобностей. Если раньше нимфы рек и озер - о наяды или нимфы морей - нереиды, а также нимфы гор, лесов, полей и др. - это воплощения дикости и хаоса, то теперь природа предстает умиротворенной и поэтизированной. Власть над морской стихией принадлежит не только грозному Посейдону, но и довольно мирному и мудрому богу морей Нерею. Рассеянные в природе нимфы становятся предметом поэтического любования.

Всем правил Зевс, и все стихийные силы оказались в его руках. Прежде он сам был и ужасным громом, и ослепительной молнией, не было никакого божества, к кому можно было бы обратиться за помощью против него Теперь же гром и молния, равно как и вся атмосфера, стали не больше как атрибутами Зевса. Греки стали представлять, что от разумной воли Зевса зависит, когда и для каких целей пользуется он своим перуном. Характерно окружение Зевса на Олимпе. Около него Ника ("победа") - уже не страшный и непобедимый демон, но прекрасная крылатая богиня, которая является только символом мощи самого же Зевса. Фемида раньше тоже ничем не отличалась от земли и была страшным законом ее стихийных и беспорядочных действий. Теперь она воспринимается как богиня права и справедливости, богиня правопорядка, находящаяся возле Зевса как символ его благоустроенного царства. Детьми Зевса и Фемиды являются оры - веселые, прелестные, благодетельные, вечно танцующие боги ни времен года и государственного распорядка, справедливейшим образом ниспосылающие с неба атмосферные осадки путем открывания и закрывания небесных ворот. Рядом с Зевсом также и Геба - символ вечной юности, и мальчик-виночерпий Ганимед, некогда похищенный с земли Зевсом-орлом. Даже мойры - страшные и неведомые богини рока и судьбы, управлявшие всем мирозданием, трактуются теперь как дочери Зевса и ведут блаженную жизнь на Олимпе. Мудрое, веселое и изящное окружение характерно и для Аполлона с его музами, и для Афродиты с ее Эротом и другими игривыми демонами любви, с ее харитами, с ее вечными танцами, улыбкой и смехом, беззаботностью и непрерывными радостями. Человеческий труд также получил свое дальнейшее отражение в мифологии: по повелению богини земледелия Деметры Триптолем разъезжает по всей земле и учит всех законам земледелия. Звери приручаются человеком - отголосок этого сохранился в мифе о Геракле, усмирившем диких коней Диомеда. Гермес и Пан следят за стадами и не дают их никому в обиду. Появляются мифические образы знаменитых художников (среди них Дедал), которые поражают мир своими открытиями и изобретениями, своим художественно-техническим творчеством. Дедал построил на Крите знаменитый лабиринт, великолепные здания для спасшего его царя Кокала, площадку для танцев Ариадны, соорудил крылья для своего полета с сыном Икаром (рассказ об этом и о трагической гибели Икара дан Овидием в "Метаморфозах", VIII 183-235). Посейдон и Аполлон строят стены города Трои (Гомер "Илиада", XXI 440-457). Характерен миф об Амфионе, своей игрой на лире заставляющем камни складываться в стены города Фивы. Сохранились мифологические предания о таких необыкновенных певцах, как Мусей, Эвмолп, Фамирид, Лин и особенно Орфей, которым приписываются черты, характеризующие их как деятелей восходящей цивилизации.

Подвиги Геракла - вершина героической деятельности. Этот сын Зевса и смертной женщины Алкмены - не только истребитель разного рода чудовищ (немейского льва, лернейской гидры, керинейской лани, эриманфского вепря и стимфалийских птиц), не только победитель природы в мифе об авгиевых конюшнях и борец против матриархата в мифе о поясе, добытом у амазонки Ипполиты. Если своими победами над марафонским быком, конями Диомеда и стадами Гериона он еще сравним с другими героями, то двумя подвигами, ставшими апофеозом человеческой мощи и героического дерзания, он превзошел всех героев древности: на крайнем западе, дойдя до сада гесперид, он овладел их яблоками, дарующими вечную молодость; в глубине земли он добрался до самого Цербера и вывел его на поверхность.

Тема победы смертного человека над природой звучит и в других греческих мифах олимпийского периода. Когда Эдип разгадал загадку Сфинкс, она бросилась со скалы. Когда Одиссей (или Орфей) не поддался завораживающему пению сирен и невредимо проплыл мимо них, сирены в тот же момент погибли. Когда аргонавты благополучно проплыли среди скал Симплегад, которые до тех пор непрестанно сходились и расходились, то Симплегады остановились навсегда. Когда же аргонавты прибыли в сад гесперид, те рассыпались в пыль и только потом приняли свой прежний вид.

Поздний героизм

Процесс разложения родовых отношений, формирования раннеклассовых государств в Греции нашел отражение в греческой мифологии, в частности в гомеровском эпосе. В нем отразилась переходная ступень между старым, суровым героизмом и новым, утонченным. Примеров воинской доблести у Гомера сколько угодно, но у него же много примеров религиозного равнодушия, доходящего даже до критики авторитетнейших из богов. Герои в этой мифологии заметно смелеют, их свободное обращение с богами растет, они осмеливаются даже вступать в состязание с богами. Лидийский царь Тантал, который был сыном Зевса и пользовался всяческим благоволением богов, возгордился своей властью, огромными богатствами и дружбой с богами, похитил с неба амбросию и нектар и стал раздавать эту божественную пищу обыкновенным людям (Pind. Ol. I 55-64). Сисиф подсмотрел любовные встречи Зевса и Эгины и разгласил эту тайну среди людей (Paus. II 5, 1). Царь Иксион влюбился в Геру - супругу верховного бога Зевса и, обнимая тучу, думал, что обнимает Геру (Pind. Pyth. II 21-48). Диомед вступает в рукопашный бой с Аресом и Афродитой (Гомер "Илиада", V 330-339, 846-864). Салмоней и вовсе объявил себя Зевсом и стал требовать божеских почестей (Verg. Aen. VI 585-594). Конечно, все эти неблагочестивые или безбожные герои несут то или иное наказание. Но это уже первые признаки того периода греческой истории, когда мифология станет предметом литературной обработки. Для этой эпохи разложения героической мифологии характерны мифы о родовом проклятии, которое приводит к гибели несколько поколений подряд. Фиванский царь Лай украл ребенка и был за это проклят отцом этого ребенка. Проклятие лежало на всем роде Лая: сам он погиб от руки собственного сына Эдипа. Покончила с собой Иокаста - жена сначала Лая, а потом Эдипа, узнав, что Эдип - ее сын. Вступив в единоборство, погибли оба сына Эдипа - Этеокл и Полиник, потом погибли и их сыновья. Проклятие легло и народ Пелопа - сына Тантала. Преступления самого Тантала были умножены его потомством. Пелоп обманул возницу Миртила, пообещав полцарства за помощь в победе над царем Эномаем, и попал под проклятие Миртила, в результате чего сыновья Пелопа Атрей и Фиест находятся во взаимной вражде. Атрей по недоразумению убивает собственного сына, подосланного Фиестом; за это он угощает Фиеста зажаренным мясом детей Фиеста. Свою жену Аэропу, способствовавшую козням Фиеста, он тоже бросает в море и подсылает сына Фиеста к самому Фиесту, чтобы его убить, но, понявший козни Атрея, сын Фиеста убивает Атрея. Один из сыновей Атрея Агамемнон погибает от руки собственной жены Клитеместры и своего двоюродного брата Эгисфа. Того же убивает сын Агамемнона Орест, за что его преследуют богини-мстительницы эринии. Характерно, что очищение от своего преступления Орест получает не только в святилище Аполлона в Дельфах, но и в Афинах - решением ареопага под председательством Афины Паллады. Так выход из тупика общинно-родовых отношений возникает уже за пределами первобытного строя, на путях афинской государственности и гражданственности.

Известны два мифа, по которым можно проследить, как греческая мифология приходила к самоотрицанию. Прежде всего это был миф, связанный с Дионисом - сыном Зевса и смертной женщины Семелы, который прославился как учредитель оргий и бог неистовавших вакханок. Эта оргиастическая религия Диониса распространилась по всей Греции в 7 в. до н.э., объединила в своем служении богу все сословия и потому была глубоко демократической, направленной к тому же против аристократического Олимпа. Экстаз и экзальтация поклонников Диониса создавали иллюзию внутреннего единения с божеством и тем самым как бы уничтожали непроходимую пропасть между богами и людьми. Поэтому культ Диониса, усиливая человеческую самостоятельность, лишал его мифологической направленности. Возникшая из культа Диониса греческая трагедия использовала мифологию только в качестве служебного материала, а развившаяся также из культа Диониса комедия прямо приводила к резкой критике древних богов и к полному их попранию. У греческих драматургов Еврипида и Аристофана боги сами свидетельствуют о своей пустоте и ничтожестве; явно, что мифология и в жизни, и в греческой драме приходит к самоотрицанию. Другой тип мифологического самоотрицания возник в связи с образом Прометея. Сам Прометей - божество, он либо сын титана Иапета, либо сам титан, то есть он или двоюродный брат Зевса, или даже его дядя. Когда Зевс побеждает титанов и наступает героический век, Прометей за свою помощь людям терпит от Зевса наказание - он прикован к скале в Скифии или на Кавказе. Наказание Прометея понятно, поскольку он противник олимпийского героизма, то есть мифологии, связанной с Зевсом. Поэтому в течение всего героического века Прометей прикован к скале, и у Гомера о Прометее нет ни слова. Но вот героический век подходит к концу, незадолго до Троянской войны - последнего большого деяния героического века - Геракл освобождает Прометея. Между Зевсом и Прометеем происходит великое примирение, которое означает торжество Прометея, даровавшего людям огонь и зачатки цивилизации, сделавшего человечество независимым от бога. Таким образом, Прометей, будучи сам богом, разрушал веру в божество вообще и в мифологическое восприятие мира. Недаром мифы о Дионисе и Прометее распространились на заре классового общества, в период формирования греческой полисной системы.

Художественная разработка древних оборотнических мифов тоже свидетельствует о самоотрицании мифологии. В эллинистическо-римский период античной литературы выработался даже специальный жанр превращений, или метаморфоз, который нашел воплощение в сочинении Овидия "Метаморфозы". Обычно имеется в виду миф, который в результате тех или других перипетий заканчивается превращением фигурирующих в нем героев в какие-нибудь предметы неодушевленного мира, в растения или в животных. Например, Нарцисс, иссохший от любви к своему собственному изображению в воде, превращается в цветок, получающий такое же название (Ovid. Met. III 339-510). Гиакинф умирает, проливая свою кровь на землю, и из этой крови вырастает цветок гиацинт (X 161-219). Кипарис, убивший оленя, очень сожалел об этом и от тоски превратился в дерево кипарис (X 106-142). Все явления природы одушевлялись, считались живыми существами в далеком прошлом - мифическом времени, но теперь в этот поздний героический век утратили свою мифичность, и только людская память поздней античности сохранила воспоминание о мифическом прошлом, находя в этом уже одну художественную красоту. Популярность этого жанра превращений в литературе эллинистическо-римского периода иной раз свидетельствует о печали людей по поводу безвозвратного мифического времени и невозможности иметь старинную наивную и нетронутую веру в буквальный реализм мифа. Эти мифы свидетельствовали о гибели наивной мифологии в эллинистическо-римский период, о замене ее обыкновенной, трезвой и реалистической поэтизацией природы и человека.

· · ·

Будучи одной из древнейших форм освоения мира, греческая мифология имеет огромное самостоятельное эстетическое значение. Наиболее отчетливо и завершенно эта эстетическая направленность греческой мифологии выявлена в гомеровском эпосе и в "Теогонии" Гесиода, где мифологическая картина всего космоса, богов и героев приняла законченно-систематический вид. У Гомера красота есть божественная субстанция и главные художники - боги, создающие мир по законам искусства. Недаром красота мира создается богами в страшной борьбе, когда олимпийцы уничтожают архаических и дисгармоничных чудовищ.

Правда, эта дикая доолимпийская архаика тоже полна своеобразной красоты. Тератоморфизм совмещает в себе чудовищность и чудесность, ужас и красоту. Однако красота архаической мифологии гибельна: сирены привлекают моряков прекрасными голосами и умерщвляют их. Красота мифологической архаики достигает подлинного совершенства в удивительном безобразии причудливых форм таких чудовищ, как Тифон или сторукие. Гесиод с упоением изображает стоголового Тифона, у которого пламенем горят змеиные глаза. Головы Тифона рычат львом, ревут яростным быком, заливаются собачьим лаем. Жуткий сторукий Котт именуется у Гесиода "безупречным". Ужас и красота царят в "Теогонии" Гесиода, где сама Афродита рождается из крови оскопленного Урана, а богиня Земля-великанша неустанно порождает чудовищных детей, "отдавшись страстным объятиям Тартара". Зевс, сражаясь с титанами, тоже прекрасен своим грозным видом. Он пускает в ход перуны, гром и молнии так, что дрожит сам аид, а Земля-великанша горестно стонет. Когда олимпийцы и титаны швыряют друг в друга скалы и горы, жар от Зевсовых молний опаляет мир, поднимается вихрь пламени, кипит земля, океан и море. Жар охватывает тартар и хаос, солнце закрыто тучей от камней и скал, которые мечут враги, ревет море, земля дрожит от топота великанов, а их дикие крики доносятся до звездного неба. Перед нами - космическая катастрофа, картина мучительной гибели мира доолимпийских владык. В муках рождается новое царство Зевса и великих героев, оружием и мудрой мыслью создающих новую красоту, ту, которая основывается не на ужасе и дисгармонии, а на строе, порядке, гармонии, которая освящена музами, харитами, орами, Аполлоном в его светлом обличье, мудрой Афиной, искусником Гефестом и ко
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
PAN
Тень
Сообщения: 56
Зарегистрирован: Пт май 02, 2008 10:28
Пол: Другое
Откуда: Олимп (Донецк)

Сообщение PAN » Сб ноя 15, 2008 10:31

Хронос - в греческой мифологии персонификация времени; по одному из вариантов мифа, Хронос порождает огонь, воду и воздух. Так как имена Хронос и Кронос близки по звучанию, то древние греки приписывали Кроносу контроль за временем.
Крон (Кронос) - греческий бог времени, отец Зевса. (в римской мифологии соответствует Сатурну)
Известны три пары прародителей греческих богов: Уран (небо) - Гея (земля); Крон (время) - Рея (земля); Зевс-громовержец - Гера - хранительница семейно-брачных устоев.
Уран и Гея произвели на свет троих сторуких пятидесятиголовых существ - гекатонхейров и троих круглоглазых великанов циклопов. Устрашенный такой силой и мощью. Уран связал их и бросил в Тартар.
Следующим порождением Урана и Геи были семь дочерей титанид и шесть сыновей титанов, младшим из них и был Крон. Гея, горюющая о своих детях, томящихся под землей, подговорила титанов восстать против отца, а Крону дала кривой меч из прочного металла, или, может быть, из алмаза. Все титаны, кроме Океана, напали на отца. Крон совершил самое главное - лишил отца производительной силы.
Крон воцарился в космосе. Время, когда он был «владыкою неба», было золотым веком мифологической истории. Люди в те времена жили, как боги, «со спокойной и ясной-душою, горя не зная, не зная трудов», по словам Гесиода.
Крон женился на своей сестре титаниде Рее (в мифологии кровнородственные браки были обычным делом). Ранее освобожденных гекатонхейров и киклопов снова низринул в Тартар. Мать Гея предупредила Крона, что и он в свою очередь будет лишен власти собственным сыном, поэтому всех рожденных Реей детей он стал пожирать.
Имя Крона, происходит от греческого слова "хронос" - время, и сам он - олицетворение всепоглощающего времени. Все рождается и исчезает во времени, так и дети Крона рождаются и уничтожаются им. Родились и исчезли в утробе отца представители нового поколения греческих богов Гестия, Деметра, Гера, Аид (рим. Плутон), Посейдон. Когда настала очередь родиться Зевсу, Рея отправилась на остров Крит и там в пещере горы Дикте родила сына, которому - суждено было стать повелителем богов-олимпийцев. А Крон вместо очередного младенца получил завернутый в пеленки камень:

Зевс, охраняемый куретами, вырос, стал могуч и хитроумен. Он призвал на помощь титаниду Метиду, дочь Океана, получил от нее волшебное зелье, подмешал его в питье Крона, что заставило родителя изрыгнуть камень и всех проглоченных ранее детей. В союзе с обретенными сестрами и братьями
Зевс начал войну против Крона и других детей Урана - титанов.
Ужасна и упорна была эта борьба между кронидами и уранидами. Титаны были могучими и грозными противниками. Зевс вывел из Тартара киклопов, которые сковали ему перуны и громы, но и они не принесли быстрой победы. Война длилась уже десять лет, а чьего-либо преимущества видно не было.
Тогда вывел Зевс из недр земли гекатонхейров. Целые скалы отрывали они от гор и метали в титанов, когда те приближались к Олимпу, где обосновались крониды.
Многолетнюю эту битву, когда все в природе стонало, содрогалось и горело огнем, назвали титаномахией. В этом мифе, видимо, отразились представления о природных катаклизмах, изменявших ландшафт планеты.
Но вот титаны дрогнули, пришел конец господству безумных и безличных космических стихий, налетало время разумных человекоподобных божеств олимпийцев. Грозная сила титанов была сломлена.
3евс сковал их всех, в том числе Крона, и сбросил в Тартар, а сторуких поставил сторожами.
Так окончилось царствование Крона. Много позже орфиками был царем «островов блаженных», находящсоздан миф о том, как Зевс вернул Крона из Тартара и сделал его ихся на краю земли, за Океаном, где обитали только мертвые.
"Боги говорят с нами лицом к лицу только тогда, когда у нас самих есть лицо"
(с) Льюис Кэрролл

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6555
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Сообщение Iss » Пн дек 15, 2008 11:56

Медуза Горгона

«Вместо волос у горгоны — шевелящиеся змеи, все тело покрыто блестящей чешуей. У горгоны медные руки с острыми стальными когтями, крылья со сверкающим золотым опереньем. От взгляда горгоны все живое превращается в камень» - так описывает горгону древнегреческий поэт Гесиод (ок. 700 до н.э), в поэме «Теогония» («Происхождение богов»). Действительно, облик ее был ужасен, и слово «gorgos» в переводе означает «страшный, грозный».
Горгона Медуза была дочерью морских божеств Форкия и Кето, и внучкой Геи, отождествляемой с землей и Понта, отождествляемого с морем. Но родилась она вовсе не страшным чудовищем, а прекрасной морской девой. Настолько привлекательной, что колебатель земли Посейдон решил возлечь с ней. Но место для этого выбрал не совсем удачное – храм Афины. Девственная воительница была вне себя, и мало того, что превратила красавицу в крылатое чудовище, еще и наделила ее ужасающей силой – превращать в камень все живое своим взглядом. Бедная Медуза, имя которой перводится как «покровительница, хранительница» была вынуждена скрывать от всех свой безобразный облик, и перебралась «на край земли», на затерянный отдаленный остров. Шли годы, но Афина все не могла успокоится, пока, наконец, не появился герой Персей, сын Зевса и Данаи, обронивший случайно обещание принести голову Медузы. Афина сопроводила его на этот подвиг, предупредив, чтобы он не глядел на Медузу, а лишь на ее отражение, и подарила ему для этого отполированный до блеска щит. Персею помог и Гермес, вручив ему серп, которым можно было отрезать голову Медузы. Затем Персей раздобыл крылатые сандалии, черную шапку-невидимку и волшебную сумку, для хранения отрезанной головы жертвы. Экипировавшись таким образом, Персей полетел в страну гипербореев, где среди окаменевших изваяний людей и животных увидел спящую горгону. Глядя в зеркальный щит на отражение Медузы, Персей одним взмахом руки, направляемым Афиной, отрезал серпом голову несчастной девы. Хлынула кровь, и

Конь появился Пегас из нее и Хрисаор великий.
Имя Пегас - оттого, что рожден у ключей океанских,
Имя Хрисаор - затем, что с мечом золотым он родился.
Гесиод «Труды и дни»


Это были дети Посейдона и Медузы, зачатые в храме Афины. Персей положил голову Медузы в сумку, надел шапку, сделавшую его невидимым и полетел на юг. Древние мифы рассказывают о том, что когда Персей пролетал над морем, то на месте, где капли крови горгоны упали в воду, выросли красные кораллы, называемые горгонарии. По преданиям античной Греции красные кораллы применялись в качестве амулета, защищающего от «дурного глаза», от отравлений и даже от подагры. Земля же порождала из крови Медузы змей:

В Ливии знойной как раз над пустыней парил победитель,
Капли крови в тот миг с головы у горгоны упали,
Восприняла их Земля и змей зачала разнородных
Овидий «Метаморфозы»


Кровь горгоны Медузы, обладающая губительными и живительными свойствами, была собрана Афиной в два сосуда, и подарена прославленному врачевателю Асклепию, которому поклонялись как основателю медицины. Асклепий с помощью крови Медузы, взятой из левой части тела мог оживлять людей, а из крови, взятой из правой части тела мог мгновенно умертвить. Интересно то, что Асклепий изображается всегда с посохом, обвитым змеей - порождением крови горгоны Медузы. Древнегреческий путешественник и писатель Павсаний (2 в. н.э.) упоминает о том, что в храме Асклепия в Эпидавре жили несколько прирученных змей. А изображение змеи, обвивающей чашу появилось в XVI веке благодаря знаменитому врачу Парацельсу (1493-1541), и сегодня стало символом медицины.
Голова Медузы, сохранила и после смерти способность превращать в камень все живое. И когда победитель Медузы приземлился рядом с дворцом титана Атланта, не оказавшим герою гостеприимства, Персей превратил его в гору, показав голову горгоны. Вскоре отрубленная голова Медузы была передана Афине, и та прикрепила ее к своему легендарному щиту – эгиде – получившему эпитет «горгонеон», а сама Афина стала называться Горгопа - богиня со страшным взглядом. Немного позднее, в Древнем Риме, изображение змеевласой головы Медузы стало одним из наиболее популярных на металлических украшениях, служивших воинскими знаками отличия. Чаще всего горгона изображалась на военных медалях, а затем и на украшениях конской сбруи, иногда на доспехах и щитах – дабы устрашать и повергать в ужас противника. Образ Медузы на воинских надгробных памятниках, возможно, играл охранительную функцию, призванную защищать могилу от разорителей.
Персей же, женился на спасенной им Андромеде, родившей ему дочь. Малышке дали имя Горгофона – убийца Горгоны. Надо сказать, что имена Горгий, Горгоний и Горгодиан были распространены не только в Древней Греции, но и дожили вплоть до христианских времен. Отголосок древней легенды имеется и в названии озера в Мегариде – Горгопида, и в древнем названии города Анапы – Горгиппия. В средние века на стенах замков, храмов и соборов появились каменные изображения странных фантастических существ, называемых «горгулы». Считалось, что в случае опасности статуи оживают и расправляются с врагом. А жанр фэнтези превратил горгул в крылатые создания, которые умеют обращаться в камень, и в этом состоянии чрезвычайно быстро заживляют все раны.

Галина Росси, искусствовед
Права на статью принадлежат автору Галине Росси.
взято отсюда:http://www.monsalvat.globalfolio.net/frsuperrealis/supreal.htm?/frsuperrealis/statiisuperrealis/medusagorg/medusa.htm

Изображение
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6555
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Сообщение Iss » Пн дек 15, 2008 12:02

Горгоны

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Горго́ны (греч. Γοργώ, Γοργών, вероятно от греч. γοργός, «грозный, ужасный») — в древнегреческой мифологии — змееголовые чудовища, дочери морского божества Форкия (Форкиса) и его сестры Кето:

* Эвриала (греч. Εὐρυάλη — «далеко прыгающая»),
* Сфено (или Сфейно, Стено, Стейно — греч. Σθεινώ, «могучая»)
* Медуза (греч. Μέδουσα — «повелительница», «стражница») — самая известная из них.

В переносном смысле «горгона» — ворчливая, злобная женщина.

Происхождение


Как гласит поздняя версия мифа, оформленная Овидием в Метаморфозах, разгневанная Афина превратила Медузу и её сестер в чудовищ после того, как Посейдон овладел Медузой в её храме. По другой версии мифа Эвриала и Сфено решили стать чудовищными монстрами сами из сострадания к судьбе сестры. Медуза была смертной (убита Персеем), Эвриала и Сфено — бессмертны. Сестры дракона Ладона, охранявшего сад с яблоками Гесперид, Фоосы (матери Полифема) и грай. Причислялись к форкидам. Согласно Еврипиду, они охраняли Пуп Земли . На ларце Кипсела было изображено, как они преследуют на крыльях Персея .

Вариант — были детьми Тифона и Ехидны.

Описание

Имели тело, покрытое крепкой блестящей чешуей, разрубить которую мог только меч Гермеса, громадными медными руками с острыми когтями и крыльями с золотыми сверкающими перьями. Лица были с острыми, как кинжалы, клыками, а вместо волос извивались, шипя, ядовитые змеи. Жили на крайнем Западе у берегов реки Океан.

Хотя у всех трех младших Горгон вместо волос змеи, только Медуза обладала чудесным даром завораживать людей взглядом (и в положительном, и в отрицательном смысле этого выражения) (по Овидию) и только она одна из трех сестер смертна. Взгляд Медузы обращал в камень. Голова горгоны — см: Горгона Медуза.

Все тело их покрывала блестящая и крепкая, как сталь, чешуя. Ни один меч не мог разрубить эту чешую, только изогнутый меч Гермеса. Громадные медные руки с острыми стальными когтями были у горгон. На головах у них вместо волос двигались, шипя, ядовитые змеи. Лица горгон, с их острыми, как кинжалы, клыками, с губами, красными, как кровь, и с горящими яростью глазами были исполнены такой злобы, были так ужасны, что в камень обращался всякий от одного взгляда на горгон. На крыльях с золотыми сверкающими перьями горгоны быстро носились по воздуху. Горе человеку, которого они встречали! Горгоны разрывали его на части своими медными руками и пили его горячую кровь (Н.А. Кун).

Гипотезы ученых

Вероятно, что Медуза и её сёстры-горгоны (Сфено и Эвриала), с их глазами, от которых всё каменеет, даже вода застывает льдом, которые летают на крыльях быстрее ветра, — это духи бури и холодной зимы, которая периодически посещала север Древней Греции (Борей). На их запредельную, подземную, иномирную природу указывает и то, что их породили Форкис (олицетворение моря у древних людей) и Кето, праматерь морских чудовищ, начиная с акул и заканчивая змеедевой Ехидной (женой Тифона, главного врага олимпийцев) и собственно горгонами. Соответственно, горгоны при таких родителях — хтонические чудовища, враждебные олицетворения стихий воды и воздуха. Следует заметить, что горгоны также несколько драконоподобны в своём облике: крылья, клыки в пасти, когти на руках, на теле — практически непробиваемая чешуя, — всё это указывает, что горгоны могут быть дальними родичами таких персонажей, как старая змеиха славянских мифов.

По другой версии (Я. Голосовкера) — горгоны, грайи и другие чудовища греческих мифов являются остатками до-олимпийского пантеона, которые (под воздействием богов олимпийского пантеона) в сознании древних греков постепенно превратились в чудовищ.

Они воплощают опасность, исходящую от далекого неизвестного Запада для обитателей восточных пространств, примыкающих к Средиземному морю.

Изображение
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6555
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Re: Греческая мифология

Сообщение Iss » Вт сен 14, 2010 16:58

Сабазий (др.-греч. Σαβάζιος, Σαβάδιος, Σαβάσιος, Σαβάνδος, Σεβάζιος, Σεβάδιος, возможно также Савватий и Саваоф) — главное фригийское божество, согласно Страбону, «некоторым образом он дитя» Матери богов, ибо передал таинства Диониса

Греки называли его «Древний Дионис». Сын Зевса и Персефоны, родился на Крите. По преданию, изложенному Орфеем, его разорвали титаны. Первым запряг в ярмо быков. Его представляют рогатым и бородатым.. Отождествлялся с Зевсом . По Феофрасту, его призывали, когда видели неядовитую змею парей . Иоанн Лид, используя имя Сабазий, ссылается на Терпандра .

Божество , некоторыми чертами своего значения и культа сближающееся с божествами греческими, Зевсом и Дионисом, через посредство фракиян влиявшее на культы этих греческих божеств и на самые представления о них и потому нередко с ними смешивавшееся. Около времени Пелопоннесской войны почитание С. как особого божества проникло в Афины и совершалось открыто, хотя афиняне не забывали об его иноземном происхождении и культ его встречал противодействие и осуждение со стороны правоверующих.

Согласно ЭСБЕ

Сабасий (Сабадзий) — первоначально фракийское или фригийское божество, в Греции слившееся с Дионисом, в Риме — с Юпитером (имя «Сабасий», вероятно, означает «спаситель»). Позднее Сабасия стали отождествлять с Дионисом. Он считался сыном Зевса и Персефоны, с которой Зевс сочетался приняв облик змеи. Культ Сабасия носил оргиастический характер, участники празднеств в честь Сабасия плясали со змеями в руках изображая мистическое сочетание Зевса и Персефоны. В позднейшую эпоху формирования античной мифологии Сабасий считали подателем благ. Чаще всего Сабасия изображали в виде бородатого мужчины во фригийской одежде и шапке, одной ногой опирающегося на баранью голову и руками, поднятыми для благословения (с тремя поднятыми первыми пальцами и загнутыми остальными).

На некоторых памятниках Сабаций именуется «владыкой вселенной»; самое имя божества — общего корня с санскр. sabhâdj, чтимый, и с греч. σέβειν, чтить; служители С. назывались σαβοι, равно как и места почитания его; празднества С. оглашались восклицаниями εϋοϊ σαβοϊ. Лукиан сопоставляет С. с другими фригийскими божествами — Атисом, Кибелою, Корибантом; у других писателей С. сближается с малоазийским и сирийским божеством луны — Mên, именем которого называлась деревня во Фригии.

В наиближайшей связи С. находился во Фригии с тамошним первенствующим женским божеством Mά, великой матерью богов и всего сущего, вместе с ней образуя верховную божественную двоицу; в этом виде Сабаций носит имя «отца» или «бога». В силу первоначального этнографического родства, память о котором поддерживалась непрерывными сношениями и в историческое время, общность религиозных представлений у фригиян, народа азиатского, и фракиян, народа европейского, была исконным явлением.

Страбон называет фригиян выходцами из Фракии, откуда, по его словам, перенесены во Фригию и религиозные верования с именами божеств, обрядами чествования их, с теми самыми музыкальными инструментами, употреблявшимися на празднествах; во главе богов, общих фракийцам и фригиянам, географ называет С., которого греки отождествляли с Дионисом и так называли его. Женскую половину двоицы во Фракии представляла не только Матерь богов (Mά, Кибела), но и божество юное луны (Котис, Коттито, Бендида) которое греки называли то Артемидой, то Деметрой или Персефоной.

Страстно влюбленный в родную мать, Зевс удовлетворил своей страсти, приняв вид быка; потом под видом кающегося и будто бы оскопившего себя он в лоно матери вложил бараньи ядра: Деметра родила дочь, Персефону, к которой снова воспылал страстью Зевс и в образе змеи соединился с родной дочерью; плодом этой связи был мальчик Загрей с бычьей головой. В орфических гимнах этот рассказ восполнен другим, о том, как Титаны, подстрекаемые Герою, напали на ребёнка, разрубили его на куски и пожрали. Афина спасла только сердце, ещё трепетавшее, и принесла его Зевсу, который или сам проглотил сердце, или передал его Семеле, от которой родился Дионис — другой, юный Загрей. Титаны были поражены перунами Зевса, и из их пепла произошли люди, соединяющие в себе, таким образом, начала божеское и человеческое, доброе и порочное. Отсюда в молениях к С. было выражение: бык породил змею и змея породила быка. Близостью религиозных представлений греческих и фракийских объясняется то, что многие черты фракийского С. вошли в образ греческого Диониса, и эти два первоначально отдельные божества понимались греками, как одно и то же божество. Однако со второй половины V в. до н. э. почитание фригийского С., несмотря на противодействие лучшей части граждан, заняло особое место в ряду публичных празднеств; гонение на иноземное божество было приостановлено вмешательством дельфийского оракула.

Как во Фригии, так и во Фракии, главные божества, мужское и женское, образовавшие верховную двоицу, в свою очередь двоились: С. и сын его Атис, с одной стороны, Котис и дочь её Бендида, с другой, так что первоначальный эпитет становился именем другого божества, отдельного от первого, но ему весьма близкого по происхождению и в мифологических сочетаниях. Символом С. во Фригии служил змей, во Фракии же С. изображался в виде быка или человека с бычьими небольшими рогами.

Главное святилище С. находилось на горе Пангее, вблизи Филипп; неподалеку оттуда возвышался и Дионисов холм. Греческий Дионис представлялся то как божество тождественное с С. и с ним совпадающее, то как от него отдельное, только близкое к нему. Спутниками и спутницами фракийского С. были те же второстепенные божества, что и в культе Диониса: Пан, Силен, сатиры, наяды, нимфы. Менады Дионисовых оргий, вакханки, носили здесь имя мималлоны, а служители его — бессы. Из Фракии почитание С. рано перешло в Македонию, преимущественно, кажется, в виде мистерий. Во фракийских мистериях С. представлялся в образе толстощекой змеи (греч. όφις παρείας); в том же образе С. перешёл и в мистерии македонские. Впрочем, здесь С. снова является верховным божеством и получает от греков имя Зевса.

Ревностной участницей оргий в честь С. была мать Александра Великого Олимпиада; отсюда возникла легенда о том, что сам Зевс в образе змея вступал в связь с Олимпиадой и что плодом этих отношений был Александр; ходил даже рассказ, будто царь Филипп потерял глаз за то, что подсмотрел в замочную скважину, как божество в виде змея возлежало с его супругой.

От IV в. имеется свидетельство оратора Демосфена о способе публичного чествования С., в котором Эсхин вместе с матерью не раз принимал участие. Это были уличные оргии, дневные и ночные, сопровождавшиеся громким, беспорядочным пением, шумной музыкой на кимвалах и литаврах и своеобразными, слишком вольными плясками. Участники процессии (thiasos) украшали себе голову укропом и листьями тополя, покрывались кровавыми шкурами молодых оленей, сжимали в руках толстых змей и потрясали им в воздухе и, совершив обряд очищения водою, глиною и отрубями, произносили: «Я бежал от зла и обрёл благо»; в дневных процессиях слышались восклицания: ευοϊ σαβοϊ, ϋης άττης, άττης ϋης; вождя процессии старухи награждали разными печеньями из муки и мёда с изюмом . Важнейшим актом при посвящении новичков в таинство было пропускание змеи через одежду посвящаемого, причём змея сползала по груди к ногам, как бы символизируя и напоминая любовные отношения Зевса и Персефоны. По описанию Страбона, те же самые обряды соблюдались в фригийском культе С. Самые разнузданные половые отношения и бражничество мужчин и женщин составляли одну из принадлежностей этих оргий. По уверению жрецов С., души человеческие получали в таинствах божества очищение и отпущение грехов. Есть, к тому же, основание предполагать, что в мистериях С., как и в елевсинских таинствах, посвященные воспринимали указания на бессмертие души: в культе и молитвах оно знаменовалось умиранием и вторичным рождением С.

Культ С. представляет яркий пример того, как религиозные верования различных народов, соседних и родственных, переплетаются между собою, как под влиянием верований одного народа изменяется туземное представление о божестве у другого, пока религия остается делом самого народа, не замыкается в догму, охраняемую особым классом священнослужителей или лиц, облеченных государственною властью. С течением времени, когда на страже родной религии становится правительственная власть или когда руководящая часть населения находит известные верования несогласными с её пониманием божества и с господствующими требованиями нравственности, чужеземные верования, запечатленные чертами более первобытной религии, усваиваются только низшими слоями населения, исповедуются тайно и, выходя на свет, подвергаются строгому осуждению, как оскорбительные для народной нравственности. Так было и с культом С. в исторической Греции и в Риме; тем не менее, в народных массах он дожил до сравнительно поздней поры христианства.

Фригийский и фракийский С. известны нам, и то далеко не вполне, в греческом облике, который чужеземное божество получило в секте орфиков; к тому же сведения эти доходят до нас главным образом через христианских писателей, Климента Александрийского (II—III в. н. э.) и Арнобия, а они пользовались в полемике с язычниками преимущественно такими языческими верованиями, которые изобличали бы возможно большую грубость и безнравственность. Если фригийский и фракийский С. влиял на греческие культы Зевса и Диониса-Вакха, то в свою очередь и эти культы налагали свою печать на богопочитание иноземное, обратно влияя на него.

Слияние С. с другими восточными божествами, сирийскими, персидскими, даже с иудейским Саваофом, принадлежит первым векам христианства, хотя начало этого смешения восходит уже ко II в. до н. э.: в 139 г. евреи были изгнаны из Рима за прозелитизм среди римских граждан в силу закона, обрекавшего на изгнание распространителей почитания Юпитера-С.

Ср. Lobeck, «Agiaopham.» (К., 1829); Georgii, «Sabazius» («Real-Encyclop. d. klass. Altherthumsw.»); Foucart, «Associations religieuses en Grèce» (П., 1873); Lenormant, «R. Archéologique» (1874—75).
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6555
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Re: Греческая мифология

Сообщение Iss » Пт окт 22, 2010 20:27

Давно не виданный дар
В Италии нашли Золотую ветвь
...В чаще таится
Ветвь, из золота вся, и листы на ней золотые.
Скрыт златокудрый побег, посвященный дольней Юноне,
В сумраке рощи густой, в тени лощины глубокой.
Но не проникнет никто в потаенные недра земные,
Прежде чем с дерева он не сорвет заветную ветку.
Вергилий, "Энеида", книга VI


Больше 120 лет назад британский историк и филолог-классик Джеймс Джордж Фрэзер, заинтересовавшись странным культом Дианы Арицийской, известным в средней Италии с глубокой древности, решил написать о нем небольшую научную работу. Эту работу он закончил лишь спустя четверть века. Она составила двенадцать томов и вместила в себя невообразимо огромный объем сведений о религии и мифологии многих народов, живущих по всему свету. Эта книга, имевшая грандиозное значение для мировой гуманитарной науки и для всей западной культуры, начинается с проникновенного описания Немийской долины - той самой, где испокон веков мрачные жрецы-убийцы отправляли культ Дианы Арицийской.
Фрэзер для начала в немногих словах описывает заинтриговавший его культ: в священной роще у озера Неми растет дерево, и жрец с мечом охраняет его; если кому удастся сломать ветку на этом дереве - он получает право на поединок со жрецом, и в случае победы занимает его место. Жрец именуется царем леса и является правителем Немийской долины. Он не знает покоя ни днем, ни ночью.
Начало этой жестокой традиции теряется во тьме веков, а жила она, по-видимому, до самых христианских времен. По крайней мере, на рубеже I-II веков немийский жрец все так же стерег священное дерево, о чем сохранились свидетельства современников.
Древнее поверье связывало это дерево с мифом о путешествии троянского героя Энея в загробный мир. Вкратце напомним, о чем речь. После падения Трои боги избрали Энея для основания нового города, столь же славного, как и его погибшее отечество. Он много лет скитался со своими спутниками по Средиземному морю, пока не прибыл в Италию. Прежде чем обосноваться там, в области Лаций, он побывал в подземном царстве, где советовался с тенью своего умершего отца Анхиза. Кумская сивилла (прорицательница) сообщила Энею, что пропуском в загробный мир ему послужит Золотая ветвь, которую сможет сорвать с дерева лишь тот, кому это судьбою назначено.
Анхиз предсказал Энею и его потомству великое будущее. Пророчество сбылось: Асканий, сын Энея, основал город Альба-Лонгу, из которого происходили Ромул и Рем (основатели Рима), и род Юлиев, к которому принадлежал Цезарь.
История культа Дианы Арицийской уходит в еще более отдаленную древность, связывая его с кровавым культом Артемиды Таврической (Крымской), которой были предназначены в жертву все прибывающие в страну чужеземцы. Артемида Таврическая привела с собой в книгу Фрэзера сонмище девственных богинь дикой природы, а низшие божества, почитаемые в Немийской роще, - все разнообразие лесных и речных духов. Фрэзер изучал религиозные ритуалы, табу и магию разных народов и вновь и вновь обнаруживал, что в главных чертах они разительно схожи между собой. Так исследование не самого приметного в античной мифологии предания превратилось в одно из величайших исследований мировой культуры.
Этот гигантский труд Фрэзер назвал "Золотая ветвь". Когда бы и на каком бы языке он ни издавался, на обложке или хотя бы на фронтисписе почти всегда помещают репродукцию картины Уильяма Тернера "Авернское озеро. Сивилла и Золотая ветвь" (иллюстрация к "Энеиде"), с умиленного описания которой начинается книга.
Ныне на месте святилища Дианы Арицийской в Немийской долине среди Альбанских гор, километрах в 30 к югу от Рима, работают археологи. Они уже обнаружили остатки террас, фонтанов и нимфея - небольшого храма, посвященного водным нимфам. Найденные ими глиняные черепки - остатки ритуальных сосудов - позволяют утверждать, что это место было священным еще в бронзовом веке, за 12-13 столетий до нашей эры. По мнению ученых, древние латины собирались здесь на религиозные церемонии вплоть до VI века до нашей эры. Немийский жрец - царь леса - был не только главой культа, но и правителем этих мест. Затем весь Лаций покорился Риму, и большие религиозные собрания в Немийской долине прекратились. Однако культ Дианы Арицийской и традиция Золотой ветви, как уже было сказано, просуществовали еще лет 800.
Раскопками руководит профессор Филиппо Коарелли из университета Перуджи - пожилой и заслуженный ученый. Недавно он объявил об уходе на пенсию, и словно сама Диана решила сделать ему прощальный подарок. Посреди святилища археологи обнаружили остатки каменной ограды, обводившей небольшой участок земли. Древние греки и римляне ограждали подобным образом священные деревья, например, оливу в Афинах, выросшую, по преданию, из копья Афины Паллады.
Нужно совсем немного воображения и романтический настрой, чтобы провозгласить: обнаружено то самое место, где росло священное дерево, которое неусыпно охранял немийский жрец и с которого сорвал Золотую ветвь Эней, отправляясь в подземное царство повидаться с покойным отцом.
Поборники чистой науки, конечно, скептически поморщатся: нет никаких надежных доказательств того, что это было то самое дерево. Да и предания противоречат друг другу: Вергилий помещает дерево, которое искал Эней, на берега Авернского озера (близ нынешнего Неаполя) - в те же места, где жила кумская сивилла и где находился вход в подземное царство. По его рассказу, это озеро лежало в смрадной долине, куда даже птицы не залетали. Древние считали, что смрад исходит из подземного мира, современные ученые полагают, что это был результат вулканической активности, ныне угасшей.
Но не лучше ли поумерить скептицизм, не быть ученым сухарем и позволить себе думать, что это было именно оно - священное дерево Дианы Арицийской, средоточие древнего, жестокого и прекрасного культа. И что именно здесь Эней, исполняя завет сивиллы, продирался сквозь чащу, следуя за двумя голубками, которые вели его к Золотой ветви.

http://www.lenta.ru/articles/2010/02/23/goldenbough/
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6555
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Re: Греческая мифология

Сообщение Iss » Ср мар 28, 2012 10:41

ТЕЛЬХИНЫ

Девять собакоголовых, ласторуких тельхинов, детей моря, появились на Родосе, основав там города Камир, Иалис и Линд, а затем переселились на Крит, став его первыми обитателями. Рея оставила на их попечение младенца Посейдона, для которого они выковали трезубец, но еще до этого они изготовили Крону зубчатый серп, которым тот оскопил своего отца Урана. Более того, они были первыми, кто стал делать изображения богов.

b. Однако Зевс решил извести их наводнением за то, что они вмешивались в погоду, создавая колдовством туманы и портя урожай, используя серу и воду из Стикса. Предупрежденные Артемидой, они сбежали за море: кто в Беотию, где в Тевмессе они построили храм Афине, кто — в Сикион, кто — в Ликию, а кто — в Орхомен, где они стали псами, растерзавшими на куски Актеона. Тевмесских тельхинов Зевс уничтожил, наслав на них наводнение; Аполлон в волчьем обличье растерзал ликийских тельхинов, хотя они хотели задобрить его новым храмом. В Орхомене их тоже больше не видно. Ходят слухи, что кто-то из них еще живет в Сикионе [1].

1 Евстафий. Комментарий к Гомеру, с. 771-772; Овидий. Метаморфозы VII. 365-367; Страбон XIV. 2. 7; Каллимах. Гимн к Делосу 31; Сервий. Комментарий к "Энеиде" Вергилия IV. 377.

* * *

1. Тот факт, что девять тельхинов были детьми моря, псами Артемиды, которые колдовством напускали туманы и основали города, названные в честь трех данаид — Камиры, Иалис и Линды (см. 60. d), свидетельствует в пользу того, что первоначально они были эманация ми луны-богини Данаи, причем соответствовали каждой из ее ипостасей в триаде (см. 60. 2) . "Тельхин" греческие грамматики возводили к слову thelgein ("околдовывать"). Похоже, что им поклонялись древние матриархальные народы Греции, Крита, Лидии и Эгейских островов, но потом патриархальные пришельцы-эллины стали преследовать их и вынудили ассимилировать или бежать на запад. Возникнуть тельхины могли в восточной Африке.

2. Туманы насылались с помощью магических заклинаний, в которых фигурировала ива. Вода Стикса (см. 31. 4) почиталась столь священной, что и одной ее капли якобы было достаточно, чтобы умертвить человека. Однако она не производила вреда, если ее пить из чаши, сделанной из лошадиного копыта. Этот факт свидетельствует о том, что река была посвящена кобылоголовой аркадской богине. Про Александра Македонского говорили, что он был отравлен водой из реки Стикс (Павсаний VIII. 18. 2). То, что тельхины использовали эту воду в магии, говорит о том, что поклонявшимся им племенам принадлежала гора Нонакрида ("девять пиков"), которая одно время считалась главным религиозным центром Греции, и даже олимпийские боги были вынуждены в самых торжественных случаях клясться рекой Стикс.

Подготовлено по изданию:
Грейвс, Р.
Мифы Древней Греции / Р. Грейвс; Пер. с англ. К. П. Лукьяненко ; Под ред. и с послесл. А. А. Тахо-Годи. - М. : Прогресс, 1992. - 620 с.
© Издательство «Прогресс», 1992.
http://www.sno.pro1.ru/lib/graves/53-55/54.htm
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6555
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Re: Греческая мифология

Сообщение Iss » Чт окт 10, 2019 10:25

"Medusa" by Christopher Lovell
Вложения
Medusa by Christopher Lovell.jpg
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Ответить

Вернуться в «Античная мифология»