Пан

(греки, римляне, этруски...)
Ответить
Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6700
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Пан

Сообщение Iss » Пт май 18, 2012 20:38

Пан - божество стад, лесов и полей. Пан наделен ярко выраженными хтоническими чертами, выявляющимися как в происхождении Пана, так и в его облике.

Изображение

Пан - сын нимфы Дриопы (дочери Дриопа, "дубовидного") и Гермеса (вариант: сын Пенелопы и Гермеса. Он родился в Аркадии. Дриопа ужаснулась, увидев сына, заросшего волосами и бородатого. Однако Гермеса и богов-олимпийцев его вид развеселил, и они нарекли младенца Пан (то есть "понравившийся всем", греч. p a n, "всё",. В действительности имя Пан происходит от индоевропейского корня pus-, раnus-, "делать плодородным", что соответствует истинным функциям этого божества и сближает его с Дионисом. Вместе с сатирами и силенами Пан в числе демонов стихийных плодоносных сил земли входит в свиту Диониса.

Как истинный спутник Диониса, Пан миксантропичен: он козлоног, с козлиными рожками, покрыт шерстью .Он известен своим пристрастием к вину и веселью. Он полон страстной влюбленности и преследует нимф. Нимфа Сиринга в страхе перед Паном превратилась в тростник из которого Пан сделал свирель. Он ценитель и судья пастушеских состязаний в игре на свирели (таким он обычно изображается в идиллиях Феокрита). Пан даже вызвал на состязание Аполлона, но был им побежден, а у царя Мидаса - судьи этого состязания, не оценившего Аполлона, выросли в наказание ослиные уши.

Пан как божество стихийных сил природы наводит на людей беспричинный, так называемый панический, страх, особенно во время летнего полдня, когда замирают леса и поля. Пан - помощник в битвах, он наводит страх на врагов. Он помог Зевсу в борьбе с титанамиСохранилась легенда о явлении Пана грекам перед марафонской битвой и при Саламине .

Пан особенно почитался в Аркадии, где была священная гора Пан (P. Известны также знаменитые святилища Пан в пещере на склоне афинского акрополя и в Филе (Аттика), где он почитался вместе с нимфами .

Пан входит в число олимпийских богов, он упоминается вместе с Зевсом и Аполлоном . В античной философии Пан представлялся как божество, все объединяющее . В предании, изложенном Плутархом, о смерти Великого Пана он показан как символ уходящего античного мира

Раннее христианство причисляло Пан к бесовскому миру, именуя его "бесом полуденным", соблазняющим и пугающим людей. В римской мифологии Пану соответствуют Фавн (покровитель стад) и Сильван (демон лесов).
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6700
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Re: Пан

Сообщение Iss » Пт май 18, 2012 20:41

Культ Пана

Роскошные долины и рощи Аркадии — царство Пана, где он резвится в кругу веселых нимф. Под его флейту или сирингу устраиваются веселые, шумные хороводы, пугающие смертных. В полдень, утомившись от занятий, Пан засыпает и с ним засыпает вся природа под знойными лучами: это затишье считалось священным и ни один пастух не осмеливался нарушить его игрой на свирели, из боязни потревожить сон бога-покровителя. Когда горная тишина нарушалась отзвуками или криками, суеверие приписывало эти звуки Пану: отсюда страх, который испытывает человек, слыша неизвестно откуда идущие звуки среди тишины, называется паническим. Это представление выразилось в сказании о любви Пана и нимфы Эхо (согласно некоторым представлениям, у них была дочь — Ямба, в честь которой назван стихотворный размер ямб).

Пан считался также богом зарождающегося света, при восходе солнца. К этому представлению относится также миф о любви его к Селене, которую он расположил к себе тем, что дал ей часть своих стад. Как бог, исполненный природного вдохновения, он был богом предсказателем; в Аркадии находился его оракул, жрицей которого была Эрато. Хорошо знакомый со всеми тропинками и дорогами своей страны, он считался богом-проводником (греч. ένόδιος, πομπαΐος), как Аполлон и Гермес; он указывал путь на суше и на море, усмиряя морские волны звуками своей флейты. Ему были посвящены горы, пещеры, дубы и сосны, а также черепахи. Как бог, любивший уединение и свободную природу, Пан не был городским божеством, и только по случайным поводам его почитали памятниками в городах. Так, в Афинах был посвящен ему грот на акрополь в память поражения персов, на которых будто Пан навел (панический) ужас во время сражения.

Позднее, вследствие оргиастических свойств его характера, культ его соединился с культом Великой матери и Диониса. В Лидии Пан был отождествлен с Марсием и считался учителем Олимпа. Как похотливый и задорный товарищ менад, нимф и гермафродитов, он, подобно сатирам, был олицетворением чувственной любви; поэтому в позднейшей литературе и искусстве он изображается как спутник Афродиты и соперник Эрота.

При Птолемеях и Селевкидах Пан почитался в разных регионах Ближнего Востока. В частности, в его честь были названы город Паниум и река Баниас в Израиле.

Кроме Пана, индивидуального божества природы, были еще существа демонического характера, называвшиеся Πάνες или Πανίσκοι — род леших с козлиными бородами, мучивших людей в горах и лесах, а также посылавших тяжелые сны. Они жили среди стад и были товарищами сатиров.

Ему посвящены XIX гимн Гомера и XI орфический гимн. Действующее лицо комедии Менандра «Брюзга».
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6700
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Re: Пан

Сообщение Iss » Пт май 18, 2012 20:43

Великий бог Пан

(на основании материалов Энтони Рое и Роберта Грейвса)
Изображение
Несколько могущественных богов и богинь Греции никогда не включались в состав двенадцати олимпийцев. Например, Пан — скромное существо, влачил свои дни вдали от городов в Аркадии. Среди тех, кто знал, что их присутствие нежелательно на Олимпе, были Гадес, Персефона и Геката, а мать-земля считала, что она слишком стара, чтобы отказаться от своих привычек и жить так, как живут ее внуки и правнуки.

Некоторые утверждают, что Пан родился от Гермеса и Дриопы, дочери Дриопа; другие называют его матерью нимфу Ойною или жену Одиссея Пенелопу, которую Гермес посетил в образе барана, или козу Амалфею. Говорят, он родился таким уродливым — с рожками, бородой, хвостом и козлиными копытцами, — что его мать убежала от него в страхе, и Гермес взял его с собой на Олимп на потеху богам. Однако Пан был сводным братом Зевса и потому значительно старше Гермеса или Пенелопы, родившей Пана, как говорят некоторые, от всех женихов сразу, которые ухаживали за ней в отсутствие Одиссея. Есть и такие, которые считают его сыном Крона и Реи или Зевса и Гибрис, и это звучит более правдоподобно.

Он жил в Аркадии, опекая стада и пасеки, принимал участие в забавах горных нимф и помогал охотникам в поисках добычи. В целом он был добродушен и ленив, больше всего на свете любил послеобеденный сон и мстил всем, кто мешал ему спать. При этом он издавал такой крик из глубины пещеры или грота, что на головах у слышавших волосы вставали дыбом. Однако аркадцы совсем его не уважали, а возвращаясь с охоты с пустыми руками, даже могли отстегать его морским луком.

Взирая на подобных богов простых греческих общин, мы обнаруживаем их зачастую нечеткими по своей природе, а иногда и ограниченными в своих функциях в гораздо большей степени, чем более известные божества. Стоит отметить, что по крайней мере некоторые из почитателей Пана не были точно уверены один он или несколько Во всяком случае Платон и Аристофан, не говоря уже о более поздних авторах, слышали о множестве Панов. Но это именно то, что учитывая обстоятельства, мы должны ожидать и обнаружить в подобном случае. Возможно, в целом предположить, что имя его означает Сеятель или Пастух. Легко можно представить себе, что в Аркадии, где ему поклонялись изначально, много маленьких сообществ пастухов искренне обожали каждый своего пастыря, вероятно представленного особым камнем или посохом воздвигнутом в святом месте и возможно, что каждая группа была готова провозгласить превосходство именного своего Пана непохожего на других. Это вполне может так быть, независимо от того был ли сначала объект единым или множественным наблюдается дробление в местных культах. Ничего более определенного сказать нельзя, чем утверждение, что Дева Мария, единая персона к христианской теологии распространенной в Греции широко, но какой нибудь крестьянин частенько с пылом будет доказывать, что Панагия (Всесвятая) в его деревенской церкви превосходит остальных прочих. Божественный пастырь не был никогда особо возвышенной фигурой, не всегда относились с глубоким уважением, или, что мы также должны предусмотреть, даже поклоняющиеся ему со всей искренностью. Его делом было (у божества есть свой «долг», Зевс восхваляем за «все хорошее», когда он посылал сезон дождей) обеспечивать снабжение мясом его почитателей-пастухов. Очевидный способ в достижении этого сделать так, чтобы мелкий и крупный скот, овцы и козы, и последние даже больше. Сейчас очевидно, что прирост коз зависит от козла, и божественный козел это именно то, чем должен быть Пан. На всех изображениях он с козлиными ногами и бородой, и несколько легенд изображают его образ таким же похотливым как противник. Его власть не всегда была неизменной, и подобно некоторым богам различных религий, нуждался в стимуляции и обновлении. Мы знаем, что если приток мяса от пастушества или охоты уменьшался, мальчики били статую Пана или святой объект его представляющий морским луком, растением от зла. Морской лук содержит яд-раздражитель, использовавшийся для борьбы с мышами и крысами, а также как очистительное и мочегонное средство, принимавшееся перед ритуальным актом. Поэтому морской лук стал символизировать освобождение от влияния злых сил (Плиний. Естественная история ХХ.39), и бичевание изваяния Пана морским луком в случае неудачной охоты имело тот же смысл .Таким образом они сразу взывали к божеству и избавляли его от несчастливых влияний. Поздние мифологии подготовили генеалогию для Пастыря. Он числился среди сынов Гермеса великим фаллическим богом и почитался таковым обитателями Пелопонесса, особенно Аркадии, с козлиными ногами и рогами – бог Пан. В истории о Гермесе в Аркадии известно, что Гермес пас овец для смертного хозяина по имени Дриопс («дуб»), первый зеленый Человек, и пока так было он влюбился в местную нимфу. Желания Гермеса достигли исполнения и родилось волшебное дитя, с козлиными ножками и рожками, плачущее и смеющееся. Когда мать родила его, то вскочила и убежала, не дав иссосать груди, ибо так напугалась увидев дикое и бородатое лицо младенца. Гермес же взял своего сына, обернул в шкуру зайца и отнес на Олимп. Он воссел рядом с Зевсом и иными богами, а затем представил им своего сына. Бессмертные были в восторге от дитяти и Дионис особенно. Они назвали его Паном, потому что «все» были рады.

По гречески Пан означает «все» и позднее бог был идентифицирован со всей физической Вселенной, хотя его имя за исключением звука не имеет с этим ничего общего. История-повествование только сообщает нам, что Пан был из первого поколения молодых богов. Но каждое поколение Богов должно иметь своего Пана, видя, что Пан уже в пещере Зевса, который помог Зевсу против Титанов, или против Тифона, и видя также Пан был вместе с Аркасом, сыном Зевса и Каллисто. Великий поэт-мифолог Эсхил различал двух Панов: сына Зевса, брата-близнеца Аркаса и сына Кроноса. Разница между различными Панами была также в разных составных именах, таких как Титанопан, Диопан, Гермопан – указывая на отца в каждом случае, или Аигипан, имя которое использовалось теми, кто не хотел обозначать конкретное отцовство богу. В свите диониса, или в изображениях диких ландшафтов, появлялся не только великий Пан, но и малые Паны, Панискои, которые играли такую же роль как Сатиры. Это сходство с Сатирами, которые изначально были во множестве, привело к дисперсии и умножению образа Пана, который, возможно, при своем возникновении только одного брата-близнеца, представлявшего теневую сторону. Пан всецело принадлежит к сумеречному миру сатиров, фавнов, кентавров и сирен, которые согласно почтенной традиции заполняли мир, и чьи потомки еще могут быть увидены сенситивами. (Алистер Кроули сообщал, что видел фавна, спрятавшись за деревом в Фонтенбло). Эти ранние стадии эволюции человека, двуполое и полу-животное состояние, еще повторяются в утробе матери.

Характеристики приписанные Пану в многочисленных мифах хорошо известны: темный, наводящий ужас, «панику», фаллический, но не всегда злонамеренный. Он мог, конечно, и проявлять злонамеренность, особенно в полдень, если его беспокоили и пробуждали от сна. Ночью он отправлялся на пляс с нимфами и он также проводил утро и дозорил на горных вершинах. Хотя олимпийские боги и презирали Пана за простодушие и буйство, они охотно пользовались его талантом. Аполлон лестью выманил у него тайны прорицания, а Гермес скопировал потерянную им свирель, объявив ее своим собственным изобретением и продав Аполлону.Много известно историй о его любовных похождениях и преследовании нимф. Эти шалости часто завершались драматическим результатом. Сиринга обратилась в тростник, из которого Пан сделал пастушью флейту, нимфа Эхо, преследуемая Паном, стала просто голосом, отражением звука. Но величайшей страстью Пана была Селена, богиня Луны. Но Лунная богиня отказалась от компании Темного Бога. После чего Пан, чтобы угодить ей, оделся в белую баранью шкуру и таким образом соблазнил ее. Он даже унес ее на своей спине. Соблазнение Паном Селены, вероятнее всего, относится к майским оргиям при луне, во время которых юная царица мая ехала на спине своего избранника, чтобы вступить с ним в брак и тем самым отпраздновать пробуждение природы. Важно отметить, что даже в ранние времена было необходимо для него изменить свой облик, чтобы сыграть роль успешного любовника с богиней, которая позволяет себе быть охваченной тьмой. В мифе прослеживается связь с древними сказами Египта. Все египтяне славились как умелые чародеи. Легенда гласит, что фараон Нехтанеб II (385 г до н.э.) увидев разгром его царства персами обрил власы и бороду, переоделся в обычную одежду, взял корабль и бежал в Пеллу, Македония, где зарекомендовал себя как целитель и Египетский богомолец. Историк псевдо-Каллисфен говорит нам, что Нехтанеб сделал беременной царицу Олимпию и насылал на нее сны с помощью воскового изображения. Его целью было убедить царицу, что бог Амон (коему поклонялись в Луксоре) придет к ней ночью. Нехтанеб также направил сны на царя Филиппа, посредством зачарованного заклятиями ястреба, и царь уверовал, что у жены чадо от бога Амона Ливийского, который рассматривался как отце всех царей. Ему был сужден трон Египта, хотя он не принадлежал к царскому семейству этой страны. Этим ребенком был Александр Македонский. Когда Александр завоевал Египет, то сразу поспешил в оазис Сива, чтобы посетить храм Юпитера-Аммона. Там он обнял образ бога и облачился в шкуру священного барана, в котором бог был воплощен. Так Греция поддалась чарам Египта, но эллинские пути оказали влияние на земли Нила также, и козел занял место рядом с бараном.

В орфических фрагментах сохраненных Макробиусом имена Пана и Юпитера являются как титулы все-творящей силы Солнца, и Пан, универсальная субстанция названная Kerastes, рогатый Юпитер. Согласно Плутарху, Юпитер – Амон Африки, был таков же, что Пан греков. Се поясняет причины почему македонские цари считали атрибутами рога этого бога, как видно на их медальонах, хотя и не претендовали как Александр на происхождение от него. Причина в том, что Пан или Амон, был Вселенной, и Юпитер титул Высшего бога, и рога эмблема его власти являются самым правильным символом высшей и универсальной власти, к которой все они стремились. Теперь Нехтанеб был фараоном XXX династии и воевал в битве при Мендесе с Артаксерксом II, царем Персии, и армия его была разбита. Нехтанеб всегда после того хранил верность местным богам. Город был священным для поклонения богу Мину и овну Мендеса. Эту преданность Нехтанеб пронес с собой в Грецию. Его бог был отождествлен с Паном. Греки звали город Мина Панополисом. Когда Птолемеи правили Египтом после Александра, Мин был воспринят как Египетский Пан, и почитание козла слилось с почитанием Овна. Се породило культ Козла Мендеса, печально известный на Западе как воплощение дьявола, вечного конкурента христианского бога. В династические времена душа Осириса мыслилась умещенной в священном баране, что почитался в Западной дельте, городе Джедет, и был известен как Ба-Неб-Джедет (овен господин Джедета), который оставался популярным божеством до конца периода Птолемеев. Греки исказили последние три слога имени Ba-Neb-Djedet в Мендес, и два грека, в частности, Страбон и Пиндар, не считая Диодора Сицилийского, римского историка, сделали барана Мендеса знаменитым. Пиндар уверял, что этот баран творил соития с девами, о чем и Геродот поминал. Фрагмент изображения из Египта четвертого века, сейчас находится в Бостонском музее изящных искусств, являет Диониса в сопровождении Пана, который несет пастуший посох и шкуру фавна. На фоне видны Пановы свирели. Вокруг обоих богов святые нимбы. Такие «пост-классические» работы свидетельствуют о культе Пана в Средиземноморье и в Христианские времена. Говорит ли эта иконография о продолжении мистерий уже другой вопрос. Вероятно, они были ограничены большими центрами городской цивилизации, где культ особенно процветал, такими как Афины, Александрия, Пергамн и Эфес. Серебряное «Блюдо Океана» из Британского Музея показывает четырех гибких менад пляшущих с Паном и его сатирами.

Маргарет Мюррей сказала, что боги старой религии стали чертями новой. Иисус окончил свои дни на земле в южной части Иудеи, в Иерусалиме. Смерть Христа возвестила рождение новой религии, которая понесла его имя. И как новая религия росла и развивалась, все или почти все, что вступало в контакт с ней становилось врагами. Обычные люди, поддерживающие свой стиль поклонения стали внезапно язычниками, грешниками и врагами одного истинного Бога. Пара противоположностей была Язычество и Христианство. Христос представлял Христианство, а Пан – Язычество. Пан вскоре стал христианским дьяволом, воплощенной Сатаной. Но перед этой поповской концепцией Пан был Богом. Что же было такого в этом резвящемся боге долин и лесов для новоявленных христиан? Возможно, его сексуальные подвиги. Он, как известно, совратил нескольких нимф. Также хвалился, что поимел всех пьяных менад Диониса. Эпизод, где Пан соблазняет Селену отмечает в христианском мировоззрении, что дьявол способен соблазнять целомудренных женщин и маскировать себя. Сходство между описанием Сатаны сделанным Оригеном и особенностями Пана вполне очевидны. Пан представляет свободу Духа, природные инстинкты, безгрешную любовь. В нескольких частях мира, перед явлением христианства, женщины были свободны, не связаны жесткими правилами морального поведения, и когда дебютировала новая религия, женщин назвали греховными. «Христиане обнаружили женщин Европы свободными и независимыми» пишет Элизабет Дэвис в книге «Первый секс». «Право на развод, контроль рождаемости, право собственности, ношение титулов, наследование поместий, волеизъявление, эти и другие права были удалены Церковью через века Христианства».Мы должны помнить, что лидеры ранней церкви были евреями, воспитанными в древнееврейской традиции, поучающей тому, что женщины не имеют значения и существуют только для обслуживания мужчин. Ортодоксальный иудаизм того времени утверждал, что женщины не имеют души. Сейчас мы приближаемся к причине почему Пан стал рассматриваться как Сатана, почему фигура Сатаны дошедшая до наших дней состоит из козлиных ног, рогов и черных волос (статуя бога Мина, египетского Пана была размалевана черным). Пан представляет свободу духа и любовь к Природе, которые стали рассматриваться как происки дьявола. Пан и женщины были союзниками, друзьями, любовниками. Все они были невинными, без стыда. Как указуют ученые, чувство вины это краеугольный камень раннего Христианства. Святой Клемент говорил: «Каждая женщина должна быть полна стыда за то, что она женщина». Здесь корень: в язычестве нет постыдства, греха и прирожденной вины. Так Пан стал образцом вины, воплощением греха и покровителем ужасной человеческой слабости – секса. Очевидно, что как и другие боги и богини, а также и обряды, должны были быть синкретизированы, изъяты или подчинены. Верные форме, Христианские отцы включили Пана в свой пантеон как Сатану. Пан не мог быть уничтожен для столь многих людей которые любили, обожали и боготворили его. Он не мог быть выкорчеван из сердец и умов мужчин и женщин. Он просто стал демонизирован. Это христианское дельце ощущалось везде, последствия были широкими. Христианский Бог, как говорят, убил Пана.

Из легенды изложенной Плутархом, в царствование Тиберия Императора, из Пелопонесса в Грецию шел корабль с грузом и людьми. Когда он проходил мимо острова Паксос кто-то с берега окликнул египтянина Тамуса, кормчего. Тот отозвался и неизвестный голос велел ему, чтобы тот, когда корабль будет проходить другой остров –Палодес, возвестил там, что «умер великий Пан». Тот так и сделал и со стороны Палодеса до него тут же донеслись плач и стенания. После этого известия Рим и Император Тиберий пришли в большое смятение. Тиберий собрал .большой совет ученых мужей, чтобы те пояснили ему, что это значит, и что из этого следует. Те сказали, что будучи сыном Гермеса и женщины Пенелопы, обладать бессмертием богов Пан не может, поэтому его смерть не является нарушением порядка вещей и никаких катастроф ожидать не следует. Истории о рождении Пана звучат по-разному. Поскольку Гермес был силой, обитавшей в фаллическом камне, отмечавшем центр таких оргий, пастухи называли своего бога Пана его сыном, рожденным птицей-дятлом, чей веселый перестук возвещает о долгожданном летнем дожде. Миф о том, что Пан родился от Гермеса и Ойнои, вполне понятен, следует только добавить, что первоначально менады в качестве средства возбуждения использовали не вино, а что-то другое. Имя его предполагаемой матери — Пенелопа – предполагает, что менады во время оргий практиковали раскрашивание лица рисунком, наподобие полосок на Пенелопе (вид утки). Плутарх говорит, что менады, убившие Орфея, были в наказание татуированы своими мужьями; менада с татуировкой в виде паутины на руках и ногах изображена на вазе, хранящейся в Британском музее. Посещение Пенелопы Гермесом, принявшим облик барана (баран-дьявол появляется столь же часто в культе ведьм на северо-западе Европы, как и козел), утверждение, что она зачала от всех ее женихов, а также то, что Пан сочетался со всеми менадами, свидетельствует о соответствующей стороне празднеств в честь ели-богини Питиc или Элаты. Горцы Аркадии были наименее цивилизованным народом Греции, к которому соседние племена не скрывали своего презрения.Смерть же Пана иносказательно возвестила конец эры Язычества. Пан с его свирелями, бог Природы, был вытеснен сверхъестественным Христианским богом. Число имени Пана равно числу Гермеса и Пенелопы, 131. Во время жизни Плутарха (45-125) серьезно подошедшего к мифу, были написаны основные книги Нового Завета. Слухи о смерти Пана продолжились в Эпоху Возрождения и позже. Рабле мыслил, что Пан был Христос, ибо Пан значит «все», а Христос это все для человечества. Фонтенель в своей «Истории критики оракулов» предположил, что Пан и Христос были демонами одного ранга, и смерть одного могла повлиять на другого. Даже если история Великого Пана не имеет основания, но миф сей подводит итоги целой эпохи. Для многих ранних христиан это ознаменовало начало конца язычества, и в поздние Средние Века дрений бог греков был прочно ассоциирован с дьяволом. Пан не умер. Это было принятие желаемого за действительное со стороны первых христиан. Но, что они верили искренне, что Пан умер несомненно. Именно с надеждой и ожиданием лучшего они провозгласили «Великий Пан умер». Для них это было провозвестием конца мира. Предполагаемая смерть Пана была не просто прекращением древнего богопочитания, превосходством вновь пришедшей веры, затмением испытанных временем религиозных форм, но выражением надежды, что Природа исчезнет и жизнь вымрет: Евангелие говорит: «Близок день». Отцы Церкви говорят: «Скоро, очень скоро». Распад Римской Империи и вторжения варваров, подняли надежду в груди Св. Августина, что никакого города не будет, а только град Божий.

Тем не менее, Мир умирает долго и как то надо приспосабливаться в нем жить. Старые боги укоренившиеся в самом сердце Природы, в деревьях, источниках, между скал и в ветре, живут для посрамления Церкви и не могут быть устранены. Кто так говорит? Сама Церковь противоречит себе. Она впервые провозгласила их (богов) мертвыми, а затем возвращается к тому, что они еще живы и с ими надо бороться. Неспособная погубить их Церковь терзает невинных сердцем, чтобы замаскировать их природу. Характер и атрибуты Пана после «дьяволизации» были добавлены к наступающей Черной фигуре Сатаны. Век за веком гремели угрожающие голоса Церковных соборов. Пану было велено попами умереть, но он жив как никогда. Есть те, кто принимает утверждения Церкви и в соем противодействии они славят Сатану и воспевают бесов. С другой стороны, пляшут под звуки свирели, та масса поклонников, что следуют Старой религии.

В континентальной Европе, также как и в Британии, последователи кельтских и Греко-Римских богов отказались принять Христианство и справляли обряды которые были интерпретированы как магические. Кельты чтили рогатого бога, который во многом напоминал Пана, то был Кернуннос и он также напускал страх и панику в полдень. Собственно, Кернуннос и есть Пан! Он же Херне! Мощная сила вышла из очевидного слияния кельтского и классического античного божества. До норманнского завоевания записи показывают, что люд открыто придерживался язычества, а их правители были христианами номинально. Принятие кредо может формально христианизировать огромное количество людей, даже если они продолжают практиковать Старую Веру. Принятие символизировало смерть Пана, но народ свидетельствовал о его жизни! В своей краткой истории христианства автор Марти говорит нам, что вероятно запрет Церкви представления Распятия как агнца на кресте был вызван желанием отделить христианина от языческого образа. Агнец, будучи рогатым животным, мог быть спутан и отождествлен с рогатым богом язычников. Старая религия, культ рогатого Бога, был достойным соперником христианства. Сказано, что если слово дьявол заменить на слово бог во всех христианских писаниях о язычестве, то была бы точная информация и распространенности и интенсивности языческого поклонения. Христиане заклеймили поклонников ведьмами, называя их бога Сатаной, и превратив святые рощи в Церкви. В ходе этого процесса они сделали более явным присутствие Сатаны и повысили его статус и число его адептов. Колдовство превратилось в черную практику опасную для последователей Бога. В ведьмовстве живет Пан – символ Природы. Его поклонение задержалось на лоне Природы. Новая религия охватила городские центры. Леланд записал малые молитвы Пану читаемы речитативом в Тоскане. Janet и Stewart Farrar использовали имя пана в их ритуалах Ведьминого Пути, в которых он приравнивался к Херне и Кернунносу. Дуалистическая философия ранних христианских теологов добавила проблему зла и помогла создать Сатану. Начиная с падения Рима, через Темные и Средние века, века разума и Возрождения, мы находим только христианскую концепцию Сатаны. Именно этому «Сатане» мужчины и женщины продают свои души. Любые ссылки сделанные ранними теологами с древней истории после выхода христианства использовались для укрепления образа Сатаны и усиления веры в него. Так эффективна была эта кампания, вдохновившая социальных и религиозных бунтарей, которые считают, что действительно кланяются Сатане, и традиционалисты и религиоведы верят, что Сатана бог этих не-христиан. Такие братства и сестринства приняли перевернутую пентаграмму как свой знак, как рудиментарное представление или козью морду.

Таким образом, с полной доверительностью Папа Павел VI мог сказать: «так, что мы знаем, что этот темный и тревожный дух действительно существует и по прежнему действует с коварной хитростью!»

Это заявление было сделано в 1973 году и папа подтвердил традиционный взгляд на Сатану, его долгую и успешную карьеру, и веру немалой части слабых душ, что Сатана может пребывать, повелевать, использовать и уничтожать человеческую жизнь. Одним из первых языческих мест переосвященных Римом стал храм на острове Тибра, круглый храм Фавна, Римского Пана, который Папа Симплиций назвал Ротондой Стефана Святого. Здесь приносили в жертву козлов. Древние мифы запомнились надолго, даже среди тех христиан, с эзотерическим знанием древних мистерий. Великий мастер Византийского периода, работавший между 1300 и 1320 гг, над укаршением церкви Протатон на Афоне, носил имя Панселинос, подтверждающее знание о Пане и богине Луны. Добрый пастырь в христианском искусстве часто представлялся с классической флейтой Пана из семи тростинок, как и в бесчисленных случаях в языческом искусстве, где свирель Пана сопровождала пастухов. Этот простейший музыкальный инструмент, с которым пастухи перегоняли стада домой, как и другие пастушьи эмблемы, стали в аллегорическом смысле использоваться ранними церковными отцами. Вот таким образом Григорий Богослов, после описания беспокойства пастуха, который стоя на возвышенности наполняет воздух меланхолическими мелодиями флейты, рекомендовал пытаться вести души к Богу с помощью убеждения, а не посоха. Сиринкс или Панова флейта считалась типичной музыкой Евангелия, которая призывает странников и направляет овец к дому. Неоплатоники и христианские философы сделали Пана синтезом Язычества. Когда он утратил свою неконтролируемую сексуальность то перешел к олицетворению великой совокупности бытия. Плутарх записал легенду моряков, о таинственных голосах возглашавших смерть Пана. Без сомнения, траурный глас среди волн возгласил смерть старых богов, воплощенных в Пане, в смысле рождения новой эпохи, сделавшей греко-римский мир дрожащим в страхе. Конец эпохи был предвещен. Но воспоминания о Пане остались в нашем подсознании, сублимированные, но без изменений. Старый Пан, бог пастухов, был наполовину человек, наполовину животное, бородатый, рогатый и волосатый, живой, подвижный, быстрый и хитрый, он выражал животную хитрость. Пан устраивал сексуальную охоту на нимф и юношей без разбора, но будучи ненасытным предавался и уединенным утехам.

Пан соблазнил несколько нимф: Эхо родила ему вертишейку Иинкс, но позднее плохо кончила от неразделенной любви к Нарциссу; кормилица муз Эвфема родила ему Кротоса, ставшего созвездием Стрельца. Он также хвастался, что сочетался со всеми пьяными менадами из свиты Диониса.

е. Однажды он попытался овладеть целомудренной Питие, которой удалось скрыться он него, только превратившись в ель, ветвь от которой он всегда носил на голове в качестве венка. Скульптуры из Геркуланума раскрывают его звериные дела. Боги дали ему имя Пан, что означает «все» не только потому, что все вещи в некотором роде уподобляются ему в его алчности, но и потому, что он воплощает универсальную тенденцию. Он бог всего сущего, несомненно свидетельствуя и производительном течении заряжающем все вещи, всех богов, или всю жизнь. Пэйн Найт сказал, что Ликейский Пан Аркадии есть Пан Светозарный; божественная эссенция света воплощенная в универсальной материи. Аркадийцы звали его «Господин Материи», как Макробий справедливо переводит. Древний писатель Дамаскиус сообщает нам, что орфическое божество Фанес-Юпитер также называли «Пан – смеситель всех вещей». Рельеф конца II века в Моденском музее показывает это космическое божество в окружении зодиакальной мандалы, типа тех, что окружают Космического Христа в Величии в средневековой живописи. Пан рассматривается в орфической литании как «перворожденная любовь» или создатель воплощенный в универсальной материи, и сформировавший так мир. Он описан как происхождение и источник всех вещей, как представляющий материю одушевленной божественным духом. Ликейский Пан был самым древним и почитаемым богом Аркадцев, самого древнего народа Греции.

Современный оккультист Кеннет Грант соотносит греческое Пан «все» с латинским «Omne», санскритским «Aum», египетским «Amun» и еврейским «Аминь», все суть обозначения скрытого бога леса, Бездны, Нижнего Мира; любого региона вне диапазона бодрствующего сознания. Древний Пан дал имя слову «паника», ужасу, который охватывает всю природу и всех существ, когда чувствуется что этот Бог беспокоит дух и сбивает с толку чувства. Аркадийский бог Пан самый известный классический пример опасного присутствия обитающего вне защищенной зоны границ сообщества, «за рамками приличия», Сильван и Фавн были его Латинскими коллегами-образами. В Александрийские времена Пан был идентифицирован с непристойным египетским божеством Мином, который кроме всего был хранителем пустынной дороги. Эмоция, что Пан внушал человеческим существам, которые случайно вторгались в его обитель, был панический страх, внезапный безосновательный испуг. Хрустнувшая ветка, полет листика затопляли разум волной невыразимого ужаса, и в отчаянном усилии уйти от него собственно бессознательное полнило жертву страхом и заставляло бежать, не разбирая дороги. Почитание Пана распространилось из Аркадии в Афины после победы Афинян и жителей Платеи над персами при Марафоне 12.09.490 г. До н.э., когда он сделал так, что персы бежали в панике, вопя.

Тем не менее, Пан благостен к тем, кто почитает его и жертвует, уступая блага божественной экономии Природы, щедр к фермерам, рыболовам и пастухам, которые посвящают ему первые плоды своих трудов, и исцеляет тех, кто правильно подступил к его святыням исцеления. Также мудрость, мудрость Омфала, Гвоздя Мира, им даровалась; для пересечения порога в первом шаге в святую зону вселенского источника.

В Ликеях был оракул, под председательством нимфы Эрато, которого вдохновил Пан, как Аполлон создал пифий в Дельфах.

И Плутарх перечислил экстазы оргиастических обрядов Пана вместе с экстазом Кибелы, вакхической ярости Диониса (великого Фракийского коллеги Пана), поэтического буйства вдохновленной Музами, воинского свирепства Ареса-Марса, и ожесточеннее всего, безумие любви, как иллюстрации божественного энтузиазма, что переворачивает разум и освобождает силы разрушительно-творческой темноты.

Состояние дикой панолепсии испытываемой древними греками от афинских подростков до могучего Сократа было в том, что человек в лесу был обуреваем и преодолеваем могучим восторгом. Это считалось одержимостью Паном. Некоторые убегали в лес и не возвращались, а тут уместно вспомнить безумие Мерлина и героев ирландской мифологии. Пан, как бог эллинских колдуний, дает традиционный образ дьявола, поэтому он должен играть важную роль в магических церемониях в поздней античности, хотя тексты не дают целостной картины этого развития. В своей книге о Таро Фрэнк Минд пишет, что карта Черный Маг это Пан, бог Природы, случай инстинктивного поведения человека. В некоторых колодах Таро Дьявол представлен с козлиными конечностями – козел-прототип Сатаны. Появление Сатаны как козла это обычное дело для ведьмовских шабашей. Сей козел Мендеса, комбинация фавна, сатира, и Пана-козла, стала в средневековые времена определенным синтезом против божественного. В древнеегипетском града Мендесе Пану в этой форме поклонялись с наибольшей торжественностью. Liber Oz сообщает нам, что «нет бога, кроме человека». Грант комментирует очевидное в основе этой доктрины. Когда человек, растущий в сознании, повторяя акты любви подчиненной воле, расширяет свое сознание, чтобы охватить все другие сознания, он становится Паном, то есть одним со Всем. Таким образом, нет существенной разницы между какой либо одной Вселенной и любой другой. Как только сознание стало космическим по своим масштабам многие «сами» обращаются в Нуль и одно только Я остается. Вот что говорится в «Божественном Поймандре» Гермеса Трисмегиста. «И, очищенный таким образом от всего, что произвела совокупность кругов, он входит в огдоадическую (восьмую) природу, сохранив только свою собственную силу, и поет вместе с сущностями (Уси) гимны во славу Отца. Все радуются его появлению, и, став похожим на них, он поет мелодичным голосом Сил, кои суть выше огдоадической природы и которые поют хвалы Богу. И тогда они (присутствующие души) по порядку поднимаются к Отцу, и доверяются Силам, и, став Силами, рождаются в Боге. Таково конечное Благо тех, кто владеет Знанием, – стать Богом.»

Хорошо задокументированное воззвание Пана Алистером Кроули случилось в Парижской Работе. Среди операций проводимых с Виктором Нойбургом, поэтом, который опубликовал тонкую книжицу «Триумф Пана». Они топтали фиалки босыми ногами, чтобы вызвать духа поляны, через которую рысью бежит Пан. (традиционно Пан несет сосновую ветвь и коронован сосновым венком). Божество близкое сердцу Кроули получило соответствующий темно-красный цвет, цвет Гебуры (сила), пятого Сефирота Древа Жизни, относящегося к Марсу. Гебуру также называют Pachad (ужас), что указывает бога Пана (полагает Грант) и своеобразная природа или сила и ужас связаны с богом.

Проявление Пана случается в полдень. В кроулианстве это Тайная Серебряная Звезда сияющая в полдень в глубинах земли. Когда Кроули был возведен на трон в Берлине как Бафомет, титул он принял когда вступил в ОТО, то скопировал как свою печать александрийскую гемму отображающую соединенных барана и козла Мендеса-Пана, что он получил от «Два эссе о служении Приапу» Ричарда Пейна Найта. Это было подходяще, Бафомет, как и Пан, наполнял мужей страстью и наслаждаться всеми чувственными вещами. Фигура Амона была составлена из форм барана, как Пан имеет козлиные ноги, причины этого трудно определить, если мы не предположим, что козы не были известны в стране, где его культ возник, и что баран выражал тот же атрибут. Павсаний сказал, что он знал значение этого символа, но не решился откруть его, ибо то часть мистического богопочитания. Печать Кроули основывалась на реальной гемме из коллекции Чарльза Таунли, на которой голова Пана соединена с головой барана Аммона.

Гесиод и Орфей слагали Гимны Пану. Кроули написал собственный Гимн Пану, свою самую эффектную поэму, согласно биографу. Симондс говорит, что как вызывание она достигает своей цели, и была использована во многих магических операциях. После двух тысячелетий Христианства нечто выбрасывается из глубин обратно вместе с Языческим безумием, это неистовая пляска Пана и растворение сознания. Этот дионисийский аспект жизни был вновь открыт Ницше. Пан это Антихрист, символ страсти и магии. После прочтения Гимна, на похоронах Кроули, поэтом Луи Уилкинсоном в часовне крематория, местный совет заявил «Мы примем все необходимые меры для предотвращения подобного инцидента в будущем». Но дух Пана гуляет окрест. В Египте, вдали от пирамид и автобусов туристов, неподалеку от Панополиса бога Мина, сырые фаллические глиняные фигурки по-прежнему ставят в полях. Этот обычай вероятно восходит к глубокой древности и фигуры могут быть соотнесены с непристойным образом Мина. Они вероятно используются и сегодня потому, что их сексуальность, как думают, стимулирует рост сельскохозяйственных культур и потому, что эрегированный пенис отпугивает злых духов, могущих грозить урожаю.

https://ordercoronaborealis.wordpress.com/2011/12/29/великий-бог-пан/
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6700
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Re: Пан

Сообщение Iss » Пт май 18, 2012 20:46

Гимны Пану для ритуального применения

ПАНУ
Я тебя пою, о Пан,

Нимфагет, наяд любимец,

Ты — краса златого хора,

Господин болтливой Музы!

Легким шагом в тень пещеры

Пан заходит и оттуда

Разливает в стройной песне

Он божественные чары

На сиринге звонкогласой,

Благозвучный и прекрасный,

С белокурой бородою.

Звуки песни долетают

И до звездного Олимпа,

И до сонма олимпийцев,

Муз бессмертных услаждая.

Вся земля и глубь морская

Благодать твою впитали,

Ты грядешь, всему опора,

О, иэ, Пан, Пан!

Джон Китс
ГИМН ПАНУ

Перевод с английского Светланы Шик

…И божество восславил стройный хор:

“О ты, чей кров могучий сень простер

Над шорохами с зыбкой полумглой,

Где, незаметные в глуши лесной,

Цветы в безмолвье тихо умирают;

В орешниках следишь, как убирают

Гамадриады тяжкие власы,

Иль у болот проводишь ты часы,

Унылой песне тростника внимая, -

Там, где, от влаги буйно расцветая,

Разросся трубчатый болиголов, -

И вспоминаешь, как среди кустов

Прекрасная Сиринга убегала,

Как сердце в горести затрепетало,

Скорбя о ней, о нимфе светлоокой -

Внемли, о Пан великий!

О ты, чей слух средь миртовых ветвей

Ласкают песни диких голубей,

Когда бредешь ты лугом предзакатным,

Соседящим с пространством необъятным

Твоих замшелых пущ; кому свой плод

Смоковницы цветок прибережет

Уже теперь; кому готовят пчелы

Душистый мед; кому подарят долы

Нежноцветущие бобы и маки;

Клубники свежесть, спеющей во мраке,

И в коконах узоры мотыльков,

Песнь коноплянки про своих птенцов -

Тебе отраду скорую сулят.

Во имя ветров горных, что шумят

Меж сосен – о, приблизься хоть на миг,

Божественный лесник!

О ты, к кому спешат на первый зов

Сатиры с фавнами – в глуши дубров

Спугнуть в траве заснувшего зайчонка;

Иль скачут по уступам, чтоб ягненка

От хищника пернатого спасти;

Иль козопасов, сбившихся с пути,

На верную дорогу чудодейно

Направить; иль, у волн благоговейно

Ступая, для тебя насобирать

Затейливых ракушек, чтоб швырять

Ты мог бы их тайком в наяд пугливых;

Иль, состязаясь в играх прихотливых,

Друг в друга метко запускать орехом;

Мы заклинаем вездесущим эхом,

Живущим и в долине, и над кручей, -

Услышь нас, царь могучий!

Ты, слушающий ножниц громкий стук,

Когда в закуте жмутся в тесный круг

Остриженные овцы; ты, столь часто

Трубящий в рог, когда кабан клыкастый

Приходит всходы нежные топтать;

Вовек не устающий овевать

Колосья, отводя от них напасти;

Послушные твоей чудесной власти,

Исходят ночью из земных пустот

Причудливые звуки, средь болот

И вересков безлюдных замирая;

Ты ужасаешь, двери отворяя

К неисчислимым тайнам… О великий

Дриопы сын! Услышь же наши клики!

К тебе мы обращаемся с мольбой,

Увенчаны листвой.

Пребудь обителью, где полнят ум

Рои зовущих к горним высям дум,

Земли слежавшейся живым броженьем,

Магическим ее преображеньем;

Ты – морем отраженный небосклон,

В стихиях буйных сущий испокон,

Неведомый!.. Мы, пред тобой смиренно

Склоняя оробевшие колена,

Возносим свой ликующий пеан

И заклинаем, о великий Пан:

Услышь, услышь тебе хвалу поющих

В Ликейских кущах!”.
Перевод Е.Витковского

Гимн Пану Алистера Кроули

«О, трепет радости! Я окрылен, ликую!

Ио! Ио! Пан! Пан!

Пан, о странник морской, явись,

Божественных хороводов царь,

Покинь Киллены кремнистый кряж

С бурей снежной, о Пан! Сойди!»

Жаждой света трепещи, желанный

Муж мой, страстью пьян!

Мчись во весь опор из ночи Пана!

Ио Пан!

Ио Пан! Приди из-за морей,

Из Сицилии, Аркадии твоей!

Вакхом-странником со свитою сатиров,

Фавнов и менад, пантер и тигров,

Из земель заморских, на спине

Белого осла — ко мне! Ко мне!

О, прекрасный Бог! Веди с собою

Аполлона в свадебном уборе

(Пифия, пастушка!);

вслед за ним —

Артемиду (легок, словно дым,

Шелк ее сандалий); под луной

Белое бедро свое омой

Там, где беломраморный утес

Над лесами грудь свою вознес

И родник мерцает янтарем,

Словно зыбкий сумрак пред зарей.

Пурпур вожделенья окуни

В жар святыни, в алость западни,

Душу потрясенную взнеси

В горнюю всевидящую синь:

Пусть дивится со своих высот,

Как вскипает сладострастный сок

Древа жизни — духа и души,

Разума и плоти… Поспеши,

Мой желанный — дьявол или бог —

Муж мой!

Без дорог

Мчись! Ко мне, ко мне — из дальних стран!

(Ио Пан! Ио Пан!)

Тишь развей пронзительной трубою

На холме!

Взрокочи тимпаном пред собою

Вслед зиме!

Пусть зовет весну твоя свирель!

Я ли не созрел?

Я ль не истомился в тяжких путах,

Меж землей и небом, без приюта?

Тщетно бьюсь, как лев, и вьюсь, как змей!..

О, скорей!

В груди моей

Жажду дьявольских объятий

Утоли, Всепожиратель,

Всеотец! Разбей клинком

Звенья тягостных оков!

Око Зрячее даруй мне,

Шип терновый чресел буйных,

Слово тайны и безумья!

О Пан! Ио Пан!

Ио Пан! Ио Пан Пан! Пан Пан! Пан,

Я — человек пред тобой:

Твори свою волю, как может великий бог,

О Пан! Ио Пан!

Ио Пан! Ио Пан Пан! Я ото сна восстал:

Змея обвила мой стан,

Когтями и клювом терзает орел;

Се — отступают боги —

Великие звери грядут, Ио Пан! Я обрел

То, для чего я родился, — гибель на роге

Единорога!

Я — Пан! Ио Пан! Ио Пан Пан! Пан!

Пан! Я — твой муж, тебе под стать,

Я — злато, я — бог, я — вожак твоих стад,

Я — плоть от твоей кости, цветок твоего жезла.

Грохочут по скалам стальные копыта козла:

Сквозь упрямый солнцеворот

К равноденствию мчусь — вперед! —

И беснуюсь; и мир без конца и без краю

Истязаю, насилую, рву, раздираю —

Кукла, дева, менада, муж, человек —

Во власти Пана вовек.

Ио Пан! Ио Пан Пан! Пан! Ио Пан!

Перевод (с) Анна Блейз, 2008

ПАНУ Орфический гимн

Чистый творец лона дольнего, мира земного!

Мощновеликий Пастух стад телесного мира,

Неба, и моря, и тверди земной, дух сатира,

Пан покровитель, Хранитель огня молодого!

Лик твой является звуками вечной свирели,

Что воплощают Гармонию Космоса. Диво,

Скачущий быстро, летящий кругами игриво,

Ты средь вакханок, Певец, расточающий трели!

Дом твой – пещеры с глубинными недр родниками,

Ты козопасов и всех волопасов защитник,

Зоркий дозорный, лихой зверолов и светильник

В гротах ночных и в виденьях забывшихся снами.

С нимфами вместе и радостной Эхо, чьи звуки

Нежно ласкают и льют, услаждая нам слух.

О, многоликий Пэан, плодоносный Пастух,

Гневный, двурогий. Щедры твои сильные руки.

Словно бурлящие воды глубин Океана,

Пеструю сушу водой омывают, питая,

Тварей питаешь земных ты, желанья рождая

Ярким огнем животворным под звуки пеана.

В вечных молитвах твоих поколенья бессмертных

Род человеков выводят на пажити жизни.

Трижды блаженный вакхант, снизойди в доброй мысли

К смертным, что стонут под гнетом страданий несметных.

Ужас панический, Пан, о, всесильный, сними

С грешных созданий твоих многоопытных рук.

Дай окончанье земного пути и потуг

Наших напрасных, весельем своим отведи!
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6700
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Re: Пан

Сообщение Iss » Сб май 19, 2012 14:10

СЕЛЬВЕ/СИЛЬВАН

Сельве (Selva) - считается одним из этрусских богов плодородия, относящихся к кругу Фуфлунса. На модели печени из Пьяченцы его участок находится рядом с участком Фуфлунса.
Имя этрусского бога Сельве можно встретить в надписях, покрывающих статуэтки обнаженных мальчиков и мужчин, которые жертвовались как дар богу, чтобы он взамен исцелил тело дарителя (так называемые вотивные дары). Наличие вотивных даров указывает на целительные способности Сельве.
По мнению А.И. Немировского, бог Сельве соответствовал римскому богу Сильвану (Silvanus), что можно заключить из того, что Сильван был связан с Либером так же, как были связаны боги Сельве и Фуфлунс. Как и у Фавна, у Сильвана/Сельве отчетливо прослеживаются следы фаллического культа. Об этрусском проведении культа бога Сельве известно мало. Для лучшего понимания сущности бога Сельве рассмотрим его римский аналог - Сильвана или Сильвана. На важную роль Сельве указывает распространенность культа и присутствие его имени на модели гадательной печени. Кроме этого, представляется важным еще одно обстоятельство - широкое почитание Сильвана/Сельве в среде плебеев и рабов. Отметим, что в этой среде находилось большое количество этрусских граждан после захвата и уничтожения их городов Римом.

Рассмотрим особенности почитания Сельве/Сильвана в Римской империи. Во времена Империи он был самым популярным богом в среде плебеев и рабов. В плебейской среде, сохранившей многие аспекты этрусского культа, Сильван считался "могучим верховным богом, спасителем, борцом, непобедимым, небесным, пантеем", почитался основателем и покровителем культурного земледелия. Кроме того, Сильван почитался в римской мифологии как бог лесов и полей, а также всей дикой природы: он был божеством животных, растений, гор, скал, металлов. Как бог дикой природы, Сильван был отождествлен с греческим Паном, кроме того, по функциям и характеру поклонения Сельве близок к славянскому Велесу.

Существуют римские легенды о Пилуми и Пикуми, которые как культурные герои покровительствуют браку, сельскохозяйственным работам и выпечке хлеба, они защищают роженицу от бога дикой природы Сильвана.

Дикая, хтоническая природа Сильвана и его близость с неуправляемыми силами земли видна из ряда римских обрядов, описанных святым Августином, который сообщает, что римские крестьяне зорко охраняли только что родившую женщину и ее младенца от вторжения Сильвануса, для чего три человека брали на себя роль богов-стражей. Они ночью обходили дом, обращая особое внимание на порог: через регулярные промежутки времени по порогу ударяли серпом, затем пестиком, а затем подметали метлой. Все предметы были связаны с обработкой зерна и хозяйством, используя их, крестьяне призывали на защиту домашних божеств и богов покровителей сельского хозяйства.

Сильвана благодарили за удачу, исцеление, сны, освобождение от рабства. Обычай просить об исцелении перешел от этрускам к римлянам. Сильван изображался в крестьянской одежде; в качестве атрибутов он имел - серп и дерево, как показатели его покровительства сельскому хозяйству и природе.

В позднее римское время культ Сильвана несколько преобразился. В одном старинном трактате сказано: "Отчего всякое владение почитает Сильвануса? Оттого, что всякое владение имеет трех Сильванусов. Один зовется домашним и опекает хозяйство, другой - полевой, и опекает пастухов. Третий же стоит на границе - с лесом либо домашним владением". Интересно, что его культ нашел отражение в митраизме, одно время распространенном в Риме. В митраизме Сильван считался душой убитого Митрой быка, который поднялся на небо и стал богом стад.

Некоторые аспекты культа Сельве/Сильвана совпадают с культом Манов и Ларов, связанных с культом предков (см. соответствующие разделы). Как и эти божества, Сельве/Сильван охранял дом и усадьбу, следил за неприкосновенностью границ имения, что характерно для этрусских религиозных представлений. Он защищал имения от покушений захватчиков. В имениях Сильвану, как и Ларам, посвящались рощи.

Хтоническая сущность Сельве/Сильвана подчеркивается посвящаемыми ему животными: собакой, козой, змеей, которые имеют хтонический характер. Как и от Ларов и Манов, от Сильвана ждали награду в Загробном мире за честную трудовую жизнь.

В отличие от Ларов и Манов, которых почитало все римское общество, Сельве/Сильван почитался плебсом и рабами и его культ противопоставлялся культу патрицианской верхушки римского общества. Высшие слои общества трактовали Сильвана как мятежника, врага богов небесных, как низкую материю, отброс (Serv. Aen., VIII, 601).

Имелось несколько версий его рождения: 1) сын раба и козы; 2) сын тускуланки Валерии от ее отца. Мы полагаем, что эти версии рождения Сильвана были специально придуманы в патрицианской среде для оскорбления "великого бога плебеев". Такое оскорбление всегда типично там, где имеется вооруженное противостояние двух социальных групп. Думается, что в среде плебеев и рабов письменных документов создавалось мало, поэтому мы имеем в своем распоряжении патрицианские, заведомо оскорбительные версии о рождении бога Сильвана/Сельве.

Из аналогии Сельве с римским богом Сильваном, следует заключить, что Сельве не просто бог плодородия, а могущественное божество с широкими полномочиями.

(По книге А.Е. наговицына "Мифология и религия этрусков")
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Ответить

Вернуться в «Античная мифология»