Танифы - акулоящеры Новой Зеландии

(гавайцы, маори, папуасы...)
Ответить
Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6700
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Танифы - акулоящеры Новой Зеландии

Сообщение Iss » Чт июн 14, 2012 16:56

В мифологии маори , танифы, "taniwha" (маори произношение: [tanifa] )- существа, живущие в глубоких реках, темных пещерах, или в море,. Они могут считаться уважаемым Kaitiaki (защитные опекунов ) о людях и местах, а могут - опасными, хищными существами, которые, например, похищают женщин и берут их в жены.
Изображение
Лингвисты восстановили слова "taniwha" от прото-океанических "tanifa", со значением "акула". В Тонга и Ниуэ , "tenifa" относится к большой опасной акуле, как и самоанский tanifa. На острове Токелау "tanifa" это морское чудовище, поедающее людей. В большинстве других полинезийских языков , родственные слова относятся к акулам или к рыбам вообще. Некоторые антропологов, такие как Джон А. Асбьерн признали, что taniwha имеет «аналоги, которые появляются в других полинезийских космологиях".

Судя по всему, у каждой танифы есть свой излюбленный облик, который она предпочитает всем другим. Однако большинство таниф рассекает морские просторы в обличье акулы (сравните название Маори для большой белой акулы : Манго-taniwha) кита или осьминога, а на время пребывания на суше или во внутренних водах островов сменяет его на «шкуру» гигантской ящерицы, змеи или угря. Иногда танифа прнимает облик плавающего бревна, ведущего себя необычнм образом. Кстати, способна танифа перемещаться и под землей, сотрясая почву и творя немалые разрушения на своем пути. Поговаривают, что многие бухты и гавани новозеландских островов созданы именно танифами. Легенды связывают гавань Веллингтона, столицы Новой Зеландии с двумя танифами. Окаменелые останки одного из них превратились в холм с видом на город. Другие танифы якобы вызывают оползни возле озер или рек.
По легенде один из гланвых богов маори Тане, бог лесов и сын Рангинуи и Папатуануку, отца-неба и матери-земли, был вынужден сражаться с большим танифом возле нынешнего города Хокс-Бей.
Изображение
Нередко танифа принимает на себя роль хранителя одного из племен маори. Многие известные танифы прибыли из Гаваики (легендарной прародины маори) , часто в качестве опекунов предков прибывших каноэ. Как только прибыл в Новую Зеландию , они взяли на защитную роль за потомков экипажа каноэ они сопровождаются. Происхождение других taniwha неизвестно.

Такую танифу-хранителя называют «каитиаки». Каитиаки зорко следит за тем, чтобы законы и табу неукоснительно соблюдались и жестоко карает виновных, оберегает свой народ от вторжения захватчиков, предупреждая о приближении врага, иногда даже спасает утопающих. Правда, это не мешает ей по-прежнему нападать и пожирать людей тех племен, которые не имеют к ней никакого отношения.

Танифа-каитиаки общается со своими подопечными при помощи медиума и он один знает, как умилостивить грозную покровительницу. Как ни странно, одним из самых действенных подношений божественной хищнице считают… зеленые ветви. Именно их жрец-медиум опускает в воду в местах обитания танифы, произнося при этом надлежащие магические формулы. Другой бесценный дар народа маори своему каитиаки-хранителю — первый сладкий картофель от каждого урожая, который здесь носит название «кумара».

Медиум танифы — не просто оракул, вещающий волю божества своему народу. В своем посмертном воплощении он вполне может и сам стать танифой. Как, впрочем, и любой, кому часто доводилось иметь дело с танифами при жизни. Считается, что танифой был обращен и один из старейших предков маори, утонувший в морских волнах Тухеита, хотя при жизни он и не был знаком ни с одной волшебной акулой.

Известны истории маори и удивительные случаи заключения брачных союзов между танифой и человеком. Воинственные самцы танифы нередко предпочитают добывать себе невест, похищая земных женщин и насильно удерживая их в своих пещерах-укрытиях, а танифы-акулицы порой добровольно становятся женами смертных мужчин. От союза двух столь различных сущностей может родиться как человек, так и танифа, но никто по сей день не слышал о полутанифе, схожей с обоими родителями одновременно.
Изображение
Агрессивные действия танифы не раз становились причиной войн и охоты на кровожадного хищника. Не раз находились смельчаки, которым удавалось одолеть танифу-людоеда и, вспоров ее брюхо, освободить тела проглоченных ею жертв, вернуть на землю из живой подводной могилы. И только один человек однажды сумел не просто победить, но приручить танифу. Звали этого человека Тамурэ, а танифу, с которой ему суждено было сразиться — Каиварэ. Тамурэ владел волшебной дубинкой из нефрита — мэрэ, и именно она таила в себе силу, способную одолеть танифу. Когда эти двое — человек и танифа — сошлись в бою, Тамурэ ударил Каиварэ дубинкой по голове и тем самым заставил ее покориться себе.
Говорят, Каиварэ по сей день живет в тамошних водах, но поныне не разбойничает и не охотится на людей, а кормится лишь речными раками и осьминогами.

Вера в существование танифов часто используется в различных спорах, чтобы блокировать или изменять развитие дорожной инфраструктуры .
Так в 2002 году Ngāti Нахо, племя маори из района Меремере, потребовал, чтобы часть основного шоссе страны, "Государственное шоссе 1" , была перенаправлена для того, чтобы защитить жилище от их легендарного защитника- танифы Karutahi, проживающего в болотах реки Уаикато. Этот танифа, как говорили, появляется в виде большого белого угря и Ngāti Нахо утверждали, что дорога должна быть перенесена, чтобы удалить неприятности от танифы. В ноябре 2002 года телевидение Новой Зеландии сообщило, что дорожники Новой Зеландии заключили соглашение с Ngāti Нахо, при которых «уступки были введены для того, чтобы оказать должное уважение танифам".
Некоторые, как например журналист Брайан Рудман критиковали такие сделки в отношении «скрытный танифов которые поднимаются из болота и русла рек то и дело, требуя десятину от дорожных служб Новой Зеландии ».
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6700
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Re: Танифы - акулоящеры Новой Зеландии

Сообщение Iss » Чт июн 14, 2012 17:13

несколько легенд о танифах:

Ручная танифа

Ту-арики жил на реке Рангитикеи (Река на Северном острове; впадает в Южный залив Таранаки.), но однажды поплыл за рыбой в Факату (Порт Нельсон в заливе Тасман на Южном острове). По дороге он поймал молодую акулу. Акула долго билась у его ног и чем-то привлекла его внимание. Ту-арики заметил, что она не похожа на других акул. В ее взгляде не было вражды. Всю дорогу до Факату акула лежала на дне лодки и смотрела на Ту-арики такими глазами, что у него не поднималась рука ее убить.

Как только лодка пристала к берегу, Ту-арики взял акулу на руки. Акула не сопротивлялась. Ту-арики шел с ней по берегу, пока не увидел в скалах глубокую бухту, отгороженную от моря огромными камнями. Здесь Ту-арики выпустил акулу в воду. Она медленно сделала круг, подплыла к тому месту, где стоял Ту, и обнюхала берег.

Каждый день Ту приходил к акуле, он кормил ее рыбой, разговаривал с ней и даже дал ей имя: Тутае-поропоро. Акула откликалась на зов, она подплывала к Ту и оставалась с ним, пока он не уходил. К тому времени, когда рыбаки наловили достаточно рыбы и решили вернуться домой, Ту-арики так привязался к акуле, что не захотел с ней расставаться. Он взял ее с собой и выпустил в реку Рангитикеи. Скоро все узнали про ручную акулу Ту.

- Зачем ты ее кормишь? - спрашивали люди.

- Охотнику на киви дорога собака, а мне акула, - отвечал Ту.

Ту-арики так хорошо кормил свою любимицу, что Тутае-поропоро скоро стала величиной с кита и едва умещалась в реке. Но она не была похожа ни на кита, ни на акулу, и Ту догадался, что Тутае-поропоро - танифа.

Однажды отряд воинов с реки Уонгануи напал на деревню, где жил Ту-арики. В жестокой схватке Ту-арики был убит и потом съеден. В тот вечер Тутае-поропоро напрасно ждала своего хозяина, он так и не пришел к ней. Всю ночь танифа не могла найти себе места. Настало утро, а Ту-арики все не приходил. Танифа высунула из воды огромную голову, ее глаза бегали из стороны в сторону, будто она искала хозяина, который каждый день приносил ей рыбу. Потом из воды показалось безобразное тело чудовища, и танифа поползла по тропинкам, где прежде ходил Ту. Она чувствовала его запах и ползла, сокрушая деревья, уничтожая посевы, обыскивая каждый уголок. Но все было напрасно.

В отчаянии Тутае-поропоро вернулась в реку и доплыла до моря. Закачавшись на морских волнах, она подняла голову и принюхалась. На севере не пахло ничем подозрительным, западный ветер приносил только приятный запах открытого моря, но с юга доносился сильный и стойкий запах крови. Танифа ударила по воде хвостом, повернула на юг и стремительно поплыла к устью реки Уонгануи. Там еще сильнее пахло кровью, и сердце танифы переполнялось яростью. Она поняла, что где-то здесь враги сожрали ее хозяина. Некоторое время танифа плавала в низовьях реки и ждала, не появятся ли люди, которые убили Ту-арики. Но ее надежды не оправдались. Тогда она поплыла вверх по течению и устроила себе дом в глубокой заводи под утесом Тау-маха-ауте (Тау-маха-ауте - или Утес Шекспира, находится примерно в четырех милях от города Уонгануи, расположенного в устье реки того же названия.). Вскоре бывшая любимица Ту-арики стала грозой Уонгануи. Ни одна лодка не могла проплыть мимо ее убежища. Как только в тесных каменных стенах ущелья раздавался звук весельных ударов, Тутае всплывала со дна реки, и лодка попадала к ней в пасть.

Окрестные жители не сразу догадались, что в реке поселилась танифа. Лодка за лодкой исчезали без следа, и все новые и новые отряды отправлялись на поиски пропавших родных. Когда правда открылась, жители прибрежных деревень, спасаясь от чудовища-людоеда, в ужасе покинули свои дома. К несчастью, река Уонгануи была единственной дорогой для многих племен, люди не могли перестать плавать по реке, какое бы страшное чудовище ни поселилось в ее водах. Мужчины долго ломали головы. Наконец вождь Тама-ахуа, известный всем и каждому, потому что он умел летать, придумал, как избавиться от танифы. Он встал посредине фаре-рунанги, дома собраний, и сказал:

- В деревне Ваи-тотара живет человек, который убил уже несколько чудовищ. Его зовут Ао-кеху.

- Ты согласен пойти к нему и попросить помощи? - спросили Таму-ахуа.

- Согласен, - ответил он.

Тама-ахуа не терял времени даром. Он взял в руки чудесное перо танифы и вскоре появился на марае в Ваи-тотаре.

- Танифа опустошила нашу землю, - сказал он. - Дети оплакивают отцов, жены оплакивают мужей.

- Я помогу вам, - сказал Ао-кеху.

Через несколько дней Ао-кеху уже был на месте. Он привел с собой семьдесят человек и принес оружие для расправы с танифой: таи-тиму и таи-пароа - две пилы, зубья которых были сделаны из зубов акулы.

Ао-кеху тут же приказал своим помощникам изготовить ящик с плотно прилегающей крышкой такой величины, чтобы он мог поместиться внутри вместе с оружием. Ящик принесли к реке выше убежища танифы. Ао-кеху влез внутрь, захватив с собой таи-тиму и таи-пароа, крышку закрыли и крепко-накрепко завязали веревкой. Дыры в стенках замазали глиной, так что нигде не осталось ни щели, и спустили ящик на воду.

Когда ящик приблизился к утесу Тау-маха-ауте, танифа почуяла запах человека. Люди, которые стояли на гребне горы на другой стороне реки, видели, как вынырнуло чудовище, похожее на скалу, исхлестанную ветром и дождем. Танифа разверзла пасть, проглотила плывущий ящик и тут же исчезла, будто ее и не было, только под утесом еще некоторое время бурлила вода.

Прижавшись ко дну узкого ящика, Ао-кеху молил богов о помощи. Когда танифа проглотила ящик, он почувствовал, что внезапно погрузился под воду, потому что танифа тут же нырнула на дно реки. Тогда Ао-кеху перепилил крышку ящика и изнутри вонзил оружие в тело танифы. Чудовище заметалось из стороны в сторону, и Ао-кеху заметался в ее темном чреве. Наконец танифа сделала последний отчаянный рывок, перевернулась на бок и испустила дух.

Люди на берегу увидели, что тело танифы понесло вниз по течению, и пошли вслед за ним. Как только танифу выбросило на отмель, они тут же взялись за работу: разрезали живот чудовища и прежде всего освободили Ао-кеху. Потом вынули тела других людей, которых проглотила танифа, и похоронили, как подобало хоронить людей.

А Тутае-поропоро они оставили на съедение птицам, и все вокруг радовались ее смерти. Только Ту-арики, наверное, затосковал, когда весть о гибели его верного друга дошла до сумеречного нижнего мира, куда он переселился после смерти.

Танифа с озера Ваи-каре-моана

Красивейшее из озер, Ваи-каре-моана, безмятежно покоится под летним небом, но когда-то давным-давно на этом озере, на этом небольшом море, чья бескрайная водная гладь обычно подернута легкой рябью, разыгралась настоящая буря, которой оно обязано своим названием (Ваи-каре-моана в переводе с маорийского означает "Море бурных вод".).

У Маху было несколько детей. Он жил в небольшой долине, со всех сторон окруженной холмами, где бил из-под земли священный ключ. Однажды Маху попросил детей принести воды. Старшая дочь, Хау-мапухиа, осталась дома, а младшие дети пошли за водой. День был жаркий, детям не хотелось идти к дальнему озеру, и они набрали воды из священного источника. Маху отпил глоток и тут же понял, что они сделали. В ярости он обратил своих детей в камни. Эти камни до сих пор лежат в долине как памятник нерадивым детям и разгневанному отцу. Они так и называются: Ханау-а-Маху - Дети Маху.

Маху мучила жажда. Он велел Хау-мапухиа пойти на озеро и принести воды. Но Хау не хотела никуда идти. Как Маху ни бранил ее, она не тронулась с места, и в конце концов Маху пришлось идти самому.

Когда он нагнулся, чтобы зачерпнуть воды, его обуял гнев. Он решил, что накажет Хау еще страшнее, чем своих младших детей. До темноты Маху прятался около озера. Наконец он услышал чьи-то шаги. Это была Хау, она искала отца. Когда она подошла совсем близко, Маху выскочил из-за куста, схватил дочь и бросил в воду. Он опускал ее все глубже и глубже, пока вода не сомкнулась над ее головой. Маху отпустил дочь, только когда она перестала биться у него в руках. Потом он распрощался с родными местами и ушел к морю.

Но Хау не погибла. Она только утратила нежное округлое тело девушки. Ее руки стали похожи на плавники рыбы, ноги срослись вместе. Кожа покрылась чешуей, красивое лицо обезобразилось, длинные волосы превратились в длинные спутанные водоросли. Некоторое время она неподвижно лежала на дне озера. Потом холодная кровь разлилась по ее жилам, и она стремительно поплыла прочь от берега. Хау стала танифой.

Но небольшое озеро было слишком тесным домом для танифы. Хау попыталась вырваться на волю сначала с северной стороны: она прорубала скалы, сдвигала холмы, переворачивала пласты земли, будто у нее в руках была ко и она рыхлила участок под кумару. Хау остановилась, только когда ей преградил путь могучий горный хребет Хиа-рау. Вода устремилась в прорытый ход, а Хау повернула назад и попробовала пробиться к океану с восточной стороны. Но ее снова постигла неудача: она попала в расселину, через которую вода вытекала из озера.

Пошел дождь, потоки воды побежали по склонам холмов и заполнили до краев рукава озера, которые прорыла Хау. Она слышала далекий гул океана Кивы и отчаянно билась на своем узком ложе. От этого вода в озере разбушевалась, за что оно потом и получило свое название.

Медленно двигалась Хау к океану и кричала не своим голосом. Маху услышал ее вопли и пожалел дочь. Он знал, что она голодна, и послал ей рыбу - ту самую рыбу, которая водится сейчас в спокойных водах Ваи-каре-моаны. Но Хау не наелась рыбой. Тогда Маху послал ей моллюсков - ракушки этих моллюсков до сих пор попадаются в скалах на берегах озера. А потом взошло солнце, и танифа Хау-мапухиа погибла. Тело Хау так и осталось лежать там, где ее настигла смерть. Воды озера до сих пор перекатываются через него и играют ее волосами-водорослями.

Пакеха думают, что это скала, но маори им не верят. Они знают, что в этом месте лежит танифа Хау-мапухиа, из-за которой у Ваи-каре-моаны такие извилистые берега и глубокие заливы, где разбушевалась вода в ту ночь, когда Хау-мапухиа снова и снова пыталась вырваться из маленького озера на необъятные просторы океана Кивы.

Танифа-ящерица

Вы бы задрожали от страха, попадись вам на глаза Каифакаруаки! У него была влажная белесая кожа, из-за того что он жил в лесу, в темной пещере. Когда он волочил по земле свое мерзкое тело, даже птицы улетали прочь. Однажды он полз по лесу в поисках пищи и застиг врасплох одну женщину. Ее отчаянные крики не остановили Каи, он уволок ее к себе в пещеру и сделал своей женой. Каи не боялся, что она сбежит от него: когда он вползал в пещеру, его тело загораживало выход, а когда Каи уползал в лес, он привязывал к волосам женщины один конец длинной льняной веревки, а другой не выпускал из лапы. Время от времени он дергал за веревку и проверял, на месте ли его жена.

Изо дня в день женщина не переставая думала об одном: как убежать домой. Каи двигался быстрее ее, поэтому она могла рассчитывать только на какую-нибудь хитрость. Наконец женщина иридумала, как обмануть Каи, и при первом удобном случае привела свой план в исполнение.

Однажды Каи выполз из пещеры и отправился на поиски пищи, а женщина вышла вслед за ним и перерезала острой ракушкой веревку, привязанную к ее волосам. Сначала она держала веревку в руках, а потом привязала к молодому дереву. Она слышала, как танифа ползет по лесу, сокрушая деревья и вспугивая птиц. Веревка натянулась до предела. Молодое деревцо покорно пригнулось и снова выпрямилось. Женщина надолго затаила дыхание. Потом она услышала, как танифа пополз дальше, и поняла, что она спасена.

Женщина прибежала в деревню, рассказала, что с ней случилось, и мужчины решили расправиться с танифой. Они тут же начали строить огромный дом специально для Каифакаруаки. Когда дом был готов, один молодой мужчина пошел в лес, чтобы пригласить танифу пожить с ними в деревне.

Боязливо оглядываясь, он углубился в чащу, громовым голосом прокричал приглашение и бегом вернулся к каингу.

Все жители деревни собрались на марае и с тревогой смотрели на крайний дом, к которому вплотную подступал лес. Прошло немного времени, кусты раздвинулись, и появился Каифакаруаки. Дети спрятали головы на груди матерей, и даже воины попятились, увидев отвратительное чудовище с горящими, словно угли, глазами, которое переваливалось с лапы на лапу и приближалось к ним, задрав морду выше деревенских домов.

- Где моя жена? - проревел Каи хриплым голосом. Женщина отважно вышла к нему навстречу, а тоа покраснели от стыда.

- Не бойся, Каифака, - ласково заговорила женщина. - Вот я, твоя жена.

- Почему ты убежала?

- Мне надоело жить в твоей холодной сырой пещере, - ответила женщина. - Это моя родная деревня. Давай поживем теперь здесь. Посмотри, какой дом построили для нас с тобой мои соплеменники.

Каифакаруаки обернулся и посмотрел на огромный новый дом. Он показался ему привлекательным.

- А я испугался, что ты превратилась в дерево, - сказал Каи, - но раз ты живешь в этой деревне, я согласен здесь остаться.

Каи мотнул головой и оглядел собравшихся людей.

- Смотрите, кормите меня досыта, - сказал он. - Бойтесь гнева Каифакаруаки! А теперь я пойду спать. Велите моей жене прийти ко мне. - И с этими словами Каи пополз в дом.

- Пора! - прошептала женщина. - Принимайтесь за работу!

Мужчины начали обкладывать стены дома хворостом и ветками чайного дерева мануки.

- Где моя жена? - рычал Каи. - Пусть жена сейчас же идет сюда, уже стемнело!

Мужчины торопливо подкладывали новые и новые кучи хвороста, а несколько человек взяли чурбан, одели его как женщину, просунули в дом и тут же снова закрыли дверь. Скоро стены дома были до верха обложены хворостом. Вождь поднес факел, во мраке ночи языки пламени, как живые, запрыгали по сухим веткам и с треском побежали по хворосту.

Каи перевернулся на другой бок, и мужчины почувствовали, как земля задрожала у них под ногами.

- Что это за шум доносится до моих ушей?! - крикнул Каи.

- Тише! Это ветер побежал по верхушкам деревьев, - закричали мужчины. - Начинается буря.

Стены дома уже пылали, и Каи понял, что его заманили в ловушку. Он ползал взад и вперед по своей узкой темнице, но пламя не давало ему приблизиться к выходу, а стропила медленно опускались внутрь дома. Наконец сноп искр взвился в небо, и Каи погиб.

Правда, Каифака сгорел не целиком. Его хвост уцелел. Он отвалился от тела, пробрался между горящими ветками и убежал в лес, где его дети моко папа - древесные ящерицы - живут до сих пор.

Но это уже другой рассказ, такой же правдивый, как рассказ о Каи, - ведь всем известно, что потомки хвоста Каифакаруаки иногда преспокойно расстаются со своим хвостом. Разве не так?

Говорящий таиифа из Роторуа

У танифы, который жил среди холмов между озером Роторуа и рекой Уаикато, были крылья, как у летучей мыши, на длинной гибкой шее торчала голова с острым клювом, во рту сверкали зубы, а на ногах и на заплечьях росли когти, острые, как косы.

Никто не осмеливался ходить по дороге через холмы, один только Каху-ки-те-ранги, уаикатский вождь, пользовался этой дорогой, потому что был влюблен в Коку, дочь тохунги древнего племени арава. Каху знал, что соплеменники тохунги хотели проложить по холмам более короткую дорогу, чтобы не делать каждый раз длинный обход из-за чудовища, пожиравшего людей. Во время одного из своих посещений Каху заговорил с тохунтой о новой дороге, но тохунга понимал, что об этом нечего и думать, пока чудовище бродит среди холмов.

- Ты знаешь столько заклятий, что без труда справишься с этим людоедом, - польстил старику Каху. - Если ты усмиришь чудовище, мои соплеменники проложат широкую ровную дорогу среди лесов и холмов.

- Что ты хочешь в награду за этот щедрый дар? - подозрительно спросил тохунга.

- Ничего, разреши мне только жениться на твоей дочери Коке.

Тохунга задумался. Он понимал, что этот брак скрепит узы дружбы между его племенем и племенами, которые живут на берегах Уаикато, а дорога позволит воинам дружеских племен помогать друг другу отражать удары общих врагов. В конце концов сердце тохунги дрогнуло, и он согласился отдать дочь. Тогда молодой вождь вернулся домой, созвал своих соплеменников и начал строить дорогу.

Каху знал, что может рассчитывать на свои силы, поэтому он и пообещал тохунге проложить дорогу, если тот разрешит ему жениться на Коке. Отец Каху, прославленный охотник на чудовищ, не раз имел дело с этими непонятными отвратительными тварями и даже научился их языку, а потом научил сына. Каху взобрался на холм и подошел к пещере танифы. Он смело приблизился к чудовищу и стал почесывать и скрести его спину, отчего чудовище сразу пришло в благодушное настроение. На ярком послеполуденном солнце между чудищем и мужчиной завязался разговор.

- Тебе бы нужно завести жену, - сказал Каху. - Она будет ухаживать за тобой, поскребет спину, если шкура высохнет и зачешется.

- Прекрасная мысль, - сказало чудище. - Ты не поверишь, но я как раз подумал о том же самом. Скажи, где бы мне найти подходящую женщину? Никто, кроме тебя, не ходит теперь по этой дороге, все знают, что я здесь живу.

- Я тебе помогу, - сказал коварный Каху. - Давай только уговоримся: я найду тебе жену, а ты выполнишь одну мою просьбу.

- Что тебе нужно?

- Я хочу, чтобы ты поселился на другой стороне холма и оставил в покое людей с Уаикато и Роторуа.

- С превеликим удовольствием, - сказал танифа. - Что мне за смысл жить в таком месте, где не дождешься ни одного путника?! Я не хочу умереть с голоду.

- Через два дня я приведу тебе жену. Смотри, не забудь о своем обещании.

Каху вернулся в деревню и разыскал старуху Пукаку. На этой безобразной неопрятной злой женщине лежала обязанность хоронить мертвых, и люди сторонились ее.

- Здравствуй, Пукака, - сказал Каху. - Я нашел тебе мужа.

Старуха откинула в сторону прядь спутанных волос и недоверчиво взглянула на Каху.

- Никто не возьмет меня в жены по своей воле, - пробормотала она.

- Неправда! Муж ждет не дождется, когда ты явишься.

- Где же он?

- Недалеко отсюда, на холме, не доходя Роторуа.

- Там никого нет, кроме танифы.

- Конечно. Я про него и говорю. Он будет приносить тебе пищу, заботиться о тебе.

Старуха задумалась.

- На старости лет хорошо иметь мужа, - бормотала она в нерешительности. - Лучше жить в доме танифы, чем умирать с голоду. Я согласна.

Каху сжал грязную руку старухи и повел ее к танифе. Муж и жена не понравились друг другу, но оба решили не показывать вида.

Каху ушел. Напоследок он сказал Пукаке:

- Не забывай вовремя скрести спину своему мужу. Тогда он все для тебя сделает. Смотри, чтобы он оставался на той стороне холма, а то будет плохо и тебе, и мне.

Каху-ки-те-ранги пошел домой, а танифа посадил старуху на спину, замахал крыльями и поднялся высоко в воздух. Потом он медленно опустился на дальних склонах холма и стал подыскивать новый дом для себя и жены.

Теперь можно было прокладывать дорогу, не опасаясь за свою жизнь, и соплеменники Каху взялись за работу: они вырывали кусты, срубали деревья, если нельзя было их обойти, укладывали ветки на болотистых участках, и скоро Каху и его друзья могли уже быстро и в полной безопасности добираться до Роторуа, где Каху женился на Коке. Свадебный пир длился несколько дней, но наконец настало время возвращаться домой. Вереница мужчин, женщин и детей беспорядочно растянулась по дороге. Вместе с ними шли самые красивые девушки с Уаи-като и красавицы с Роторуа, которые сочли своим долгом пойти на Уаикато.

И никто в этой толпе даже не вспомнил про танифу, который столько времени наводил ужас на всех путников. Знай они, что танифа лежит на холме чуть выше дороги, притаившись в небольшой впадине, заросшей высоким папоротником, смех замер бы у них на губах. Танифа был недоволен женой. Когда он услышал вдалеке громкий смех и радостные песни, ему захотелось посмотреть, кто идет по дороге. Он перевалил через вершину холма и спрятался среди папоротника.

Дикая злоба заклокотала в сердце танифы при виде Каху и его красивой жены, за которой двигалась целая процессия пышных привлекательных девушек, в то время как ему, танифе, подсунули в жены грязную костлявую старуху-могильщицу.

Танифа как смерч налетел на людей и тут же подцепил когтем несколько женщин. Каху услышал пронзительные крики и побежал назад по дороге посмотреть, что случилось. Танифа пронесся над его головой, помедлил мгновение, подцепил другим когтем Коку и, взмыв над деревьями, полетел к своей старой пещере на вершине холма.

Каху в отчаянии пришел к отцу и спросил, как ему одолеть танифу, который не сдержал слова. Отец придумал одну хитрость, и Каху не мог не удивиться его прозорливости. Через несколько дней из деревни вышел отряд молодых мужчин. Они быстро подошли к тому месту, где сломанные кусты и вытоптанная трава указывали путь к пещере танифы. На открытом месте мужчины разложили поперек тропы толстую льняную веревку. Веревка была завязана петлей, часть которой они подняли высоко над землей с помощью раздвоенной палки. Концы веревки тянулись среди высокой травы до леса, где с каждой стороны за веревку ухватилась сотня рук.

Каху снял одежду и пошел один вверх по склону. Он не старался скрыть свое приближение. Через некоторое время Каху вышел на открытую поляну перед пещерой и на миг остановился, потому что от страшных мыслей сердце слишком быстро заколотилось у него в груди. Кости, запятнанные кровью, и куски человеческого мяса ясно показывали, что танифа до отвала наелся аппетитными молодыми женщинами из племени Каху и из племени арава.

- Эй, ты, трусливое чудовище, выходи! - закричал Каху во все горло. - Выходи, гадкая тварь!

Танифа высунул голову из пещеры.

- Ах, это ты, Каху! Ты пришел полюбоваться на мою новую жену, такую пухлую и красивую, или ты хочешь взглянуть на Пукаку? Пукака ждет тебя по ту сторону холма. Можешь увести ее назад, мы оба будем довольны.

- Где Кока? - спросил Каху прерывающимся голосом.

- В пещере, где же еще. Лучшей жены для старого танифы просто не найти. Тебе не о чем беспокоиться. Я не спускаю с нее глаз.

- Я пришел забрать ее домой, - спокойно ответил Каху. - И я ее заберу. Но сначала я тебя убью и сожгу твою мерзкую тушу.

Танифа расхохотался.

- Чтобы меня поймать, понадобится целое полчище таких букашек, как ты. Сейчас же убирайся отсюда, не то я перекушу тебя пополам и брошу на съедение собакам и крысам.

Каху не произнес ни слова в ответ на эту угрозу, он только высунул кончик языка, чтобы показать, насколько он презирает чудовище. Танифа не вынес такого оскорбления. Он выскочил из пещеры и бросился на Каху, но тот увернулся и побежал. Вниз по крутому склону помчался вприпрыжку худощавый юноша без одежды, а за ним понесся танифа. Каху пробежал сквозь петлю и крикнул:

- Опускайте!

В то же мгновение, едва танифа сунул голову в петлю, один из друзей Каху убрал раздвоенную палку. Веревка обвила шею чудовища, натянулась и врезалась глубоко в его плоть. Друзья Каху остановили танифу на полном скаку. Они не выпускали из рук веревки и затягивали петлю все туже и туже, пока танифа не рухнул на землю бездыханным.

Каху-ки-те-ранги в третий раз поднялся на холм. Он обнял жену своими сильными руками и ласкал ее, и утешал, а потом спустился вместе с ней с холма и пошел по новой дороге к Уаикато.
Отсюда:
http://skazka.mifolog.ru/books/item/f00 ... t044.shtml
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Ответить

Вернуться в «Мифы Австралии и Океании»