Лилит

(иудео-христианство, ислам, зороастризм)
Аватара пользователя
Dr.DRI
Чертёнок
Сообщения: 24
Зарегистрирован: Пн окт 22, 2007 16:29
Пол: Другое
Откуда: выживший из Содома

Лилит

Сообщение Dr.DRI » Пт окт 26, 2007 12:42

ЛИЛИТ

В традиционных легендах и сказаниях многих народов, признающих Библию Священной Книгой, появляется иногда имя Лилит - существа женского рода. Ее считают первой (т.е. еще до Евы) женой библейского Адама. Согласно одному преданию, Бог, сотворив Адама, сделал ему из глины жену и дал ей имя Лилит. Ее называют еще Первая Ева.
Часто полагают, что Лилит является отражением старинных попыток раввинов интегрировать в иудейскую мифологию шумеро-вавилонскую богиню Белет-или (ее укороченное имя - Белили). Жители библейской Земли Ханаанской (Палестины) называли Лилит именем Баалат, что означает 'святая властительница'. А на одной из табличек, найденных в древнем городе Ур и датируемых 2000 г. до нашей эры, она названа именем Лиллаке. Имя Лилит восходит к именам трех шумерских демонов: Лилу, Лилиту и Ардат Лили, причем первый и второй из них - инкуб и суккуб, т.е. существа соответственно мужского и женского пола.
Согласно древнееврейской традиции Адам взял Лилит в жены только потому, что устал от соитий с различными животными. Эта содомия, которой он занимался до женитьбы на Лилит, хоть и считалась в Ветхом Завете грехом (Второзаконие, 27: 21), была очень распространена среди пастухов Среднего Востока.
Адам пытался приучить Лилит совокупляться с ним в так называемой 'миссионерской позе', т.е. в позе, когда мужчина находится сверху, что соответствовало преобладающей в то время власти мужчин (патриархату). Кстати, эту позу считали впоследствии единственно возможной и мусульмане, утверждавшие: 'Будь проклят тот мужчина, который ставит женщину на место Небес, а себя на место Земли'. Католические авторитеты также постоянно повторяли, что любая иная поза, кроме миссионерской, является грехом.
Но Лилит не была ни мусульманкой, ни католичкой. Она насмехалась над сексуальной необразованностью Адама и однообразием его любовных ласк. А потом прокляла Адама и убежала, поселившись у Красного моря. Кстати, это море, упоминаемое в связи с Лилит, является не географическим Красным морем, а одним из вариантов Океана Крови богини Кали Ма, 'Темной матери' индийского пантеона богов, триединой богини творения, сохранения и разрушения, причем последнее считается ее самым характерным свойством. И поэтому данный Океан должен постоянно наполняться жертвами, чему Лилит и способствовала впоследствии.
Бог послал ангелов, наказав им вернуть Лилит к мужу. Лилит отказалась вернуться и заявила, что создана, чтобы вредить новорожденным. Единственное, что удалось ангелам - это взять с Лилит клятву, что она не войдет в дом, в котором увидит их самих или их имена. Но одновременно она прокляла ангелов, не вняла наказам Бога и проводила свое время, совокупляясь с демонами. Любовь с демонами доставляла ей большее удовольствие, чем любовь с Адамом, от них она ежедневно рожала по сотне детей. И Бог был вынужден для замены Лилит сотворить кроткую Еву, которая и стала второй женой Адама.
Плодовитость Лилит и ее сексуальные предпочтения сделали ее очень популярной у земледельческих племен. Они называли Лилит Праматерью или Великой Матерью и противопоставляли Адаму, сделавшемуся предводителем скотоводческих племен. Древние евреи, считавшие кровь и все, что с ней связано, нечистым, не приняли культ Великой Матери из-за того, что она пила кровь пастуха Авеля, который - в соответствии с Ветхим Заветом - был убит Каином, считавшимся покровителем земледелия и кузнечного искусства.
Считают, что есть связь между Лилит и богиней этрусков Лейнт, которая вместе с богинями Эйтой и Персипнеей (в греческом варианте Гадес и Персефоной) встречала мертвых у ворот Подземного царства. Эти ворота изображались часто в виде йони, женского полового органа, или же в виде цветка лилии, а само вхождение в подземное царство часто представляли в мифологии как сексуальный акт.
История Лилит исчезла из канонического текста Библии, но дочери Лилит, которых называли лилитами, преследовали мужчин еще более тысячи лет. Вплоть до средних веков евреи применяли амулеты, отпугивающие - по их мнению - лилит, этих похотливых искусительниц, которые охотно совокуплялись со спящими мужчинами и вызывали у них ночные семяизвержения. И естественно, будучи верными дочерьми Лилит, эти ночные искусительницы во время такого совокупления сидели на корточках на мужском теле, т.е. в любовной позе, предпочтительной во времена матриархата.
Древние греки также верили в существование лилит, называли их Ламии и считали, что они похищают и пожирают чужих детей. Впоследствии христиане переняли легенды о лилитах, называя их адскими распутницами или суккубами - демоническими существами женского рода, соблазняющими мужчин, особенно ведущих праведный образ жизни. Монахи пытались защищаться от лилит тем, что брали в руки крест и закрывали им во время сна свои гениталии. Говорят, что Лилит каждый раз смеялась, когда у набожного христианина случалось ночью непроизвольное семяизвержение. А если юноша улыбался во сне, считалось, будто его гладит Лилит. Чтобы предохранить детей от ее тлетворного влияния, вокруг детских колыбелей чертили мелом круг, внутри которого писали имена тех самых трех ангелов, которых Бог послал к Лилит, чтобы вернуть ее Адаму. Считалось еще, что мужчины и дети не должны оставаться одни дома, чтобы не подпасть под власть Лилит.
В дальнейшем дочерей Лилит стали называть 'ночными ведьмами'. Как и их братья инкубы, эти похотливые ведьмы, т.е. суккубы, были настолько искусны в любви, что после любовных утех с ними мужчины (или, соответственно, женщины) не могли уже удовлетворяться любовью с земными женщинами (или, соответственно, мужчинами).
Благодаря большому интересу к каббале в Европе во времена эпохи Возрождения предание о Лилит как первой жене Адама стало известно европейской литературе, где она обрела облик прекрасной, соблазнительной женщины. Такое представление о Лилит появляется и в средневековой еврейской литературе (хотя в еврейской традиции красивая внешность Лилит связана с ее способностью менять свой облик). Образ прекрасной, магически соблазнительной Лилит лежит в основе рассказа французского писателя Анатоля Франса 'Дочь Лилит' и поэмы классика армянской литературы Аветика Исаакяна 'Лилит', где прекрасная, 'неземная', сделанная из огня Лилит противопоставляется простой, 'обыденной' Еве. Таким же противопоставлением Лилит Еве отмечено и стихотворение Марины Цветаевой 'Попытка ревности'. Шотландскому романисту и сказочнику Джону Мак-Дональдсу (1824-1905 гг.) принадлежит очень известный в свое время роман 'Лилит'.
Образ Лилит, одновременно чарующей и демонической, приносящей несказанные удовольствия и одновременно разрушающей жизнь и убивающей младенцев, долго не давал покоя не только писателям, но и всем, кого привлекали ужас и очарование восточных легенд. И только в наше время, время полного равноправия мужчин и женщин почти во всех вопросах жизни, о Лилит как-то забыли. А ведь это она была первой, кто выступил в защиту этого равноправия, понимаемого ею, правда, несколько своеобразно. А не добившись его, стала мстить людям своим, необычным способом.
Впрочем о Лилит в наше время забыли не все. Философ и визионер Даниил Андреев предрекает пришествие в наш мир так называемого анти-Логоса - небывалого существа, обладающего признаками гениальности и являющегося одновременно своеобразным воплощением дьявола, т.е. антихриста, который приобретет власть над умами и душами людей. Он - согласно видениям Андреева - вытеснит из людских душ образ Христа и сам займет его место. А рядом с ним будет Лилит в образе прекрасной женщины, воплощения Вечной Женственности. 'Вокруг себя, - пишет Андреев, - и воплощенной Лилит антихрист создаст кощунственный культ мирового совокупления, и гнусные действия между ними, окруженные сказочными эффектами и одурманивающим великолепием, будут разыгрываться перед лицом всех и вся, якобы отображая в нашем мире космический брак двух ипостасей Троицы'. И еще: 'От воплощенной Лилит будет излучаться свет невыразимой красоты, напоминающий лунное сияние. Прикосновение же к ее телу будет вызывать не какое-либо подобие электрического разряда, а, напротив, несказанное наслаждение для всякого человека и полное угасание последних проблесков в его памяти о чем-либо высшем'.
Но согласно воззрениям Даниила Андреева, как была создана Лилит волей Бога, так она и будет уничтожена божественными силами вместе с антихристом. Вот как об этом пишет сам Андреев: 'Катастрофа же, которой завершится жизнь последнего воплощения Лилит, не будет иметь ни одного зрителя. Сразу после гибели антихриста она исчезнет неизвестно как и куда. В действительности ее физический облик бесследно распадется на составные компоненты. Этого никто не будет знать, и поиски ее будут продолжаться долго. Появятся даже самозванки, но, конечно, ни одна из них не сможет выдержать до конца такой нечеловеческой роли. И немало людей покончат с собой от тоски по невозвратно исчезнувшей'.
Он спит.Хоть был судьбой жестокою гоним
Он Жил.
Но ангелом покинутый своим он умер.
Смерть пришла так просто в свой черед,как наступает ночь,едва лишь день уйдет...
Назаретянин,Ты пригвоздил человечество к своему жалкому кресту. Вот так же Я распну тебя на кресте забвения.
"ЕСЛИ ХОЧЕШЬ БЫТЬ ОТЦОМ-ТО ПОКРОЙ ЯЙЦО СВИНЦОМ"..( персонаж игры "Сталкер")

Аватара пользователя
Антихрист
Темный Демон
Сообщения: 347
Зарегистрирован: Сб мар 22, 2008 16:58
Пол: Другое

Сообщение Антихрист » Чт май 22, 2008 08:38

Хм.
благодарю за статью. Действительно слышал о Лилит, но толком ничего не знал. Королева суккубов - вот оно как.
А вот запрещать позы в сексе это уже тупость - не удин хуй?... ой. :crazy
Как - то Антихрист решил прикинутся быком... То - то он всех забодал!
_______________________________________________________________
Смысл жизни для меня
Рев симфонии огня!
Я избавлю наших детей
От опасных, ложных идей! (с)

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6666
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Сообщение Iss » Чт июл 03, 2008 17:42

Амбивалентность образа Лилит в народной еврейской демонологии и народные магические приемы, направленные на борьбу с ней

автор: Елена Носенко

Образ Лилит занимает центральное место в еврейской демонологии. Это можно сказать как о «высокой» культуре, так и о народной. Этот образ претерпел сильную трансформацию на протяжении веков; легенды о Лилит обнаруживают также влияние фольклора различных народов. Цель данной работы - показать, как видели и представляли Лилит в народной еврейской культуре, поэтому я лишь в самых общих чертах коснусь вопроса о происхождении и эволюции этого образа в культуре книжной.
Имя Лилит возводят к шумеро-аккадской мифологии (к шу-мерск. - воздух), где были известны три демона: Лилу, Лилиту и Ардат Лили; по другой версии их было четыре - вместе с Ирду Лили (Урдат Лили) из них Лилу - считался инкубом, а Лилиту -суккубом, совокуплявшимся со смертными мужчинами. Все три (четыре) духа считались вредоносными, так, Ардат Лили наносил разного рода ущерб мужчинам, в то время как прочие вредили роженицам и младенцам. На вавилонских терракотовых барельефах Лилит(у) изображалась в виде хорошо сложенной обнаженной женщины, крылатой и стоящей на львах; по-видимому, она не была низшим божеством (Patai, 1967. С. 208). В ассирийской мифологии сходными функциями - наносить урон женщинам во время родов и новорожденным - был наделен демон женского пола Ламашту. По-видимому, Лилит - крылатый демон женского пола, душительница детей, упоминается и в некоторых древнееврейских и ханаанских надписях-заклинаниях вв. до н.э. из Северной Сирии (Арслан-Таш). В этих надписях духа-душителя младенцев заклинают не входить в дом, но не все исследователи уверены в том, что в этих надписях упоминается именно Лилит (Patai, 1967. С. 208). Во всяком случае, персонаж такого рода -крылатый демон женского пола, губящий детей и рожениц и/ или совокупляющийся со смертными мужчинами можно считать общим и для мифологии восточно- и западносемитских народов.
Однако в Библии Лилит упоминается лишь один раз, в кн. Исайи (34 :14), и это упоминание довольно туманно. В этом отрывке говорится о Лилит, отдыхающей в пустыне, где обитали также козлоподобные демоны-сеирим. Роль пустыни в культуре древних евреев была очень значительна, она считалась обиталищем разного рода нечистой силы, царством смерти и, таким образом, отождествлялась с нижним миром и сакральной нечистотой. Заметим, что в синодальном русском переводе это место переведено: «там (в пустыне - Е.Н.) отдыхает ночное привидение» (по-видимому, это имя возводится здесь, как и позднее, в еврейской народной этимологии, к ивритскому лайла - ночь; в Вульгате это имя переведено как lamia< - ночной демон-вампир женского пола). Любопытно, что в демонологии самаритян имя Лилит вообще отсутствует (Gaster, 1925. С. 81). Это можно считать довольно показательным, если учесть, что самаритянская демонология довольно скудна, мало разработана и по своему характеру, возможно, сходна с древнееврейской демонологией эпохи 1 Храма. По-видимому, до начала талмудической эпохи древние евреи были знакомы с образом этого демона, возможно, заимствованным из шумеро-аккадской демонологии, но он не играл в системе их представлений о нечистой силе большой роли.
В Ветхом Завете немало следов древнейших языческих верований, существовавших как до утверждения монотеизма, так и довольно длительное время после него. Вполне возможно, что некогда злые духи были языческими божествами, в том числе заимствованными из пантеонов соседних народов, и имели свои культы. По мере борьбы с язычеством иноземные божества трансформировались в добрых или чаще вредоносных духов, опасных для людей; им также нередко приносили жертвы. Эта ранняя мифология вошла в апокрифическую литературу, Новый Завет, свитки Мертвого моря, а позднее - в Талмуд, мидраши и особенно в мистическую традицию, включая книгу Зогар.
В Талмуде образ Лилит разработан более детально. Она изображалась как крылатый демон с длинными волосами, обитающий в пустых домах и овладевающий мужчинами во сне против их воли (Шабат, 151b); нередко она - жена Аримана (Ангро-Манью), в чем, несомненно, сказывается влияние иранской мифологии (Нида, 24b; Эрувин 100b<). Верили также в существование лилин или лилот - ночных духов, не имевших, однако, отношения к образу Лилит. В некоторых мидрашах, восходящих к книге Бытия (например, в «Алфавите Бен-Сиры» – мидраше эпохи гаонов, и др.), Лилит – первая жена Адама, сотворенная одновременно с ним и желавшая быть равной ему. После того как ей в этом было отказано, она, произнеся непроизносимое имя Б-га, стала демоном, поклявшимся вредить роду человеческому, особенно роженицам и новорожденным, и улетела на Красное море. Но по просьбе Адама Б-г послал трех ангелов (Санви, Сансанви, Самангелафа), ограничивших власть Лилит. Так, она, хотя и отказалась вернуться и продолжала утверждать, что будет вредить роженицам и младенцам, все же была вынуждена дать клятву, что не войдет в дом, где на амулетах будут написаны имена или нарисованы изображения этих ангелов. Таким образом, в «Алфавите Бен-Сиры» Лилит упоминается как «первая Ева», кроме того, здесь впервые говорится об амулетах против нее (Scholem, 1973. Col. 246). Согласно другой, по-видимому, более ранней традиции, Лилит изначально была демоническим существом, губящим новорожденных и женщин во время родов (подробнее см: Папазян, 1988. С. 55; Goldstein, 1980. <С. 26; Unterman, 1991. С. 120; Patai, 1967. С. 209-211). Демоны и разные духи, согласно традиционным представлениям, были созданы Б-гом после сотворения мира на исходе первой недели, то есть в конце шестого дня Творения. Таким образом, Лилит, как и все прочие демоны, первоначально была включена в божественный план Творения. Но так как шестой день подходил к концу и наступала Суббота (Шабат), которую надлежало освятить и пребывать «в покое», Б-г был вынужден прервать Свою работу. В результате создание демонов не было завершено и они не получили телесной субстанции, состоя лишь из одной духовной (Авот 5:6). Некоторые ученые авторитеты, правда, не соглашались с такой трактовкой, полагая, что демоны могут иметь и телесную оболочку. Согласно этой точке зрения, демоны – нечто среднее между ангелами и людьми. У них нередко есть крылья, как у ангелов, и они могут передвигаться по воздуху с огромной скоростью. Они также едят, пьют, производят потомство, как люди, иногда даже умирают. Они обычно невидимы (хотя в определенных обстоятельствах их можно видеть) и не отбрасывают тени (Trachtenberg, 1961. С. 31).
Согласно этой точке зрения, восходившей к очень древней традиции (возможно даже к шумеро-аккадской мифологии), Лилит изначально была демоном-суккубом, вступавшим в сексуальные сношения с Адамом в отсутствие Евы с целью родить от него детей; порождения Лилит заполняют весь мир (Scholem, 1973. Col. 246; Patai, 1967. С. 211).
Демонология в Талмуде испытала явное влияние народных представлений и фольклора (вавилонского, персидского, древнееврейского). Соответственно, многие сюжеты Талмуда и мидрашей, претерпев более или менее значительную трансформацию, вошли в более позднюю фольклорную традицию различных еврейских общин. На арамейских надписях, вычеканенных на чашах, найденных в Ниппуре и датируемых примерно VI в. н.э. (в это время в Ниппуре существовала еврейская колония), упоминается Лилит как демон, особенно опасный для женщин в некоторые периоды их жизни (дефлорация, менструации, роды), а также младенцев. На этих чашах имеется также изображение Лилит – обнаженной, с длинными распущенными волосами, с подчеркнутыми половыми признаками. Она – не только губительница рожениц и младенцев, но и соблазнительница мужчин. Ее двойник – Лилу – демон мужского пола овладевает женщинами против их воли (подробнее см.: Patai, 1967. С. 211-217). Эти представления были распространены также среди мандеев. Демон женского пола, губящий детей, известен в литературе Византии соответствующего периода. Сходные легенды имеются в арабской демонологии, где демон, во многом аналогичный Лилит, носит имя Карина или Таби'а (Scholem, 1973. Col. 247). Все эти воззрения, как я уже говорила, восходят к очень древнему пласту религиозных верований, в том числе, к представлению о вавилонской Ламашту и еще более ранним образам.
В еврейском фольклоре, по преимуществу нашла отражение традиция, согласно которой Лилит изначально была демоном. Описания демонических существ и их действий в фольклоре (особенно в фольклоре сефардов и восточных общин), как правило, очень конкретны. В более поздних фольклорных произведениях демоны, в том числе Лилит, все больше изображаются как люди, хотя и наделенные рядом необычных свойств. Особенно ярко это заметно в фольклоре многих восточных общин, в котором демоны нередко практически полностью «очеловечены». В некоторых ашкеназских преданиях, как будет показано ниже, образ Лилит тоже вполне конкретен, иногда даже снижен.
Особое значение приобрел образ Лилит в каббалистической традиции, где Лилит выступает в качестве одной из «цариц» демонов; «нововведением» является то, что она нередко упоминается в паре с Самаэлем как повелительница царства злых сил (Goldstein, 1980, С. 27; Unterman, 1991, С. 120). Этот образ занял одно из центральных мест в каббалистической демонологии. Лилит, как и прочие демоны, подчинена планете Марс и живет долго, до Страшного Суда. Она – одновременно душительница новорожденных младенцев (иногда эту функцию выполняет другая «царица демонов» – Неама / Наама) и соблазнительница мужчин (она совокупляется с ними во время ночных поллюций и порождает огромное число демонов мужского и женского пола). Она также имеет власть над всеми людьми, считающимися ритуально нечистыми.
Последний раз редактировалось Iss Чт июл 03, 2008 17:46, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6666
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Сообщение Iss » Чт июл 03, 2008 17:43

В книге Зогар приводится подробное описание власти и генеалогии демонов, в том числе Лилит, а также различные версии появления Лилит на свет. Ее называют «ведьмой», «злодейкой», «черной» и пр. Она нередко выступает совместно с другими «царицами демонов» Аграт, Махаллат и Наамой. Некоторые каббалисты считали ее женой Ашмедая (Асмодея). В Каббале скорее преобладает вторая традиция изображения Лилит, согласно которой она изначально была демоном, но потом приняла человеческий облик в результате сношения с Адамом, в чем сказалось влияние распространенного в Европе в средние века учения о суккубах иинкубах. Иногда ее отождествляли с царицей Савской, явившейся ко двору царя Соломона. Царь, однако, заподозрил неладное и, желая проверить свою догадку, устроил во дворце, где он принимал ее, водоем, покрытый прозрачным стеклом. Мнимая царица, войдя и подумав, что ей надо ступить в воду, подобрала подол платья, обнажив свои покрытые шерстью и заканчивавшиеся копытами ноги, выдававшие ее демоническую природу (Unterman, 1991, С. 120).
Этот сюжет и его различные варианты стал весьма распространенным в фольклоре различных еврейских общин. Интересно, что в арабском фольклоре царица Савская – джинн, существо полудемонической, получеловеческой природы (Scholem, 1973. 1973, Col<. 248). Иногда в каббалистических сочинениях Лилит подчиняется власти не Марса, но Сатурна – планеты, которая еще в эпоху 1 Храма считалась зловещей; поэтому все люди, расположенные к меланхолии – «черному состоянию духа», особенно подвержены ее (Лилит) власти. Это представление также нашло отражение в фольклоре и в более поздней идишской литературе. Вообще в каббалистической литературе образ Лилит занял одно из центральных мест, будучи противопоставлен Шхине (Божественному присутствию), Матронит (воплощению женственного начала) и пр. (подробнее см.: Patai, 1967).
Каббалистическая традиция оказала значительное влияние на еврейский фольклор. Однако в нем, а также в магической практике, направленной на борьбу с Лилит, нашли также отражение фольклор и магическая практика окружавших евреев народов. Так, в ашкеназском фольклоре образ Лилит иногда сливается с образом Елены Троянской или некоторых персонажей из германской мифологии. С другой стороны, каббалистические представления оказали несомненное влияние на воззрения ряда европейских народов и в особенности европейских мистиков. Так, в средневековых европейских легендах Лилит также иногда называют женой или сожительницей Сатаны (например, в английском фольклоре), или его бабкой (в фольклоре немецком, где она иногда описывается как танцующая соблазнительница – обычный мотив еврейского фольклора, в том числе новозаветного – например, легенде о Саломее, а позднее в ашкеназских заклинаниях против Лилит, предстающей в образе царицы Савской).
В народных легендах Лилит в первую очередь воспринималась как демон женского пола, похищающий детей, губящий новорожденных, а также вредящий роженицам. Народная этимология связывает имя Лилит со словом лайла – ночь, поэтому большинство сюжетов, где фигурирует Лилит, происходят ночью. Интересно, что в народных преданиях сефардов наряду с Лилит выступает также другой демон – Броша или Брокса (чье имя производят от испанск. bruxa, провансальск. bruesche – ночная птица) – тоже губящий детей. Иногда Брокса / Броша называли оборотнем женского пола, превращавшегося по ночам в кошку; иногда так называли просто ведьм (Trachtenberg, 1961. Р. 11). Это показывает, что сходные представления о демоне или оборотне женского пола, вредящем людям, были широко распространены у различных народов. Трудно сказать, что и в каком случае может быть результатом межкультурных взаимодействий. Однако мотив сексуальной связи духов и людей обоего пола (в данном случае демонических соблазнительниц и мужчин) является архетипическим.
В еврейском фольклоре получил распространение сюжет о связи мужчины (обычно имеющего семью) с очень красивой женщиной, которая отождествлялась то с самой Лилит, то с одним из ее порождений. Другой, не менее распространенный сюжет – женитьба мужчины на демоне женского пола (также, по-видимому, одной из дочерей Лилит). Существовало великое множество вариантов обоих сюжетов, но в большинстве легенд «земная» жена так или иначе догадывается об измене мужа (подсматривает в замочную скважину, узнает от соседки, которая что-то видела и пр.) и по ее сверхъестественной красоте понимает, что ее соперница – существо демонической природы. Женщина просит раввина помочь ей вернуть мужа и тот с помощью специальных заклятий или других магических приемов (например, при помощи окуривания неверного мужа дымом от сжигания особых трав) изгоняет Лилит (или ее порождение).
Мне встретился даже комический вариант такой легенды. Согласно ей, муж, соблазняемый Лилит, по совету раввина назначает ей очередное свидание на сеновале и приносит туда особую траву – оберег от Лилит. В результате у Лилит начинается сенная лихорадка, она беспрестанно чихает и в конце концов обращается в бегство и более не преследует этого мужчину (Sadeh, 1990. Р. 80-81). Этот тот самый момент «снижения» образа Лилит, о котором я уже говорила, – прием, вообще характерный для фольклора различных народов.
Но обычно изгнать порождения Лилит удавалось с большими трудностями. Например, известно несколько вариантов сюжета из ашкеназского фольклора (сказок, распространенных преимущественно у польских и украинских евреев). Согласно этой версии, Лилит удается изгнать лишь временно, в момент же смерти бывшего возлюбленного Лилит (или дочь Лилит) является к нему и упрашивает его не лишать их общих детей полагающейся им доли наследства. Таким образом, порождения Лилит становились законными наследниками ее бывшего возлюбленного и через какой-то, иногда довольно длительный, срок предъявляли свои права его смертным детям или более отдаленным потомкам.
В некоторых вариантах порождения Лилит требовали своей доли наследства даже у совершенно посторонних людей, поселившихся в доме, где некогда проживал возлюбленный Лилит – это случалось, если вся семья погибала. Порождения Лилит начинали портить находившееся в доме имущество, всячески вредить живущим в нем людям и даже нападать на них. В некоторых легендах демоны захватывают весь город.
После того как все попытки изгнать их известными магическими способами кончались ничем, люди и порождения Лилит приходили к соглашению решить дело в суде, на который демоны являлись невидимыми, но голоса их были слышны. Суд обычно постановлял лишить их наследства, так как завещание покойного считалось действительным лишь для людей, но не для потусторонних сил. В ряде случаев демоны подчинялись решению суда, но иногда требовались добавочные меры – произнесение знаменитым раввином особого заклинания, изгонявшего бесов в безлюдное место (Trachtenberg, 1961. Р. 617-620; Treasury, 1972. Р. 618-620; Sadeh, 1990. Р. 77-7Cool
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6666
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Сообщение Iss » Чт июл 03, 2008 17:44

Очень распространен также в фольклоре разных общин, особенно восточных, сюжет о женитьбе мужчины, оказавшегося в стране демонов, на прекрасном демоне женского пола, нередко отождествляемом с дочерью Лилит. Согласно этим легендам (впервые вариант одной из них встречается в XIII в.), молодой человек, не имеющий средств на содержание своей семьи, отправляется на заработки. Проезжая мимо безлюдного места, он встречает незнакомца, который завлекает его в край, населенный демонами, которые, однако, чтут Тору и боятся Бога. Молодой человек остается у них, женится на демоне женского пола, и у них рождаются дети (тоже демонической природы). Но, мучимый тоской по прежней семье, человек упрашивает свою жену-демона (иногда – порождение Лилит) отпустить его на определенный срок домой (на месяц, на год), при этом с него берут страшную клятву вернуться назад точно в срок, помогают добраться домой и дают денег, чтобы его прежняя семья в дальнейшем ни в чем не нуждалась. Однако, вернувшись домой, молодой человек вольно или невольно забывает о своей клятве. Демоны вызывают его через посланцев, но он отказывается вернуться. Тогда егожена-демон, в облике ослепительно прекрасной женщины, сама (иногда вместе с их детьми) является за ним. Сначала она пытается уговорить человека, соблазняя его или взывая к его отцовским чувствам, при этом он непрерывно читает Тору, чтобы оградить себя от искушения. Тогда она, признав свое поражение, просит у него разрешения поцеловать его на прощание (в другом варианте она обращается в суд для решения своего дела и, после того как суд признает ее правоту, тоже просит о поцелуе). Он соглашается и на мгновение перестает учить Тору; в этот момент она целует его и, извлекши в момент поцелуя его душу, исчезает навсегда (Sadeh, 1990. Р. 68-69).
Мотив «снижения» образа демона-соблаз­ни­тельницы мне в данных легендах не встречался. Из них явствует, что чтение сакральных текстов, в данном случае Торы, выполняло функцию оберега от демонов, в том числе от Лилит и ее порождений. Вообще многие мотивы (попадание героя в нижний мир – обиталище демонов, его сексуальные сношения с демоном, изучение священных текстов в качестве оберега от нечистой силы, гибель его души в миг, когда герой оказывается незащищенным) распространены в фольклоре различных народов.
Поверья о возможных сексуальных сношениях сверхъестественных существ со смертными (см., например, сюжет из Быт 6:2) были широко распространены еще в древности среди разных народов, в том числе на Ближнем Востоке, и их можно считать архетипическими. В Средние века христианские легенды о суккубах и инкубах оказали влияние на соответствующие представления, бытовавшие среди евреев. Эти легенды повлияли и на трансформацию образа Лилит.
С Лилит связано великое множество легенд и поверий; например, если ребенок смеется во сне в лунную ночь – это означало, что с ним играет Лилит (для избавления от такой напасти следовало дать ребенку легкий щелчок под носом; это поверье восходит к совету, содержащемуся в книге Хаима Виталя (Sefer ha<-Likkutim, 78с)). Не следовало также сушить пеленки на открытом воздухе и на лунном свете из-за опасности воздействия чар Лилит на ребенка и т.п. (подробнее см.; Носенко, 1997. С. 492).
Чтобы уберечься от Лилит (и Броша), как, впрочем, и другой нечистой силы, в народной практике применялись разнообразные магические приемы. Они, как и вообще средства борьбы с нечистой силой, у различных народов сводились к нескольким приемам: запугивание, изгнание, задабривание, обман (введение в заблуждение). Эти средства варьировались в различных еврейских общинах, нередко обнаруживая сходство с магической практикой окружавших народов.
Для защиты от Лилит (и Броша) применялись всевозможные амулеты, заговоры (они непременно должны были содержать имя Лилит или имена трех ангелов, согласно преданию, служивших защитой от нее (Goldstein, 1980. Р.26); апотропейную функцию выполняли также различные приемы и обряды (вахнахт, тахдид – ночные бдения у постели роженицы), зажигание свечей и т.д.). Остановимся подробнее на некоторых приемах и их функциях.
Некоторые травы и растения, согласно народным поверьям, выполняли апотропейную функцию, особый вид трав служил оберегом мужчине, соблазняемому Лилит. Апотропейную функцию повсеместно, в различных культурах мира, в том числе у евреев, выполнял огонь (см. Лев. 16:12-13).
Позднее эту функцию стало выполнять зажигание субботних и ханукальных светильников. Еще в начале XX в. у ашкеназов существовало поверье, что пламя свечей отгоняет различных демонов, в особенности Лилит и Аграт бат Махалат, которые, как и прочая нечистая сила, становились наиболее опасными в канун Субботы. В данном случае легко прослеживается связь с обрядами перехода – в их широком смысле – так как Суббота была началом и завершением недельного цикла, его сакральным рубежом; с ночами на Субботу и после ее окончания связано множество поверий и преданий (см. подробнее: Носенко. 2001. С. 64-71). Существовали даже специальные молитвы для этого случая («Да горят мои свечи ярко, чтобы отогнать злых духов, демонов, и губителей – порождения дочери Махалат, и всех, повинующихся Лилит. И да обратятся они в бегство от огня, который я зажигаю, и да не причинят они вреда мужчине, женщине или ребенку Твоего народа» – Shachar, 1975. Р. 3).
Роженица, новорожденный и нередко все, кто имел к ним отношение, считались особенно уязвимыми для злых духов, в первую очередь для Лилит. Поэтому вокруг роженицы очерчивали магический круг (прием, широко известный у многих европейских народов), под подушку ей клали нож или давали в руку ключ от синагоги (также широко распространенная вера в магическую силу железа).
Кроме того, чтобы уберечь мать и дитя от Лилит, как у ашкеназов, так и у сефардов совершали особые апотропейные обряды. В случае рождения мальчика злые духи, и особенно Лилит, как считалось, становились очень опасными накануне обрезания, так как, согласно традиции, после совершения этого обряда опасность для младенца становится значительно меньшей. Чтобы отвести опасность, в различных общинах применяли всевозможные амулеты и совершали магические обряды. В ашкеназских общинах в ночь накануне обрезания совершали вахнахт (идиш, «ночная стража») – ночное бдение у постели матери и младенца, во время которого зажигали как можно больше свечей, родственники читали молитвы, а также устраивали особую трапезу (обряд известен с XI< в.; см. Schauss, 1976, Р. 32). Иногда считают, что поверье об особой опасности этой ночи было заимствовано евреями у немцев (у которых соответственно наиболее опасной считалась ночь накануне крещения).
Однако в сефардских общинах издавна совершали сходный обряд велен (от испанск. velar - бодрствовать), или тахдид у арабоязычных евреев – также ночное бдение родственников и соседей у постели матери и младенца, первое описание которого относится к XII в. Евреи Марокко, Египта, Палестины и др. совершали этот обряд еще в начале XX в. Он также заключался в том, что в ночь накануне обрезания в доме, где находился младенец, читали молитвы и, кроме того, острым ножом наносили рубящие движения вдоль стен, чтобы защитить мать и дитя от злых сил, особенно от Сатана; в некоторых местах с этой же целью – напугать и обратить в бегство демонов – поднимали шум с помощью барабанов и громкого пения (Patai, 1983. Р. 289, 292). Здесь явственна вера в апотропейную силу огня, железа, молитв-заклинаний шума.
Для защиты от Лилит широко применяли также написанные или печатные амулеты. Как уже говорилось, такие амулеты упоминаются уже в «Алфавите Бен-Сиры», причем они содержали не только имена трех ангелов, посрамивших Лилит, но и их изображения. В дальнейшем такие амулеты получили широкое распространение, особенно в ашкеназских общинах. Нередко они содержали текст-формулу изгнания Лилит (типа: «Злодейка да живет здесь»), отрывок из 121 псалма («Не дремлет страж Израиля»), а также имена и изображения трех ангелов. Многие амулеты содержали также историю о Лилит и Илие-пророке, который тоже, согласно каббалисти­ческому преданию, ограничил ее власть – он встретил Лилит, летящую к роженице, «чтобы умертвить ее, похитить ребенка, выпить кровь, высосать мозг из костей и пожрать его плоть». Пророк изгнал Лилит и взял с нее обещание не вредить женщине и младенцу. Такие амулеты и обереги носили в ряде сефардских общин название шмира (Trachtenberg, 1961. Р. 170; Patai, 1983. <Р. 290). На некоторых амулетах вместо Илии пророка фигурирует архангел Михаил. По мнению некоторых исследователей эта легенда восходит к византийской версии формулы-заклятия против демонов женского пола Гило, который также был посрамлен святыми (Scholem, 1973. Col. 248). Подобные амулеты вешали над кроватью роженицы, над окнами, дверью и другими отверстиями, через которые в дом, где находились мать и младенец, могла проникнуть нечистая сила.
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6666
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Сообщение Iss » Чт июл 03, 2008 17:45

Особенно были популярны такие амулеты у ашкеназов. У них были также распространены медные или свинцовые амулеты, так называемые хейеле (от названия буквы хэй, изображенной на них), которые вешали на шею ребенку для защиты от дурного глаза и от Лилит. На Востоке также были распространены амулеты с изображением опутанной цепями или веревками Лилит; кроме того, было принято повязывать на ручку младенцу голубую нитку или вешать над его колыбелью голубую бусину – с той же целью (Носенко, 1997. С. 494). Этот прием связан с семантикой голубого цвета в еврейской традиции. Голубой цвет, как об этом неоднократно писали исследователи – цвет Небес, сакральной чистоты, с помощью которого можно посрамить нечистую силу, из самого названия которой явствует, что она связана с ритуальной нечистотой и нижним миром – царством смерти (Patai, 1983. Р. 87; Носенко, 1998. С. 92). (Голубой цвет в древности нес важную семантическую нагрузку. Так, в Ассирии высокопоставленные лица носили голубое (Иез 23:5-7), цвет одежд царя Ахашвероша – тоже голубой (Эстер 8:15) и т.д.).
В сефардских общинах было принято окуривать роженицу дымом особых трав, а также ставить под кровать, на которой находились мать и младенец, сладости, в надежде, что Лилит и Броша займутся ими и не тронут мать и дитя (Носенко, 1997, с. 492).
Вообще для сефардской магической практики, как и для практики восточных евреев, больше характерно стремление не напугать и обратить в бегство Лилит и другую нечистую силу, а умилостивить ее и даже подружиться с нею. Ярким примером тому служит умилостивительный обряд индульсо, совершавшийся у сефардов Палестины, Марокко и др. над заболевшим или соблазняемым Лилит человеком. Обряд состоял в том, что в доме, откуда предварительно выносили все сакральные предметы (молитвенники, свитки Торы, тфилин и пр.), оставался только больной и женщина, которая ночью совершала обряд. Она ставила на стол сладости и зерна пшеницы, разбрызгивала в углах молоко и мед, обращаясь к духам как к шедим и сеирим – своим повелителям – с особой молитвой с просьбой принять эти предметы в обмен на душу заболевшего человека. Иногда индульсо дополняли роскошным пиром, во время которого убивали черного петуха, предварительно произнеся над ним специальный текст-формулу (произносимый также во время типологически сходного с ним обряда капарот / капорес): «Душа за душу. Это будет жертвой моей, заменой моей, искуплением моим…». Иногда этот обряд проделывают не в доме, а в бане или рядом с источником, где Лилит и шедим, согласно многочисленным поверьям, восходящих к культу источников, имеют обыкновение поселяться (Patai. 1983. Р. 302-307). Таким образом, обряд индульсо типологически сходен с умилостивительным и искупительным обрядом каппарот (каппорес), а также ритуалом «козла отпущения», совершавшимся в эпоху 2 Храма в День искупления.
С Лилит связано бесчисленное множество поверий и преданий, а также разнообразных магических приемов, направленных на борьбу с ее вредоносной силой. Эти поверья и предания в ряде случаев обнаруживают несомненное воздействие фольклора соседних народов (романского, германского, славянского, арабского, персидского). Но ряд из них, по-видимому, восходит к гораздо более древним общим универсальным архетипическим схемам, свойственным человеческому сознанию. Это вполне можно сказать о вере в защитную силу огня, шума, некоторых металлов и пр. В народной культуре, как и в культуре книжной, образ Лилит как бы двоится – это прекрасная соблазнительница и в то же время злой дух, губящий рожениц и младенцев. Эта двойственность восходит к каббалистической традиции, а также к более древней традиции, сложившейся в талмудическую и, возможно, доталмудическую эпоху. В обоих случаях Лилит – губительница как новой жизни, так и человеческой души, и в том и в другом случае ее чары ведут к тому, что имя человека, загубленного ею, исчезало из памяти людской. В этом отношении народная традиция является как бы продолжением традиции «ученых людей». Однако народной культуре, которой присущ магизм, магическое видение мира, особенно свойственно разнообразие приемов, направленных на борьбу с вредоносными духами и их «царицей» – Лилит. При этом можно видеть любопытную закономерность. Даже приведенные примеры позволяют выявить несколько различные тенденции, характерные для народной магической практики в основных еврейских традициях – ашкеназской и сефардской. Так, во многих ашкеназских сказках герои испытывают смертельный ужас перед демонами, спасаясь от них благодаря счастливой случайности или подходящего магического приема (хотя, как я уже говорила, встречаются и случаи «снижения» образа вредоносных духов, в том числе Лилит). В сефардском фольклоре, как и в фольклоре восточных общин, в описаниях демонов «потусторонний» элемент сводится к минимуму, сами духи в значительной мере очеловечены; с ними можно вступить в выгодную сделку, не подвергая себя при этом значительной опасности. Это во многом верно и по отношению к магической практике: в сефардских и восточных общинах преобладали умилостивительные и искупительные ритуалы: Лилит (и Брокса) всячески старались задобрить и умилостивить, дабы те не вредили людям. Это отличает их от обычаев ашкеназов, которые в большинстве случаев стремились изгнать Лилит или, по крайней мере, обезопасить себя от чар с помощью заклинаний, амулетов, апотропейных обрядов. Вообще, следует отметить, что в народных верованиях нередко отчетливо прослеживаются очень архаические пласты представлений, восходящих к глубокой древности. Так, строгий библейский монотеизм и соответствующее представление («все – от Б-га») в народных верованиях по существу подменяются верой в огромное могущество злых сил, которые не всегда осознавались как посланцы Бога, с которыми либо боролись, в ряде случаев прибегая не к божественной помощи, а к архаическим магическим приемам, – либо всячески задабривали, совершая при этом всевозможные умилостиви­тельные обряды. Именно разнообразные обычаи и обряды, направленные против нечистой силы, в народной традиции приобрели первостепенное, порой самодовлеющее значение, явственно сохраняя элементы древнейших магических ритуалов и отголоски языческих культов.
В более поздней литературной традиции, в том числе нееврейской, возобладала традиция изображать Лилит как прекрасную демоническую соблазнительницу, губящую человеческую душу. Наиболее известные примеры – рассказ А. Франса «Дочь Лилит», стихотворение М. Цветаевой «Попытка ревности» и др. Говоря о еврейской литературной традиции, можно вспомнить рассказ Давида Фришмана «Лилит», анализу которого посвящена недавняя статья Л. Лемпертене (Лемпертене, 1999).
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Miella
Темная Душа
Сообщения: 99
Зарегистрирован: Вт июн 10, 2008 14:28
Пол: Другое

Сообщение Miella » Пт июл 04, 2008 12:45

Лилит - одна из главных жен Сатаны,значит на землю явиться может в любом образе ,который близок вызывающему, как и Сатана.Но это чисто мое мнение.Кстати недавно наткнулась на сайт,посвященный Темной Матери,но я была на клубе и адрес не запомнила :( Может ктото знает,называется "Храм Лилит"?

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6666
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Сообщение Iss » Пт июл 04, 2008 12:48

Это сайт "Церковь Тьмы" с которого я брал фотки и на который поместил ссылку. Но сейчас с него уже ничего не скачаешь- там все материалы убрали, в том числе и по Лилит.
Последний раз редактировалось Iss Пт июл 04, 2008 17:24, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
Miella
Темная Душа
Сообщения: 99
Зарегистрирован: Вт июн 10, 2008 14:28
Пол: Другое

Сообщение Miella » Пт июл 04, 2008 13:06

я там была месяцев этак 10 назад кажется.Клевый сайт.А адрес Храма Лилит незнаешь?

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6666
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Сообщение Iss » Пт июл 04, 2008 15:04

Нет, похоже его запороли вместе с прочим сайтом.
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6666
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Сообщение Iss » Пн июл 07, 2008 11:11

Здесь как раньше, я выкладываю материалы от "Храма Лилит". Ссылку не даю, так как сайт где все это выкладывалось раньше явно приказал долго жить.

ЗАВЕТ СОЛОМОНА

Завет Соломона - книга, которая является частью Pseudepigrapha, собрания текстов, написанных между 200 г. до н.э. и 200 г. н.э. и ложно приписанных различным ключевым фигурам, а именно пророкам и королям еврейских священных писаний. Завет самого Соломона, как считают, написан между первым и четвертым столетием, но современная наука определяет эту дату приблизительно 200 годом (Иудейская Энциклопедия (Encyclopaedia Judaica), Брунел (Brunel)). Несмотря на то, что касательно этого текста известно очень немногое, Иудейская Энциклопедия заявляет, что он «несомненно основан на иудео-греческой магии» (246), другие источники определяют его как «самый ранний компендиум демонов» и «самый ранний текст, представляющий Соломона в роли мага, который стал первоосновой последующих еврейских знаний» (Schwartz 1988, 7). Хотя смесь значительно отличающихся суждений усложняет определение непосредственного источника этой компиляции, текст был идентифицирован как «специфический сплав гностицизма, основанный на еврейской традиции под влиянием египетских, ассирийских, греческих, и особенно орфических знаний (Gaster 157).

Ссылка на Лилит в этом тексте более детализирована чем в Эпосе о Гильгамеше, и, что более важно, представляет явно отличающуюся версию истории Лилит: ведьмы – убийцы детей. В то время как персонаж текста не носит имени Лилит, она названа Обизу (Obizuth), ее собственное само-описание явно идентифицирует ее с той, кто была известна позже как Лилит. Так же этот текст содержит «самое раннее упоминание традиции защиты от этой демонессы с помощью амулетов; традиции которая стала центральной частью легенды о Лилит» (Schwartz 1988, 7). Нужно также обратить внимание, что согласно текстам защитного свойства и литературным источникам, Лилит сама указывает, что у нее не одно имя. Так, можно с уверенностью идентифицировать Лилит и Обизу. В тексте, рассматриваемого источника, в главе 57 (или главе 13 в переводе James H. Charlesworth), читаем следующее:

И я воззвал именем бога Израиля, и заклинал другого демона явиться ко мне. И предстал передо мной дух в форме женщины, у которой была только голова, но не было конечностей, и ее волосы были растрепаны. И я спросил ее: «Кто ты?». Но она ответила: «Нет, кто ты? И почему ты спрашиваешь меня? Если ты хочешь спрашивать меня, стоящую перед лицом твоим, иди прежде и омой свои руки. Тогда садись вновь, и задавай вопросы, и ты узнаешь, король, кто я».

И я, Соломон, делал то, что она обязала меня делать, следуя мудрости своей, чтобы услышать о ее делах и понять их, и явить их людям. И я сел и спросил демона: «Кто ты?» И она сказала: «Среди людей я ношу имя Обизу, и ночью я не сплю, но хожу по миру и вхожу к рожающим женщинам. И в предсказанный час, я занимаю свое место, и если мне удается, я удушаю ребенка. Если сие мне не удается, я ищу другое место, поскольку я не могу пропустить ни единой ночи, не исполнив задуманное. Я - жестокий дух с мириадом имен и множеством форм. Я хожу здесь и там... Но и сейчас, хотя ты запечатал меня в круг с именем бога, ты не можешь ничего сделать. Я не остановлюсь перед границей, и ты не сможешь приказывать мне. Поскольку у меня нет иных целей, чем убийство детей и причинение вреда их ушам, и их глазам; запечатывание их ртов и лишение их разума, и причинение боли их телам».

Когда я, Соломон, слышал это, я дивился ее внешности, поскольку все ее тело было во тьме. Но ее взгляд был ярок и радостен, и ее волосы были дико растрепаны, подобно драконьим, и все ее конечности были невидимы. И ее голос был очень чистым, и он проникал в меня. И я лукаво сказал ей: «Скажи мне, какой ангел противостоит тебе, O Злой Дух?». И она ответила мне: «Ангел бога по имени Афарот (Afarof), который также носит имя Рафаэл (Rafael), противостоит мне сейчас, и в течение всего времени. Его имя, если оно известно человеку, написанное на рожающей женщине, лишит меня способности войти в нее. Число имени его – 640». И я, Соломон, услышав это, и прославив бога, приказал, чтобы ее волосы были связаны, и чтобы она была повешена перед Храмом бога, чтобы все дети Израиля проходя мимо, могли бы видеть это и прославлять бога Израиля, кто дал мне власть и мудрость, и силу бога посредством этой печати. (Gaster 157-159).

Нужно обратить внимание на физическое появление Лилит/Обизу в этом тексте: ее глаза «ярки и радостны» и ее волосы «дикие». Обратите внимание, одно из наказаний Соломона должно связать ее волосы и повесить ее перед храмом, на виду у всех. В «Книге Лилит», Барбара Колтув (The Book of Lilith, Barbara Black Koltuv) отмечает касательно этого связывания волос:

Традиционно, волосы женщины рассматривались как увенчивание ее славой, как символ ее мудрости, аспект ее уникальной женской природы. Невесты Христа, весталки девственницы, ортодоксальные еврейские невесты должны были жертвовать своими длинными соблазнительными и заманивающими в ловушку волосами. Волосы женщины были острижены, связаны и закрыты в попытке отделить ее от сексуально соблазнительной власти, данной Лилит.

Тем не менее, необходимо обратить внимание, что волосы Лилит насильственно связаны, что способствует уменьшению ее власти, и она помещена перед людьми как воплощение урока Соломона «детям Израиля».

Сама идея «урока» также важна, поскольку, как это будет показано позже, убийство детей, совершаемое Лилит, было наказанием тем, кто грешил. Фактически, образ Лилит связан с идеей наказания и возмездия в этом раннем тексте, что должно помочь объяснить ее более поздние описания.

Прежде всего, однако, этот отрывок важен, потому что изображает Лилит в качестве убивающей детей колдуньи. Согласно Говарду Шварцу в его предисловии к «Пещере Лилит» (Howard Schwartz. Lilith's Cave):

Имеются два первичных аспекта легенды Лилит: как воплощение страсти, Лилит вводит в грех ничего не подозревающих мужчин; в своем воплощении уничтожающей детей ведьмы, она удушает беспомощных младенцев. Интересно обратить внимание, что эти два аспекта легенды развиваются отдельно, и вряд ли можно найти текст, в котором Лилит играет обе роли.

В то время как роль Лилит, как первой жены Адама, более близко связана с первым аспектом чем со вторым, более верно выделить ее в отдельную категорию. Шумерский эпос о Гильгамеше, который в точности не соответствует ни одной категории, кажется отражает миф об Адаме и Эдеме. Завет Соломона точно принадлежит ко второй категории.

Второе воплощение Лилит – «уничтожающая детей» - является основой изучения мифа Лилит, поскольку это - воплощение ее персонажа, который появляется почти во всех археологических свидетельствах ее мифологического существования.
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6666
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Сообщение Iss » Пн июл 07, 2008 11:13

Прямые ссылки из Талмуда

b. Erubin 18b

Раввин Еремия Бен Елеазар (Jeremia ben Eleazar) сказал: «В течение тех лет (после изгнания из Рая), на протяжении которых Адам, первый человек, был отделен от Евы, он стал отцом духов, демонов и Лилин (lilin).» Раввин Меир сказал: «Адам, первый человек, являющийся очень набожным и считающий, что он спровоцировал приход смерти в этот мир, голодал в течение 130 лет, и отдалился от жены своей на 130 лет… Он стал отцом злых духов, как упомянуто здесь, в результате влажных снов (поллюций).

b. Erubin 100b

Лилит носит длинные волосы.

b. Nidda 24b

Лилит – демонесса обладающая человеческим обликом, за исключением того, что у нее есть крылья.

b. Shab. 151b

Раввин Ханина сказал: «…Лилит овладевает каждым, кто бы ни спал один в доме».

b. Baba Bathra 73a-b


Рабби Хана сказал: «однажды я видел Хормина (Hormin), сына Лилит, бегущего по зубчатым стенам Махоза (Mahoza)..., когда правители демонов услышали об этом, они убили его [за то, что он показал себя]».
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Lilit
Случайный
Сообщения: 3
Зарегистрирован: Пт июн 27, 2008 16:32
Пол: Другое
Откуда: Краснодар

Сообщение Lilit » Вт июл 08, 2008 13:49

благодарю за информацию.... наконец-то я о ней узнала что-то болшее...
Месть - это такое блюдо, которое подается холодным и слегка разлогающимся...
Хороший свидетель - мертвый свидетель...

Аватара пользователя
Miella
Темная Душа
Сообщения: 99
Зарегистрирован: Вт июн 10, 2008 14:28
Пол: Другое

Сообщение Miella » Вт июл 08, 2008 13:51

Лилит,мамуля,приветик!!! :wink:

Аватара пользователя
Miella
Темная Душа
Сообщения: 99
Зарегистрирован: Вт июн 10, 2008 14:28
Пол: Другое

Сообщение Miella » Вт июл 08, 2008 15:23

Это с обожаемого мной сайта Храм Лилит...Кажется это ее гимн...Или ее заклинание,точно не помню
Templi Lilithi

________________________________________
Царица Ночи
Мать нечистых
Черные дети Твои молчат
Мертвые дети Твои жаждут
Ужас в ночи являешь Ты
Агонию страсти даруешь ТЫ
Смерть, как дар приносишь Ты
Черные крылья Твои сжимают мир
В тисках непроницаемых
Ты – порождающая смерть
Дарующая вечность
Царица Ночи
Мать нечистых
Слава Тебе, Лилит!

Ты. Кто душит на первых вздохах
Ты. Кто против жизни
Обвенчанная с гибелью
Черная Луна, зловещее око Ночи
Твои тени танцуют в умах
И сердцах человеческих
Безмолвная – разрывающая души
Мертвым хором тишины
Твои лики лишают надежд
Твой взор пробуждает от жизни
Лилит – Дьяволица Черная
Чарующая красотой Ночи
Преклоняюсь пред Тобой
Славлю имя Твое – Лилит

О Древние, великие, те, что от Тьмы
Те, что гибельны и смертоносны
Колдовские чары черные
Вы ядовиты, вы – обреченность людей
Вы вершите их судьбы
Вы жалите, как сотни скорпионов
Вы витаете вокруг скорбями и печалями
Вы отнимаете здоровье
И даруете болезни тяжелейшие
Неконтролируемые
Вы уносите в могилу множество людей
Вы губите души людские,
Отнимая их у бога и придавая Силам Тьмы
Поколения и поколения ведьм черных в злодеяниях своих
Обращались к вам
И не зная предела, вы приумножаете Зло Вселенское
Губящие души
Уничтожающие свет и радость жизни
Могущественные, непримиримые,
Разрушающие порядок вещей,
Обращая все в Хаос
Властвуйте же, о Древние
Летите воронами черными
Ползите змеями ядовитыми
Несите гибель и разрушения
Яростные, гневные и неистовые
Уничтожайте во имя Сатаны!

Во Тьме Вы приходите на зов
Во Тьме взываю к Вам
Вечные, прекрасные кровопийцы
Смерть в естестве вашем
Вы возвращаете человек в тление
Дети Тьмы, служащие во благо Ее
Сильные создания допотопных времен
Без плоти, без костей
Без вен, без крови
Ночь направляет вас
Кровь зовет Вас
Открытые раны – Ваш знак
В Ваших холодных объятьях замирает жизнь
Древний голод мертвых душ
Звучит вашей милостью

Древняя Темная Повелительница Лилит
Ночью Ты вступаешь во власть
Легион детей Твоих следует за Тобой
Черные лики ужаса наполняют Ночь
Открывая страхи, ведя к неизбежности
Навевая кошмар взмахами крыльев своих
Входя во сны,
Отнимая покой,
Омрачая день скорбью и муками,
Губя все грезы и мечты,
Звуча песней смерти в черном сиянии Луны
Великая Повелительница Лилит
Наводящая ужас,
Пленяющая сном небытия
Тебе мое поклонение

Я зову Тебя Великая Мать
Не милостивая, но всегда истинная
Коварная Лилит – Луна Черная
Царица Тьмы и нечистых чар
Покровительница всего наколдованного
Ты открываешь мистерии черные
Ты даруешь силу гибельную
Твои черные крылья укрывают мир погребальным мраком
Черная Мать, укажи мне путь
Дабы творить деяния свои в покровах Ночи,
Прославляя имя Твое
Моя душа отныне принадлежит Тебе
Сердце мое навсегда открыто перед Тобой
Тебе я посвящая жизнь свою
Моя клятва Тебе нерушима!
Мое слово необратимо!
Такова моя воля!
Да будет так!
Ave Lilith!

Роковая губительница счастья
Яви свой безжалостный лик
Лилит, я призываю тебя
Ты приносишь горе смертным,
Обращая в прах радость жизни
Где Ты, там нет желания жить
Где Ты, там муки и боль
Радующаяся людским страданиям
Преумножающая их тревоги
Ты окутываешь погибелью
Разъедаешь разум безнадежностью,
Обрекая скитаться среди мертвых надежд
Проклятье, не имеющее начала и конца
Безмолвие, потухший взгляд
Вечная боль ночи и дня
Власть Твоя, Лилит

Ламашту, что пожирает, что не дает спать
Не дает обрести благотворный сон
Ты сотрясаешь и колеблешь тело
Ты хватаешь человека и не выходишь
Злой яд, которого пыль не покрывает,
Которого ветер не уносит,
Которого нельзя уничтожить
Боль, что у сильного человека отнимает силу,
Что чистой женщине не дает силы,
Что поселяется в теле больного
Подобно одержимому он скитается
Подобно брошенному в огонь горит он
Подобно бедствию выть Ты заставляешь
Ты изнуряешь, в землю Ты повергаешь
Госпожа заклинаний, произнеси свое слово

Дети Ночи
Те, кто пробуждается в сиянии холодной Луны
Те, кто несет с собой смерть
Ваше желание и голод ненасытны
Вы охотники за кровью и жизнями
Ваше прикосновение дарует смерть
Вы охотники за душами,
Которые превращаются в прах от вашей ярости
Крылатые хищники Ночи
Черные призраки
Вы слетаетесь на запах крови,
На зов жаждущих,
На отражение холодной Луны
В порывах отторгнуть жизнь
Вы властвуете в предсмертии, утоляя свой голод
Дети Лилит!
Да будет власть Ваша продолжаться
Через кровь и смерть
Во имя Темной Матери

Зову Тебя, Мать Зла
Тьма Лилит
Черный лик Твой восславляю я
Ужас и смерть пусть охватят мир
Пусть выйдут на охоту хищные слуги Твои,
Потроша все чуждое, оскверняя все святое,
Уничтожая все вражеское
В каждом доме, в каждом разуме,
В каждой душе
Да будет кровь и ужас,
Обреченность и смерть
Тьма Лилит
Черный лик, Луна
Слава Тебе, Мать Зла!

Я его раньше перед сном читала :angry:

Аватара пользователя
Miella
Темная Душа
Сообщения: 99
Зарегистрирован: Вт июн 10, 2008 14:28
Пол: Другое

Сообщение Miella » Вт июл 08, 2008 15:30

ВОТ ОНО!!!ХРАМ ЛИЛИТ!!

Перед избравшими своим жребием Путь служения Темной Богине открываются мистерии Черной Луны, таинства лунных затмений, метаморфозы порождений Ночи. В них отворяется сила и красота изначального женского демонизма. Самой Матерью Лилит им предназначено творить свой инфернальный и сокровенный путь, обращаясь к истокам Мрака и колдовской обители Ночи, обретая Лилит в себе, прочь исторгая Еву.
Путь, совершаемый под покровительством Темной Луны. Путь Жрицы, вооруженной безжалостной Черной Магией, искушенной Темной Дьявольской Красотой. Путь знания крови. Путь пробуждения и бессмертного воплощения в себе Темной Богини. Это особенный путь, опасный и прекрасный одновременно.
Роковая женственность под покровительством дьявольской Ночи насыщает свой голод, делая людей обуянными страстями и слабыми, своей дикой природой, своей недосягаемой глубиной. Она рыщет в стихии Ночи и Мрака, берет силой то, что ей предназначено, и пьет жизненную силу других, чтобы существовать свободной, бессмертной, прекрасной, хищной и смертельно опасной для всех неосторожных, приблизившихся к ней.

Это наш выбор и наш путь, и мы зовем за собой угодных Лилит.
Мы не открываем здесь практик и сокровенных знаний, но можем помочь тем, что предоставляем материалы из человеческого наследия, человеческого видения Лилит, где царствует Ее тень и где даже при негативной Ее оценке проявляется несостоятельность скрыть Ее могущество.
Мы знаем, что это может стать для кого-то началом. Может стать ключом к пониманию, а может заставить зазвучать струны скрытые в покое, высвободить потаенные инстинкты и повести за собой под власть Черной Ночи. Потому свободная инициатива избранниц Темной Богини всегда предваряет наше участие в их судьбе, и мы готовы ждать, чтобы раскрыть объятия.
А пока…

Зловещий жребий брошен. Луна находится в затмении. Путь открыт, и Храм Лилит благословляет и предлагает свою помощь тем, кто ищет под заботой Лилит и пристальным Ее вниманием силу, красоту и мудрость, свойственную женщине.


Главная страница сайта,который я ищу

Аватара пользователя
Miella
Темная Душа
Сообщения: 99
Зарегистрирован: Вт июн 10, 2008 14:28
Пол: Другое

Сообщение Miella » Вт июл 08, 2008 15:35

Это не я писала!!Дочь Лилит и какаято статья...


МИЭЛЛА, ДОЧЬ ЛИЛИТ

Дочери Евы одергивают своих немеющих от восхищения мужчин. Пахнет преддождевой прохладой. Я почти парю над землей, головокружительно помахивая бедрами, тонкие шпилечки каблуков еле касаются асфальта. Черная грива кудрей обрамляет белое хищное лицо, ниспадает на чуть острые чувственные плечи, легенько касается спины. Ноги, шея, плечи, живот и руки – все открыто. Остальное же просвечивает или легко угадывается под одеждой.
Вдалеке мерцает гроза.
Пары человеческихсуществ все чаще попадаются на пути. Женщины крепче сжимают руки своих мужчин. Тщетно. Теперь, когда во мне дух Матери, мужчины смотрят на меня как щенки на хозяйку. Они смотрят в меня, они видят… точнее чувствуют чистую женственность, невообразимые пьянящие флюиды. Женщины же проводят меня недоверчивыми, порой злыми взорами. О, мои крошки, не нужно. Не нужно, ибо для меня и вы развлечение. Даже вопреки пожеланию моей Матери, Лилит, вы для меня – тоже лакомство. Ибо новый век! Не бисексуален только дурак.
Молния.
Грома нет.
У девушек страшно искажаются лица. Особенно это видно в электрическом грозовом свете.
Мужчина может отказаться от секса с незнакомкой: новый век, мало ли заразы подцепить можно. Но он никогда не откажется от минета. Никогда.
Молния.
Моя Мать любит развлекаться. Она любит уничтожать. Пепел перемен сыплется на головы обескураженных людей. Пепел.
Гром.
Им кажется, что это просто минет. Адски приятный поцелуй. Но я отбираю у них все, я испиваю до дна. Их чувственность. Потенцию. Эмоции. Душу.
Ветер играет с волосами. Ветер касается моей улыбки, моего отточенного тела. Ветер замирает в недоумении.
Я отбираю у них все. Со счастливыми стонами, комками слизи мне в горло перетекает их душа, их желания, их все.
Пахнет грозой...

Миелла у нас ента статья в самом начале ентой темы. Iss/

Аватара пользователя
Miella
Темная Душа
Сообщения: 99
Зарегистрирован: Вт июн 10, 2008 14:28
Пол: Другое

Сообщение Miella » Вт июл 08, 2008 16:23

че правда в начале?видимо я ее не внимательно прочитала :oops:

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6666
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Сообщение Iss » Сб июл 12, 2008 18:17

Инкубы и суккубы

Демоны, принимающие мужской (инкуб, от лат. incubare — «лежать на») или женский (суккуб, от лат. succubare — «лежать под ») облик и вызывающие ночной кошмар или вступающие в половую связь с человеком (с точки зрения ученой демонологии — имитирующие половую связь).
Идея инкубата сочетает два представления: первое из них — о тяжести, обездвиживающей и удушающей ночью человека; второе и, вероятно, вторичное — о ночной половой связи с неким нечеловеческим существом (демоном). Представление о демоне-душителе восходит к присутствующему в мифологии многих народов образу ночного агрессора («мара»), садящегося на грудь и вызывающего удушье и обездвиживание. «Латинское incubus, германское mar/marе, старонорвежское mara, староанглийское maere, староирландское mar/mor — все эти именования ассоциируются с тем, кто напрыгивает, давит, стискивает» (Кисслинг, I). Отсюда — термин incubus в современной теории сна: классический ночной кошмар у взрослых, заставляющий человека просыпаться с ощущением тяжести в груди.

Вплоть до XII в. представление о ночном демоне-соблазнителе существовало главным образом в форме народных сказаний, к которым богословие относилось скептически. Именно так, как о распространенном народном поверье, рассказывает об инкубе Макробий: «Видение (phantasma или visum) нисходит на нас в момент между бодрствованием и сном, в так называемом "первом облаке сна". В этом дремотном состоянии человек думает, что он еще бодрствует, и воображает, что видит призраки, устремляющиеся на него или блуждающие вокруг... К этому типу принадлежит и инкуб: согласно народным верованиям, он напрыгивает на людей во сне и давит их тяжестью, которую они вполне могут на самом деле ощутить» (макробий. комментарий на «Сон Cципиона » Цицерона. I, 3, 7. Р. 89).


Бурный интерес к теме возникает с XII в., что связывается некоторыми исследователями с крестовыми походами, поскольку на Востоке легенды такого рода пользовались особой популярностью (Кисслинг, 22). Теорию сексуальной стороны инкубата одним из первых разработал парижский епископ Гильом Овернский (ок. 1180—1249): демоны сами не способны на полноценные сексуальные сношения, но умеют создавать некую иллюзию таковых, и делают это столь успешно, что женщина, имевшая с демоном сношение один или два раза, думает, что имела их пятнадцать или шестнадцать раз; семя они воруют на стороне, а потом вдувают его в женское чрево — идея, которую Гильом доказывает ссылкой на португальских ведьм, очевидным (как ему казалось) образом беременевших от ветра (Об универсуме, 2:3:25).

Описание ночного посещения инкуба имеется в «Золотой легенде» Якоба Ворагинского: когда св. Эдмунд, после долгих ночных штудий, «внезапно заснул, забыв перекреститься и подумать о Страстях нашего Господа, дьявол налег на него, и так тяжко, что он ни одной рукой не мог перекреститься и не знал, что делать, — однако, по милости Бога, он вспомнил о его благословенных Страстях, и тогда враг потерял всю свою силу и упал с него » (Житие св. Эдмунда).

К XVI веку учение об инкубате обогащается огромным количеством противоречивых деталей. Высказывается масса предположений о характере полового акта с инкубом: он протекает «с наивысшим наслаждением» (Грилландус, «Трактат о ведьмах», 1592), «необычайно чувственно» (Жакье), или напротив, «он не несет никакого наслаждения, но ужас» (М. Гваццо, «Компендиум ведьм», 1608), он «холоден и неприятен» (Реми); после такого акта его участники чувствуют себя «расстроенными и ослабленными», а некий мужчина, которого суккуб не отпускал целый месяц, даже умер (Кисслинг, 39). Укореняются представления о крайней агрессивности инкубов (так, Тома из Кантемпре утверждает, что инкубы атакуют женщин даже в исповедальне; по Лютеру, излюбленное место засады инкубов — вода, где они, приняв вид водяных, совокупляются со своими жертвами и зачинают потомство) и о смертельной опасности сношений с ними. Английский монах Томас Вальсингам рассказывает ок. 1440 г., что одна девушка умерла три дня спустя после того, как «осквернил ее дьявол», от страшной болезни, которая раздула ее тело, как бочку; цезарий гейстербахский повествует о женщинах, одна из которых поплатилась жизнью за дьявольский поцелуй, а другая — всего лишь за пожатие руки невидимого инкуба (Диалог о чудесах, 164).

Инкубу приписывали необычную физическую природу: его член изображается раздвоенным; похожим на змею; на железный прут; на горящую головню; на член мула; он ледяной, как, впрочем, и сперма демона. Обитают инкубы, по мнению Готфрида Монмутского (XII в.), «между луной и нашей землей» («История королей Британии»; цит. по: Кисслинг, I). Связь с суккубом могла длиться целыми десятилетиями (чего, кажется, нельзя сказать о связях с инкубами). Так, священник-ведьмак Бенуа Берн, сожженный в возрасте восьмидесяти лет, признался, что жил с демоном по имени Гермиона сорок лет; при этом демон оставался невидимым для окружающих (Боден. О демономании
ведьм, 119).

Средневековье оставило многочисленные предания о соблазнительницах-суккубах, атакующих и святых отшельников, и доблестных рыцарей; эти суккубы нередко обнаруживают склонность к оборотничеству, что роднит их с образами, подобными Мелузине. Английский отшельник Ричард Ролли (XIV в.) сам описал посещение суккуба: однажды ночью к нему в постель пришла «очень красивая женщина, которую я видел раньше и которая сильно любила меня самой благородною любовью»; Ролли, боясь, что она заставит его согрешить, был готов вскочить с постели, осенить себя крестным знамением и испросить благословения Святой Троицы для них обоих, но она держала его так крепко, что он не мог ни пошевелиться, ни говорить (этот мотив обездвижения очень характерен для историй о посещениях ночных демонов). Ролли понял, что ночная посетительница была «не женщиной, но дьяволом в облике женщины», произнес про себя: «О Иисус, как драгоценна твоя кровь!» и пальцем сделал знак креста у себя на груди: демон тут же исчез (Кисслинг, 30). То же действие спасает в последний момент и сэра Персиваля — героя романов о короле Артуре. К острову, на котором пребывает сэр Персиваль, в полдень подплывает корабль с «женщиной великой красоты»; она угощает рыцаря яствами, а также вином в количестве, явно чрезмерном для сэра Персиваля, и приглашает сопроводить ее в постель; когда они укладываются туда обнаженные, взгляд рыцаря случайно падает на красный крест на рукояти его меча, — это приводит его в чувство, он делает знак креста, и суккуб исчезает (Мелори, Смерть Артура, II, 915-920).


Инкубы и суккубы нередко принимают облик умерших. В истории, рассказанной в XIII в. Уолтером Мепом, а позднее повторенной и Лютером в «Застольных беседах», к некому рыцарю вернулась его мертвая, недавно похороненная им жена; она предложила ему остаться с ним до тех пор, пока он не произнесет некое проклятие. Рыцарь прожил с воплощенным дьяволом несколько лет вполне счастливо, и суккуб даже родил ему детей, однако в один прекрасный день рыцарь в забывчивости произнес-таки фатальное проклятие, и дьявол мгновенно улетучился (Кисслинг, 41). В истории, рассказанной польским автором XVII в. Адрианом Регенвольсом (имела якобы место в 1597 г. в Вильно), некий юноша (Захария), получив от родителей любимой девушки (Бьетки) отказ в ее руке, впал в меланхолию и удавился, но через некоторое время явился к возлюбленной со словами: «Я пришел, чтобы выполнить свое обещание и жениться на тебе». Бьетка, — несмотря на то, что она прекрасно поняла, с кем имеет дело, — согласилась. Состоялся форменный брак, но без свидетелей: ведь все близкие Бьетки знали, что Захария умер. Несмотря на принятые предосторожности, вскоре повсюду разнеслась молва, что Бьетка замужем за духом, и народ стекался отовсюду посмотреть на молодоженов. Эта популярность принесла Бьетке немало денег, так как дух умел весьма удачно пророчествовать и охотно занимался этим за мзду; однако на вопросы он отвечал лишь заручившись предварительно согласием жены. Через три года некий итальянский маг, домашний демон которого ускользнул из магического кольца, куда он был заключен, узнал в муже Бьетки беглеца, заключил его снова в свое кольцо и увез в Италию (Регенвольс, 92).


В легендах об инкубате, варьирующих на все лады легенду о Мелузине, человек часто ведет с суккубом (инкубом) долгую и вполне счастливую жизнь и имеет благополучное потомство, однако в конце концов суккуб (инкуб) все же исчезает после нарушения своим смертным партнером некого запрета. Эдрик Уальд, западно-английский феодал (в рассказе Уолтера Мепа), наткнулся ночью после охоты на ярко освещенный дом, в котором обнаружил компанию женщин (разумеется, суккубов), одна из которых была настолько прекрасна, что рыцарь, осознавая всю опасность подобной связи, все же схватил ее и, преодолев ожесточенное сопротивление ее подруг, увез домой, а впоследствии женился на ней. Позднее Эдрик нарушил наложенное на него женой-суккубом табу — никогда не упоминать ее «сестер», в компании которых Эдрик ее встретил, — и жена-демон растворилась в воздухе, оставив, однако, мужу прекрасного сына Эльфнота (буквально: храбрость эльфов), ставшего благочестивым христианином (цит. по: Кисслинг, 44-45).

Многие неординарные личности эпохи Средневековья и Возрождения считались отпрысками инкубов и женщин. шпренгер и инститорис (189) подвели под это верование своеобразное физиологическое обоснование. Дети, рожденные якобы от демонов (а на самом деле при использовании чужого семени), часто бывают сильнее и лучше обычных: это объясняется тем, что «демоны могут знать силу излитого семени», выбирать наиболее благоприятное время для соития и подбирать наиболее подходящую женщину. Получается, что инквизиторы странным образом приписали демонам заботу об улучшении человеческого рода. Между тем инкубатом объясняли главным образом рождение злодеев, хотя и выдающихся: от связи ведьм и инкубов рождаются malefici, «монстры»; ребенок некой Анжелы де ла Барт имел голову волка и хвост змеи (Кисслинг,40). Сыном дьявола, например, считали Аттилу (Pоскофф, II, 6). Знаменитый «Роберт Дьявол», герцог Нормандии, отец Вильгельма Завоевателя, прославившийся своей невероятной жестокостью, во французской средневековой литературе превратился в мифическое порождение демона и герцогини Нормандии; прожив полную злодеяний жизнь, он покаялся и стал святым отшельником, — из чего следует, что, согласно средневековым представлениям, сын демона «за отца не отвечает» и может, в отличие от самого демона, рассчитывать на искупление грехов и спасение.


212

Разновидностью истории о Роберте Дьяволе можно считать английский роман XV в. «Сэр Гаутер». Молодая женщина имеет связь с демоном, явившимся ей под кустом орешника в обличий «благородного лорда »; он сам предупреждает свою жертву, что зачатый от него ребенок будет дик и жесток, и ребенок действительно проявляет свирепый нрав с самого рождения: он иссушает груди всем своим кормилицам, так что за девять месяцев умирают девять нянек. Став взрослым, он совершает массу злодеяний, например, сжигает в церкви монахинь. Однажды, в момент раздумья, Гаутер спрашивает мать, кто же он на самом деле,и она рассказывает ему всю правду, после чего сын инкуба раскаивается и получает прощение у самого папы (Кисслинг, 48).

К немногим светлым личностям, рожденным в результате инкубата, можно отнести волшебника Мерлина; однако характерно, что литературные версии легенды о Мерлине стремятся изобразить его чудесные способности следствием не его полудемонической природы, но божественного вмешательства в изначально гнусный план демонов. Так, в романе «Мерлин» Лавлича Скорняка (ок. 1450) демоны собираются на совет после опустошительного для них нисхождения Христа в ад и думают, чем отомстить. Один из них, обладающий даром «сеять семя в женщин и вынуждать их беременеть», предлагает породить чудовище, способное составить антитезу Христу. Девственница, выбранная для исполнения этого плана, действительно совершает грех в момент умопомрачения, но быстро приходит в себя и обращается с мольбой к Богу, который превращает зачатое дитя из монстра в доброго и мудрого волшебника.


Под влиянием мистико-эзотерических учений, и прежде всего неоплатонизма (с его благожелательными демонами-посредниками между земным и горним миром) возникает стремление к поэтизации инкубата, у истоков которой стоит, вероятно, итальянский теолог Лодовико Синистрари, заявивший в своем трактате «О демониакальности и инкубах и суккубах» (кон. XVII в., опубликован в 1875), что «в результате связи с инкубом природа человека не только не деградирует, но, напротив, облагораживается »(цит. по: Кисслинг, 77). Эта мысль открыла путь к возвышенному образу демона-любовника в романтической поэзии XIX в. В русской поэзии есть уникальное стихотворение, подробно, с физиологической точностью передающее весь ужас явления ночного гостя — инкуба. Это стихотворение "Стень" (1831) Дмитрия Петровича Ознобишина.

Стень

Я спал! полночный сон глубок!...
Таинственный вошел без шума...
Ко мне на грудь, как льдина, лег:
И сердце обложила дума.


Невольный вкрался в душу страх:
Мой вопль погиб во тьме без звука...
И на сомкнувшихся губах
Ужасная застыла мука.


Он яд в уста мои точил...
Я чувствовал, как гасли силы,
Как кровь сосал он, как давил,
И веял холодом могилы.


Недвижный, телом я дрожал,
Глаза раскрыть напрасно силясь...
Студеный пот по мне бежал
И жилы все, как струны, бились.


Вдруг в мысль он молнией проник...
Всхолмились волосы на темя...
И этот миг, страданий миг, —
Тысячелетий обнял бремя.


И я был жив, и жить я мог...
Без чувств... скорбя... Душой взмолилс»
В отчаяньи воскликнул:«Бог!
Даруй мне смерть»... И пробудился!...

Махов А.Е. HOSTIS ANTIQUUS: Категории и образы средневековой

христианской демонологии. Опыт словаря. - М.: Intrada, 2006, с. 208-213.

Аватара пользователя
Княжна Тьмы
Темная Душа
Сообщения: 126
Зарегистрирован: Ср май 21, 2008 11:18
Пол: Другое
Откуда: Легион Люцифера

Сообщение Княжна Тьмы » Вс июл 13, 2008 02:15

А вот таким текстом поделился со мной светлый сатанист Sun Lilith:

Моя защитница
Тихий, но настойчивый звук выдергивает тебя из объятий сна. Или, напротив, еще глубже уводит в мир волшебных грез?... что это было? Протяжная и тревожная песнь ветра? Нет, это просто ветка, она тихонько царапает твое окно, приглашая тебя. Но куда, ведь так поздно? Глупыш, конечно же в Ночь... Она уже вступила в свои права, окутав мир мягким покровом тьмы, напоив его таинственными, пьянящими ароматами волшебных трав. И где-то там, в бездонном бархате неба повелительница Ночи плетет свое невесомое серебряное кружево. Тонкие пальцы уверенно сплетают лунный свет с ночной зыбкой дымкой, погружая мир в сон. Вспомни, малыш, ведь ты ее знаешь! У нее так много имен, и одно из них ты шептал совсем недавно. Тебе сказали, что ты болен, но это не так! Просто на миг тебе стало легко, сладко закружилась голова, а с сухих горячих губ сорвалось ее имя, пьянящее и успокаивающее одновременно. Да, ты вспомнил. На твоем лице появилась робкая улыбка, и губы беззвучно шепчут в ночь: "Лилит"... Ты ощущаешь приятную прохладу травы под босыми ногами, легкий ночной ветер, такой же юный и вольный, как ты, овевает твое тело, игриво перебирает волосы. Тебе так нравится ощущать нежные прикосновения его невидимых пальцев, ты сбрасываешь с себя одежду. Подставив лицо ветерку, ты тихо смеешься... Как хорошо! Твой смех серебряным колокольчиком звенит в ночи, словно чье-то неосторожное дыхание коснулось хрупкого лунного кружева. Ты отважно делаешь первый шаг туда, к темной громаде леса. Страха нет, ты знаешь, что тебя там ждет Она, а значит, все будет хорошо. Никто не обидит тебя, напротив, любой будет счастлив помочь тебе, отважному избраннику Повелительницы.
С каждым шагом размываются воспоминания о прошлой жизни. И с каждым твоим маленьким решительным шажком где-то глубоко внутри просыпается странное, пока еще непонятное чувство. Ты слышишь, нет, скорее чувствуешь, далекий Зов. Он лунными барабанами стучит в твоих висках, заставляя сердечко стучать громко-громко! Серебряной дрожью проникает в каждую клеточку тела, даря легкость и уверенность твоим движениям. Ты уже не идешь, бежишь навстречу этому Зову...
Ночной лес, еще вчера пугавший тебя своей таинственной черной громадой, принял тебя в свои волшебные объятия. Ты счастливо смеешься, ощущая полное слияние с ним. Бежишь, почти не касаясь босыми ногами влажной травы, легко гладя кончиками пальцев шершавую кору могучих великанов. Твой бег не тревожит лесных жителей, не сминаются цветы под твоими легкими шагами. Непонятная беспричинная радость переполняет тебя, и ты смеешься, смеешься от счастья. Ты чувствуешь, ты знаешь, что уже близко, еще немного и ты увидишь, куда тебя позвала Ночь. И Зов, он безмолвным набатом гудит в тебе, пробуждая неведомые ощущения. Но вот деревья расступаются, и ты замираешь, не в силах шевельнуться от восхищения. Застывает мир вокруг тебя, исчезают звуки, лишь горячее сердечко громко стучит в Ночи...
Ты пришел... Оцепенение уходит, и ты слышишь еще один Зов. Он манит тебя, обещая то, что еще не в силах постичь твой разум. Он дарит тебе Силу... Ты медленно выходишь из-под ветвей, открываясь удивительному серебряному свету, и робко поднимаешь лицо... нежные ладони, легкие, словно лунный свет, гладят серебряные волосы. Тело становится легким, почти невесомым. Ты шепчешь ее имя, и поток лунного серебра целует твои пересохшие губы. В тебе соединились Зов, ночной лес и... Лилит! Это стало частью тебя еще тогда, когда Она пришла впервые, но теперь все иначе. В тебе пробудилась древняя Сила, дар, что ищут многие. Дар темной Повелительницы Ночи... ты еше мал, но Дар всегда будет с тобой. Вместе с тобой будет расти Сила, маленький Избранник.
Ты в своей постели, спишь так сладко. Женщина легко коснулась губами твоих волос, и встревоженно посмотрела в окно, не понимая, что ее тревожит. На них сохранилась роса и аромат лунного света. А теперь спи, мой маленький, набирайся сил. Вновь будет ночь и ты услышишь Зов. И мне не терпится вновь услышать твой тихий шепот: Лилит!.. Спи...
И исполнялись все желанья Мои, ибо непреклонна воля того, кто желает власти, свободы и всемогущества

Ответить

Вернуться в «Демонология белосветных религий»