ЛОКИ

(древнегерманская мифология, скандинавская мифология)
Ответить
Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6724
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

ЛОКИ

Сообщение Iss » Сб май 19, 2012 01:40

ЛОКИ (др.-исл. Loki), в скандинавской мифологии бог из асов, который иногда вступает с другими богами во враждебные отношения, насмехается над ними, проявляя причудливо-злокозненный характер, хитрость и коварство. По-видимому, Лофт (Loptr) и Лодур (Loðurr)' - также его имена.
Изображение
Отец Локи - великан Фарбаути, мать - Лаувей (или Наль); жена Локи - Сигюн. Снорри Стурлусон в «Младшей Эдде» в качестве брата Ло называет Бюлейста или Хельблинди (эпитеты Одина). Фарбаути лишь единожды упоминается в источниках, как отец Локи, в то время как имя "Лаувейя" встречается в кеннингах Старшей Эдды. Иногда имя Фарбаути связывают с "ветром", а следовательно лихорадкой и возможностью подцепить болезнь. Значение же имени Лаувейи относят к женскому знахарству, что и самим комментаторам имен кажется неточным. Бюлейст означает "хромой", а Хельблинди - "совершенно слепой". Безусловно, это может указывать на демоническую природу семьи Локи. С другой стороны эти же имена считаются прозвищами Одина. А в "Перебранке Локи" («Старшая Эдда») говорится о кровном братстве Локи и Одина. Сигюн родила Локи двух сыновей Нари и Нарви, но, кроме того, Локи и великанша Ангрбода породили хтонических чудовищ - хозяйку царства мёртвых Хель, волка Фенрира и мирового змея Ермунганда.
Изображение

Изменив пол и превратившись в кобылу, Локи породил также Слейпнира - восьминогого коня Одина от жеребца Свадильфари, принадлежавшего строителю Асгарда. В «Младшей Эдде» рассказывается, что великан взялся с помощью своего коня построить богам-асам город в полтора года, с тем чтобы ему в виде платы отдали солнце, луну и богиню Фрейю. Л., приняв обличье кобылы, отвлекал коня от строительных работ, чтобы великан не мог завершить в срок постройку Асгарда и лишился обещанной «платы».
В качестве члена троицы асов, то есть вместе с Одином и Хёниром, Локи (под именем Лодура) участвует в оживлении древесных прообразов людей (см. Аск и Эмбля). В сопровождении Одина и Хёнира он участвует также в приключениях с великаном Тьяцци, описанных в «Младшей Эдде». Тьяцци в обличье орла не даёт изжариться бычьему мясу, которое готовят для своей трапезы странствующие асы, и требует себе дичи. Когда орёл хватает лучшие куски, Локи ударяет его палкой, но руки и палка пристают к телу орла. Тьяцци уносит Локи и соглашается его отпустить только в том случае, если Локи доставит ему богиню Идунн и её золотые яблоки, дарующие молодость. Локи заманивает Идунн в лес, обещая показать ей якобы найденные им другие золотые яблоки, и отдаёт её во власть Тьяцци. Но боги, оставшись без «молодильных яблок», стали стареть и седеть; схватив Л., они стали угрожать ему смертью. Тогда Локи в одолженном им у Фрейи соколином оперении полетел к Тьяцци, похитил Идунн и, превратив её в орех, доставил в Асгард, а прилетевшего вслед Тьяцци-орла асы подпалили и убили. За это осиротевшей дочери великана - Скади, пошедшей с оружием в руках мстить за отца, они должны были предоставить мужа из числа асов, причём Скади поставила также условием мира, чтобы её рассмешили (в сказках этот мотив обычно представляет «трудную задачу» жениха). «Несмеяну» рассмешил Локи, привязав бороду козла к своим половым органам.
В сопровождении Одина и Хёнира Локи добывает сокровище карлика Андвари, о чём рассказывается в прозаическом вступлении к «Речам Регина» в «Старшей Эдде», а также в «Младшей Эдде» - при объяснении, почему золото называют «выкупом за выдру». Локи убил камнем выдру, которая у водопада ела лосося, но выдра (Отр) оказалась сыном Хрейдмара, у которого асы заночевали, и им пришлось согласиться на большой выкуп золотом хозяину. Тогда Локи поймал сетью карлика Андвари, плававшего в воде в облике щуки, и отобрал его золотые сокровища, хранившиеся в скале, в том числе и кольцо, на которое Андвари наложил проклятие. Как рассказывается дальше, это проклятие впоследствии переходит на сыновей Хрейдмара - Фафнира и Регина, затем на Сигурда и нифлунгов. Так рассказ о Л. и Андвари включается в скандинавскую версию цикла нибелунгов.
По инициативе Одина Локи похищает украшение Фрейи - Брисингамен, для чего ему приходится превратиться в блоху. За эту же драгоценность (как упоминает скальд Ульв Уггасон) Локи и бог Хеймдалль в обличье тюленей боролись у камня Сингастейн. В качестве спутника Тора Лок участвует в его походах против великанов Трюма, Гейррёда и Скрюмира Л. помогает Тору хитростью вернуть похищенный Трюмом молот Тора («Песнь о Трюме» в «Старшей Эдде»). По его совету Тор переодевается в одежду Фрейи, которая якобы едет к Трюму невестой, а сам Л. - в одежду её служанки; благодаря находчивым ответам Локи, Трюма удаётся обмануть. Л., правда, проигрывает соревнование с Логи (огнём) в пожирании пищи при посещении с Тором великана Утгарда-Локи, а в истории с великаном Гейррёдом Л., преобразившийся в птицу и пойманный Гейррёдом, вынужден по его требованию доставить в страну великанов безоружного Тора. Наконец, Л. сам срезает у Сив - жены Тора её золотые волосы и затем из страха перед Тором добывает такие же волосы, заставив карликов- цвергов - искусных кузнецов их выковать. Л. бьётся об заклад, что цверги не выкуют лучших сокровищ для асов, а когда они выковывают сокровища, убегает от них при помощи башмаков, которые дают возможность быстро мчаться по воде и по воздуху (в других случаях Л. берёт соколиное оперение у богини Фригг или Фрейи или сам превращается в птицу).
Изображение

Когда Тор его хватает, Л. соглашается, чтобы ему отрезали голову, не касаясь щёк, и Тор ограничивается тем, что зашивает ему рот («Младшая Эдда»),
В указанных сюжетах, имевших, возможно, первоначально характер этиологических мифов, Лок выступает, прежде всего, как добытчик-похититель, прибегающий к хитрости и обману, но действует он при этом добровольно или вынужденно то в интересах богов, то в ущерб богам - в интересах великанов. Как явствует из «Перебранки Локи», на пиру богов у морского великана Эгира он нарушает ритуальный мир, убивает слугу и поносит всех богов, обвиняя их в трусости, распутстве и т. д. В кратком прозаическом заключении говорится о страшном наказании Л. богами: хотя Л. спрятался (превратившись в лосося) в водопаде Франангр, асы его поймали и связали кишками собственного сына Пари, тогда как его другой сын Нарви превратился в волка. Скади, дочь великана Тьяцци, повесила над лицом Л. ядовитую змею, яд которой приносил ему мучения (хотя Сигюн, жена Л., и подставляла чашу под капающий яд); когда капли яда попадали на Л., он содрогался, вызывая землетрясение.
Изображение
В «Младшей Эдде» рассказу о ловле богами Л. предшествует мотив изобретения Локи первой рыболовной сети. Боги ловят его сетью. А в "Поэтической Эдде" сеть для Локи дает богиня Ран, когда он хотел поймать Андвари. Но в том и в другом случае сеть богам, и соответственно, людям, приносит именно Локи. Здесь есть связь и с паучьей сетью. Связь Локи с рыболовством и охотой на водяных животных, возможно, отражает некоторые контакты с финской мифологией, хотя предположения о прямой связи Локи с Лоухи или косвенной - с Вяйнямёйненом (сюжет рыбной ловли) весьма условны.
История страшной мести богов Локи отнесена в «Прорицании вёльвы» и в «Младшей Эдде» ко времени после убийства Бальдра. В «Младшей Эдде» (в «Прорицании вёльвы» только смутные намёки) Локи рисуется «убийцей советом» (raðbani) Бальдра: Локи подсунул убийственный прут из омелы слепому богу Хёду, а затем в обличье великанши Тёкк отказался оплакивать убитого и тем самым не дал ему возможности вернуться из царства смерти хель. За этим и следует рассказ о том, как боги изловили Локи, а затем привязали накрепко к трём камням (аналогично тому, как были прикованы хтонические чудовища, в частности Фенрир). Л. остаётся прикованным до конца мира; во время последней битвы богов и чудовищ он приводит корабль мертвецов из Хель для борьбы с богами, сам сражается с богом Хеймдаллем, причём Л. и его противник убивают друг друга.

Из царства его дочери Хель (на самом деле неизвестно, была ли она его дочерью: богиня Хель была известна германцам еще задолго до их переселения в Скандинавию и "возникновения" Локи) выходит войско мертвых, которое будет сражаться с эйнхериями из Вальгаллы. (Галина Бедненко)

Изображение
Этот образ разительно отличается от Локи, известного из средневековой баллады Lokka-thaattur, в которой крестьянин, проиграв в шахматы своего сына великану, просит помощи у трех богов (которыми оказывается уже известная нам троица Один-Хенир-Локи), и только Локи оказывается способен ему помочь. Он так же совсем не похож на Локи в остальных мифах Эдд, или же в Lokaly'gi, (где Локи уже не бог, а сын крестьянина, который женится на дочери короля, выполнив условие того и хитростью заставив сказать неправду) и Risin og Lokki (великан отправляется в странствие, чтобы найти себе помощника, но к несчастью встречает трикстера-Локи, который, формально согласившись на условия великана в конце концов заставляет того выполнить всю работу самому). В исландской сказке фигурирует колдун Лофт, продавший дущу Дьяволу и спомощью колдовства же пытающийся избежать расплаты.

Интерпретация образа Локи до сих пор является предметом дискуссии. В «Младшей Эдде» имя Л. связывается в порядке народной этимологии с Логи (Logi, «огонь»), что в своё время породило ошибочную концепцию о том, что Л. - бог или демон огня, наподобие ведийского Агни. Этой точки зрения придерживались Я. Гримм, Н. М. Петерсен, Т. Визен, В. Рюдберг, П. Харман, Г. Вильке, Э. Майер. Ф. фон дер Лайен и Э. Могк считали Л. не только демоном огня, но его добытчиком, культурным героем, вроде Прометея. О. Шонинг, X. Шюк и Ф. Шредер противопоставляли «огневой» теории интерпретацию Л. как хтонического демона или как специального «эсхатологического» бога - виновника конца мира (отчасти исходя из сближения слова Loki с глаголом lukan, «запирать», и с учётом определённой роли Л. в скандинавской эсхатологии). Ф. Иоунссон связывал Л. с титанами, а С. Бугге в соответствии со своей теорией христианских корней скандинавской эсхатологии - с Люцифером. Э. И. Грас сблизил Л. с континентально-германскими демонами, не столько огневыми, сколько водяными, а X. Веландер - с цвергами. Впоследствии А. Ольрик обратил внимание на сходство имени Л. с шведско-норвежским Локки - духом очага, с датским Lokki, означающим воздушное, блестящее существо, и с шведским народным обозначением сетей паука - Loka nät. Ольрик считал, что в образе Л. эти представления слились с образом культурного героя и хозяина воды. Ян де Фрис, а затем и А. Б. Рут интерпретируют Л. как мифологического плута-трикстера. Рут считает, что Л. как антропоморфный трикстер развился из териоморфного трикстера-паука (паук во многих местах Скандинавии обозначается словом locke, а паук-трикстер - популярная фигура в фольклоре народов Америки, Африки, Океании, Индии). В позднем скандинавском фольклоре Локи (по аналогии со словом lokke - паук) является создателем пауков.

Связь Локи с эсхатологией Рут относит за счёт влияния средневековой учёной традиции. Ж. Дюмезиль и Ф. Стрём пытались опровергнуть концепцию Локи-трикстера, исходя из первичности демонизма Локи и его особой роли в смерти Бальдра. В качестве объясняющей параллели Дюмезиль привлёк ирландского Брикрена (один из персонажей уладского цикла ирландских саг) и в особенности осетинского Сырдона как подстрекателя к убийству героя Сослана. Стрём, сближая Л. с Одином, доводит его почти до полного отождествления. Краткий обзор сюжетов, связанных с Л., подтверждает, что Л. не демон огня, а комически-демоническая фигура (и комизм, и демонизм Л. исконные), отрицательный вариант культурного героя (положительный - Один) и мифологический плут-трикстер с отчётливой хтонически-шаманской окраской (присущей также и Одину). Участие в оживлении первых людей, изобретение рыболовной сети, добывание сокровищ для богов у цвергов - всё это типичные деяния культурного героя, а «похищение» - типичная форма добывания культурных благ в архаической мифологии. Правда, речь здесь идёт не о первоначальном добывании, а о перераспределении каких-то ценностей, похищении их у великанов для богов и обратно, циркуляции этих ценностей между различными мирами. Локи как бы способствует циркуляции ценностей между богами и великанами. Однако основными сокровищами великаны успевают завладеть только на время и лишь попользоваться. Боги все равно отбирают их обратно. У других, более искусных или мудрых существ, асы, в лице или посредством Локи, сокровища отбирают или выманивают. Характерно то, что основные сокровища богов изготавливаются другими существами не только в скандинавской, но и в греческой мифологии. Бог - кузнец есть и у германцев, и у греков, но он выковывает хитрые устройства лишь для внутренних и собственных нужд, не производя "продукты стратегического значения". В этой посреднической роли Л., так же как в его способности превращаться в рыб, птиц, насекомых, ластоногих, изменять свой пол, сказываются шаманские черты. Трюки, с помощью которых Л. достигает цели, и его шутовские проделки и переодевания специфичны для трикстера. Л. - отец хтонических чудовищ, в том числе хозяйки подземного царства мёртвых, виновник и одновременно «козёл отпущения» в ритуальном убийстве Бальдра участник борьбы с богами в Рагнарёк. Л. - двойник Одина в космологических и этиологических мифах и его антипод в эсхатологических. Если же учесть хтонические и шаманские черты Одина, а также вероятность гипотезы о том, что именно он тайный виновник жертвоприношения Бальдра, то можно допустить тесную генетическую близость Л. к Одину. Роль Локи как спутника Тора, по-видимому, вторична.
Карл-Густав Юнг в своей статье К.-Г. Юнг. Психология образа трикстера (К.-Г. Юнг. Душа и миф: шесть архетипов. Киев: 1996. С 338-356) говорит, что этому архетипу свойственна "любовь к коварным розыгрышам и злым выходкам, способность изменять облик, его двойственная природа - наполовину животная, наполовину божественная, подверженность всякого рода мучениям…" (с. 338) Это как раз является самыми яркими наиболее чертами то ли аса и побратима Одина, то ли чудовищного демона, прикидывающегося другом - Локи.
"Трикстер - это коллективный образ тени, совокупность всех низших черт характера в людях". (с. 354)
В большинстве историй Локи попадает в беду (один, впутывая в это других богов или сразу вместе с другими асами), но и сам спасает положение. В большинстве случаев, остальные асы пассивны и лишь наблюдают за происходящим. Общая схема этих сюжетов - неразумное или импульсивное поведение Локи или другого бога, всеобщее непонимание произошедшего, затем осложнение ситуации и спасение положения, осуществляемое Локи. Именно Локи умеет использовать хитрость, коварство и обман на пользу асам. Локи легко меняет обличье путешествуя от Асгарда до Утгарда и обратно. Общается и договаривается как с асами, ванами, так и с великанами. Он вызывает конфликты, но их же и улаживает. Локи - постоянный зачинщик распрей, оказывающийся меж двух огней. Для того, чтобы уладить скандалы или даже спасать свою жизнь от одной из сторон Локи превращается в сокола, кобылицу, лосося. Он даже меняет пол, что в скандинавском обществе было синонимом пассивного мужеложства, а в шаманизме считается одним из самых больших возможных достижений шамана - мужчины.
Изображение
Локи, судя по списку соблазненных им богинь, которых он поочередно называет в "Перебранке Локи" был самым главным соблазнителем чужих жен среди богов. Таким образом он нарушал не только "государственные границы" Асгарда и Утгарда, не только подрывал устои морали, превращаясь в животных женского пола и рожая в таком виде детей, но и покушался на брачное право в среде самих богов.

Культ Локи

За исключением упоминания Logabore рядом с Воданом (Одином) и Донаром (Тором) в древнегерманской рунической надписи 6-7 вв. нет никаких следов культа Локи или какой-либо его роли в мифологии континентальных германцев. Нет культа Локи и в Скандинавии.
Однако, современные язычники считают, что Локи нужно чтить на ритуалах наравне с другими богами. Вот слова одной из его современных почитательниц:

«Почему-то людям кажется, что раз нет свидетельств поклонения Локи в прошлом, нехорошо вводить эту практику в настоящем. На это можно ответить, что в средние века не ездили на поездах, что совсем не значит, что нам надо прекратить делать это сейчас. Про самолеты я и не говорю - всех, кто летал на них, со спокойной совестью сожгли бы на костре. Времена меняются, меняются привычки и возможности, меняются истины и общественное мнение, меняется мораль и ценности меняются боги. Первоначально, главным богом был Тор, затем Один. Возможно Локи больше соответствует жизни в 20-21 веках, когда все меняется так быстро и хаотически. К тому же, сохранились свидетельства существования народного культа Локи, даже если официально ему никто не поклонялся.»

В скандинавской литературе можно насчитать десятка полтора исследователей, которые убедительно доказывают существование НАРОДНОГО культа этого бога. На бытовом уровне Локи был весьма популярен. Скандинавы использовали деревянные фигурки, изображавшие Локи, в качестве талисманов, но весьма своеобразным образом, а именно для сокрытия неблаговидных поступков и преступлений от других богов. В сагах эти талисманы назывались ЛОФИИ, иногда ЛОДРИИ (от эпитетов Локи). Фигурки делались вручную, владелец сам ее выстругивал из куска дерева, причем не особо стараясь придать максимальное сходство с "прототипом", главное - чтобы внешние контуры походили на человеческие. (Кстати, многие фигурки были с бородой козла). При изготовлении лофии мысленно в нее вкладывался образ Локи, чтобы фигурка имела его силу. Но при этом имя Локи нельзя было писать на лофии, потому что боги могли прочесть его и наказать почитателя, и здесь уже даже эта лофия не защитит его. Считалось, что Локи скроет преступление и можно не опасаться последствий. Причем, если преступление все же раскрывалось, то по показаниям свидетелей, при наличии лофии смягчалась вина преступника. Если преступник имея лофии, терпел неудачу, предполагалось, что это не вина лофии, а просто у противника имелся более сильный талисман. Таким образом, Локи не только помогал совершать неблаговидные деяния, но и защищал владельцев талисмана от зла, направленного против них - он оставался по ту сторону Добра и Зла, одинаково помогая как в добрых, так и в злых поступках.
Известно интересное заклинание 19 века (линкольншир, англия) против болезней, когда три раза ударяют молотком по трем подковам, "во имя бога, одина и локи". Эта формула - типичный пример смешания христианских и языческих верований, где Хенира, бога, принимавшего участие в создании людей с Одином и Лодуром (скорее всего, одно из имен Локи) подменил христианский бог .И еще пример - археологическая находка под названием "ribe hjerneskal", череп с тремя именами на нем, как заклинание против боли и болезней. Одно из имен - Один, второе - Ulfur (волк), третье - Hutiur ("высокий бог"). Обычно предполагают, что все три имени относятся к одину, но возможно, что здесь перечислена троица тех же богов. Что и в английском заклинании. В таком случае, "бог" - это не христианский бог, а Хенир.

Также есть основания считать, что Локи был покровителем ведьм, а возможно и колдунов языческой Скандинавии:

Найдя на костре
полусгоревшее
женщины сердце,
съел его Локи;
так Лофт зачал
от женщины злой;
отсюда пошли
все ведьмы на свете.
(Старшая Эдда. «Песнь о Хюндле»)

И опять слово современной поклоннице Локи:

«Он - один из тех богов, которые смущают и ставят в тупик своей многосторонностью. Локи - один из самых противоречивых и непонятных персонажей в скандинавской мифологии. Его действия динамичны, хаотичны, непредсказуемы и иногда бесцельны. Остальные боги статичны, их поступки не выходят за пределы выполняемых ими функций. Другое дело Локи. Он насмехается над другими богами, вредит им и им же помогает, путешествует, рожает, врет, меняет пол. Именно непредсказуемость и многогранность его характера заставляет задуматься над тем, кто же он на самом деле.»

Лит.: Olrik A., Tordenguden og hans dreng, «Danske atudier», 1905, H. 3; его же, Miterne om Loki, в кн.: Festskrtft til Feilberg, Kbh., 1911; Gras E. J., De noordse Loki-mythen i hun onderling verband, Haarlem, 1931;Vries Jan de. The problem of Loki, Hele., 1933 (F. F. Communications, v. 43, № 110); Dumezil G„ Loki, P., 1948; Strum F., Loki. Ein mythologleches Problem, GBteborg, 1956, Rooth А. В., Loki in Scandinavian mythology, Lund, 1961; D robin U., Myth and epical motifs in the Loki-Research, «Temenos», 1968, v. 3.

Использованы материалы от:

http://norse.ulver.com/dict/loki.html
http://pryahi.indeep.ru/nordika/loki.html
http://www.lokitemple.narod.ru/articles/articles.htm
http://welcome-to-hel.narod.ru/cult.htm
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6724
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Re: ЛОКИ

Сообщение Iss » Пн май 21, 2012 17:34

"Перебранка Локи" (Старшая Эдда)
Изображение

Об Эгире и богах
Эгир, который иначе назывался Гюмир, наварил асам пива, когда получил огромный котел, о чем только что было рассказано. На этот пир пришли Один и Фригг, его жена. Тор не пришел, потому что он был в то время на востоке. Сив была там, жена Тора, Браги и Идун, жена его. Тюр был там, он был однорукий, Волк Фенрир откусил ему руку, когда Волка связывали. Там был Ньёрд и жена его Скади, Фрейр и Фрейя, Видар, сын Одина. Локи был там и слуги Фрейра - Бюггвир и Бейла. Много там было асов и альвов. У Эгира было двое слуг - Фимафенг и Эльдир. Светящееся золото освещало палату. Пиво само лилось в кубки. Все должны были соблюдать там мир. Гости с большой похвалой говорили, какие у Эгира хорошие слуги. Локи не стерпел этого и убил Фимафенга. Тогда асы стали потрясать щитами и кричать на Локи. Они прогнали его в лес, а сами сели пировать.

Локи вернулся и встретил Эльдира. Локи обратился к нему:

1 "Эльдир, ответь,
прежде чем ты
с места сойдешь:
о чем на пиру
за пивом хмельным
беседуют боги?"

2 Эльдир [сказал:]
"Об оружье своем,
о смелости в битвах
беседуют боги;
но никто из них другом
тебя не зовет -
ни асы, ни альвы".

3 Локи сказал:
"К Эгиру в дом -
войти я решил
и на пир посмотреть;
раздор и вражду
я им принесу,
разбавлю мед злобой".

4 Эльдир сказал:
"Если в палаты
войти ты решил,
на пир посмотреть
и асов забрызгать
грязной бранью -
об тебя ж оботрут ее".

5 Локи сказал:
"Знаешь ли, Эльдир,
если начнем мы
обидно браниться,
я ответами буду
богаче тебя,
если ты не замолкнешь".

После этого Локи вошел в палату. Но когда сидевшие внутри увидели, кто вошел, они все замолкли. Локи сказал:

6 "Я, Лофт, издалека,
жаждой томимый,
в палату пришел,
асов прошу я,
чтоб кто-нибудь подал
мне доброго меда.

7 Что ж вы молчите,
могучие боги,
что слова не скажете?
Пустите меня
на пиршество ваше
иль прочь прогоните!"

8 Бра[ги сказал:]

"Не пустят тебя
на пиршество наше
боги могучие;
ибо ведомо им,
кого надлежит
на пир приглашать". -

9 [Локи сказал:]
"Один, когда-то -
помнишь ли? - кровь
мы смешали с тобою,-
сказал ты, что пива
пить не начнешь,
если мне не нальют".

10 [Один сказал:]
"Видар, ты встань,
пусть Волка отец
сядет за стол наш,
чтоб Локи не начал
бранить нечестиво
гостей в доме Эгира".

Тогда Видар встал и налил кубок Локи, но тот, прежде чем выпить, обратился к асам:

11 "Славьтесь, асы,
и асиньи, славьтесь,
могучие боги!
Одного я не стану
приветствовать - Браги,
что сел в середине".

12 [Браги] сказал:
"Меч и коня
тебе я вручу,
и кольцом откуплюсь я;
не начал бы только
ты ссор затевать;
бойся гнева богов!"

13 [Локи] сказал:
"Не дашь ты коня
и кольца ты не дашь:
посул твой напрасен;
из асов и альвов,
что здесь собрались,
ты самый трусливый
и схваток страшишься".

14 [Браги] сказал:
Когда бы не здесь,
не у Эгира в доме
с тобою сошлись мы,
своею рукой
твою голову снял бы
в отплату за ложь".

15 [Локи] сказал:
"Сидя ты храбр -
украшенье скамьи,-
но в битве беспомощен!
Смелость свою
покажи в сраженье!
Кто смел, тот не медлит".

16 [Идун] сказала:
"Браги, не надо
У Эгира в доме
ссориться с Локи;
уместны ли распри
среди сыновей
родных и приемных!"

17 [Локи] сказал:
"Ты, Идун, молчи!
До мужчин ты всех боле
из женщин жадна,
ведь руки твои
того обнимали,
кем брат твой убит".

18 [Идун] сказала:
"Локи я словом
не оскорбляла
у Эгира в доме:
я Браги смирить
хмельного старалась
и распрю пресечь".

19 [Гевьон] сказала:
"Зря вы, два аса,
друг друга язвите
речами бранчливыми:
ведает Лофт,
что слывет шутником
и любимцем богов".

20 [Локи] сказал:
"Ты, Гевьон, молчи!
О юнце я напомню,
тебя совратившем:
дарил он уборы
в обмен на твои
любовные ласки".

21 Один [сказал:]
"Безумен ты, Локи,
что дерзостно вздумал
Гевьон гневить:
ведь ей, как и мне,
открыты и ясны
судьбы всех сущих".

22 [Локи] сказал:
"Ты, Один, молчи!
Ты удачи в боях
не делил справедливо:
не воинам храбрым,
но трусам победу
нередко дарил ты".

23 [Один] сказал:
"Коль не воинам храбрым,
но трусам победу
нередко дарил я,
то ты под землей
сидел восемь зим,
доил там коров,
рожал там детей,
ты - муж женовидный",

24 [Локи] сказал:
"А ты, я слышал,
на острове Самсей
бил в барабан,
средь людей колдовал,
как делают ведьмы,-
ты - муж женовидный".

25 [Фригг сказала:]
"К чему говорить
о прежних делах,
о том, что свершали
вы, двое асов,
в давнее время;
что старое трогать!"

26 [Локи сказал:]
"Ты, Фригг, молчи!
Ты Фьёргюна дочь
и нравом распутна:
хоть муж тебе Видрир,
ты Вили и Be
обнимала обоих".

27 [Фригг сказала:]
"Будь тут со мной
у Эгира в доме
Бальдру подобный,
ты б не покинул
пиршество асов
без схватки жестокой".

28 [Локи сказал:]
"Хочешь ты, Фригг,
дальше послушать
дерзкие речи:
из-за меня ведь
Бальдр не вернется
к тебе никогда".

29 [Фрейя сказала:]
"Безумен ты, Локи,
зачем о злодействах
рассказ ты завел:
все судьбы Фригг,
я думаю, знает,
хоть в тайне хранит их".

30 [Локи сказал:]
"Ты, Фрейя, молчи!
Тебя ль мне не знать;
ты тоже порочна:
всем ты любовь
свою отдавала -
всем асам и альвам".

31 [Фрейя сказала:]
"Лжив твой язык;
тебя он, я знаю,
к беде приведет:
разгневаны асы
и асиньи тоже,
понурым вернешься ты".

32 Локи [сказал:]
"Ты, Фрейя, молчи!
Ты, злобная ведьма,
погрязла в разврате:-
не тебе ли пришлось -
пойманной с братом -
визжать с перепугу!"

33 Ньёрд [сказал:]
"Беды нет великой,
коль женщина делит
ложе с мужчиной,
хуже, что ас
женовидный, рожавший,
на пир наш пришел".

34 Локи [сказал:]
"Ты, Ньёрд, молчи!
Не ты ли богами
был послан заложником;
дочери Хюмира
в рот твой мочились,
как будто в корыто".

35 Ньёрд [сказал:]
"Пусть я далеко
заложником был,
но тем я утешен,
что сына родил я,-
дорог он всем,
он - первый из асов".

36 Локи [сказал:]
"Ньёрд, перестань!
Похваляться не смей!
Не стану скрывать я:
прижил ты сына
с сестрою родной,-
что может быть хуже!"

37 Тюр [сказал:]
"Фрейр самый лучший
в чертоге богов
воинственный всадник;
не обижал он
дев или жен,
отпускал полоненных".

38 Локи [сказал:]
"Ты, Тюр, молчи!
Мирить не умел ты
в распре врагов:
правую руку
твою помяну я,
что Фенрир отгрыз".

39 Тюр [сказал:]
"Я лишился руки,
а Хродрвитнир где твой!
Оба терпим потерю;
но тяжко и Волку
в цепях дожидаться
заката богов".

40 Локи [сказал:]
"Ты, Тюр, молчи!
От меня родила
жена твоя сына;
за бесчестье с тобой
я не расчелся -
стерпел ты, презренный!"

41
Фрейр [сказал:]
"Волк должен лежать
в устье реки
до кончины богов;
если ты не замолкнешь -
тотчас же будешь
закован, злодей!"

42
Локи [сказал:]
"Ты золото отдал
за Гюмира дочь
и меч свой в придачу;
чем драться ты будешь,
коль Муспелля дети
сквозь Мюрквид
поскачут?"

43
Бюггвир [сказал:]
"Был бы я равен
Ингунар-Фрейру
в чертоге счастливом,
я б растерзал,
разорвал бы я в клочья
ворону зловредную".

44
Локи [сказал:]
"Что там за мелочь
виляет хвостом,
пресмыкаясь пред
---------------сильными?
Вечно подачек
ты просишь у Фрейра,
за жерновом ноя".

45
[Бюггвир сказал:]
"Бюггвир зовусь,
меж людей и богов
быстрым прослыл я;
почетно сидеть мне
с сынами Хрофта
на пиршестве пышном".

46
[Локи сказал:]
"Ты, Бюггвир, молчи!
Не умел никогда ты
пищу подать;
не ты ль под столами
в соломе скрывался
при каждом сраженье!"

47
[Хеймдалль сказал:]
"Ты, Локи, от пива
рассудка лишился;
замолкнешь ли, Локи?
Язык свой не в силах
тот обуздать,
кто не в меру напьется".

48
[Локи сказал:]
"Ты, Хеймдалль, молчи!
От начала времен
удел твой нелегок:
с мокрой спиной
на страже богов
неустанно стоишь ты".

49
[Скади сказала:]
"Локи, ты весел,
но будешь недолго
резвиться на воле,
ибо к скале тебя
сына кишками
боги привяжут".

50
[Локи сказал:]
"Если к скале меня
сына кишками
боги привяжут -
знай, что я первым
был и последним
в час гибели Тьяци".

51
[Скади сказала:]
"Если ты первым
был и последним
в час гибели Тьяци,
то в доме моем
всегда тебе будут
гибель готовить".

52
[Локи сказал:]
"Ласковей ты
призывала когда-то
Локи на ложе:
стоит то вспомнить,
коль начали счет мы
деяний недобрых".

Тогда вышла вперед Сив, налила Локи в хрустальный кубок меду и сказала:

53
"Привет тебе, Локи!
Кубок хрустальный
с медом прими

Он взял рог и выпил.
54
"Порочить не стал бы,
когда б ты и впрямь
была неприступной;
но знаю, с одним -
и мне ли не знать! -
изменила ты мужу,-
то был злобный Локи".

55
[Бейла сказала:]
"Горы дрожат,
то едет, я думаю,
Хлорриди грозный;

Тут вошел Тор и сказал:
57
"Мерзостный, смолкни!
Принудит к молчанью
тебя молот Мьёлльнир!
и меня на пиру
могучих богов
в речах не порочь!"

принудит молчать он
того, кто поносит
могучих богов".

56
[Локи сказал:]
"Ты, Бейла, молчи!
Ты, жена Бюггвира,
мрази вместилище;
выродок ты
меж богами великими,
скотница грязная!"

Скалу твоих плеч
с плеч я снесу,-
конец твой настанет".

58
[Локи сказал:]
"Вот и сын Ёрд
прибыл сюда:
что ж браниться ты начал?
Не будешь ты смелым,
с Волком сражаясь,
что Одина сгубит".

59
[Тор сказал:]
"Мерзостный, смолкни!
Принудит к молчанью
тебя молот Мьёлльнир!
Вверх я заброшу
тебя на восток,-
сгинешь совсем ты".

60
[Локи сказал:]
"Полно тебе
поминать о походах
твоих на восток,-
ты в рукавице
прятался там,
не опомнясь от страха".

61
[Тор сказал:]
"Мерзостный, смолкни!
Принудит к молчанью
тебя молот Мьёлльнир!
Правой рукой
на тебя я обрушу
Хрунгнира гибель".

62
[Локи сказал:]
"Еще доведется
долго мне жить,
угроз не страшусь я;
Скюрмира были
крепки ремни,
до еды не достать -
от голода гиб ты".

63
[Тор сказал:]
"Мерзостный, смолкни!
Принудит к молчанью
тебя молот Мьслльнир!
Хрунгнира гибель
швырнет тебя в Хель
к воротам смерти".

64
[Локи сказал:]
"Я высказал асам,
я высказал асиньям
все, не таясь,
тебе ж уступлю
и отсюда уйду,-
ты станешь сражаться.

65
Пива ты, Эгир,
немало припас,
но напрасно старался;
пусть все, чем владеешь,
в пламени сгинет,
пусть опалит
огонь тебе спину!"
О Локи

После этого Локи, в образе лосося, спрятался в водопаде фьорда Франангр. Там асы поймали его. Он был связан кишками сына своего Нарви, а сын его Нарви превратился в волка. Скади взяла ядовитую змею и повесила ее над лицом Локи. Из змеи капал яд. Сигюн, жена Локи, сидела там и подставляла чашу под капающий яд. А когда чаша наполнялась, она ее выносила, и в это время яд из змеи капал на Локи. Тогда он корчился так сильно, что вся земля дрожала. Теперь это называется землетрясением.
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6724
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Re: ЛОКИ

Сообщение Iss » Ср сен 05, 2012 10:59

99 поклонений Локи (Salena)

Я поклоняюсь тебе, сокрушитель миров.
Я поклоняюсь тебе, Одина брат.
Я поклоняюсь тебе, сын Лаувейи.
Я поклоняюсь тебе, Жестокоразящего сын.
Я поклоняюсь тебе, предводитель воинства Хель.
Я поклоняюсь тебе, сладкоречивый.
Я поклоняюсь тебе, пожиратель сожженного сердца.
Я поклоняюсь тебе, наперсник Отца сражений.
Я поклоняюсь тебе, друг и попутчик Тора.
Я поклоняюсь тебе, похититель Идунн.
Я поклоняюсь тебе, вызволитель Идунн.
Я поклоняюсь тебе, мать жеребца о восьми проворных ногах.
Я поклоняюсь тебе, плодящий колдуний.
Я поклоняюсь тебе, рассмешивший Скади.
Я поклоняюсь тебе, тягавшийся силой с козлом.
Я поклоняюсь тебе, возмездие Скади.
Я поклоняюсь тебе, мастер лукавых прищуров.
Я поклоняюсь тебе, убийца Священного Бога.
Я поклоняюсь тебе, убитый Священным Богом.
Я поклоняюсь тебе, седок корабля мертвецов.
Я поклоняюсь тебе, вор из воров.
Я поклоняюсь тебе, ласковый шепот в ночи.
Я поклоняюсь тебе, зеркальная тень.
Я поклоняюсь тебе, привязанный к трем камням.
Я поклоняюсь тебе, муж терпеливой Сигюн.
Я поклоняюсь тебе, муж свирепой Ангрбоды.
Я поклоняюсь тебе, родитель черного Волка.
Я поклоняюсь тебе, отец Обвивающей Землю.
Я поклоняюсь тебе, Смерти отец.
Я поклоняюсь тебе, открывающий правду.
Я поклоняюсь тебе, порывистый нравом.
Я поклоняюсь тебе, служанка Тора-невесты.
Я поклоняюсь тебе, Хеймдалля враг.
Я поклоняюсь тебе, покинувший Глут.
Я поклоняюсь тебе, бог перехода за грань.
Я поклоняюсь тебе, хитроумный проказник.
Я поклоняюсь тебе, брат великанши Тёкк.
Я поклоняюсь тебе, несущий бремя богов.
Я поклоняюсь тебе, сотрясающий землю.
Я поклоняюсь тебе, опаленный змеиным ядом.
Я поклоняюсь тебе, тяжкая ноша Сигюн.
Я поклоняюсь тебе, кусающий, как блоха.
Я поклоняюсь тебе, добытчик Брисингамена.
Я поклоняюсь тебе, бог огня в очаге.
Я поклоняюсь тебе, дрожащий от зноя воздух.
Я поклоняюсь тебе, ярко светящий в ночи.
Я поклоняюсь тебе, не пожелавший плакать.
Я поклоняюсь тебе, Гейррёда раздразнивший.
Я поклоняюсь тебе, голодавший в железной клетке.
Я поклоняюсь тебе, постыдная тайна Сив.
Я поклоняюсь тебе, о многомудрый.
Я поклоняюсь тебе, научивший людей рыбачить.
Я поклоняюсь тебе, спаситель селян.
Я поклоняюсь тебе, смущающий асов.
Я поклоняюсь тебе, Хёнира верный друг.
Я поклоняюсь тебе, заемщик плаща у Фрейи.
Я поклоняюсь тебе, о шрамоустый.
Я поклоняюсь тебе, укравший у Брокка заклад.
Я поклоняюсь тебе, подаривший Ганглери копье.
Я поклоняюсь тебе, давший Фрейру корабль и вепря.
Я поклоняюсь тебе, украсивший Сив волосами из чистого злата.
Я поклоняюсь тебе, Тору вручивший Мьёлльнир.
Я поклоняюсь тебе, принесший дар золотой.
Я поклоняюсь тебе, ходящий по небу и водам.
Я поклоняюсь тебе, Вартари разорвавший.
Я поклоняюсь тебе, побежденный Тором.
Я поклоняюсь тебе, о даритель света.
Я поклоняюсь тебе, вынуждающий к правде.
Я поклоняюсь тебе, погубитель выдры.
Я поклоняюсь тебе, назиданье алчным.
Я поклоняюсь тебе, отец, потерявший детей.
Я поклоняюсь тебе, связанный кровью сына.
Я поклоняюсь тебе, безумье сына узревший.
Я поклоняюсь тебе, преданный побратимом.
Я поклоняюсь тебе, отец уведенных в плен.
Я поклоняюсь тебе, муж скорбящей жены.
Я поклоняюсь тебе, неистовство Свадильфари.
Я поклоняюсь тебе, проклятие Бекри.
Я поклоняюсь тебе, прекрасный и светлый.
Я поклоняюсь тебе, ловкий и скользкий.
Я поклоняюсь тебе, искусный советчик.
Я поклоняюсь тебе, первородитель лжи.
Я поклоняюсь тебе, милый Обманщик.
Я поклоняюсь тебе, сеятель бед.
Я поклоняюсь тебе, смеющийся бог.
Я поклоняюсь тебе, учитель прощенья.
Я поклоняюсь тебе, учитель отмщенья.
Я поклоняюсь тебе, тот, кто был предан первым.
Я поклоняюсь тебе, вестник волны Рагнарёка.
Я поклоняюсь тебе, отведавший крови Фрейи.
Я поклоняюсь тебе, легконогий и ясноглазый.
Я поклоняюсь тебе, отец великих чудовищ.
Я поклоняюсь тебе, открыватель новых путей.
Я поклоняюсь тебе, мерцанье теней.
Я поклоняюсь тебе, Стражу Бифрёста в сражении равный.
Я поклоняюсь тебе, бог, не боящийся плакать.
Я поклоняюсь тебе, основатель нового культа.
Я поклоняюсь тебе, не дающий себя забыть.
Я поклоняюсь тебе, нежный любовник.

Комментарии

3-4. "Видение Гюльви", 33.
4. Жестокоразящий - перевод имени Фарбаути.
5. "Видение Гюльви", 51.
7. "Краткое прорицание вёльвы", 12.
8. Отец сражений - Один.
10-11. "Язык поэзии", 2-3.
12. "Видение Гюльви", 42.
13. "Краткое прорицание вёльвы", 12.
14-15. "Язык поэзии", 3.
16. "Видение Гюльви", 50.
18. Священный Бог: здесь - Бальдр или Хеймдалль.
19. Священный Бог: здесь - Хеймдалль.
20. "Видение Гюльви", 51.
24. "Видение Гюльви", 50.
27-29. "Видение Гюльви", 34.
32. "Песнь о Трюме", 20.
33. "Видение Гюльви", 51.
34. Глут (Глёд) - в "Саге о Торстейне сыне Викинга" жена Халоги, короля Халогаланда, которого иногда отождествляют с огненным великаном Логи, а того, в свою очередь, - с Локи. Современную неоязыческую трактовку см. здесь и здесь.
37. "Видение Гюльви", 49.
38-41. "Видение Гюльви", 50.
42-43. "Прядь о Сёрли", 2.
47. "Видение Гюльви", 49.
48-49. "Язык поэзии", 26.
50. "Перебранка Локи", 54.
52. "Видение Гюльви", 50.
53. Фарерская баллада «Lokka tattur» («Сказка о Локи»).
55. "Хаустленг".
56. "Язык поэзии", 3; 26.
57-66. "Язык поэзии", 43. Дар золотой - кольцо Драупнир.
69-70. "Язык поэзии", 46.
71-74. "Видение Гюльви", 50.
75. "Видение Гюльви", 34.
76. "Видение Гюльви", 50.
77. "Видение Гюльви", 42.
78. Бекри ("баран") - один из кеннингов Хеймдалля ("Списки имен", 93).
90. "Прядь о Сёрли", 2.

Перевод с англ. и комментарии Анны Блейз.
http://www.weavenworld.ru/books/C42/I252/P253
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6724
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Re: ЛОКИ

Сообщение Iss » Ср сен 05, 2012 11:01

99 поклонений Локи (Talas Pai)

Я поклоняюсь тебе, Кузнец Обманов и Козней.
Я поклоняюсь тебе, говорящий правду.
Я поклоняюсь тебе, о Шрамоустый.
Я поклоняюсь тебе, о Среброязыкий.
Я поклоняюсь тебе, о Пламенновласый.
Я поклоняюсь тебе, тревога и бремя Сигюн.
Я поклоняюсь тебе, отрада и счастье Сигюн.
Я поклоняюсь тебе, отец Владычицы Смерти.
Я поклоняюсь тебе, родитель чудовищ.
Я поклоняюсь тебе, Волка отец.
Я поклоняюсь тебе, чуждый порядку.
Я поклоняюсь тебе, Лофт-Небоходец.
Я поклоняюсь тебе, воздушный бродяга.
Я поклоняюсь тебе, разрубатель узлов.
Я поклоняюсь тебе, деливший добычу с Тором.
Я поклоняюсь тебе, отец Границы Мидгарда.
Я поклоняюсь тебе, одаряющий силой жизни.
Я поклоняюсь тебе, наделяющий кровью.
Я поклоняюсь тебе, Бюлейста брат.
Я поклоняюсь тебе, оскорбитель.
Я поклоняюсь тебе, искусный в насмешках.
Я поклоняюсь тебе, не терпящий промедленья.
Я поклоняюсь тебе, Хельблинди брат.
Я поклоняюсь тебе, подстрекатель.
Я поклоняюсь тебе, меткий стрелок.
Я поклоняюсь тебе, совратитель.
Я поклоняюсь тебе, колдун.
Я поклоняюсь тебе, мать ведуний.
Я поклоняюсь тебе, муж женовидный.
Я поклоняюсь тебе, умелый игрок словами.
Я поклоняюсь тебе, погубитель выдры.
Я поклоняюсь тебе, друг великанши Ран.
Я поклоняюсь тебе, горькая ноша Сигюн.
Я поклоняюсь тебе, скованный в недрах пещеры.
Я поклоняюсь тебе, Лаувейи любящий сын.
Я поклоняюсь тебе, Фарбаути сын.
Я поклоняюсь тебе, воспитанник Сурта.
Я поклоняюсь тебе, хранящий огонь в очаге.
Я поклоняюсь тебе, злоязычный задира.
Я поклоняюсь тебе, хитроумный плут.
Я поклоняюсь тебе, огорченье ученых.
Я поклоняюсь тебе, разжигающий споры.
Я поклоняюсь тебе, доивший коров и рожавший детей.
Я поклоняюсь тебе, наставивший Тору рога.
Я поклоняюсь тебе, деливший ложе со Скади.
Я поклоняюсь тебе, обольстивший Сив.
Я поклоняюсь тебе, перешедший границу.
Я поклоняюсь тебе, преступающий все запреты.
Я поклоняюсь тебе, козел отпущения Скади.
Я поклоняюсь тебе, служанка на свадьбе Тора.
Я поклоняюсь тебе, владеющий тайнами рун.
Я поклоняюсь тебе, кузнец Лэватейна.
Я поклоняюсь тебе, рассмешивший Скади.
Я поклоняюсь тебе, мучитель козлов.
Я поклоняюсь тебе, преданный на мученья.
Я поклоняюсь тебе, состязавшийся с Логи.
Я поклоняюсь тебе, лишь огню уступивший в обжорстве.
Я поклоняюсь тебе, покорившийся дерзкому Тьяцци.
Я поклоняюсь тебе, азартный игрок.
Я поклоняюсь тебе, рискующий собственной шеей.
Я поклоняюсь тебе, приносящий дары богам.
Я поклоняюсь тебе, неодолимый соблазн.
Я поклоняюсь тебе, ловкач и пройдоха.
Я поклоняюсь тебе, возмутитель покоя.
Я поклоняюсь тебе, возлюбленный Сигюн.
Я поклоняюсь тебе, Нарви и Вали родитель.
Я поклоняюсь тебе, защитник ребенка.
Я поклоняюсь тебе, пожиратель женских сердец.
Я поклоняюсь тебе, огненный смерч.
Я поклоняюсь тебе, свирепая буря.
Я поклоняюсь тебе, носящий соколий плащ.
Я поклоняюсь тебе, лосось в водопаде.
Я поклоняюсь тебе, дикая кобылица.
Я поклоняюсь тебе, принявший обличье тюленя.
Я поклоняюсь тебе, противник Белого Аса.
Я поклоняюсь тебе, вор.
Я поклоняюсь тебе, замысливший зло против Бальдра.
Я поклоняюсь тебе, кусачая муха.
Я поклоняюсь тебе, злобная ведьма.
Я поклоняюсь тебе, не проливший слезы.
Я поклоняюсь тебе, муж Ангрбоды.
Я поклоняюсь тебе, предводитель мертвых.
Я поклоняюсь тебе, Слейпнира породивший.
Я поклоняюсь тебе, осиротевший отец.
Я поклоняюсь тебе, Одина побратим.
Я поклоняюсь тебе, разрушитель миров.
Я поклоняюсь тебе, кормчий Нагльфара.
Я поклоняюсь тебе, направивший руку Хёда.
Я поклоняюсь тебе, сковавший замок и хранящий ключ.
Я поклоняюсь тебе, разорвавший ремни.
Я поклоняюсь тебе, бушующий гнев.
Я поклоняюсь тебе, острый, как бритва.
Я поклоняюсь тебе, добившийся дружбы Фрейи.
Я поклоняюсь тебе, мастер смены обличий.
Я поклоняюсь тебе, чародей.
Я поклоняюсь тебе, похититель яблок.
Я поклоняюсь тебе, кровный мой родич.
Я поклоняюсь тебе, тайный мой друг.
Я поклоняюсь тебе, Локи, сын Лаувейи.

Комментарии

12-13. "Язык поэзии", 43.
15. "Язык поэзии", 2.
16. Граница Мидгарда - Йормунганд.
17-18. Здесь Локи отождествляется с Лодуром ("Прорицание вёльвы", 18).
19. "Язык поэзии", 23.
23. "Язык поэзии", 23.
28. "Краткое прорицание вёльвы", 12.
29. "Перебранка Локи", 23.
31. "Язык поэзии", 46.
32. "Речи Регина", пролог.
33-34. "Видение Гюльви", 50.
43. "Перебранка Локи", 23.
44. "Перебранка Локи", 54.
45. "Перебранка Локи", 52.
46. "Перебранка Локи", 54.
49. "Видение Гюльви", 50.
50. "Песнь о Трюме", 20.
52. "Речи Многомудрого", 26.
53-54. "Язык поэзии", 3.
56-57. "Видение Гюльви", 46.
58. "Язык поэзии", 2.
61. "Язык поэзии", 43.
71. "Язык поэзии", 3; 26.
72. "Видение Гюльви", 50.
73. "Видение Гюльви", 42.
74. "Язык поэзии", 15.
75. Белый Ас - Хеймдалль.
77. "Видение Гюльви", 49.
78. "Прядь о Сёрли", 2.
79-80. "Видение Гюльви", 49.
82. "Видение Гюльви", 51.
83. "Видение Гюльви", 42.
84. "Видение Гюльви", 50.
86-87. "Видение Гюльви", 51.
88. "Видение Гюльви", 49.
89. По одной из версий, имя Локи происходит от индоевропейского корня luk со значениями "закрывать", "запирать", "замóк", крышка".
90. "Язык поэзии", 43.
96. "Язык поэзии", 2.

Перевод с англ. и комментарии Анны Блейз

http://www.weavenworld.ru/books/C42/I252/P254
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6724
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Re: ЛОКИ

Сообщение Iss » Ср сен 05, 2012 11:12

Владыка Огня (Брэнди Флауэрс)

Вечно изменчивый, вечно бросающий вызов,
Выжигающий старую боль,
Исцеляющий гнойные раны,
Разрушающий путы привычных иллюзий,
Заставляющий делать выбор,
Не дающий стоять на месте,
Досаждающий,
Неудобный,
Повелитель всех перемен,
Многоликий,
Несущий сомнения в том, что казалось незыблемой правдой,
Пробуждающий пламя творенья в глубинах души,
Очищающий душу, как пламя лесного пожара,
Кузнец хитроумных речей,
Наставник с тяжелой рукой,
Врачеватель больной души,
Боец, в совершенстве постигший науку защиты,
И тот, кто вместо отца:
Танцующий танец Слова —
Это ты, мой Владыка Огня,
Это всё — о тебе,
Но всего о тебе не сказать.

Перевод с англ. Анны Блейз
http://www.weavenworld.ru/books/C42/I252/P264
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6724
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Re: ЛОКИ

Сообщение Iss » Ср сен 05, 2012 11:26

(Отрывки из книги Рейвена Кальдера "Книга йотунов: работа с великанами Северной традиции.")

Локи-трикстер

Эбби Хеласдоттир

Сексуальность Локи — не что иное, как естественное выражение его свободы, не скованной никакими моральными парадигмами; и в ней же отражена его гендерная парадоксальность, его неразрывная (как буквальная, так и символическая) связь с женским началом, с Темной Богиней. Прозвание Локи — Лаувейсон, сын Лаувейи — дано ему не по отцу, а по матери, и свидетельствует о том, что истоки его силы — в женском начале. Кроме того, оно добавляет веса гипотезе о том, что Локи почитали как бога в глубокой древности, когда счет родства велся по материнской линии. Локи принадлежит важнейшая роль в таинствах Темной Богини, и потому в его безумии есть некий метод, а в его хаосе — некий порядок. Многие его поступки кажутся спонтанными и незапланированными, но в действительности все они — проявления Вирда Богини.

Если Хела, дочь Локи, олицетворяет темную, «левую», «изнаночную» сторону мировой и природной души, сам Локи — ее светлая, «правая» сторона. Он — тот ребенок, который не боится мечтать или воплощать в жизнь свои и чужие мечты; он — та безответственность, без которой весь мир и асы вместе с ним погрузились бы в стоячее болото. Он — та невинность, которая не боится заявить во всеуслышание, что король-то голый (или, если уж придерживаться буквы саг, что Одину нравится носить женское платье). Он — смех, он — тихое хихиканье в уголке, он — брошенная вскользь острота, он — насмешка, которая уязвляет в самую душу, но вместе с тем побуждает к новым открытиям. Он постоянно напоминает и богам, и людям, что мы не должны все время относиться к самим себе слишком серьезно. Один из уроков Локи — в том, что космическое отличается от комического всего одной буквой.

Локи отчаянно горд и самоуверен. В этом с ним не сравнится ни один из асов, ванов или йотунов; если бы гордыня и впрямь была грехом, то Локи, несомненно, следовало бы признать великим грешником. В этом отношении он близок таким классическим персонажам, как Фауст, Люцифер и Прометей; он — как человек, который вознамерился стать богом и добился своего. Чистокровный йотун, он собственными силами проложил себе дорогу к божественности, к тому высочайшему статусу, который иногда дарует своим обитателям Асгард.

Локи — неукротимый дух человека, устремленного к звездам. В его честь можно было бы назвать ту божественную искру в человечестве, которая побуждает людей вечно стремиться к высшему. И как хранитель этой божественной искры, Локи уделяет от нее другим — тем, кто тоже мечтает стать богами. Локи — бог-Светоносец, который пробуждает божественный огонь, сокрытый в каждом живом существе, и подталкивает дремлющий разум к действиям.

Как и его океаническое дитя, Йормунганд, Локи олицетворяет универсальный архетип, встречающийся во многих культурах мира, — и даже не один архетип, а несколько. Он — Скованный Исполин, подобный греческому Прометею или иудейскому Азазелю; он — трикстер, подобный индейскому койоту или греческому Гермесу; он — оборотень, как кельтский Талиесин; и он же — Светоносец, как Люцифер, Луг и все тот же Прометей. Из всех рёкков он стоит ближе всего к людям, потому что во многих своих качествах он сам сущностно и очевидно человечен — в гораздо большей степени, чем прочие божества.

Архетипические параллели Локи, обнаруживающиеся в мифах других народов, помогают лучше понять те его стороны, которые в скандинавской мифологии представлены лишь намеками. Прометей — один из титанов, древнейшей расы, подобной йотунам; и хотя его отношения с Зевсом гораздо более скандальны, чем побратимство Локи с Одином, Зевс не убивает его, а только сковывает. Помимо общеизвестных европейских трикстеров, таких как Гермес и Пан, Локи близки некоторые персонажи из мифологии североамериканских индейцев. Один из них даже сохранился в современных сказках — под именем Братца Кролика. Другие же фигурировали в легендах и верованиях многих индейских племен под самыми разными именами: Ворон, Голубая Сойка, Кролик, Норка, Великий Кролик, Нанабуш, Глускап, Паук…

Все трикстеры схожи между собой по характеру. Трикстер легкомыслен, и это нередко стоит ему жизни; он никогда не учится на своих ошибках, однако в самой его наивности всегда заключена некая великая истина. Подобно Локи, однажды устроившему шутовское представление с сексуальным подтекстом, многие американские трикстеры склонны к вульгарным сексуальным проделкам. В одной сказке Великий Заяц велит своему анусу присмотреть за едой на огне, пока сам он будет спать. Проснувшись, он видит, что еда исчезла, и наказывает свой анус, прижигая его головней из костра. В результате у него вываливаются кишки, и Зайцу приходится вшивать анус на место, но поскольку он не в ладах с иглой и нитками, анус навсегда остается складчатым. Довольно часто трикстеру приходится выполнять такие задания, которые остальные боги считают ниже своего достоинства. Но он охотно берется за них, потому что понимает: чтобы мир продолжал вертеться, необходимо всё — даже то, что другим кажется презренным и низменным.

Благодаря своему трикстерству Локи — один из самых ярких скандинавских божеств, один из самых заметных в своих проявлениях. Нередко он дает о себе знать через всевозможные неприятные, хотя по большому счету безвредные происшествия (например, когда вы о нем пишете, у вас может часто зависать компьютер). По этой причине называть кого-то или что-то в его честь не рекомендуется. Но так же, как и в случае с другими рёкками, опасности, которые таит в себе Локи, более очевидны тем, кто не нашел с ним общего языка, чем его последователям. Локи никогда не прекращает дурачиться, но над теми, кто его понимает и держится с ним заодно, он обычно подшучивает гораздо более дружелюбно и добродушно.

Разнообразные ипостаси и свойства характера Локи перечислены как его кеннинги в «Языке поэзии». Его называют «сыном Фарбаути и Лаувейи», «сыном Наль», «братом Бюлейста и Хельблинди», «отцом Ванарганда (Фенрира)», «отцом Йормунганда» и «отцом Хель», «отцом Нарви и Вали», «родичем и дядей, братом, попутчиком и сотрапезником Одина и асов», «гостем и украшением сундука Гейррёда», «похитителем козла, ожерелья Брисингов и яблок Идунн», «матерью Слейпнира», «мужем Сигюн», «недругом богов», «губителем волос Сив», «кузнецом бед», «хитроумным асом», «наветчиком и обманщиком богов», «виновником смерти Бальдра», «связанным асом», «тем, кто препирался с Хеймдаллем и Скади». Кроме того, Локи — бог молнии, бог южного ветра и бог превращений. У него есть несколько излюбленных форм: лосось, муха и сокол, — но самым уместным для него обличьем представляется паук. Паук не только ассоциируется с североамериканскими трикстерами, но и тесно связан с Богиней. Намек на этимологию имени Локи дает старинное шведское название паука — «lockke».



Локи
Фуэнсанта Пласа

«Внезапные, непредвиденные перемены» — почему эти слова звучат так зловеще? Почему мы автоматически предполагаем, что подразумеваются перемены к худшему? Перемены — это ведь не только смерть, болезнь и разрушение; это еще и рожденье, жизнь, нежданная радость. Без перемен сама жизнь обернулась бы смертью, всякое движение застыло бы в неподвижности, а радость превратилась бы в вялое довольство. Локи — бог перемен (да, именно бог!). Он непредсказуем; он постоянно меняется, мерцает и меняет обличья; он — джокер в колоде богов. Он — бог смеха и бог чудес. Он — неукротимый пожар; он — красота, и он же — опасность и разрушение, из которого — всегда! — рождается новая жизнь. Он — бог надежды. Когда положение кажется отчаянным и совершенно безвыходным, мы обращаемся за помощью именно к Локи — неважно, осознанно или нет. Именно Локи способен преобразить ситуацию и повернуть ее под таким углом, что мы внезапно увидим выход, найдем спасительное решение. Без Локи все остальные боги — статичные фигуры, застывшие в вечной рутине своих функций. Представьте себе, во что превратилась бы жизнь богов, не будь с ними Локи. Попробуйте вычеркнуть его изо всех сказаний — и вы увидите, как из этих сказаний уходит сама жизнь.

Удивительно, что мы, язычники, так часто путаем опасность со злом. Удивительно, что на словах мы восхваляем отважных воинов Севера, а сами дрожим от одной мысли об опасности. Удивительно, что мы отвергаем те самые качества, которые придают силу нашей религии. Если нам нужны безупречные боги, мы обратились не по адресу. Если мы хотим совершенства, следовало бы податься в христиане (и смириться с их вечным вопросом: почему совершенный бог сотворил все это дерьмо, в котором нам приходится жить?). Наши боги не всемогущи — и не совершенны. Они — такие же, как мы, только «больше». Путаные христианизированные источники велели нам опасаться Локи как некоего демонического персонажа, — и мы их послушались. Почему? Не потому ли, что Локи — обманщик и может обмануть в том числе и нас? Но ведь и Один — обманщик. И Фрейя — обманщица. Конечно, спроецировать все свои страхи на одного козла отпущения — очень заманчиво, но на самом деле все боги опасны, нравится нам это или нет. Прежде чем обращаться к любому из них, надо сто раз подумать. Может быть, нас смущает роль, которую Локи предстоит сыграть в Рагнарёке? Но что это роль на самом деле? Как знать? Фрейя Асвинн [1], которой я в своей духовной жизни обязана очень многим, говорит, что боги развиваются вместе со своими служителями. И каким стал Локи сейчас — кто может сказать наверняка?

В отличие от христианства, центральный персонаж которого статичен (что и не удивительно — потому что он уже мертв), боги северного язычества — живые, изменчивые существа. Они претерпели немало приключений и после того, как о них перестали слагать саги, и об этих приключениях мы не знаем ровным счетом ничего. Мы то и дело пытаемся оставить наших богов в прошлом, потому что так безопаснее, — но на деле они живут и сейчас, в настоящем. И они изменились. Мы, люди, до некоторой степени — в пределах своего Вирда — располагаем свободой воли. И мир — в пределах орлога — тоже до некоторой степени свободен в выборе: «что наверху, то и внизу; что снаружи, то и внутри; что во вселенной, то и в душе»… И чем все это кончится для богов — такая же загадка, как и то, чем все это кончится для нас.

Для тех, кто хочет воззвать к Локи, никаких «правил инвокации» нет и быть не может: Локи не любит правил (и, возможно, даже это единственное «правило» ему бы пришлось не по вкусу). Всё, что я могу, — это рассказать, как мне самой удалось установить с ним контакт. Я оказалась в сложной ситуации, в которой было замешано в общей сложности шесть человек с конфликтующими интересами. И вот однажды вечером, устав мучиться от этих проблем, я развела огонь и поставила перед ним кристалл цинкита, а между огнем и кристаллом положила руну Дагаз и обратилась к Локи: «Разрешить ситуацию так, чтобы кто-то выиграл, а кто-то проиграл, может кто угодно. Но если ты и в самом деле бог сюрпризов, то удиви всех! Докажи, чтовсемыошибаемся! И сделай так, чтобы в выигрыше остались все! За это я обещаю, что буду носить руну Дагаз, твою руну; и буду воздавать тебе почести всякий раз, как зажигаю огонь — будь то просто спичка, свеча или большой костер. Я буду свидетельствовать о твоей доброте. Этот огонь — мой огонь нужды. В час нужды я призываю тебя — и знаю, что ты можешь помочь. А теперь докажи это!» Той же ночью я внезапно проснулась из-за того, что кто-то сбросил с меня одеяло и принялся дергать меня за лодыжки. Я ощутила, как в комнату ворвалась какая-то неимоверная сила, полная сумасшедшей, отчаянной радости. От нее исходило два посыла: радость, что ее призвали, освободили из заточения, — и намерение меня испытать. Единственное, на что меня хватило, — это твердо повторять: «Благо для всех и свобода воли для всех». Но меня продолжали дергать за ноги, пока я, наконец, не добавила: «Или вообще ничего». Все это было страшно и очень опасно, но совершенно чудесно: как ни странно, я никогда не чувствовала себя в такой безопасности. Вскоре ситуация разрешилась — именно так, как и должен был разрешить ее Локи. Всё обернулось шуткой и никто не пострадал; все благополучно утряслось.

После этого я стала призывать Локи часто. Я никогда не забываю, что он может быть опасен. Я принимаю эту опасность. Я не жду, что он будет разрешать мои проблемы по-моему. Локи разрешает их по-своему. Поначалу я призывала его как катализатор перемен, напоминая лишь о том, что навредить может любой дурак, но только настоящий мастер способен всё исправить. Но затем я избавилась от глупого высокомерия и больше не напоминаю ему ни о чем. Пусть вершится его воля.

Есть четыре фразы, которые позволяют связаться с Локи напрямую — как и с любым другим божеством. Вот они: «Пожалуйста!», «благодарю!», «Ой, прости!» — и самая главная: «Я тебя люблю!» Иногда я также обращаюсь к его жене Сигюн. Ее сила — постоянство. Вы когда-нибудь задавались вопросом, почему она вышла за него замуж? Что она в нем нашла? Очень просто: постоянство нуждаетсявпеременах. В этом союзе, на первый взгляд таком противоречивом, заключена вся жизнь. Локи вечно движется между мирами — бог парадокса, хранитель хрупкого равновесия между жизнью и смертью, ночью и днем, светом и тьмой, созиданием и разрушением.

....

Локи: мать ведьм
Мордант Карнивал

Многие фольклористы и многие служители Локи отмечали и так или иначе комментировали его способность к смене пола. Это действительно интересная тема как для академических исследований, так и для медитации на это божество в духовном контексте. Наряду с сюжетом о том, как Локи родил Слейпнира, превратившись в кобылу, широко известны и провокационные строки из «Перебранки Локи», где его побратим Один упоминает еще один эпизод, в котором Локи принял на себя женскую роль. Утверждается, что Локи провел восемь зим где-то под землей и там либо доил коров, либо (в зависимости от перевода) доили его самого. В завершающих строках той же строфы говорится, вдобавок, что Локи рожал детей (хотя некоторые переводчики опускают эти строки как недостоверные).

С самого начала четко оговорим, что мы не пытаемся поставить под сомнение мужественность Локи. Мы вовсе не утверждаем, что «на самом деле он — Богиня». Мы всего лишь хотим сказать, что ему присуща некая материнская ипостась и что в этой ипостаси его можно рассматривать как материнскую фигуру по отношению к практикующим магам.

Вот отрывок из «Краткого прорицания вёльвы»:

От Ангрбоды Локи
Волка родил,
а Слейпнир — сын Локи
от Свадильфари;
еще одно чудище,
самое злое,
на свет рождено
Бюлейста братом.

Найдя на костре
полусгоревшее
женщины сердце,
съел его Локи;
так Лофт зачал
от женщины злой;
отсюда пошли
все ведьмы на свете (курсив мой) [3].

Любопытно слово, которое переведено здесь как «ведьма». Это слово flagð, которое в других переводах передается как «великанша», «троллиха» или «волчица». Все эти варианты передают идею женской энергии — дикой и необузданной, свирепой, грозной и пожирающей, а потому ассоциирующейся с чудовищами и ведьмами.

Сравните этот отрывок со строками из «Прорицания вёльвы»:

Помнит войну она
первую в мире:
Гулльвейг погибла,
пронзенная копьями,
жгло ее пламя
в чертоге Одина,
трижды сожгли ее,
трижды рожденную,
и все же она
доселе живет.

Хейд ее называли,
в домах встречая, —
вещей колдуньей, —
творила волшбу
жезлом колдовским;
умы покорялись
ее чародейству
злым женам на радость [4].

Итак, с одной стороны, утверждается, что ведьма живет и ходит по свету, обучая своему страшному колдовству людей (и, в особенности, пресловутых «злых женщин»), а с другой — что Локи съел ее сердце и породил от него потомство. Вовсе не обязательно рассматривать эти две интерпретации как взаимоисключающие: в царстве мифов несложно убить одним выстрелом сразу несколько зайцев. Можно предположить, что ведьма ожила, переродившись от Локи, или даже что сам Кузнец Бед временно превратился в нее — примерно так, как одержимый человек временно «превращается» в божество. А кто такие flagð, пошедшие от него «ведьмы»? Вероятно, все те, кому она передала свое колдовское искусство.

Если все это кажется вам чересчур мрачным и темным, вспомните, что эддические песни были записаны уже после христианизации Скандинавии. А христиане, мягко говоря, не особо жаловали магические практики — равно как и идею женской эмансипации. Поэтому истинный смысл приведенных отрывков скрыт за позднейшими напластованиями и предубеждениями религиозного и политического толка. Когда ваш бог желает, чтобы женщины «знали свое место», женщина, не желающая «знать свое место», превращается в самого дьявола (а что уж говорить об этих мужчинах, балующихся сейтом!..) Таким образом, негативное отношение к flagð, выраженное в этих строках, вполне может объясняться интерполяциями, добавленными под влиянием подобных установок.

Мой опыт показывает, что работа с вышеописанной ипостасью Локи — превосходный способ выразить ему свое уважение. Даже если просто добавить в обычное церемониальное обращение какую-нибудь фразу, подчеркивающую этот его аспект (например, «Мать ведьм»), ваше взаимодействие с Локи уже станет более глубоким и насыщенным. Поскреби Локи — найдешь Бабалон? Ну, это я так, к слову…

....

День Локи
11-й день Литемоната, Месяца Литы (11 июня)
Из Языческого часослова Ордена Часов

Цвет: красный

Стихия: Огонь

Алтарь: На красном покрове расположите три красные свечи, камень с вырезанной на нем руной Ос, статуэтку кобылы, статуэтку птицы, два маленьких круглых камешка и цепь.

Подношения: проанализируйте ситуации, в которых вы манипулируете другими людьми — пусть даже правдивыми способами или ради их же собственного блага. Не щадите себя.

Пища в течение дня: горячая, пряная, острая пища.

Призывание Локи

О сын Лаувейи, лукавец
из дальних северных стран,
о дитя великанов
и дух утонченной игры,
то намеком, то лестью
внушающий замысел тайный,
о лжец,
изрекающий правду, когда ее некому слышать!
Призываем тебя, о двуликий,
о ты, чья душа пламенеет огнем негасимым!
Будь судьей нашим душам,
о Локи, дух Правды и Лжи!

Перевод с англ. Анны Блейз

http://www.weavenworld.ru/books/C42/I95/P192
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6724
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Re: ЛОКИ

Сообщение Iss » Чт окт 01, 2015 11:26

Став Локи

Автор: Дагульф Лофтсон (c)
Перевод: Анна Блейз (с)


1. Слушай речи того, кто скрывает,
того, кто ярко пылает:
я смотрел, как растет человек,
с той далекой поры, как он овладел моей силой.

2. Бояться меня нет причин: я ведь уже в тебе.
я говорю с тобой из глубин твоего ума,
я взываю к тебе из сердца твоих потаенных желаний,
я сплю в токе крови твоей.

3. Голос мой — в треске поленьев,
и в смехе невинных,
и в шипенье змеи.

4. Я — блистающий спутник грома,
мой удар — вдохновенье.
Я — искра врожденного дара, что ведет человека к величью;
кто отвергнет меня, тот уходит во тьму, где блуждают невежды.

5. Я — жар наслажденья, сжигающий всё:
смотри, как алеет плоть от моих объятий!
Я недаром когда-то окрасил вас цветом богов:
не забудьте, вы — боги.

6. Я обостряю все чувства; я разум гоню к забытью —
к первозданному хаосу, в бездну святого безумья.
Любить меня — значит, гореть на священном костре:
я выжгу из вас всю пустую породу, чтобы вы возродились.

7. Я — стервятник, срывающий клочья прогнившего мяса,
очищающий кости до блеска.
Я — темный брат, излучающий свет.
Я — премудрый дурак: зная все, ни во что я не верю.

8. Я — Сириус,
я восхожу по мосту меж землею и небом,
я — знамение жизни и знамение смерти;
я — та полоса меж границ, над которой не властен никто;
я — паук посреди паутины,
плетущий судьбу свою сам,
я — хозяин себе.

9. Я — таран, разносящий ворота в щепу:
все границы — лишь мнимость.
Я рушу миры, чтобы вновь доказать: ничему нет конца.
Если истины нет, то откуда возьмется обман?

10. Я — отец тех, кто сломлен,
я — матерь чудовищ.
Я их утешаю теплом
и мщу за них жаром огня:
я знаю, что значит страдать.

11. Я — первозданный змей,
что извивается в бездне.
Победивший меня получает прóклятый клад —
злато дракона, оно же — пламя познанья.

12. Я — отец колдунов и ведьм,
мастер лепки обличий:
брось в мой кузнечный горн черновой металл —
я верну тебе драгоценность.

13. Если из этих речей ты ничего не понял,
запомни хотя бы одно
(и это — великая тайна):
познать меня значит познать самого себя,
а познать самого себя значит познать мою радость.

Dagulf Loptson (c)
Перевод: Анна Блейз (с)
http://northern.thesaurusdeorum.com/lokiprayers/I471
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6724
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Re: ЛОКИ

Сообщение Iss » Вс апр 17, 2016 03:06

Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Аватара пользователя
belphegor
Темная Душа
Сообщения: 180
Зарегистрирован: Пн сен 26, 2011 13:24
Пол: Мужской
Откуда: москва

Re: ЛОКИ

Сообщение belphegor » Чт фев 16, 2017 11:13

Старая злобная шлюха Фемида, постоянно спорит и строит козни Красотке Фортуне. Но Королева Фортуна знает как обыграть слепую ведьму..

Аватара пользователя
Iss
Иерарх
Сообщения: 6724
Зарегистрирован: Пн ноя 12, 2007 19:10
Пол: Мужской

Re: ЛОКИ

Сообщение Iss » Вт янв 14, 2020 21:58

Апрельские дураки

Автор: Галина Красскова (c)
Перевод: Анна Блейз (с)

В пестром зубчатом наряде, под маскою Арлекина
Ты иногда приходишь:
кожа в узоре ромбов,
яркие, сочные пятна —
змеи с такой раскраской
особенно ядовиты.
Вот я, бери меня.

Я — заклинатель змей под маскою Арлекина,
я танцую в бездонном колодце этого стремного мира
танец на шесть восьмых. Слейпнир бы мной гордился.
На свете много дверей, на свете много замков,
но мне они все не помеха.
Я плюю в них огнем.


Мне доводилось видеть, как блещут в Твоих глазах
осколки Великой Бездны,
где Тебя напоили силой,
вскормили звериной страстью
и взрастили на древних сказаньях.
Мне доводилось видеть мир, где Ты был ребенком, —
во всей его красоте, варварской и беспощадной.
Я плакала там, у подножья его ледников.

Сила — в моей крови, сила бежит под кожей.
Я трахал миры до тех пор, пока они не возникли, —
и когда-нибудь трахну опять, чтобы они исчезли.
Я — блестящая цацка. Хочешь со мной поиграться?
Хочешь, хотя и знаешь, что внутри запрятана бритва.
И я буду резать тебя, буду резать тебя,
ты отдашь мне всю кровь —
это будет только начало!
Я разорву на части
душу, разум и дух,
раздеру твой мир на кусочки.


Ты чудишь и проказишь,
валяешь Шута, корчишь Дурня, —
но мне все равно.
Разве этим заставишь меня отвернуться?
Нет, уж лучше плясать под Твою огневую дуду
на костях тайников моего потрясенного мира,
и вскрывать их, один за другим, —
и себя, и любого, попавшего нам под горячую руку, —
чем и дальше лежать, словно труп,
задыхаясь в тенях,
рассыпаясь на части под смехом Твоим,
истлевая в плену своих страхов.

Я имел Всеотца,
И Он умолял — «еще!»
Он тоже, как я, любитель нарядов и масок.
Думаешь, я безопасен?
Или думаешь, Он безопасен?
Мы с Ним — Микки и Мэллори Нокс девяти миров!
И поди догадайся сама,
кто из Нас носит платье.


Ты — гремучник в узоре ромбов, готовый к броску.
Ты — голодный черный паук,
а весь мир — Твои сети.
Ты прекрасен, ужасен,
опасен (я вижу опасность,
но глаз не могу оторвать,
хоть и знаю: Ты ешь мое сердце).
Я видела, как Ты неистов в любви,
Я видела, как Ты нежен:
Ты несешь в себе ужас, но с ним — эти нежность и жадность.
Я видала однажды, как Ты запрокинул лицо
и завыл на луну, индевея под северным ветром:
Ты воешь, как волк, в тех местах, что еще не родились.

В этой маске шута, заигравшись в гротески,
я порой превращаюсь в пародию сам на себя.
Что же странного в том, что я жажду поджечь этот мир,
начиная с того, что в моей голове?
Ведь я здесь, чтобы вас разбудить,
я здесь, чтобы дать вам огонь,
я здесь, чтобы вывести вас из пещеры
на свет,
и когда я открою глаза вам на это сиянье,
вы уже не вернетесь.

https://northern.thesaurusdeorum.com/lo ... xf9oGYY5lk
Среди могил унылых и безвестных
Я принесу чудовищный оброк
Тебе, о страх земной, подземный рок
И бич небесный!

Ответить

Вернуться в «Германо-скандинавская мифология»