dazarat: "Миф о Владыке мира"

Пишут наши пользователи
Аватара пользователя
dazarat
Иерарх
Сообщения: 3646
Зарегистрирован: Вс окт 21, 2007 00:56

Сообщение dazarat » Чт сен 18, 2008 23:20

- Хочется бескорыстного служения человечеству. Помнишь, к нам мужик обращался с раком крови? Займёмся им?
- Силу некуда девать стало?
- Моя же сила, а не твоя.
- Как знаешь, мне всё равно. - согласилась медиум, и адепты отправились по указанному в письме адресу.
Мужик оказался дома - то ли ему пока не нужно было лежать в больнице, то ли уже не нужно. Вид у него был ещё тот- краше, что называется, в гроб кладут. Вокруг болящего суетилась задёрганная жена, которая поведала, обращаясь почему-то к Марине, что никакой надежды у её мужа нет, что можно сделать дорогостоящую операцию, но нет денег, что один экстрасенс уже приходил и помочь не смог. Насчёт надежды Демон всё понял верно- обычно к колдунам по вопросам, касающимся жизни и смерти, обращаются лишь тогда, когда все другие варианты исчерпаны.
- Вы не плачьте, пожалуйста, - сказал адепт бедной женщине. - А расслабьтесь и не мешайте. У вас какое-нибудь домашнее животное есть?
- Собака... а что?
- Вы её очень любите? Понимаете, я сейчас не в очень хорошей форме, и потому своими силами такую болезнь вылечить не смогу. Но можно перенести её в другое живое существо- хоть и в ту же собаку. Однако она после ритуала умрёт почти что мгновенно.
Хозяйке было жалко собаки, но мужа она, не в пример многим другим, всё же жалела больше. Поэтому ею был приведён здоровенный дог, выглядевший весьма угрожающе. Опасливо взглянув на животное, Демон взался за многотрудное дело исцеления рака крови.
Больной мужик ничего не говорил, но следил за его манипуляциями скептически. Было ясно как день, что он считает Демона ещё одним недобросовестным шарлатаном. Но надежда, тем не менее, имеет свойство всегда умирать последней- и потому в его глазах читалась готовность позволить сотворить с собою всё, что угодно, если только это принесёт хоть какой-то практический результат.
Демон, впрочем, изощряться не стал- быстро погрузив больного в гипонтический транс, он извлёк из кармана чёрный шёлковый шнур. Были зажжены предусмотрительно взятые с собой свечи- зелёная, голубая и красная. На этом все приготовления и окончились.
Медицинские навыки колдуна ограничивались умением намазать порез зелёнкой, но и нужны они ему не были. Положив левую руку на солнечное сплетение болящего мужика, Демон принялся выяснять общее его состояние. Жизненная сила из поражённого раком тела вытекала медленно, но неотвратимо- адепт чувствовал, как нормальные энергетические потоки поглощаются разрушительной мощью смерти. Он не нуждался ни в рентгеновском аппарате, ни в анализах крови для того, чтобы точно сказать- дела больного обстоят более чем неважно.
Закрыв глаза и стараясь как можно больше отрешиться от информации, предоставляемой пятью чувствами, Демон сосредоточился только на энергетической составляющей окружающего. Это давалось ему с трудом, и на лбу адепта выступил пот. Определив источник распространения силы смерти, он вернулся к обычному восприятию и взял приготовленный чёрный шнур.
- Так, подведите сюда собаку,- сказал он женщине.- И положите правую руку вашего мужа на её голову.
Хозяйка псины исполнила указание, отчего-то вдруг начав нервничать. Животное, видимо, тоже почувствовало неладное- дог заскулил, но на него прикрикнули, и он остался стоять спокойно. Колдун набросил один конец шнура на шею собаки, середину обмотал вокруг своей груди, а другой конец- вокруг кисти руки. Эту руку он положил на найденную им точку на теле исцеляемого больного и снова возвратился к сверхчувственному виденью мира.
Образовалась магическая цепь мужик-Демон-дог. Колдун исполнял в этой цепи роль насоса- борясь с отвращением и подступающей тошнотой, он начал читать заклятья, перекачивая энергию смерти в псину. Та завыла- жалобно, страшно и обречённо.
Нельзя сказать, чтобы это было для мага процессом, доставляющим удовольствие. Он чувствовал себя так, словно наглотался дерьма- холодного, склизкого, вонючего и кровавого. Руки его дрожали- тело истинктивно пыталось разорвать цепь, поддерживаемую целеустремлённой волей адепта. Так что, когда всё наконец закончилось, он ощутил такую радость и облегчение, словно излечился от рака сам.
Открыв глаза, Демон увидел, что псина сдохла.
- Аминь.- сказал он, вставая и слегка покачиваясь от накатившей на него слабости.- Где у вас туалет?
Хозяйка посмотрела на колдуна с ужасом и указала, где находится это необходимое помещение. Проникнув туда, адепт наклонился над унитазом и выблевал всё, что можно. Стало немного лучше. Умывшись, он возвратился обратно в комнату и сказал, обращаясь к женщине:
- Вот и всё, муж ваш теперь здоров. Он придёт в себя примерно через час и будет очень голодным и очень слабым. Дадите ему поесть- можно всё. Хорошо ему поможет стакан вина. Лекарства не нужны. Если будете его хорошо кормить, через неделю он станет, как новенький. Собаку заройте где-нибудь подальше от дома. По возможности старайтесь не прикасаться к ней- можно только через пластиковый пакет или что-нибудь в этом роде. Потом позовите попа и попросите окропить квартиру святой водой. Это нужно для нейтрализации остатков негативных энергий.
Женщина просто не могла поверить своим ушам.
- То есть вы хотите сказать,- недоверчиво спросила она.- Что он уже совсем выздоровел?
- Точно.
- Полностью?
- Ну, в общем, да... Конечно, огранизм ослаблен, но раком он уже не болеет. Пускай витамины ест.
Женщина подошла к колдуну, взяла его руки в свои и требовательно посмотрела ему в глаза.
- Если это так,- медленно проговорила она.- Если это действительно так, то я буду на вас молиться.
"Скоро будешь." - подумал Демон, а вслух сказал:
- Что вы, пустое. Через час сами убедитесь, что с ним всё отлично. Ну, пойдём мы.
- Как же? - захлопотала женщина. - Останьтесь, хоть чаю выпейте...
- благодарю, но мы спешим.
- Но я же не могу вот так просто вас отпустить! Сколько я вам должна?
- Ерунда. Ничего вы нам не должны.- твёрдо сказал адепт и направился к выходу, провожаемый слезами, радостной сценой и многочисленными "благодарю".
- Да, есть всё же своеобразный кайф в совершении добрых дел,- заметил он после того, как выбрался с Мариной на улицу.- Чувствуешь себя таким благородным, что аж противно.
- Денег надо было взять, праведник!- осудила Марина бескорыстие колдуна.- Тоже мне, нашёлся Иисус Христос!
- А что? Пора помаленьку входить в роль Господа. А, чёрт! Совсем забыл. Надо Баалок позвонить.
- Это ещё зачем?
- Надо. Обещал одному человеку кое-что ей важное передать.
Отыскав телефонную будку, Демон набрал номер и зачем-то начал считать гудки. Трубку подняли на восьмом.
- Да!- услышал Демон нежный голосок сатанистки.
- Привет. Как жизнь? У меня есть дело к тебе.
- А, это ты, Демон? Всё по-прежнему. Вот, собираемся с Сэмом совершить один ритуальчик...
- Так у тебя Самаэль сидит? Спроси- не перегорели ли у него пробки в мозгах во время нашей последней встречи.
В трубке послышался тихий шорох, голос Баалок отдалился, потом приблизился.
- Демон?- переспросила она.- Самаэль обложил тебя таким матом, что мне, как порядочной девушке, даже и не хочется его слова повторять. И ещё он сказал, что посчитается с тобой обязательно. Вы с ним поссорились почему-то?
- Вроде того. Пожелай ему удачи и передай, что сегодня я исполнил третье условие.
- Какое ещё условие?
- Он знает. Но я звоню не поэтому. Вы знакомы с таким протоиереем Владимиром?
Чувствовалось, что сатанистка насторожилась.
- Знакомы.- признала она после непродолжительного молчанья.
- Так вот, он передаёт вам христианский привет и строго требует, чтобы вы его больше не доставали. В противном случае грозится принять какие-то ответные меры.
- Неужели? А когда ты с ним говорил?
- Сегодня утром.
- Так вот, передай своему священнику...
- Он не мой.
- Это неважно. Передай ему... а, да ладно. Мы тут как раз решаем насчёт него. Думаю, он скоро сам во всём разберётся.
- Моё дело передать, он меня вежливо об этом просил. Ещё раз привет великому Самаэлю. До встречи.
- До встречи.- рассеянно отозвалась сатанистка, и Демон повесил трубку. После чего, вполне довольный собой, отправился с Мариной домой.
Что же до Баалок, то её звонок Демона очень насторожил. Жрица не верила в совпадения- чаще всего они являются следствием попытки какого-нибудь воздействия. И то, что белосветный колдун упомянул о священнике именно в тот момент, когда они с Самаэлем готовились того уничтожить, было довольно странным.
Ей пришло в голову, что отец Владимир мог попросту нанять Демона для борьбы с "Крылом Люцифера." Но, конечно же, она рассуждала слишком по-сатнински и сама понимала это- для попа пойти на какой-либо договор с колдуном, пусть даже и белосветным, означало утратить всё полученное им от Бога могущество. Могло произойти скорее наоборот- Демон использовал батюшку для своих тёмных дел, напрямую связанных с его непонятным конфликтом с Сэмом. Баалок пыталась распросить Самаэля о причине конфликта, но он либо отмалчивался в ответ, либо изощрённейше матерился. Когда же она упомянула о каком-то выполненным белосветным магом условии, сатанист пришёл в ярость и посоветовал ей заткнуться. Баалок оскорбилась - всё же она была Верховной жрицей, хотя Сэм имел больший стаж пребывания в "Крыле Люцифера". Адепты тьмы чуть было не поссорились, выясняя, кто же из них главнее. Однако, высказав друг о друге абсолютно всё наболевшее, они сумели взять себя в руки и вернуться к своим дружеским отношениям- ссориться из-за ерунды было глупо.
Чертопоклонник прекрасно осознавал, что ругаться с Баалок можно хоть до потери пульса, но никаких проблем это не решит. Время уходило. Белосветный колдун проделал уже треть пути к божественному могуществу, а он, Самаэль, не достиг пока ничего- разве что крови ему попортил. А тут ещё этот проклятый протоиерей и Верховный жрец, постоянной интересующийся, когда же батюшку усмирят. Было отчего прийти в ярость и послать подальше обнаглевшую жрицу, которая возомнила о себе невесть что. К сожалению, Самаэль нуждался в помощи таковой, а потому заставил себя успокоиться и быть вежливым.
- Ладно, Баалок, кончай дуться. - произнёс он, примирительно положив ей руки на плечи. - Ты у нас главная, спору нат.
- Вот так-то! - удовлетворённо сказала девушка. - И не смей мне больше хамить.
Самаэля от злости чуть ли не затрясло, но он сдержался, мысленно поставив себе высший балл за крепкие нервы.
- Проблема в следующем, Баалок, - начал излагать он свой план воздействия на священника.- Опытным путём установлено, что защиту этого ублюдочного попа не пробить. Несколько наших уже обожглись на этом. Почему-то обратный удар, несмотря на все меры предосторожности, всё же их зацепил. Мы могли бы попробовать навалиться на него целым шабашем, но ты знаешь, что сейчас это невозможно- сила шабаша тратится на другое.
- Нет адепта, - возразила жрица Астарты. - Которого не мог бы уничтожить другой адепт. Это аксиома. Всегда найдётся кто-то сильнейший. А ты не слаб.
- Это так, но священника охраняют ысшие силы...
- Ангелы?
- Вроде даже и хуже.
- Отправь сражаться вместо себя каких-нибудь сильных бесов.
- Не пойдёт. - покачал головою Сэм. - Нужны очень сильные бесы, могущественные и злые, а чем платить за их помощь? Человеческие жертвы, как тебе известно, запрещены.
- Так что конкретно ты предлагаешь?
- Я предлагаю следующее - надо сначала лишить протоиерея поддержки Бога. Ты заставишь его совершить грех. Высшие силы после этого сразу же отступятся от него. Он будет в растерянности и замешательстве- я знаю, так всегда приосходит. И вот тут-то я и проведу свою магическую атаку.
Баалок была совсем не против этого плана, но решила получить выгоду.
- А что ты мне дашь за это? - алчно поинтересовалась она.- У тебя вот есть жабья косточка...
Сэм заскрипел зубами - речь шла об одном из его мощнейших магических артефактов, на изготовление которого понадобилось три года. Он попытался убедить жрицу, сказав, что нейтрализация отца Владимира выгодна всем, в том числе и ей же самой. Девушка в ответ на это привела свои доводы- задание поручено Сэму, лично она к этому заданию абсолютно никакого отношения не имеет, ей придётся потратить силу и рисковать собой, участвуя в сражении с могущественным священником. Баалок по большому счёту была права, и Самаэль бы на её месте поступил так же- но жабьей косточки было жаль и расставаться с ней не хотелось. Тем не менее задание Верховного следовало исполнить любой ценой, и сатанист, мысленно пожелав своей напарнице скорей сдохнуть, дал на эту сделку своё согласие.
Баалок, не мудрствуя лукаво, решила прибегнуть к традиционному своему оружию, то есть сексу. По её мнению, грех было легче всего совершить именно на такой благодатной почве- батюшка должен был подвергнуться страшному искушению, ибо в сексе жрица разбиралась отлично. Сбросив одежду, она легла на кровать и начала мастурбировать- медленно, профессионально и с удовольствием. Целью жрицы являлось чувственное отождествление с великой Астартой, сладострастной богиней тьмы. Главная трудность заключалась в том, чтобы ни в коем случае не довести себя до оргазма- девушке необходимо было просто поддерживать сильнейшее сексуальное возбуждение.
Кусая губы, страстно выдыхая нужные заклинания, она объединила своё наслаждение с вечным наслаждением величайшей тёмной богини- и отправила его вперёд, дальше, прямо к искушаемому священнику. Самаэля аж передёрнуло- волны похоти, источаемые прекрасным девичьим телом, сводили его с ума. "Вот шлюха какая, а?"- подумал невежливый сатанист и попытался отгородиться от этих волн- для нанесения удара ему требовалась ясная голова.
В это время, за добрых три километра от извивающейся в экстазе жрицы, отец Владимир молился, стоя на коленях перед иконостасом. Молитва его, как всегда, была возвышенна и чиста- обращаясь к святым и Богу, протоиерей отдыхал душой и зла для себя не чуял. Однако совершенно неожиданно для него чистота молитвы нарушилась, и начало происходить странное.
Взгляд священника переместился на икону, изображавшую Богородицу- не зрелую женщину с младенцем-Христом на своих руках, а девочку, которую ведут в божий храм. Отцу Владимиру показалось, что выражение лица святой девочки изменилось- теперь оно было не невинным и просветлённым, а жестоким и невообразимо порочным. Внезапно он почувствовал вожделение к этой изображённой на доске девочке- и ужаснулся собственным грешным мыслям. Принявнись торопливо креститься, он просил Бога избавить его от страшного искушения- но искушение, однако, не прекращалось.
Сознание протоиерея погрузилось в багровый, липкий туман грешных плотских желаний- и свозь этот туман он увидел, как девочка на иконе повернулась к нему лицом и с развратной плотоядностью подмигнула. Рука, творящее крестное знаменье, бессильно повисла в воздухе, тело загорелось огнём, подрясник оттопырил так и не усмирённый постами член.
Нарисованная девочка принялась медленно раздеваться, глядя на протоиерея с улыбкой. Батюшка пришёл в ужас, разом позабыв все
Частная вера такая же глупость, как частное солнце или частная луна. Воззрение на мир формируется не для того, чтобы "нравиться" человеку, но чтобы соответствовать миру.

Аватара пользователя
dazarat
Иерарх
Сообщения: 3646
Зарегистрирован: Вс окт 21, 2007 00:56

Сообщение dazarat » Чт сен 18, 2008 23:21

молитвы- спасаясь от искушения, он быстро закрыл глаза, но сделалось только хуже. В мозгу его одна за другой начали возникать богохульнейшие картины и ощущения- вот будущая мать Бога подходит к нему, и обнимает его, и прижимается своими ещё неразвитыми детскими грудками, и целует в губы, лаская их маленьким язычком, и своею нежной рукой дотрагивается до члена. Это было настолько приятно, что священник мгновенно кончил, после чего наваждение исчезло так же внезапно, как появилось. Открыв глаза, он со страхом посмотрел на икону- юная Борогодица застыла в той самой позе, в которой изобразил её безвестный иконописец. И только после этого протоиерей наконец почувствовал, что его рука как-то странно дёргается- он, стоя на коленях, занимался онанизмом прямо перед иконостасом, выдавливая из себя последние капли спермы.
Отдёрнув руку, священник бросился на пол, желая умолять Господа о прощеньи и в то же время не решаясь обратиться к Нему после совершения такого ужасающего греха. У него ещё оставались силы, он мог ещё всё исправить, если бы покаялся достаточно быстро- но Самаэль не оставил ему на это даже минуты времени. Отец Владимир почувствовал, как чуждая, жестокая сила Дьявола устремляется в его душу тёмным потоком, разрушая всё, что было достигнуто долгим, многолетним трудом; постами, молитвами, покаянием, добросовестным служением людям. Остатки силы света в многвение ока были сожжены атакой адепта тьмы; высшие существа не защитили протоиерея, ставшего страшным грешником. Самаэль мог торжествовавть победу.
Он и делал это, злобно радуясь, что хоть одна проблема оказалась наконец разрешённой, и теперь не нужно больше выслушивать по её поводу надоедливое нытьё Верховного. Сэма ожидала теперь награда- уважение других членов секты, благосклонность её руководителя, деньги и, возможно, более высокая ступень посвящения. Ибо, сколь ни грустно это было осознавать, Самаэль являлся адептом седьмой ступени, в то время как наивысшей была девятая.
- Ну что, убил батюшку?- спросила Баалок, медленно одеваясь.- Жаль. Очень сексуальный мужчина был- я на себе почувствовала.
- Да не убил я его- зачем?- довольным тоном произнёс Сэм.- Он теперь никакой опасности не представляет. Высшие силы его больше не поддерживают, собственную его силу я уничтожил. Будет по-тихому служить свои мерзкие литургии- обычный батюшка, в меру грешный и в меру праведный. А не потенциальный святой вроде Иоанна Кронштадского. Проявим для разнообразия гуманизм.
- Так теперь моя жабья косточка?
- Твоя. Зайдёшь как-нибудь ко мне, и я тебе её дам. Кстати, заодно посмотришь на мою новую ученицу.
- Ты взял себе ученицу?- удивилась жрица.- Зачем?
- У неё огромный потенциал. А ей при этом всего лишь тринадцать лет.
- Малолетнюю любовницу завести решил?
Сэм выразил на своём лице неудовольствие и презрение.
- У тебя все мысли только о сексе. Говорю же - она просто очень талантливая девчонка. Возможно, когда-нибудь она возглавит наш шабаш. Вот я и хочу, чтобы ты познакомилась с ней и обучила всем этим своим штучкам.
- Полный курс? А что мне за это будет?
- Сговоримся,- не стал вступать в пререкания сатанист.- И полный курс, пожалуй, не нужен. Я не хочу, чтобы она становилась жрицей Астарты, а просто сделалась бы грамотным, разносторонним адептом. Поможешь?
- Конечно. Поехали, познакомишь меня с ней, я сама хочу посмотреть, что она из себя представляет. Заодно и косточку мне отдашь.
- Что, прямо сейчас?
- А почему нет?
Самаэль пожал плечами и согласился.
Когда адепты тьмы добрались на роскошном "БМВ" жрицы до самаэлева дома и проникли в квартиру, они увидели, что Яна отнюдь не предаётся расслабляющей праздности, а прилежно роется в записях Самаэля. Сатанист потребовал объяснений, и девочка смущённо предъявила ему купленную тетрадку, в которую добросовестно заносила все более или менее понятные ей заклятья. Разобравшись, в чём дело, Сэм ученицу свою одобрил- в самом деле, любой уважающий себя неофит должен иметь собственные записи заклинаний, чтобы потом, после посвящения, составить свою личную "Книгу Тьмы".
Баалок, присмотревшись к девочке, быстро выяснила, что Самаэль прав- она действительно была человеком незаурядным. Жрице сделалось завидно- она вспомнила собственную свою ученицу, хоть и неплохую, но с неба звёзд не хватавшую. Яне, во всяком случае, она не годилась даже в подмётки и уж тем более не смогла бы претендовать в будущем на высшие степени посвящения.
Познакомив девушек, сатанист отправился за жабьей косточкой, которая хранилась у него в абсолютно тёмном, сухом и прохладном месте. С тоской подумав о том, что плодами его трёхлетней работы отныне будет пользоваться корыстная жрица, он передал ей магический артефакт, чем та осталась весьма довольна.
- Яна,- обратилась к девочке Баалок, пряча в сумочку честно заработанный ей предмет.- Твой наставник попросил меня обучить тебя основам секс-магии. Когда я ехала сюда, то планировала просто дать тебе несколько простейших рекомендаций. Но после знакомства с тобою я поняла, что ты стоишь моего потраченного на тебя времени. Ты не согласилась бы пожить у меня недельку? Это позволит тебе учиться, ни на что больше не отвлекаясь. А потом будем с тобой встречаться пару раз в месяц. Договорились?
Яна вопросительно взглянула на Самаэля. Тот кивнул, и девочка согласилась. Через десять минут, проводив Баалок и Яну, сатанист, окрылённый своей удачей, принялся за планирование разных гадостей Демону, ненавистному белосветному колдуну.
Потерпев неудачу с убийством, он решил попробовать иной вид преступной деятельности- а именно, похищение. Самаэль знал, что Демон имеет личного медиума- невзрачную колдунью Марину. Эту девушку он и решил похитить, а потом потребовать в качестве выкупа трактат с девятью условиями.
Это было не слишком оригинально, однако могло сработать- при условии, что Демон относится к Марине не только по-деловому. Сатанист не понимал, за что можно любить такую уродину- но любовь зла, и в ней произойти может всякое. Сам он искренне считал любовь слабостью, а слабостями врагов нужно пользоваться на всю катушку. Это практично и очень правильно.
Разумеется, сатанист был далёк от того, чтобы, вооружившись наручниками и автоматом, поджидать Марину возле дверей подъезда. Такое похищение было опасным и ненадёжным; было способом, пригодным разве что для туповатых бандитов. Нет, он задумал дело гораздо более тонкое- он решил похитить душу Марины и мучить её до тех пор, пока белосветник не принесёт искомый трактат на блюдечке. Ритуал, необходимый для этого, был довольно сложным и трудоёмким, но результат его того стоил.
Существовал, правда, и очень неприятный момент. Для совершения ритуала такого рода сатанисту были необходимы травы- свежие и произрастающие, понятно, летом, а отнюдь не ранней весной, которая сейчас и была в наличии. Правда, Демон выполнял условия не так уж и быстро- во всяком случае, такими темпами он исполнит их все разве что только к осени.
Строя свои злобные замыслы, Самаэль медленно разминал в руках толстую восковую свечу- до тех пор, пока не получил липкий, разогретый теплом ладоней комок. Постепенно он вылепил из него небольшую человеческую фигурку с ярко выраженными женскими половыми признаками. Осмотрев работу, он удовлетворённо осклабился- вместилище для души Марины было готово. Оставалось дождаться лета, и собрать необходимые травы, и вдохнуть с их помощью в мёртвый воск некое подобие жизни- после чего любая душа войдёт туда беспроблемно. Белосветник выкупит свою девушку, и вожделенный трактат окажется в руках Сэма.
С такими вот мыслями адепт тьмы включил телевизор и засунул в видак кассету с тупейшей американской комедией. Сейчас, чтобы расслабиться, ему как раз и требовалось что-нибудь в этом роде. Прихлёбывая неизменное пиво, сатанист смотрел на кривлянье главных героев фильма и ржал, словно беременный бегемот.
А не так уж и далеко, в своём домике рядом с храмом, плакал отец Владимир, запоздало каясь и сожалея об утраченной силе.

Из предсмертного письма Станкевича Игоря

... я и отправился с ней на ночь глядя к одному из наших общих знакомых.
Мы шли через пустынный парк, я рассказывал что-то ей, и всё было очень мило. А потом- потом навстречу нам попалась тройка пьяных в хлам отморозков.
Ненавижу эту породу- наглые, вечно пьяные, в спортивных штанах и с уверенностью в глазах, что весь мир принадлежит им, они всегда производили на меня мерзкое впечатление. И вот теперь они, настоящие двуногие волки, стояли перед нами и чего-то хотели.
А чего? Да крови слабейшего, вот и всё. Они прекрасно чувствуют звериным своим чутьём, будет сопротивляться человек, или нет. Попросили закурить- я дал. Попросили денег- но денег у меня не было. Тут кто-то из них ударил меня в лицо, и я увидел, что лежу на грязном асфальте. А мою милую девочку, мою любовь эти звери тащат в кусты, и кто-то нетерпеливо уже срывает с неё одежду.
И как вы думаете, что я в этой ситуации сделал? Я встал на колени и начал умолять их отпустить нас. Господи, как же они смеялись! Даже сейчас я вижу перед собой эти пропитанные водярой рожи. Они были пьяны, а я - совсем не слабак. Я не трус. Однажды я на спор обошёл девятиэтажку по кромке крыши, на что никто из моих друзей не отважился. Я мог бы встать и разметать этих тварей, избить их так, что они помнили бы об этом всю жизнь.
Но- во мне слишком мало зверя. Я представил себе, как бью по лицу пусть и сволочь, но всё-таки человека- и меня начало тошнить. Я не был способен на такое даже ради своей любви- можете вы это понять? Навряд ли.
И я ушёл. Вырвался, убежал, бросил свою девчонку на произвол этих подвыпивших отморозков. Теперь она, естественно...


Глава 8
Ритуальный секс на деревне - как похищают хороших медиумов

Жара - и плавится асфальт на перроне, источая свой неповторимый запах, и народ хлещет пиво, а у кого нехватка денег или здоровья, довольствуются минеральной водой, и девушки вокруг прекрасны, как никогда. Самаэль очень любил жару- видимо, давало о себе знать адское происхождение сатаниста. Перед нынешним своим воплощением он явно долгое время загорал на каких-нибудь там лавовых адских пляжах, и теперь летняя жара вызывала у него одни только приятные ощущения.
Сатанист решил предпринять давно задуманную им поездку за травами- а чтобы нескучно было, скооперировался с несколькими другими адептами. Теперь зелёная электричка, разогретая, словно печь, уносила за город кампанию их пяти человек, каждый из которых так или иначе был связан с магией.
Поехал Олег - интеллигентный мистик, к сатанизму никакого отношения не имевший, но любивший природу, ибо таковая производит всякого рода наркотическую отраву. Ему почему-то нравилось эту отраву собрать, употребить и потом долго летать вне тела, отдаваясь на произвол возникающих из ниоткуда видений.
Поехал Василий - начинающий восемнадцатилетний маг из ордена "Золотая Звезда". Он также решил пополнить свой арсенал магических трав, а заодно передохнуть от городской суеты.
Поехал недоразвитый адепт Колька - просто потому, что ему было больше нечем заняться. Присутствовала также и Яна- она старалась как можно больше общаться со своим наставником и не оставляла того ни на минуту. Ну а возглавлял это высокое собрание, конечно же, Самаэль- во всём своём сатанинском блеске.
Несмотря на жару, адепты глотали водку, которую прихватил любивший алкоголь Колька. Не пила её только Яна- она сидела и спокойно изучала свою тетрадку с заклятьями, не обращая на остальных ровно никакого внимания. За прошедшие месяцы девочка продвинулась в магии очень здорово, и не слишком сложные ритуалы могла уже совершать абсолютно самостоятельно. Самаэль хвалил ученицу и щедро делился с ней своими знаниями и навыками. Яну заметили и на шабаше - Верховный отнёсся к ней весьма благосклонно, и вскоре девочка должна была пройти посвящение. Теперь она готовилась к этому важному для неё событию, зубря замысловатые формулы и досконально выполняя все рекомендации Самаэля.
Сэм пил водку безо всякой охоты - для того просто, чтобы не портить всеобщее разгильдяйское настроение. На него напал один из нечастых приступов поэтичности- и он, терпеливо вынося колькины разглагольствования, пытался сочинить в уме какое-нибудь стихотворение.
Получилось у него, как всегда, нечто мрачное и насквозь сатанинское. Подняв руку и потребовав тишины, Самаэль на весь вагон прочёл следующее:

Для того ли нам жить, чтоб поститься, молиться,
На коленях стоять, терпеливо страдать,
Унижаясь, дрожащей рукою креститься,
Ожидая, пока снизойдёт благодать?

Всемогущество. А остальное- пустое.
Всемогущество Бога нам даст Сатана-
Мы отринем небесное, ложно-святое
И познаем все тайны до самого дна.

Для того ли нам жить, чтоб Хозяйские ноги
Языками шершавыми вечно лизать,
И как нищим презренным, стоять у дороги,
Ожидая, пока соизволят подать?

Приобщение к мудрости, вечная сила
И желанье достичь ещё больших высот-
То Астарты дары, что глаза нам открыла
И отправила в Антикрестовый поход!

Для того ли нам жить, чтоб забыть о вершине
И бояться глаза свои к звёздам поднять,
Уподобившись кротостью вьючной скотине
В ожиданьи, пока нас не станут прощать?

Мы достигнем могущества, станем богам
И превыше небес установим свой трон-
А вселенная будет лежать под ногами
У Владык, уничтоживших рабский закон.

И не может быть цели достойней, чем эта-
Для неё нам не жалко и жизни отдать.
Ну а вам, христианам, служителям света
В нескончаемом рабстве своём пребывать!

Не рабам понимать повеленья свободы-
Мы на разных сейчас говорим языках,
Но идите пока, научите народы
Пред божественной плёткою чувствовать страх!

Но запомните- мщение не за горами,
И раздавлена будет Святая Змея,
И погибнете вы, потому что над вами
Тяготеет проклятье всего бытия.

И когда вы умрёте, то вас из могилы
Не подымет могущество Бога-отца...
Ну а мы, сатанисты, исполнены силы
Исповедуем истину: Мир без конца!</TD<TR>
Частная вера такая же глупость, как частное солнце или частная луна. Воззрение на мир формируется не для того, чтобы "нравиться" человеку, но чтобы соответствовать миру.

Аватара пользователя
dazarat
Иерарх
Сообщения: 3646
Зарегистрирован: Вс окт 21, 2007 00:56

Сообщение dazarat » Чт сен 18, 2008 23:22

Богомольные бабки, ехавшие в электричке, начали торопливо креститься и коситься на Самаэля с опаской.
- Гениально, наставник! - нашёл случай сподхалимничать Колька.
- Ну, в этом есть определённая импрессионистская сила, - прокомментировал интеллигентный мистик.- Но как художественное произведение стих твой никуда не годится.
- Почему? - обиделся Самаэль.
- Тема не слишком оригинальна. И рифма тоже.
- А где ты в русском языке отыщешь сейчас свежую рифму? После Пушкина её вообще найти невозможно, так что, поэтому стихов не писать? Движение декадентов было как раз и вызвано...
- Выпьем! - прервал Колька готовый начаться спор о литературе. Самаэль с мистиком пожали плечами и углубляться в вопрос не стали- действительно, другим это не интересно. Заглотив водки, чёрный адепт выбросил из головы всю поэзию и начал думать о том, что им в ближайшее время предстоит сделать.
Сбор растений, употребляемых в колдовстве- дело очень сложное и ответственное. Для того, чтобы растение проявило нужные свойства, его необходимо срезать по всем правилам магического искусства, в определённое время и с чтением специально предназначенных для этого заклинаний. Следовало здесь учитывать день недели, расположение планет и созвездий, возраст растения, место, где оно выросло, время суток и десяток других важных мелочей, без которых не обойтись. Это профану кажется неважным, какой рукой растение рвать и к какой из четырёх сторон света поворачиваться во время такого действия. Это профан думает, что крапива в шесть утра ничем не отличается от крапивы в двенадцать ночи. Настоящий адепт берёт в расчёт абсолютно всё, и только поэтому добивается необходимого результата.
По такой вот причине маги и решили пожить за городом с недельку- дабы максимально расширить список того, что можно собрать. Но, поскольку все они были закоренелыми горожанами и людьми, развращёнными современной цивилизацией, ни о каком житье в палатке даже речи быть не могло. Нет, адепты решили остановиться в какой-нибудь пригородней деревне и, сделав её своею центральной базой, всласть пошарить по окрестным лесам.
Этой базой удостоился стать населённый пункт с многообещающим названием Чистое. Было там действительно вполне чисто- адепты убедились в этом, отойдя от загаженной станции километра этак на два. Вокруг простирались многообещающие поля, леса и болота- но в Чистом было неплохо и с плодами цивилизации. Наличествовали ветхий клуб, церковь и даже бар- не говоря уже о множестве уютных домишек. В одном из этих домишек кампания и решила остановиться- за символическую плату добросердечная, большая крестьянка сорока лет сдала им комнату на неделю. Более-менее обустроившись, адепты скопом отправились на лоно родной природы.
В лесу, однако, все сразу разделились по интересам. Яна, в травах не понимавшая, устроилась на каком-то пеньке и опять уткнулась в свою тетрадку. Мистик насобирал мерзостного вида поганок и принялся перебирать их с довольным видом. Колька похвастался, что из высушенной и растёртой в порошок лягушачьей кожи умеет делать состав с необычными галлюциногенными свойствами. Ему никто не поверил, но он всё же полез в болото, где и начал охоту за земноводными. Самаэль отправился искать ветку орешника для изготовления нового магического жезла взамен утраченного во время столкновения с Демоном. Василий за каким-то чёртом полез в севершенно непроходимую для всякого разумного существа чащу.
Отыскав свой орешник, Самаэль по всем правилам срезал одну из веток и возвратился к Яне, попутно заметив несколько растений, за которыми следовало вернуться позже.
- Что ты всё учишь и учишь? - недовольно сказал он девочке.- Можно подумать, ты готовишься не к посвящению, а ко вступительным экзаменам в институт. Посмотри лучше, природа какая.
Яна оторвала свой взгляд от заучиваемых чёрных заклятий.
- Хорошо тебе говорить, ты знаешь всё это. А мне сейчас вовсе не до природы.
- Напрасно, - Самаэль присел рядом с Яной.- Напрасно ты думаешь, что заклятья важней природы. На отношениях, возникших в природе, построена вся сатанинская философия. Вот ты учишь сейчас про всякие там поля силы, медитации-трансмутации, и думаешь, что это самое важное...
- А что, не так? - не поняла Яна.
- Это важно. Но это - только теория. Ты сейчас похожа на учёного, который всю жизнь сидит в своей лаборатории, учит формулы всякие и считает при этом, что изучает жизнь. Но он не жизнь изучает, а только её отражение, абстрактное выражение правящих ей законов. То же и с сатанизмом. Для того, чтобы понять сущность нашего ученья, надо посидеть в таком вот лесу, подумать и сделать выводы. А остальное, заклинания эти там и теории, приложится само собой чуть позднее.
- Ничего я здесь особенного не вижу. - сказала Яна. - Ну красиво, воздух чистый, и что с того?
- Красиво, говоришь? Вот и попробуй порассуждать. Что именно ты считаешь красивым? Вот деревья, пение всяких пташек, ползанье различных мелких букашек- остановимся пока что на этом. Деревья красивы- но они стали такими и вообще живы потому только, что задушили, лишили солнечного света другие деревья в своей борьбе за жизненное пространство. Вот эти стрекозы, такие милые- страшнейшие хищники. Пение птиц- не более чем выражение их полового инстинкта. И получается, что вся красота построена на борьбе, которой не бывает без крови, и сексе, которого не может быть без борьбы. Чем выше дерево, тем большую площадь для своего выживания оно занимает, а следовательно, мешает тем большему количеству прочих растений. Чем приятнее поёт какой-нибудь соловей, тем больше у него будет самок. Это природа, которая мудрее тысячи Библий. А человек, разумеется, её часть, и потому в нашем обществе действуют те же законы, только что прикрытые гуманистическим лицемерием. Представь себе, что стрекоза вдруг начнёт следовать христианским заповедям и перестанет убивать других насекомых. Очень скоро стремительное, красивое существо станет просто горсточкой праха, и вся красота его кончится. Мы, люди, чтобы сделаться сильней и прекрасней, не то что даже должны, а просто обязаны подавлять остальных людей и пожирать тех, кто слабее нас. Высокий духом человек- это как высокое дерево, что не даёт солнечного света слабейшим. Это- непреложный закон, и никакой реальной альтернативы ему просто не существует.
Яна, выслушав эту лекцию, снова принялась за изучение своих заклинаний - речь сатаниста произвела на неё слабое впечатление. Досадливо махнув рукой на несклонную к натуралистической философии ученицу, Самаэль опять отправился бродить по лесу.
Так продолжалось до вечера- а вечером с молодым колдуном Василием произошла неприятнейшая история.
Адепты мирно сидели и ужинали тушёнкой, когда Василий, до того куда-то ушедший, возвратился и сразу выпалил:
- Ребята! Я заказ раздобыл! Но у меня почему-то не получается его выполнить. Вы поможете?
- Без проблем. - отозвался интеллигентный мистик. - В чём дело?
- Понимаете, - принялся объяснять Василий, возбуждённо размахивая руками. - Такая вот история вышла. Женщина эта, которая нас ночевать пустила, вызнала откуда-то, что мы то ли колдуны, то ли экстрасенсы. А у неё год назад любимый муж умер. Подходит она ко мне и говорит- так мол и так, нельзя ли, мол, с ним связаться. Я отвечаю- конечно, можно. А она дальше начинает давить- нельзя ли, чтобы муж к ней приходил по ночам и сексом с ней занимался. Совсем, говорит, изголодалась по мужской ласке, а в деревне одни импотенты спившиеся- ну, если молодёжь не считать, конечно. Я ей и согласился помочь. Ведь это несложно, правда? Денег она мне дала, я заключил контракт. А теперь у меня почему-то ничего не выходит. Поможете?
Адепты сразу смутились. Интеллигентный мистик посмотрел в пол, Сэм поморщился, нетактичный Колька грубо захохотал. Одна только Яна смотрела непонимающе, удивлённая подобной реакцией- задача ей казалась очень простой.
- А знаешь ли ты, недоучка, - печально заговорил мистик. - Что контракта тебе не выполнить?
- Почему? - не понял маг Вася.
- Потому. Для начала, тень мужа этой женщины ну никак не станет вступать с ней в сексуальные отношения. Реально вызвать только инкуба, который примет облик этого самого мужика.
- Ну инкуба вызову...
- Не вызовешь. Ты- пацан.
- Что с того?
- А то,- начал поучать мистик.- Что инкуба можно вызвать лишь двумя способами. Ты не задумывался, почему к средневековым монахиням приходили духи только мужского пола? Или лесбиянок среди них не было? Были. Но инкуб придёт только к женщине. Это первый способ.
- Так хозяйка же наша - женщина!
- Бесспорно. Но вызываешь инкуба ты, а не она. Ты - мужик, и он к тебе не придёт. Суккуб - сколько угодно, а инкуб нет. Есть, правда, и второй способ- инкуба можно создать. Для этого в первого попавшегося духа следует вложить мужскую энергию. Причём чужую, а не свою.
- Значит, это всё же реально? - обрадовался было Василий.
- Всё же- да. Но мужская энергия может выделяться только во время полового акта и принимается женщиной. Поэтому для того, чтобы этой энергией завладеть и потом сформировать инкуба, тебе придётся вступить в ритуально-сексуальные отношения, выполняя при этом роль женщины.
- А мою силу нельзя использовать?
- Нет, потому что ты просто её не высвободишь.
В разговор вступил грубый Колька.
- Наш высокоучёный мистик просто хочет тебе сказать, Васенька, что для выполнения контракта тебя сначала должен кто-либо поиметь. Иначе ничего не получится.
- А что, другого способа нет? - испугался бедный Василий.
- Другого способа нет.
Недоучившийся маг начал паниковать. Он дал слово и заключил контракт - а слово мага должно быть выполнено любой ценой, вне зависимости от обстоятельств. Даже сатанисты, существующие по принципу "не обманешь- не проживёшь", избегают нарушать свои обязательства, коль скоро они даны и деньги за магические услуги получены. Василий же принадлежал к белосветному направлению, где за соблюдением слова следят гораздо более строго. Члены ордена непременно узнают о нарушении и не успокоятся, покуда не загонят васино тело в гроб, а его бессмертную душу- в ад. Кроме того, на нарушителя ополчаются и высшие силы, делая остаток его жизни совершенно невыносимым. Перед Васей замаячил призрак скорой и некрасивой смерти. Всем было ясно, что он отыскал себе на голову неприятностей, и теперь ему можно лишь посочувствовать.
- Вот, Яна. - наставительно сказал Сэм. - Учись на чужом примере. Никогда не берись за работу, если не можешь её исполнить. Обещай помочь человеку, если только на сто процентов в себе уверена.
- Что же делать?- растерянно спросил Вася.
Самаэль только пожал плечами.
Начинающий колдун понял, что ему предстоит сделать выбор между смертью и унижением- кодекс чести магов никаких поблажек не допускает. Жить, между тем, хотелось. Нервно закурив, он решил избрать унижение и, весь покрывшись красными пятнами, попросил:
- Ребята, вот что... Может быть, кто-нибудь из вас это сделает? Ну, даст мне мужскую силу?
- В смысле, трахнет тебя? - расставил Колька точки над "i". - Ну нет, я пас. Я больше женщинами интересуюсь.
Василий посмотрел на интеллигентного мистика, но тот только в ужасе замахал руками - секс в любой форме он презирал. Выразившись в том смысле, что вот сидят сатанисты, которым их вера гомосексуальных отношений не запрещает, он потянулся за бутылкой вина, выпил и отрешился от ничтожных земных проблем. Колька в ответ на это повторил, что его на мужиков не тянет, а Самаэль сказал, что при его высоком положении в сатанинской иерархии заниматься подобной ерундой просто-таки даже и неприлично. Тогда Василий, не зная, как вывернуться из сложившейся ситуации, обратил своё внимание на Яну, сказав:
- А, ведь вот она женщина! Пусть инкуба и вызовет!
- Да, сейчас, разогналась! - отрезал Сэм.- Ты девочку мне не порти и в свои сомнительные делишки не втягивай. Не дам Яну! Во-первых, она контракта не заключала, и отдуваться за тебя не должна. А во-вторых, у неё такого и не получится. Она ещё даже не посвящённая.
Влипший маг приуныл значительно и заметно. Однако Колька, которому в голову всё же приходили иногда оригинальные и неплохие идеи, предложил довольно реальный план. План этот явно был способен зародиться только в мозгу, насквозь пропитанном алкоголем, но мог подействовать.
- Вот что, Вася,- заговорил сатанист, гляда на недоучившегося мага с насмешкой.- Если ты хочешь спастись от ужасной смерти, если ради этого ты готов трахнуться с каким-нибудь мужиком, то дело в принципе поправимо. Здесь есть бар, а там мужиков полно. Всех местных девок они уже давно перетрахали. А вот городская девчонка их развлечёт. Мы дадим тебе нужное заклинание, ты пойдёшь в бар, познакомишься с кем-нибудь...
- Но ведь он - не девчонка! - логично возразил мистик.
- Да? А что его, собственно, отличает?
Все посмотрели на Василия свежим взглядом. Волосы у него, по уставу ордена, были длинными. Щетины по причине крайней молодости не наблюдалось. Гениальность замысла Кольки наконец дошла до адептов.
- Яночка, у тебя есть запасная одежда? - вкрадчиво спросил мистик.
- Конечно. - ласково улыбнулась девочка.
- Хорошо. Неси её сюда. И косметику волоки.
- Что вы собираетесь... - начал было Василий, но на него прикрикнули, и несчастный колдун умолк.
Через сорок минут его просто было нельзя узнать. Все, и особенно Яна, приложив массу усилий и незаурядного художественного таланта, безо всякой магии превратили Васю в очень даже милую девушку. После этого его заставили выучить перекачивающее силу заклятье, влили в него пол бутылки вина для храбрости и поволокли в бар. Яне, несмотря на её протесты, приказали остаться дома.
В деревенском кабаке Вася произвёл эффект, сравнимый со взрывом атомной бомбы. Давясь от сдерживаемого смеха, адепты следили, как бедного мага поминутно приглашали на то, что именовалось здесь танцами- но есть на бессмысленное топтанье и обжимание. Приглашавшие лезли щупать Васину грудь, бывшую на самом деле лифчиком, набитым салфетками. Стоило магу потянуться за сигаретой, как к ней сразу же тянулось множество спичек и зажигалок. Его поили шампанским и угощали конфетами. За ним ухаживали. Вид при этом у Василия был страдальческий, и он то и дело норовил сбежать за столик к адептам. Те, однако, гнали его оттуда немилосердно, упирая на то, что он сюда мужиков соблазнять пришёл, а не водку пить с сатанистами. Вася бесился, но делать было нечего- заключённый контракт следовало выполнить от и до. В противном случае его ожидала скорая и неприятная смерть.
После того, как из-за Васи кому-то набили морду, стало ясно, что дело пошло всерьёз. Магом завладел какой-то юный колхозник, оттеснивший всех конкурентов. И боги тьмы, святая Геката, что это был за монстр! Ростом под два с лишним метра, с лицом, словно вырубленным тупым топором, с горящими кабаньими глазками, с кулаками, напоминающими по размеру пивные кружки, этот Илья Муромец производил просто ужасное впечатление. Обняв Васю за талию, он подвёл его к адептам и уселся перед ними с видом наглым и независимым.
- Эти, что ли, с тобой?- грозно вопросил он, обращаясь к несчастному колдуну, который отчего-то был очень бледен.
- Друзья.- жалостно пискнул он, кивая в сторону Самаэля.
- А они это... Не против?
Адепты дружно замахали руками, показывая, что не против и даже рады знакомству своей "подруги" с такой вот выдающейся личностью.
Частная вера такая же глупость, как частное солнце или частная луна. Воззрение на мир формируется не для того, чтобы "нравиться" человеку, но чтобы соответствовать миру.

Аватара пользователя
dazarat
Иерарх
Сообщения: 3646
Зарегистрирован: Вс окт 21, 2007 00:56

Сообщение dazarat » Чт сен 18, 2008 23:22

- А-а!- довольно заревел сельский монстр. - Круто. А то это... Нравишься ты мне, вот. Ты, это, блин... Как тебя зовут?
- Васи... Василиса! - петушиным голосом выдал маг, с ужасом чувствуя на своей коленке волосатую руку Муромца.
Колька, не выдержав, поперхнулся водкой и ушёл к стойке. Монстр, совершив интеллектуальное усилие, необходимое для знакомства, явно расслабился и предложил компании выпить. Отказавшихся не нашлось.
Процесс сближения между сельским громилой и предполагаемой Василисой нарастал лавинообразно. Через пол часа любящие сердца устремились друг к другу со страшной силой, и монстр, обняв недоучившегося мага за плечи, куда-то его повёл. Адепты, немного выждав, отправились за влюблённой парочкой следом- им не хотелось выпускать ситуацию из под контроля.
Опасались они, что Илья Муромец потащит жертву к себе домой, где в случае чего помочь Васе будет никак нельзя. Однако романтичность монстра имела свои пределы- он ограничелся тем, что завёл свою возлюбленную в туалет всё того жа бара и закрылся с ней в одной из кабинок. Адепты, проникнув в кабинку рядом, застыли, прислушиваясь к происходящему.
Сначала из-за фанерной стенки раздавалось только пыхтенье, а потом послышался визгливый голос Василия:
- Милый, понимаешь, я девственница. Поэтому- только анальный секс.
- Угу!- просипел Илья, и пыхтенье возобновилось.
Вася принялся произносить заклинание.
- Ты чего это? - спросил монстр.
- Не обращай внимания, я эстонка. И, когда мне хорошо, всё время разговариваю на родном языке.
Колька, услышав это, аж скорчился, но Сатаэль сурово погрозил ему кулаком, так что сатанист сумел сдержать свой приступ немного нездорового смеха. Ритуал просто обязан был пройти без помех. Но тут случилось нечто странное и непонятное.
- Это чё?!! - внезапно заревел Илья Муромец. - Это как это?!!
В кабинке воцарилось предвещающее бурю молчанье. Колька хотел было приложить к стенке ухо, но не успел- дверь сосердей кабинки вылетела от удара тела Василия. Данное тело, пролетев через всё пространство поселкового туалета, ударилось о стену и сползло по ней на пол- мордой прямо в кучу блевотины и дерьма. Следом за телом появилось разгневанное чудовище.
- Пидоры! - выкрикнуло оно, бросаясь к Васе с намерениями явно враждебными. И плохо бы пришлось несчастному магу, если бы не вмешательство остальных адептов.
Мгновенно сориентировавшись, Самаэль пробормотал одно из своих мерзких заклятий, и взгляд монстра остекленел, а сам он замер, с недоумением озираясь. Этой заминкой воспользовался проворный Колька- схватив одну из множества валявшихся на полу бутылок, он разбил таковую о вражью голову. Разгром довершил интеллигентный мистик, который плюнул чудовищу в морду и ухитрился попасть ему прямо в глаз.
Илья Муромец не выдержал подобного натиска. Зашатавшись, он рухнул на заблёванный бетон пола- с тем же грохотом, с каким, наверное, падал Голиаф, сражённый рукой Давида. Но адепты магии тактике ветхозаветного героя до конца следовать не решились, и вражью голову отделять от туловища не стали. Подхватив бесчувственного Василия, они устремились из туалета вон- на вольный воздух, подальше от злобных колхозных монстров.
Вася выглядел, как классическая жертва насилия. Янина юбка была разорвана, лифчик расстегнулся и волочился одним концом по земле, косметика на лице расплылась от текущей из разбитых губ крови.
Что касается Самаэля, Кольки и мистика, постоянно озиравшихся в ожидании неприятностей, то они напоминали троицу неопытных вурдалаков, волочащих первую жертву на своё кровавое пиршество. Происходи дело в Городе, адептов остановил бы первый же попавшийся мент- и был бы полностью прав. Но в Чистом менты как-то не попадались, и друзья достигли своего дома без приключений.
Там они привели Василия в чувство, дали ему водки и смыли с его лица кровь пополам с косметикой, блевотиной и засохшими кусками дерьма. После этого они поинтересовались, что же пошло не так и почему гениальнейший колькин план окончился таким крахом.
Василий точно ответить на этот вопрос не мог. Видимо, деревенский его любовник просто не знал, что означает слово "анальный". Монстра подвело отсутствие систематического полового образования- задрав на Васеньке юбку, он попытался засунуть свой член туда, куда всё время совал его лет с пятнадцати. Не обнаружив искомого женского органа и напротив, обнаружив явно мужской, он пришёл в состояние дикой ярости. Остальное адептам было известно и без Васиных разъяснений.
Избитый маг окончательно приуныл. Обязательство оставалось невыполненным, и на нём уже можно было поставить крест. Но тут Колька, который, как автор неудачного плана, испытывал теперь некоторое чувство вины, решился на в принципе несвойственное ему самопожертвование.
- Ладно уж, - сказал он. - Так и быть. Я займусь с тобой ритуальным сексом. Но ты мне отдашь все полученные от заказчицы деньги. Договорились?
Вася ни о каких деньгах уже и не помышлял- с радостью согласившись, он отправился с сатанистом на кухню. Вскоре оттуда послышались слова необходимого заклинания.
- Вот, Яночка, - грустно произнёс мистик.- А нас, магов, ещё шарлатанами называют. Кто из тех же политиков согласится, чтобы его весь вечер лапали сексуально озабоченные дебилы, согласится получить в морду, согласится подставить зад пьяному сатанисту, лишь бы только не нарушить данное людям слово? Вот то-то же. А говорят- шарлатаны...
Через двадцать минут появился Колька, на ходу застёгивая ширинку.
- Ну как? - поинтересовалась Яна.
- Тебе всё равно не понять, ты девушка. А в магическом плане- вполне нормально.
- А Вася где?
- К хозяйке пошёл.
- А! - отозвались адепты и начали готовить себя ко сну. Подготовка эта заключалась в раскладывании на полу не слишком чистых одеял и в выкуривании сигареты на сон грядущий. Покончив с этим, все легли было спать, но заснуть оказалось совсем не просто.
Довольно скоро в комнату вошёл Вася и улёгся на своё место. Некоторое время после этого было тихо, а потом в темноте послышались сладострастнейшие женские стоны. Адептам сделалось любопытно, и Самаэль с мистиком отправились к источнику этих звуков. Осторожно приоткрыв дверь хозяйкиной спальни, они увидели её обнажённое тело, извивающееся под чем-то невидимым. Руки женщины гладили пустоту, словно мужские плечи, ноги были нелепо задраны вверх.
- Инкуб. - очень тихо прошептал Самаэль и, дёрнув мистика за руку, возвратился обратно, не желая мешать хозяйке в удовлетворении половых потребностей.
Стоны затихли лишь часа через два - инкуб оказался очень даже и неплохим. Но заснуть не удалось всё равно- мешали мерзкие насекомые. Неизвестно, разводила ли их хозяйка нарочно или же они появились сами- но, как бы там ни было, вредоносные твари причинили адептам массу проблем. С противным звуком на них пикировали жирные комары, чем-то похожие на немецкие истребители времён второй мировой войны. Кровушки колдунов хотелось также клопам и блохам, которых поналезло величайшее множество. Тараканы же неизвестно почему так и норовили заползти в рот. Одному из них это удалось, и Колька, раздавив на зубах противное, совершенно остервенел.
Он заявил, что знает превосходное, действенное заклятье от насекомых. Его вежливо попросили продемонстрировать- именно так он и поступил. Однако то ли он что-то напутал в своём заклятьи, то ли просто не сумел преодолеть своего исконного сатанинского эгоизма- но только в результате его магических операций количество насекомых увеличилось по меньшей мере раз в пять. К чести Кольки надо сказать, что его они действительно не кусали; а посему он, совершив своё злое дело, уснул спокойным сном праведника. Остальных нечисть кусала с жестокой яростью- и адепты, не выдержав, отправились спать на кухню, изощрённо матеря эгоистичного заклинателя. Там они наконец обрели покой- насекомых на кухне не было, ибо все они сползлись в комнату, привлечённые Колькиным заклинанием.
Наутро Василий выглядел злым и мрачным. Подойдя к Кольке, он отдал ему все полученные за магическую услугу деньги.
- Ну как тебе наша первая с тобою брачная ночь?- неосторожно пошутил сатанист, засовывая деньги в карман.
Василий побагровел и, бросившись на адепта, нанёс ему удар в ухо. Колька такого, конечно, простить не мог, и драка казалась неизбежной, как завтрашний восход солнца. Однако вмешался Сэм, так что всё окончилось миром.
- Ребята, если кто-нибудь, - нервно заговорил Вася. - Если кто-нибудь из вас об этом расскажет... Или позволит себе такие вот издевательства...
- Да ладно тебе, - успокоил адепта Сэм. - Мы же всё понимаем... Не обращай на Николая внимания- он не прав.
Колька покаялся и поклялся, что издеваться больше не будет.
Тем не менее, поездка была испорчена. Для деревни нехарактерна терпимость к сексуальным меньшинствам, а поверженный монстр, конечно же, обо всём расскажет своим дружкам. И, понятно, захочет отомстить гнусным пидорам за своё бесславное поражение. Да и воспоминания о нашествии насекомых желания остаться не вызывали.
Поэтому адепты решили уехать сегодня же, предприняв сначала ещё один поход в лес. Этот поход оказался вполне успешным- Самаэль, по крайней мере, смог собрать все необходимые ему травы. Можно было возвращаться домой.
Распрощавшись на городском вокзале, все отправились по своим делам. Достигнув родимых стен, Самаэль отправил Яну на закупку продуктов, а сам обосновался на кухне и принялся за изготовление магического состава.
Варить его пришлось почти четыре часа, сопровождая этот процесс чтением заклинаний и идиотским танцем вокруг плиты. Со стороны всё это выглядело нелепо, и Яна, созерцая прыгающего с поварёшкой учителя, не могла удержать улыбки.
Конечным продуктом деятельности сатанинского лиходея явилось две столовые ложки зеленоватой, дурно пахнущей жидкости. Это было всё, что осталось от пяти литров варева- впрочем, Самаэль в большем и не нуждался. Взяв давно сделанную им фигурку из воска, он вымазал её получившимся травяным продуктом. Оставались сущие мелочи- дождаться нужного времени и перенести в фигурку душу спящей Марины.
Так Самаэль и сделал - это оказалось несложно. Тренированная воля адепта тьмы, направляемая целым комплексом профессиональных заклятий, без труда соединилась с душой многострадальной ведьмы. Сатанист просто представил себе подругу врага, и устремился к ней, и ухватил её сущность своими незримо-чёрными лапами. Перенеся эту сущность в подготовленную восковую фигурку, он сконцентрировался на своей ненависти и проткнул воск несколькими иглами и булавками, раскалив их предварительно на огне.
"Как же ей сейчас больно!" - подумал Сэм, довольный совершённым злодейством. - "Ну да ничего, перетерпит. Зато Демон теперь задёргается. Всё правильно."
С этой мыслью сатанист, невзирая на глухой предутренний час, вызвал Кольку к себе домой. Колька явился заспанный и похмельный. По всей видимости, он уже успел отпраздновать возвращение в родной город- но Самаэль ругаться не стал, пусть его. Написав коротенькую записку, он отдал её своему непутёвейшему ученику, приказав передать сие послание Демону лично в руки и без малейшего промедления.
Колька угрюмо кивнул и смылся.
Самаэль же лёг спать- бурная деятельность последних часов здорово его утомила.

Из предсмертного письма Станкевича Игоря

... меня ненавидит - и в общем-то, это правильно.
Ну и какой же от меня в жизни толк? Я умный, грамотный, талантливый человек- об этом мне говорили многие. Всё, что нужно для счастья, у меня есть. Нет только той необходимой доли жестокости, которая одна только и позволяет жить в этом мире. Я никогда не сумею защитить свою жену и ребёнка. Я не сумею сделать карьеру, потому что для этого нужно топить других. Я не смогу даже послать по матери слишком надоедливую соседку- и не смогу сделать ещё тысячи других таких мелочей, без которых тебя рано или поздно сожрут. И впереди- лишь вечное унижение от осознания собственного ничтожества.
Ну и пошли вы все с вашим преступным миром! Я не умею жить по его зверским законам. Не знаю, может быть, существует жизнь после смерти. Мне, по крайней мере сейчас, особенно хочется в это верить. Верить в то, что загробный мир лучше нашего, что люди там могут быть братьями, а не волками, сражающимися за самок, территорию и верховенство в стае.
Но если даже такого мира и нет, то это ничего не меняет. В любом случае, я очень устал от жизни. Мне хочется покоя, хочется быть собой, хочется видеть тьму или свет, а не окровавленные ванны с живыми карпами и не
Частная вера такая же глупость, как частное солнце или частная луна. Воззрение на мир формируется не для того, чтобы "нравиться" человеку, но чтобы соответствовать миру.

Аватара пользователя
dazarat
Иерарх
Сообщения: 3646
Зарегистрирован: Вс окт 21, 2007 00:56

Сообщение dazarat » Чт сен 18, 2008 23:23

лица одуревших от крови и похоти алкоголиков. И довольно скоро я всё это получу.
Наверное, моё письмо вам кажется наивно-бессвязным. Ну и чёрт с ним - написал, как умею, и мне плевать, что ы обо мне думаете. Но даже сейчас- понимаете, даже сейчас!- я боюсь вас чем-то ненароком обидеть. Этот страх обидеть другого сидит во мне настолько давно, что я уже свыкся с ним. Умом я понимаю, что обидеть волка практически невозможно. Вы...


Глава 9
Наказание шантажиста и сорок дней

Проснувшись однажды утром, Демон со спокойной душой начал будить Марину, желая, чтобы та приготовила ему завтрак. Колдун торопился на работу, а потому испытал вполне естественный приступ раздражения, когда девушка пробудиться не пожелала.
Он принялся её тормошить и лишь тогда понял- с медиумом происходит что-то не то. Тело Марины было живым и тёплым, но дышала она неважно. Девушка делала примерно один вдох в минуту; и это, конечно же, естественным не являлось. Кроме того, она ни на что не реагировала, напоминая большую куклу, с которой можно делать всё, что угодно.
Демон сосредоточился и, положив руку на лоб Марины, попытался разобраться в причинах такого вот странного её состояния. Мысленно соединяясь с астральной составляющей медиума, колдун приготовился к обычному наплыву чужих эмоций - но его не последовало. Но произошло вообще ничего- он натолкнулся на устоту, словно исследовал какой-нибудь неживой предмет. Адепт растерялся- с подобным до сих пор ему сталкиваться не приходилось.
Не зная, что предпринять, Демон потянулся за сигаретами, и в этот момент в дверь начал кто-то ломиться. Открыв её, колдун узрел Кольку, который довольно и пакостно улыбался.
- Не ушёл ещё на работу? - злорадно вопросил он, тем самым продемонстрировав, что приличного посла из него никогда не выйдет. - Вот и отлично. Тебе записочка от моего наставника Самаэля.
Колька протянул записку, но Демон, не взяв её, без лишних слов заехал сатанисту по морде. Тот отлетел к стене - колдун же, подскочив к нему, вцепился во вражье горло и зашипел:
- Что вы с ней, суки, сделали? Да я убью тебя сейчас, выродок!
По выражению лица белосветника Колька понял, что это вовсе не пустая угроза. Извиваясь и пытаясь освободиться от мёртвой хватки адепта он прохрипел в ответ:
- Так это... не в курсе я... не знаю, что он затеял. Сказал только тебе передать записку.
Демон выпустил колькино горло на волю и вырвал записку из его онемевших пальцев.

"Демон!" - гласило небрежно накарябанное послание. - "Рад сообщить тебе, что взял твоего медиума в заложницы. Лучше надо защищать близких тебе людей, раз уж взялся противостоять кому-то вроде меня! Теперь душа Марины полностью в моей власти, и я могу делать с нею всё, что только взбредёт мне в голову. Сейчас, например, ей очень больно и страшно. Такими темпами где-то через недельку она вполне созреет для сумасшедшего дома- если ты, конечно, не поторопишься.
Короче - меняю трактат на душу твоей подружки. Ты знаешь, где можно меня найти. С уважением
Самаэль"
- Передай своему хозяину, - сказал Демон съёжившемуся у стены Кольке. - Что я с ним скоро свяжусь.
Голос колдуна был спокоен - даже слишком спокоен. Колька подумал о том, что это неважный признак, и поспешил уйти от греха подальше - психующий белосветник был способен наделать немало глупостей. И становиться жертвой этих самых глупостей сатанисту отчаянно не хотелось.
Демон же, возвратившись в квартиру, бросил на Марину короткий взгляд и начал копаться в книгах.
Он искал какое-нибудь магическое средство, способное вернуть душу ведьмы обратно в тело. Пойти на сделку с Самаэлем колдун не мог - как по высшим соображениям, так и потому, что "Адский колодезь" был давным-давно уничтожен. А бумажке с выписанными условиями сатанист, конечно же, не поверит.
Можно было плюнуть на всё и продолжать выполнять условия в одиночку. Но адепту было жалко Марину - тем более зная, что она попала в такое положение исключительно по его вине. Демон понимал, что слишком сосредоточился на себе и не уделил должного внимания защите несчастной ведьмы. Что и привело, как ни крути, к такому вот печальному результату.
О заступлении на трудовую вахту больше не могло быть и речи- девушку следовало спасать. Нервно выкурив одиннадцать сигарет, адепт просмотрел целый ворох литературы, но ничего полезного не нашёл. Можно было ещё избавить Марину от власти сатанинского колдуна, если бы тот завладел каким-то её предметом, кровью, волосами, обрезками ногтей и тому подобным. Но Самаэль завладел душой медиума, что являлось настолько фундаментальным, что никаких средств против этого в магическом арсенале не предусматривалось.
Тем не менее сдаваться Демон не собирался. Коль скоро не существовало никаких магических средств, следовало прибегнуть к физическим. Вряд ли Самаэль ожидает от него чего-нибудь в таком роде. И этим можно было воспользоваться.
Вся загвоздка заключалась в том, что для возвращения души девушки необходимо было заполучить предмет, в который Самаэль эту нематериальную субстанцию поместил. Если бы Демону удалось достать упомянутый артефакт, он бы вернул к жизни своего медиума без особого напряжения. Но пока предмет был у сатаниста, колдун ничего сделать не мог- таковы уж законы магии. А значит, им надо было завладеть как можно скорее.
Короче, Демон оказался в роли средневекового рыцаря, отправляющегося силой оружия вырывать свою возлюбленную из грязных лап злодейского чернокнижника. Собрав все имеющиеся деньги, он отправился прямиком на центральный рынок.
Потолкавшись там около часа, он приобрёл у подозрительного лица кавказской национальности старый газовый пистолет. После этого он, завернув домой и взяв первую попавшуюся древнюю книгу, отправился к Самаэлю- вершить скорый и правый суд.
Сэм, увидев на пороге белосветного адепта с древней книгой в руке, торжествующе ухмыльнулся.
- Ну заходи,- весело сказал он, не чуя ничего для себя дурного.- Я знал, что ты человек разумный. Это и есть твой пресловутый трактат?
- Верно,- отозвался колдун, проникая в прихожую и нащупывая свободной рукой оружие. - Где она?
- Не торопись. Сначала давай трактат.
Демон протянул книгу. Сатанист жадно схватил её и сунулся в предисловие. Но увиденное, видимо, его разочаровало, поскольку он оторвался от книги и недоумевающе произнёс:
- Что за дела? Это же "Храм Ваала", а не...
Сатанист осёкся- в лицо ему смотрело пистолетное дуло.
- Ну... - начал было он, не потеряв присутствия духа, однако в этот момент Демон выстрелил, и чертопоклоннику пришлось худо. Он ухватился за лицо и рухнул на пол- колдун же, ударив его в ухо ногой, довершил разгром сил упадка и разрушения. Оставалось только найти ту вещь, в которую адепт тьмы засунул душу многострадальной ведьмы Марины.
Эта вещь обнаружилась на дьявольском алтаре - Демон увидел маленькую восковую фигурку, сплошь утыканную иголками. Прикоснувшись к ней, колдун уловил слабую, медленно распростроняющуюся по его пальцам вибрацию- знакомую, преданную, маринину. Первым делом вытащив из фигурки все иглы, он засунул её в карман и пошёл к выходу.
Сатанист валялся в бессознательном состоянии. Наклонившись и вырвав из его загребущих рук трактат "Храм Ваала", который правдиво повествовал о храмовой проституции, Демон на секунду застыл, решая, что делать дальше. Мелькнула мысль- а не убить ли служителя тёмных сил, создающего такую массу проблем? Соблазн оказался велик, но Демон его всё же преодолел- и не потому, что был гуманистом, а потому, что убивать сатаниста всегда опасно. Шабаш начнёт расследование, Баалок и Колька знают о том, что Самаэль враждовал с ним. Могут возникнуть различные неприятности- если весь чёрный шабаш сочтёт себя оскорблённым, то сатанисты набросятся на них с Мариной всем скопом. А в магии, как и в обычной жизни, одиночка противостоять организации не способен. В общем, Демон помиловал сатаниста, поклявшись, что в день своего торжества накажет его жестоко.
И, приняв это решение, покинул нечестивую обитель своего дьявольского врага.
Дома он привёл Марину в чувство очень быстро и очень просто - вложил ей в руку восковую фигурку и прочитал стандартное освобождающее заклятье. Девушка заорала, как недорезанная и, отерыв глаза, посмотрела на своего любовника с ужасом.
- Всё кончилось,- сказал Демон, заметив испуг Марины. - Что, плохо тебе пришлось?
Страх в глазах девушки сменился отчего-то блаженством.
- Пресвятая Геката, как хорошо!- заявила она, сладко потягиваясь под одеялом.
- Чего хорошего? - не понял адепт, озадаченный такой переменой.
- Там было очень темно и больно. Просто описать не могу. Так приятно чувствовать, что я - снова я... А что случилось-то?
- Прости. Это я виноват. - и Демон протянул Марине записку Сэма. Та, ознакомившись с ней, сказала:
- Да, ничего себе! Ну и дрянь же он!
- Сатанист, что с него возьмёшь.
- Там было жутко. Темнота, знаешь ли, какая-то... обжигающая. Как вспомню...
- Не думай больше об этом.- сказал колдун, погладив Марину по голове.- Всё кончилось, и больше мы подобного не допустим.
- Всё равно Самаэль придумает что-то новенькое.- убеждённо предположила Марина. - У него насчёт гадостей всяких мозги работают здорово. Ты бы хоть условия выполнял скорей.
- Надо,- охотно согласился адепт.- А то мы это дело совсем забросили. Знаешь, какое четвёртое из условий?
- Не помню я...
- Сорок дней жить, не имея крыши над головой и питаясь отбросами.
- Так чего ты сиднем сидишь?
- А когда мне было жить, не имея крыши над головой? Весной, что ли? Холодно ведь. Вот сейчас лето, жара, можно и попытаться.
- Ну так действуй. Это же просто! Будешь ночевать под кустиком в каком-нибудь парке - возьмёшь тёплое одеяло на ночь. Только смотри не попадайся ментам - они засунут тебя в бомжатник, то есть под крышу, и тогда всё придётся начать сначала. А насчёт отбросов сделаем так- я буду собирать продукты в пакет и якобы их выбрасывать. А ты станешь подбирать.
- Нет, не пойдёт.- не согласился колдун.- В смысле, насчёт продуктов. Условие надо выполнять честно, а иначе может не получиться. Кроме того, как мне быть со своей работой?
- Да бросай ты эту работу!- увлечённо предложила Марина.- Всё равно от неё нет толку. Деньги у нас пока что имеются. За квартиру платить не станем - если у тебя всё получится, то это уже не будет иметь значения. Да, и кстати- почему ты не на работе?
- Ну, знаешь ли!- возмутился от подобной наглости Демон.- Из-за тебя, конечно. Я как увидел с утра, в каком ужасном ты состоянии, так мне сразу стало не до работы. Может, скажешь, тебя выручать не стоило? Кормил бы тебя до своего обожествления с ложечки, менял тебе памперсы...
- Ладно-ладно, признаю, что вопрос задала глупейший. Я ещё не говорила тебе "благодарю"?
- Нет.- проворчал колдун.
- Тогда говорю- благодарю. Ты- герой, не оставивший беззащитную девушку на произвол коварного сатаниста. Вечная тебе слава.
Адепт польщённо улыбнулся и начал всерьёз обдумывать маринино предложение. Действительно, толку от работы немного- и деньги маленьгие, и от важных вещей она отвлекает. Давно пора было бросить ерундой заниматься и переходить к условиям. Сатанист не успокоится, это Марина верно подметила- не такой у врага характер. Поэтому условия нужно было выполнить как можно скорее, не давая ему возможности выдумать нечто новое и на этот раз действительно смертоносное.
Иными словами, колдун решил последовать совету Марины и примкнуть к сословию городских бомжей. Начались сборы. Демон, памятуя о том, что Город находится отнюдь не на широте какого-нибудь Стамбула, запасся тёплой одеждой, хоть по летнему времени это и выглядело нелепо. Ещё он взял паспорт- так, просто на всякий случай,- и пару блоков своих излюбленных сигарет. После чего, поцеловав Марину и отдав ей все свои защитные амулеты, отправился вершить свой незримый подвиг.
Потянулись долгие дни, которые не отличались разнообразием. Большую часть времени Демон проводил на рынке или в прилегающем к нему парке. Он сидел на лавочке и тихо наблюдал за людьми, которыми, если всё получится правильно, ему скоро предстоит править. Такие наблюдения шли колдуну на пользу- выброшенный из всеобщего жизненного потока, он мог наблюдать его как бы со стороны. При этом Демон отчего-то чувствовал себя уже возвысившимся над суетливой человеческой массой с её обыденными проблемами. Он сравнивал себя с кем-нибудь из древних христианских подвижников, которые уходили от людей во всякие там пустыни и предавались очищающим размышлениям.
Действительно, адепт вёл праведную, святую жизнь- разве что иногда пил самогон с другими бомжами, поскольку справедливо считал сей алкогольный продукт отбросами. Питался он большей частью огрызками хлеба из мусорника, стоявшего на задворках одного из дорогих ресторанов. Пил воду из фонтана, вместо кружки используя банку из под сгущёнки. Тёплую одежду и одеяло днём прятал за тем же кормящим мусорником, а когда темнело, тащил всё это в парк, где и спокойно спал под кустом. Ментов колдуну удавалось счастливо избегать.
С другими отверженными обществом и суровыми экономическими законами лицами отношения у него не складывались. Бомжи считали Демона конченным человеком. И верно - сколько ни возвышай свой дух, а питание объедками, сон под открытым небом и отсутствие элементарных условий для гигиены давали о себе знать.
Да, адепт выглядел неважнецки. От него воняло смесью застарелого пота, мочи и низкосортного самогона. Кроме того, он нечаянно порезался обо что-то - и сильно. Порез оказался очень глубоким и загноился. У колдуна поднялась температура, и под конец своей одиссеи он чувствовал себя отвратительно. Антибиотиков не было, а вылечить себя сам он, как и любой другой маг, не мог.
Только с одним из бомжей Демон более или менее подружился. Звали его Костиком, и был он большим любителем философии. Принося пластиковые бутылочки с самогоном, взятые на какой-то из таинственных "точек", он устраивался рядом с Демоном и, периодически протягивая тому напиток, рассуждал о политике, инопланетянах и смысле жизни.
Эти три в общем-то различные темы в сознании Костика объединились в одну и образовали нечто причудливое. Политиков бомж ненавидел - как, впрочем, и любой порядочный человек. Однако спасение России в частности и человеческой расы вообще он видел не в справедливом переустройстве общества, а в прилёте мудрых и благостных инопланетных существ. Вступление с этими существами в контакт он и считал смыслом человеческой жизни.
Костик попал в бомжи после своего развода с женой. Однокомнатная квартира целиком досталась бывшей его любимой, а сам он переселился в общагу. Потом началось смутное время владыки Ельцина- и общагу закрыли, пытаясь отреставрировать и переделать в какую-то там гостиницу. Одновременно погиб завод, на котором Костик честно всю свою жизнь трудился. С горя новоиспечённый безработный стал пить, шляясь по квартирам друзей. Так могло продолжаться до бесконечности, но у друзей
Частная вера такая же глупость, как частное солнце или частная луна. Воззрение на мир формируется не для того, чтобы "нравиться" человеку, но чтобы соответствовать миру.

Аватара пользователя
dazarat
Иерарх
Сообщения: 3646
Зарегистрирован: Вс окт 21, 2007 00:56

Сообщение dazarat » Чт сен 18, 2008 23:23

были злые жёны, которые алкаша Костика видеть у себя не желали. В итоге он переселился в один подвал, где зажил спокойно и без проблем. Кормил себя он сбором бутылок, попрошайничеством, а при случае и мелочным воровством.
Демона этот тип здорово развлекал, особенно когда вслух мечтал о справедливом инопланетном правлении. "Забавно," - думал колдун. - "Как человек, у которого в жизни ничего почти не осталось, на что-то всё же надеется. Но почему- инопланетяне? Почему- не Бог? Или не только я, но и все уже понимают, что от правящего Бога нет никакого толку?"
Костик распрашивал Демона о собственной его грустной жизни. В случае, если отделаться от вопросов не удавалось, адепт принимался тоскливо и нудно врать. Иногда он выставлял себя брошенным солдатом-инвалидом, воевавшим в Чечне, что доказывал своей хромотой. Иногда придумывал злых бандитов, разоривших его до тла и вынудивших сбежать в бомжи. Короче, история жизни Демона оказывалась всякий раз новая, но Костик этого как будто не замечал- выслушивая, он только грустно кивал и повторял: "Вот люди- суки, а?" Так проходили дни.
Но однажды, когда положенный колдуну срок уже подходил к концу, с Костиком произошло нечто странное. Как обычно, он принёс самогон, но взгляд его казался не грустно-пьяным, как это всегда было, а каким-то твёрдо-зловещим.
- Вот послушай,- начал говорить он, глотнув своего отвратного пойла.- Тебе жизнь такая не надоела? Да и не только такая, а вообще - жизнь?
- Не надоела.- пожал плечами адепт.
- А вот мне надоела очень. И знаешь, иногда хочется на всё плюнуть и броситься с крыши вниз.
Демон странно усмехнулся и ничего не ответил.
- Нет, серьёзно.- продолжал Костик.- У таких, как ты или я, только два пути. Ну, если не принимать в расчёт помощь инопланетников. Мы же тут гниём заживо от сигарет и от сивухи этой!
- И что?
- Да как это - "что"? Так вечно продолжаться не может. Вот мне и приходят в голову мысли всякие... Можно плюнуть на всё один раз и больше не трепыхаться. Взять и повеситься. Тебе как, не приходило в голову это?
- Нет,- спокойно отозвался колдун.- Я так понимаю, ты мне вешаться предлагаешь?
- Не предлагаю, что ты!- махнул рукой с зажатой в ней бутылкой бомж Костик.- Просто навожу на такую мысль.
- А зачем тебе это надо?
- Помочь я тебе хочу. Я-то хоть живу худо-бедно. А ты- вообще, как собака. Из мусорника таскаешь хлеб, это подумать только! Я б до этого вряд ли бы докатился. Гордость у меня всё же осталась какая-то.
- Гордость?- насмешливо переспросил Демон.
- Да, гордость. А вот у тебя её вообще нет. Представь, что проезжает мимо тебя сейчас какой-нибудь бизнесмен. Вот останавливается он, из машины своей выходит и говорит: так и так, даю тебе денег кучу, квартиру в центре и девку пятнадцати лет впридачу. А ты меня за это в жопу при всех поцеловать должен. Что, небось, согласишься?
- Нет.
- Врёшь! - погрозил пальцем неузнаваемо переменившийся бомж.- А я бы вот согласился, и как раз из гордости. Унизишься однажды, зато потом будешь ходить и смотреть на таких, как мы, словно на тараканов. С той же брезгливостью, с тем же снисхождением к низшим по сравнению с тобой существам. Что, не прав я?
- Прав. - согласился Демон.- Только не считай меня за придурка. Я знаю, кто ты.
В глазах Костика мелькнула насмешка, но он всё же состроил удивлённую мину и спросил:
- А кто я?
- На хуй пошёл.
- Я-то пойду, - неожиданно улыбнулся Костик. - Но и ты на меня зла не держи. Формальности должны быть соблюдены, верно? Мы с тобой ещё встретимся- через время и в другом месте. Да, напоследок хочу спросить тебя, мой дорогой колдун- не желаешь ли обратить вот этот камень в бутылку хорошей водки?
- Не желаю. - мрачно сказал адепт, с любопытством разглядывая собеседника.
- Вот и славно. Свой долг я выполнил, и теперь желаю тебе удачи.
Странный блеск в бомжацких глазах погас. Рядом с Демоном сидел теперь просто самый обычный Костик, заплетающимся языком рассуждающий о проблемах инопланетных цивилизаций. Колдун не считал себя специалистом в этом вопросе, а потому, не слушая, размышлял о том, что его на данный момент волновало, а именно- о непонятном преображении Костика.
Непонятным был не тот факт, что Князь мира сего явно вселился в тело бомжа на неполных десять минут. Это объяснимо- на это и сорок дней, а где дни такие, там должно быть и искушение. Непонятно было то, что искушение это выглядело нудным, детским и несерьёзным. Вселившееся в Костика адское Существо как будто выполняло изрядно поднадоевшую ему работёнку- с бездушием и чисто формально; что называется, для приличия и для галочки. Впечатление складывалось такое, будто Князь только и занимается искушением взыскующих божественности адептов, и этот род деятельности здорово ему опостылел. Да и искушения, собственно, не было никакого- Демона сделанные предложения даже не заинтересовали, а не то что заставили мучительно выбирать. И теперь колдун спрашивал себя- а почему так? Или для Сатаны вообще не имеет значения, кто именно сидит наверху? Всё это выглядело донельзя глупым.
Но, как бы там ни было, четвёртое условие выполнялось - оставалось только прожить три дня. И Демон прожил их довольно спокойно - а в какой-то момент, заснув под сенью произраставших в парке кустов, был разбужен голосом Знающего: "Поздравляю, о мудрый смертный! Условие выполнено. Можешь идти домой".
Колдун последовал благому совету сразу же, и собрав свои вещи, отправился по месту жительства, с удовольствием предвкушая свой диван, горячую пищу и рюмочку хорошего коньяку.
Марина, увидев его, только ахнула.
- Ну у тебя и вид! - с удивлением сказала она, целуя адепта в щёку.- А воняешь, как христианский подвижник.
- Не может быть. - улыбнулся Демон. - они годами не мылись, а я только сорок дней.
- Результат тот же. Давай быстро раздевайся и в душ. А это ещё что? - и девушка указала на грязную тряпку, которой была завязана порезанная рука адепта.
Вздохнув, колдун размотал повязку. Увидев источающую серый гной рану, в которой только что черви не копошились, Марина пришла в ужас и отправилась за аптечкой. Устало бросив свой свёрток с вещами на пол, адепт уставился в зеркало.
Вид его был по-настоящему жалок. Буро-серое, какое-то липкое, словно бы засиженное мухами лицо, свалявшиеся волосы, грязная, неопрятная борода, заметно пожелтевшие зубы - ничего хорошего в этом не было. К тому же Демон, и раньше далеко не упитанный, теперь сделался худым, словно узник концентрационного лагеря. "Вот как надо всяким толстушкам вес сбрасывать",- мрачно подумал он.- "Жри на помойке месяц- и будешь стройна, как фотомодель". Представив себе толпы озабоченных своей внешностью толстых женщин, собирающиеся возле мусорных баков, колдун пришёл в отличное расположение духа. Он даже начал было думать над тем, чтобы получить на новую идею патент- однако, к счастью для человечества, в этот момент появилась Марина с лекарствами и бинтом, так что диетический проект мага канул в Лету.
Усадив колдуна на стул, Марина принялась чистить рану, и прижигать йодом, и мазать мазью, и заматывать чистым бинтиком. После этого она заставила Демона выпить штук пять каких-то таблеток, что тот безропотно и проделал. Деятельность Марины окончилась выдачей адепту чистой одежды и толчком его тела по направлению к ванной комнате.
Демон вымылся с наслаждением- приятно было чувствовать, как струи горячей воды растворяют корку сорокодневной грязи. Он побрился и наконец-то вычистил зубы. Затем он побрызгался своим дешёвым одеколоном, оделся в чистое и ощутил себя человеком.
Марина за это время собрала на стол - как видно, своего друга она ждала со дня на день, поскольку ею был закуплен коньяк. Демон выпил грамм двести и сладострастно набросился на еду. Ел он так жадно, что медиум посмотрела на него с жалостью и спросила:
- Ты условие-то выполнил хоть? Или напрасно мучился?
- Выполнил. - ответил Демон с набитым ртом. - Всё, как надо быть. Даже Сатана меня искушал.
- Да? Серьёзно?
- Сто процентов. - и колдун рассказал ведьме о Костике и его странном преображении.
- И понимаешь, - продолжал он, закончив рассказ.- Меня удивила вся эта несерьёзность. По-дурацки он искушал меня как-то. Вот искушение Христа - это, действительно...
- Не скажи,- покачала головою Марина.- Искушение Христа было столь же глупым и несерьёзным. Что ему предложили? Власть над миром- но он знал, что получит её и так. Превратить камни в хлеб? Только недоумок откажется от божественной власти ради буханки хлеба, а Христос недоумком не был, и Сатана об этом прекрасно знал. Броситься вниз, быть подхваченным ангелами и доказать тем самым своё избранничество всем людям? А зачем? Через каких-нибудь жалких три века люди и без того поняли, что к чему. Для Христа все эти искушения наверняка казались столь же тупыми, какими кажутся тебе сейчас твои собственные. Нет, тут дело совсем в другом.
- И в чём же?
- Откуда мне знать? Я не философ и не теолог. Тем более мне не дано понять мотивов действий самого Сатаны. Ты у нас маг, грамотный адепт и вообще светоч разума- вот и думай.
Колдуну, однако, думать об этом не захотелось, а захотелось плотской любви. Это своё желанье они и осуществил, набросившись на Марину, как дикий зверь. что и понятно- сорок дней воздержания доканают кого угодно. И адепты чёрной и белой магии- вовсе не исключение.
- Так,- сказал Демон, покончив с приятным делом.- Очень было бы и неплохо завтра же исполнить очередное условие. Это- осквернение престола Творца нечестивой человеческой кровью. Не слишком понятно, как за такое взяться. Мне что, предлагается проникнуть в рай, отыскать престол Господа и осквернить его?
Марина в ответ неопределённо закатила глаза и закуталась в простыню.
- Нет, теоретически, Марин, это вполне возможно. Я выйду в астрал, отыщу этот самый престол и...
- Вернёшься за бутылочкой с кровью? - ехидно спросила девушка.
- Почему? Можно заменить кровь её астральным эквивалентом.
- Бред.- отмахнулась медиум. - До сих пор мы не сталкивались с условиями, для исполнения которых была бы необходима магия. Ты подключил к этому делу Знающего, но его помощь не слишком-то и нужна. Не создавай проблемы из ерунды. Лучше вспомни, как называется алтарь христианский.
- Э-э... Престол! Точно! Но тогда ещё вопрос возникает- какую кровь следует считать нечестивой? Мне следует найти какого-то заведомого нечестивца и воспользоваться его услугами? Или годится любая кровь? Вот моя собственная кровь- нечестива?
- С точки зрения средневекового монаха- бесспорно. Ты ведь грешник по их законам. Сделаем вот что. Отправимся утром в небольшой храм, посмотрим ритуал ихний. Ты будешь моим мужем... Нет, обойдёмся без этого. Просто после службы я подойду к священнику и отвлеку его. А ты проникнешь в алтарь и займёшься осквернением. Всё просто.
На этом и порешили. Отлично выспавшись, позавтракав и вооружившись на всякий случай защитными амулетами, колдовская парочка отправилась вершить своё грязное и богохульное дело. В храм отца Владимира Демон идти не рискнул, хоть тот и находился ближе всех остальных- маг не знал о поражении батюшки и опасался, что он сумеет разгадать их враждебный замысел. Адепты выбрали другой храм- маленький, захудалый и незначительный.
Народу на службе было совсем немного- православные, видимо, занимались делами поважнее, чем спасение своих душ. Хор, состоявший из ветхих, на глазах рассыпающихся бабулек, фальшивил просто отчаянно- Демон со своим отличным слухом то и дело морщился, будучи не в силах выносить это кошачье мяуканье.
Священник служил один- даже без дьякона, что было адептам на руку. Правда, в алтаре крутился пронырливый пономарь, но его Демон не опасался.
Служба окончилась, священник принялся за молебен, а ещё позже- за панихиду. Демон притворялся молящимся, дабы не возбудить подозрений, Марина в уродливейшем платке зачем-то пыталась подпевать хору. Ненавязчиво приблизившись к батюшке, она дождалась конца панихиды и зацепилась за его рясу, что-то при этом ему внушая. Колдун понял, что пора действовать.
Тихой сапою проникнув в алтарь, он трижды перекрестился, отбил положенные поклоны и обратился к внимательно следящему за его действиями пономарю:
- Я из канцелярии митрополита. У меня дело к вашему настоятелю. Быстренько позови его, я опаздываю!
Пономарь попытался было что-то сказать, но слова "канцелярия митрополита" подействовали на него мощнее всяких заклятий. Засуетившись, он кинулся из алтаря прочь, и Демон остался там в одиночестве. Полоснув бритвенным лезвием по руке, он сделал шаг к престолу и приложил кровоточащую рану к ткани, которая его покрывала.
Раздался беззвучный гром. Город замер от невиданного кощунства, но принял его, как должное - после сорока дней Демон имел право вершить подобное. От этого грома колдун чуть было не потерял сознание, и в порядок его привёл только голос Знающего, который в очередной раз высказался: "Человечишка! Вообще-то надо было осквернять католический храм, ну да ладно. Тебе зачтено. Пятое условие выполнено."
Обрадованный удачей, Демон воровато огляделся по сторонам и заметил, что все алтарные лампадки, до осквернение горевшие вполне ярко, погасли и источают вонючий дым. Сморщив нос, раздражённый явно потусторонней вонью, колдун направился из алтаря вон.
А навстречу ему уже поспешал священник, сдерживаемый верной Мариной.
- Что случилось? - спросил батюшка, обращаясь к адепту и с ужасом замечая, как по руке у того стекают крупные капли крови.- Вы от митрополита?
- В общем, нет. - спокойно заявил Демон, огибая священника и устремляясь к выходу. - А случилось самое обыкновенное осквернение. Освящайте теперь церковь по новой.
Марина выпустила рясу батюшки и побежала следом за колдуном.
- Осквернение... - пробормотал поп, и тут, видимо, до него дошло, потому что он завопил:
- Вандалы! Сатанисты! Креста на вас нет! Я вот сейчас милицию позову! Анафема!
Анафемы адепты магии не страшились, будучи увешаны защитными амулетами, а вот ментов стоило опасаться. Поэтому задерживаться они не стали- а, выскочив из осквернённого храма, резво кинулись к ближайшей автобусной остановке. Священник при этом напутствовал их такими проклятиями, в которых нашёл бы для себя нечто новое даже Верховный жрец незабвенного "Крыла Люцифера".
- Уф!- выдохнул Демон, когда они с Мариной залезли в душный автобус. - Хорошо-то как! Теперь осталось совсем немного- всего четыре условия.
- Значит, удача?
- Конечно. Ты у меня - светлая голова. - и адепт поцеловал эту светлую голову в накрашенные помадой губы.
- Что б ты без меня делал! - хвастливо заявила Марина, гордая похвалой. - Не правда ли, медиума иметь полезно?
Колдун кивнул, соглашаясь, что да, полезно.
Пыльный "Икарус" дёрнулся и понёс парочку прочь от места совершения богохульного преступления.

Из предсмертного письма Станкевича Игоря

...привыкли отбиваться от других всем, чем можно. А я... Ну да неважно это.
Итак, я решил перейти в мир иной, потому что мою девушку изнасиловали. Вам, скорее всего, будет проще думать, что причиной послужило именно это. Хотя на самом деле причина совсем в другом- в том, что я не смог её
Частная вера такая же глупость, как частное солнце или частная луна. Воззрение на мир формируется не для того, чтобы "нравиться" человеку, но чтобы соответствовать миру.

Аватара пользователя
dazarat
Иерарх
Сообщения: 3646
Зарегистрирован: Вс окт 21, 2007 00:56

Сообщение dazarat » Чт сен 18, 2008 23:23

защитить. Психологически не смог, не физически. Я вижу зло, но не могу с ним бороться, не могу поставить его на колени и зверски убить. Наверное, Господь может, но только где Он? Ау, Господь! Проснись и взгляни на то, что у нас здесь, на земле, творится! А в ответ, естественно, тишина. Возможно, есть у Господа дела поважней, чем защита милых девушек от насильников.
А может быть, Он точно такой, как я? Может, он тоже не способен расстрелять зло из крупнокалиберных пулемётов? С одной стороны, это было бы хорошо- с таким Богом я сумел бы отыскать много общего. С другой- это означает, что зло будет торжествовать вечно. Хочешь добиться чего-то в жизни? Будь злым, жестоким, непримиримым, сильным, бескомпромисным. Топи каждого, кто осмелится встать на твоём пути. Пей вражью кровь и рви плоть, наслаждаясь этим процессом. Хочешь унижения, презрения, боли, смерти? Подставляй правую щёку, если кто-то ударил тебя по левой. Я, в сущности, так и поступал в своей жизни. А что теперь? Доподставлялся. Избит настолько, что дальше некуда. И самоубийство кажется самым настоящим благословением.
Какой же способ самоубийства я выбрал? Да знаете, решил всего-навсего прыгнуть с крыши. Вешаться не на чем- люстры у нас висят на слишком хлипких крюках. Вены резать- вида крови боюсь. Да и ненадёжное это дело- сознание потеряю, а там вдруг спасут ещё. Таблетки...


Глава 10
Посвящение Яны - смерть дьявольского поэта

Яна пыталась вызвать элемент воздуха. У неё не получалось, она нервничала, суетилась, громоздила всё новые заклинания, совершенно бесполезные и ненужные. Между двух установленных на столе свечей должно было появиться мерцанье- но ничего не происходило. Самаэль следил за действиями своей ученицы в мрачном и зловещем молчаньи.
Наконец, когда магические поля достигли состояния первичного хаоса, Яна сдалась и с раздражением отбросила жезл. Покосившись на сатаниста, она поняла, что внушение неизбежно, как крах мирового капитализма. Это было тем более некстати и неприятно, что на сегодня планировалось её посвящение в полноправные члены секты.
- Так, - спокойно произнёс Сэм голосом, не предвещающим для ученицы ничего приятного и хорошего.- Ну и что у нас получилось? Где же элементаль?
Девочка виновато смторела в пол.
- Что, нет его? Почему? Ты же столько силы потратила, что можно было вызвать сорок боевых бесов!
Яна поёжилась и махнула рукой, признавая себя ничтожеством, недостойным высокого звания сатанистки.
- Знаешь, в чём твоя проблема? - начал поучать Самаэль. - В отсутствии лёгкости и воображения. Ты заучила свои заклятья, ты пережгла целую тонну силы, ты совершила все необходимые действия- и всё же ничего у тебя не вышло. А почему? Ты относишься к делу слишком серьёзно. Представь, что перед тобою стальная дверь, а за ней сидит элемент, которого нужно вызвать. Ты что делаешь? Берёшь лом, и начинаешь эту дверь рушить. Стучишь по ней, тратишь силы, задыхаешься, вся в поту- только что зубами её пока не грызёшь. И тебе даже в голову не приходит, что можно всего лишь взяться за ручку, повернуть её и потянуть на себя. Дверь откроется- и лом здесь не нужен.
Постарайся понять. Относиться к делу надо легко. Заклятья - это так, вспомогательные и в принципе ненужные средства. Главное - твой настрой. И - немного силы, применяемой правильно, точно, вовремя. А не бездарно и грубо, как у тебя.
- Может быть, ты покажешь? - попросила своего наставника Яна.
- Смотри. - кивнул Самаэль. Взяв жезл, он направил его на свечи и торжественно проговорил:
- Буря мглою небо кроет, вихри снежные крутя. То как зверь она завоет, то заплачет, как дитя. Сивка-бурка, элемент воздука, встань передо мной, как лист перед травой! Во имя Иисуса, Ваала и святого Конфуция да будет по моей воле, аминь!
Между свечей на появился слабенький отблеск и через секунду опять исчез. Свечи погасли без вмешательства каких-либо материальных сил.
- Видела? - спросил сатанист. - Важны эмоции, воображение, а не формулы. Необходима, я бы даже сказал, некоторая доля юмора. Серьёзность тут недопустима. Возьми деревенских бабок- какие заклятья они читают? Это же дикий бред! Но у них всё получаетя, а у тебя, умной и магически образованной, не выходят довольно простые вещи. К магии нельзя подходить, как к физике. А ты обращаешься с магией, словно с примитивной машиной- ага, я вот надавила на эту кнопку-заклятье, значит должен быть такой-то и такой-то эффект. Бога лысого. Меньше рационального, больше странного и нелепого. Вообрази этого несчастного элемента рогатым меховым кубиком на петушиных ногах. И скажи ему- цып-цып-цып! Несерьёзно, спокойно, расслабленно, без принуждения. И тогда он придёт.
- Получается, - предположила Яна, - Что заклинания вообще не нужны? Зачем же я тогда их учила?
- Строго говоря - не нужны. Сами по себе они не обладают никакой ценностью. Профан может выучить хоть сотню заклятий, и у него всё равно ничего не выйдет. А когда те же заклятья станет произносить адепт, результат будет налицо. Заклятья всего-навсего позволяют настроиться на необходимы лад, пробуждают воображение. Стихи Пушкина ничем не лучше и не хуже того, что ты так тщательно изучала- при условии, что твоё воображение достаточно развито. Просто, если неофит скажет "Буря мглою", он эту самую бурю и начнёт себе представлять. А когда он говорит "Ашхартан зорад даргул эи лармин", то представляет себе нечто загадочное, таинственное и потустороннее. На первых порах это очень хорошо помогает. Ну а потом просто привыкаешь к таким заклятьям, хотя вообще-то можешь и без них легко обходиться. Кроме того, слова заклятий производят впечатление на клиентов и непосвящённых, вызывают у них страх и почтение, а это тоже часто полезно. Вот так вот. Зажги свечи и попытайся вызвавть элемент снова.
Яна так и сделала. Взяв жезл, она изобразила все необходимые знаки, прочла все нужные заклинания. Потом сосредоточилась было- но, вспомнив поучения Самаэля, махнула рукой и с улыбкой произнесла:
- Цып-цып-цып!
Возникший на короткое мгновение отблеск вновь потушил только что зажжённые свечи.
- Молодец! - похвалил неофитку Сэм. - Усвоила верно. Теперь у тебя всё начнёт получаться. Это, знаешь ли, как на велосипеде ездить- если один раз вышло, то никогда уже не разучишься. А теперь займёмся серьёзным.
- То есть?
- Видишь ли, мне нужно переговорить с Сатаной. Дела. А заодно и тебя представлю.
Самаэль действительно решил прибегнуть к последнему из сверхъестественных средств в своей не слишком удачной борьбе с белосветным Демоном. Сатанисты редко прибегали к ритуалу вызывания Люцифера- и причин тому было несколько. Сатана был непредсказуем, общение с ним зачастую оказывалось опасным. Иногда вызыватели впоследствии таинственно погибали- и никто не понимал, отчего так происходило.
Однако Сэм полагал, что его дело самое что ни на есть правое - Владыку, безусловно, заинтересует история с трактатом "Адский колодезь". Иными словами, сатанист решил натравить на Демона аж самого Люцифера- и будь ты хоть трижды гений среди белосветных магов, а с самим Властелином тьмы не поспоришь. Правда, под вопросом оказывался план Сэма по приобретению единоличной мировой власти, которую не пришлось бы делить даже с его нынешним Повелителем, но с этим он решил разобраться позже- пока же следовало уничтожить Демона как можно скорей и любой ценой.
Ритуал вызывания Сатаны был долгим, нудным и в общем-то, совершенно непримечательным. Яна и Самаэль наглотались специальных наркотических средств, принесли в жертву четыре крысы и пережгли килограмм свечей. После этого сатанист извлёк из своих запасов человеческий череп, покрытый тёмной сетью знаков и рун.
Этот череп он установил на алтарь, и вызыватели принялись внимательно смтореть в его пустые глазницы. Чувства их, освобождённые и обострённые колдовским наркотиком, могли воспринимать нематериальные силы. Наркотик успокаивал и заглушал естественное в подобных случаях чувство страха, делал всё вокруг несколько нереальным. А потому ни Самаэль, ни Яна особо не удивились, когда из одной глазницы черепа вырвался сгусток тьмы и превратился в колышущуюся и богомерзкую харю.
- Приветствую могущественного Хранителя Адских Врат! - льстиво заговорил сатанист.- О мудрейший из мудрых, я бы хотел поговорить с Владыкой.
- Владыка занят. - с высокомерием ответила харя. - Он Антихриста учит телепортации. А ты- даже не из верховных жрецов. И что это за девчонка?
- Талантливейшая неофитка, великий! И поверь, моё дело важно и не терпит никаких отлагательств.
Харя изобразила задумчивость.
- А жертвы вы принесли?
- Всё сделано так, как надо.
- Ну ладно, так и быть, позову. Но свободна только тридцать треться субипостась Владыки. Устраивает?
- Зови тридцать третью. - поспешно согласился довольный Сэм.- Не лучший вариант, но хоть что-то...
Харя втянулась обратно в череп, и некоторое время ничего не происходило. А потом, без громов, молний и каких-либо иных спецэффектов в комнате возникла человеческая фигура.
Владыка ада явился в виде странном и, пожалуй что, неприличным для его метафизического достоинства. Более всего он походил на банкира, политика и бандита в одном лице, не так давно завязавшего со своим сомнительным прошлым. Накачанное тело его было облачено в дорогой костюм- пиджак не был уже малиновым, но золотая цепь на шее ещё висела. Классический и почти родной этот образ дополнялся короткой стрижкой, тупым лицом и мобильником, торчащим из бокового кармана. В общем, Люцифера в его тридцать третей субипостаси можно было бы принять за одного из сильных мира сего, если бы не интеллект, которым светились его глаза.
Самаэль тихонько подтолкнул Яну в спину и преклонил перед Владыкой колено. Девочка поспешно сделала то же самое, но тут Сатана замахал руками и добродушно сказал:
- Ну что вы, дети мои. Встаньте. Мне эти церемонии остохристели. В чём проблема? Я дико занят.
- Высочайший, - почтительно произнёс Сэм, вставая.- Я хочу предупредить тебя о страшной опасности. Некий белосветный колдун, называющий себя Демоном...
- А, в боги который лезет? - перебил своего служителя Люцифер. - Я в курсе. И в чём ты видишь опасность?
- Ну как же? Если он станет Богом, возрастёт активность белого света...
- Не бери в голову, - легкомысленнейше отмахнулся Князь мира. - Всё идёт именно так, как и должно идти. Я уже имел честь познакомиться с этим деятелем. Белосветник он, конечно, но приятный, интеллигентный молодой человек. А ты, я вижу, и сам хочешь Богом сделаться?
- Я полагал, что если именно сатанист...
- Ерунда. Выбрось это из головы. Я не Иегова, и приказывать тебе не хочу, коль скоро ты пока на земле. Но советую не лезть в это дело и дать всему идти своим чередом. Иначе...
В этот момент зазвонил мобильник, и Дьявол, поднеся его к уху, строго ответил:
- Да? Да, Баальберит приказал. Почему? Не взорвали синагогу ещё? Ну, вешайтесь, мудаки! Да, сам приду. Хорошо. Ждите.
Повернувшись к адептам, Владыка виновато сказал:
- Простите меня, дела, спешу. По горло занят на ближнем востоке разжиганием межнациональной розни. Ничего не могут толком сделать, придурки!
- Кто? - тупо и неизвестно для чего спросил Сэм.
- Арабы, блин! Ладно, сам сейчас разберусь. Яночка, даю тебе моё высокое покровительство. Ну, и благословение, разумеется. А ты, Сэм, больше не трогай Демона. До встречи. Будете у нас в аду, заходите.
С этими словами Владыка дематериализовался, оставив Яну и Самаэля в полнейшем недоумении.
Сатанист, чей мозг плавал в наркотической мгле, не мог понять мотивов Владыки мира. Такая прекрасная возможность навсегда покончить с Богом белого света, и при этом- полнейшее равнодушие тёмных сил. Более того- совет отдать всю власть Демону! Этому оголтелому врагу сатанизма вообще и его, Самаэля, в частности! Нечто совершенно немыслимое. Разумеется, Самаэль не исполнит волю Владыки, и если уж...
- Послушай,- спросла Яна, вяло шевеля разбухшим от наркотика языком. - А почему он явился нам в таком виде?
- Кто?- вынужден был оторваться от своих размышлений Сэм.
- Сатана. Всё это было как-то нелепо. Я думала, он приходит в виде козла...
- А в виде кого, по-твоему, он пришёл?
Яна улыбнулась, но продолжала выспрашивать:
- Нет, серьёзно - не понимаю, почему так? Мне казалось, он должен выглядеть очень величественно.
- Дело в том, - постарался объяснить Сэм. - Что Сатана всегда является в такой форме, которая олицетворяет для людей власть. В средние века, при монархической власти, он являлся в короне, мантии, со скипетром и мечом. Если бы нами правили инопланетяне какие-то, он пришёл бы в виде зеленокожего человечка. Но, поскольку нами правят бандиты, политики и банкиры, то и вид у Сатаны соответствующий. К тому же, он пришёл отнюдь не в самой высокой из многочисленных своих ипостасей. Это был даже не он сам, а наше представление о нём, отражение его, что ли...
- Почему не он сам?
- Потому, что несмотря на наркотики у нас слишком низкий уровень восприятия. Муравей воспринимает человека как кусок кожи, по которому он ползёт, как непостижимую природную силу. С нами дело обстоит тк же. Вот Владыка и приспосабливается к нашим примитивным чувствам, сознанию, языку. Отсюда и нелепости вроде золотых цепей и мобильников.
- А что это за белосветный колдун, о котором вы говорили?
- Это враг. - ответил сатанист, которому вопросы ученицы начали постепенно надоедать. - Это мои проблемы, и тебя они не касаются. Пошли на шабаш лучше, пора уже.
Яна заволновалась и кинулась собираться. О том, что именно представляет собою сатанинское посвящение, она представления не имела, но знала, что будет трудно. Поэтому девочка слегка нервничала- впрочем, Самаэль её успокоил, сказав, что она достаточно подготовлена, а потому поводов для беспокойства нет.
Посвящение должно было пройти в штаб-квартире "Крыла" - той самой, которая подверглась в своё время разгрому от рук ментов. На церемонию собрался только цвет секты- рядовых же сатанистов не допустили. Присутствовали Верховный, Баалок и пара жрецов, равных по своему положению Самаэлю.
Дьяволопоклонники постарались обставить обряд как можно торжественней- все были в ритуальных облачениях, горело множество чёрных свечей, алтарь Сатаны был вычищен.
- Ответы помнишь?- шёпотом спросил Самаэль у Яны.
- Помню. - кивнула девочка, и в этот момент к ней подошла Баалок, держащая в руках чашу.
- Выпей это. - сказала жрица, протянув сосуд неофитке.
Яна приняла чашу и выпила её содержимое. Больше всего жидкость напоминала горьковатый травяной чай- это был тот самый состав, который ведьмы употребляют для своих полётов на шабаш. И состав это являлся мощным наркотиком естественного происхождения.
Девочка, между тем, ещё не полностью освободилась от действия наркотической смеси, выданной ей перед вызыванием Сатаны- а потому напиток жрицы подействовал на неё сильно и очень быстро. Показалось ей,
Частная вера такая же глупость, как частное солнце или частная луна. Воззрение на мир формируется не для того, чтобы "нравиться" человеку, но чтобы соответствовать миру.

Аватара пользователя
dazarat
Иерарх
Сообщения: 3646
Зарегистрирован: Вс окт 21, 2007 00:56

Сообщение dazarat » Чт сен 18, 2008 23:24

что стены комнаты сначала раздвинулись, а потом вновь сошлись, оставив её в узком проходе.
- Иди вперёд. - услышала она чей-то голос и пошла, покачиваясь и осторожно передвигая ноги.
Самаэль предупредил её, что ни останавливаться, ни бояться нельзя. Яна и не боялась- до тех пор, пока сдвинувшиеся стены не начали раскаляться. Она понимала, что в действительности такого происходить не может- но всё было натурально, и стены испускали волны осязаемого, сухого жара. Ей показалось, что волосы на голове начали плавиться и потрескивать.
Девочка рванулась вперёд, стремясь убежать от сделавшейся невыносимой жары. И ей это удалось- стало прохладно, а потом тело её содрогнулось от налетевшего ледяного ветра. Ветер этот дул Яне прямо в лицо, норовил оттеснить назад. Он был настолько силён, что устоять не представлялось возможным- тогда неофитка встала на четвереньки и поползла вперёд, как животное.
А потом появилась пасть. Кошмарная, широко раскрытая, клыкастая глотка была величиною в полтора роста Яны. С клыков стекала слюна, синий язык вывалился наружу. Эта пасть не была просто ужасной картинкой- она жила, из неё вырывалось зловонное, влажное, горячечное дыханье, её мерзкий язык подрагивал.
Такого страха девочке испытывать раньше не приходилось. Но она знала, что если сейчас отступит, то обладатель пасти её сожрёт. Закрыв глаза, она сделала шаг вперёд, ступив ногой на липкий, мелко подрагивающий язык. Пасть издала рычанье, но не захлопнулась- и Яна вошла в неё, ожидая чего угодно.
Однако ничего ужасного не случилось. Под ногами Яна снова почувствовала самый обыкновенный пол, а не чудовищную зловонную плоть. Она хотела было открыть глаза, но в этот момент чьи-то руки завязали их широкой чёрной повязкой. Девочка не видела ничего- она могла только слышать.
- Сбрось одежды лжеправедности, - раздался звучный голос Верховного.- И предстань перед Сатаной без страха, унижения и стыда.
Яна наощупь разделась донага и почувствовала, как её груди касается что-то острое.
- Приходящая, - продолжал Верховный. - Есть ли в тебе страх перед жизнью?
- Да,- ответила Яна, как учил её Самаэль. - Потому что я боюсь смерти.
- Сатана всею силой своей освобождает тебя от страха. Чего ты хочешь ещё?
- Даруй мне знание путей тьмы.
- Я дам тебе ровно столько, сколько ты сумеешь принять. Ощущаешь ли ты вину?
- Да, потому что несовершенна.
- Сатана освобождает тебя от чувства вины, и отныне оправдано любое из твоих желаний и действий. Готова ли ты доказать свою преданность великому Сатане?
- За Владыку я отдам жизнь.
- Отдай ему жизнь чужую. Принеси в жертву кровь врага всесильного Люцифера.
В правую руку Яны кто-то сунул искривлённый жертвенный нож. Другую её руку положили на что-то мягкое, тёплое- под туго натянутой кожей она почувствовала ребро и биенье сердца.
- Убей своего врага, - тихо сказал Верховный, и тут послышался чей-то стон.
- Что вы делаете?! - заверещал кто-то.- Отпустите меня! Пожалуйста! Ну пожалуйста!
Яна уже поняла, что перед ней лежит человек, на груди которого и находится её свободная от ножа рука. Ей предстояло принести в жертву какого-то человека- скорее всего, христианина. Девочка занервничала, но рассудила, что если откажется убивать, то наверняка сама будет положена на алтарь. Стараясь не прислушиваться больше к жалобным крикам, она убрала руку и несколько раз подряд ударила ножом того, кто был назначен сделать из неё полноправную сатанистку. Раздался животный визг, и нож в Яниной руке начал дёргаться- он был до рукоятки погружён в агонизирующую плоть.
- Ты достойна,- сказал Верховный.- Прими же печати тьмы и ритуальное облачение- символ вечной власти её.
Девочка почувствовала, как её лоб и правую руку помазали липкой жидкостью. Потом её развернули, надели на неё что-то и наконец-то сняли повязку с глаз.
Яна увидела, что она облачена в рясу - такую же чёрную, как и у всех остальных. На шее её висело перевёрнутое распятье, а рука была обильно помазана кровью жертвы.
- Слава тебе, пришедшая! - сказал Верховный, вместе со всеми преклоняя перед Яной колено.
- Слава!- повторили адепты, с почтением посмотрев на новую служительницу тёмных богов во главе с Владыкою Сатаной.
И тогда Яну окатила волна восторга - безумного, всепоглощающего, почти что невыносимого. Она чувствовала себя усталой, разбитой, выжатой, как лимон- но в то же время её наполняла потрясающая, гордая сила. Глядя на всех этих адептов, таких могущественных и знающих, но склонившихся перед ней, она впервые познала ощущение возвышенности и власти.
Одно только было плохо - человек, которого она пять минут назад собственноручно убила. Яна обернулась, ожидая увидеть труп этого несчастного- и действительно, труп на чёрном алтаре был. Труп козла, один бок которого сатанисты тщательно выбрили.
- Зачем это?- удивлённо спросила девочка, ни к кому конкретно не обращаясь. Адепты встали и начали расходиться- ритуал посвящения был окончен. Остался один только Самаэль, который ей и ответил:
- Так надо. Согласись, что ты получила необычные и потрясающие переживания. В этом- смысл посвящения.
- Да уж... а я была уверена...
- Мы и хотели, чтобы ты была уверена в том, что убиваешь человека, а не животное. Похоже адепт Фелгор изображал крики несчастной жертвы? Это было всего лишь обыкновенное испытание. Ты прошла его с честью. Теперь ты- настоящая сатанистка.
- А эта пасть ужасающая?
- Тут так просто не объяснишь. Мы с тобой после поговорим. А сейчас возвращайся домой. Я приду позже, у меня дело.
Яна сняла перевёрнутое распятье и стала переодеваться в гражданское. Сатанист же, достав лист бумаги и ручку, быстро написал что-то и отдал ей.
- Вот, - сказал он, глядя на девочку как-то странно.- Спрячь и пока не читай. Я иду на опасное дело. Скорей всего, всё будет нормально, но если что-то случится... Тогда прочтёшь, и у тебя будет обо мне память.
- А что такое?- сразу же встревожилась Яна, пряча записку в сумочку.
- Это не твоё дело. Сам разберусь. Всё будет хорошо.
Яна хотела ещё что-то сказать, но Самаэль, поцеловав её в лоб, махнул рукой и быстро ушёл. Девочке сделалось любопытно, что же такое он написал ей, но смотреть она, конечно, не стала. Распоряжения сатаниста она привыкла выполнять от и до.
А Самаэль решился на грубое физическое убийство. Последнее столкновение с Демоном и его газовым пистолетом заставило адепта тьмы пересмотреть свою тактику. До нападения белосветника ему как-то даже не приходило в голову, что можно действовать таким образом и примитивно набить враждебному магу морду. Но теперь, когда все магические средства борьбы были исчерпаны полностью, а Сатана отказал в содействии, Самаэль понял- враждебного колдуна можно уничтожить только физически.
Ничего никому не сказав о том, что собирается делать, он вооружился ритуальным ножом. План его был прост- прийти к Демону и, когда тот откроет дверь, без лишних проволочек и слов убить проклятого белосветника. Потом можно было расправиться с ведьмой Мариной, взять трактат, аккуратно закрыть за собой дверь, вернуться домой и сидеть тихо, выполняя девять условий.
Сатанист не учёл одного- различных случайностей, которых в жизни бывает множество. Так уж получилось, что у Демона в тот вечер кончились сигареты. Так получилось, что Марина в этот момент занималась стиркой, и потому за сигаретами пришлось отправиться ему самому. И так уж вышло, что сатанист столкнулся с Демоном прямо на лестнице.
Неожиданно увидев перед собой ненавистного врага, Самаэль несколько растерялся, но всё-таки достал нож и ударил им, целя белосветному колдуну в живот. И плохо пришлось бы Демону, если бы не соседская кошка, обладавшая дурной склонностью справлять на ступеньках свои естественные потребности. Сатанист, уже размахнувшийся для удара, поскользнулся на куче вонючего кошачьего кала. Он поскользнулся, оступился, упал- и чёрт его знает как умудрился напороться на свой же собственный нож. Любовно отточенное лезвие под косым углом вошло адепту тьмы между рёбер.
- Вот как оно, - успел ещё сказать Сэм, гляда на Демона полными боли, потухающими глазами.- Вот оно как... нелепо.
Он закашлялся, и на губах его показалась кровь. А ещё через несколько секунд сатанист отправился прямо в ад- к своему Владыке. Тем и окончились его враждебные действия против обожествляющегося мага.
Демон же, грустно пожав плечами, перешагнул через мёртвое тело своего несостоявшегося убийцы и отправился покупать сигареты. Когда он возвращался обратно, вокруг погибшего уже суетились врачи, соседи и участковый мент.
Яна узнала о смерти своего наставника только через три дня. Повинуясь его желанью, она достала бумажку, которую Самаэль дал ей перед уходом. Это было последнее творенье дьявольского поэта, посвящённое лично Яне:

С презрением белое сбросив платье
Во храм Сатаны ты со мной вошла-
И перевернула своё распятье,
И верности клятву ему дала.

Предвечною тьмою тебя крестили,
Отныне одежды твои черны.
Мы тайную веру тебе открыли
И ты- продолжательница Войны.

Навек с Сатаной договор скрепляя,
Мечом я коснулся твоей груди
И ты прошептала- не надо рая,
Но знание чёрного дай пути...

Возьми же! Воистину, ты достойна
Ученье во всей полноте принять.
Неопытность юная, будь спокойна,
Не может познанью его мешать.

Ты станешь приемницею моею
И будешь других посвящать. Теперь
Иду к Сатане я, и не жалею,
Что мне открывается смерти дверь.

Я верю в изменчивость жизни зыбкой
И знаю, что мой беспокойный прах
Однажды воскреснет твоей улыбкой
И будет искриться в твоих глазах.

"Знал!"- с ужасом подумала Яна.- "Если и не знал, то предчувствовал, что умрёт. И всё равно ведь пошёл..." Бережно спрятав буажку со стихотворением, Яна обыскала квартиру Сэма и собрала все деньги и ценности, которые только смогла найти. Она знала, что учитель одобрил бы её действия. Ей необходимо было позаботиться о себе.
В тот же вечер она уехала из Города прочь- у неё тоже было предчувствие, что с ним скоро что-то произойдёт.
Что-то страшное.
Такое, от чего ей, сатанистке Яне, следует находиться как можно дальше.

Из предсмертного письма Станкевича Игоря

... глотать- неплохо, но у меня один только аспирин. А от аспирина вряд ли помрёшь, даже если выпить его несколько упаковок.
В общем, выйдет в шесть утра наш дворник улицу убирать - а там лежит мой труп на асфальте, и мозги разбросаны в радиусе четырёх метров. Не очень красиво, правда? Но зато уж наверняка.
Да, начинается уже какое-то любованье своею собственной смертью, а это вернейший признак того, что умирать мне совсем не хочется. Или хочется? Я, честно говоря, и сам этого не знаю сейчас. Но решение моё неизменно, и пора уже приводить мой приговор в исполнение.
Напоследок запишу свою последнюю волю. Прошу вас - сделайте всё именно так, как я вам скажу. Буду благодарен - если только буду хоть в какой-нибудь форме.
Не хороните меня в могиле - лучше пусть моё тело сожгут в нашем городском крематории. Не нужно погребальных обрядов - священник, впрочем, самоубийцу отпевать и не согласится. Оно и к лучшему. В ящике стола вы найдёте дневник- синяя такая тетрадка. Передайте его сестре. Ну а принадлежащее мне имущество- кому достанется, тот пускай на здоровье им и владеет. Менее всего перед смертью меня волнует судьба моего компьютера и прочей совершенно ненужной мёртвому человеку дряни.
Напоследок мне хотелось бы ещё сказать пару слов о зле. Меня всегда интересовало - а что же оно такое? И знаете, это столь великая тайна, что я благоговейно перед ней застываю.
Как ни странно, я сейчас готов чуть ли не...


Глава 11
Кража - как выкалывают глаза

- "И шестое условие- должен он украсть у нищего самое ценное из того, что имеет тот." - прочёл Демон преувеличенно-торжественным голосом.- Ну, это, как мне кажется, очень просто. Что для нищего является самым ценным? Конечно же, это деньги. Надо всего лишь найти подходящего нищего и уволочь его баночку с подаянием.
- Я думаю, что это не так и просто. - с сомнением покачала головою Марина. - Откуда ты знаешь, что нищий считает ценным? Может, у него дома что-то ценное есть. Мало ли? Я полагаю, что тебе надо сначала близко познакомиться с нищими, всё разузнать про них и лишь потом делать выводы.
- Интересно, как ты это себе представляешь?
- Ну, пообщайся с нищими. Войди в их круг. Попроси вместе с ними милостыню. На месте и сориентируешься.
- Восхитительно. - ядовито произнёс Демон, однако, поразмыслив, совету внял.
На следующий день, не побрившись и нацепив на себя всяческое старьё он направился к центральному городскому собору, уныло волоча пару взятых на прокат костылей.
Для благородной нищенской профессии место было очень даже и неплохим, потому что неподалёку от храма находился ещё и рынок. Демон стоял, опираясь на свои костыли, в длинном ряду нищих, которые косились на него недовольно. Очевидно, конкуренция существовала и здесь.
К своему удивлению колдун скоро понял, что нищенство - довольно-таки выгодное занятие. Подавали в основном старым, мелко крестящимся бабулькам, но и на его долю тоже перепадало немало. Между тем в банках для подаяния постоянно лежала мелочь. Демон заметил, что нищие никогда не держат на виду много денег, сразу же по получении рассовывая их по карманам. Таким образом, сосуд с подаянием явно не был для них самым ценным предметом. Демон сомневался, что и деньги как таковые
Частная вера такая же глупость, как частное солнце или частная луна. Воззрение на мир формируется не для того, чтобы "нравиться" человеку, но чтобы соответствовать миру.

Аватара пользователя
dazarat
Иерарх
Сообщения: 3646
Зарегистрирован: Вс окт 21, 2007 00:56

Сообщение dazarat » Чт сен 18, 2008 23:25

представляют для нищих большую ценность- легко досталось, легко потерялось.
Стоя на своих костылях и поминутно повторяя "Спаси Христос", колдун через шесть часов сделался обладателем суммы, примерно равной десятой части зарплаты на его последней работе. Кроме того, он заполучил две пачки импортных сигарет и пирожок с мясом. После этого ему стало ясно, что если отбросить гордость и не стремиться ухватить с неба звёзды, на нищенские доходы можно очень даже неплохо жить.
Через пару дней наблюдений Демон разделил всех нищих на несколько категорий. К первой принадлежали плохо одетые старушки интеллигентного вида. Они стояли молча, устремив глаза вниз, словно чего-то стыдились, и подавали им меньше всех. Ко второй относились профессиональные нищие, нахальные и крикливые. Эти сидели на лучших местах около самых дверей собора, нацепив на себя таблички с вызывающими сострадание текстами и выставив напоказ увечья, счастливыми обладателями которых они являлись. Демон узнал, что такие нищие, просидев весь день, на полученную выручку вполне могли позволить себе вечером сходить в престижный дорогой ресторан- при условии, конечно, что привели бы себя в порядок.
В третью и самую малочисленную категорию входили таинственные личности неопределённого рода деятельности, которые то исчезали, то появлялись вновь. Скорей всего, нищенство не было единственным источником их дохода. Они походили на "джентельменов в поисках десятки", и Демон без колебаний отнёс себя к их сословию.
Немного подумав, он решил сосредоточить своё внимание на нищих первой из этих трёх категорий. И через некоторое время взял себе на заметку одну старушку, которая казалась наиболее перспективной.
Это была бывшая школьная пионервожатая с больными ногами. Доведённая нищетой до крайности, она, тем не менее, очень гордилась своим бизнесменом-сыном, который проживал не то в Москве, не то в Питере. Никто не понимал, почему этот бизнесмен не поможет матери, находящейся в столь бедственном положении. Старушке часто указывали на эту несообразность, но она всё равно боготворила своего сына и часто демонстрировала всем его фотографию, которую всегда носила с собой. Демон решил, что эта самая фотография и являлась для неё самым ценным.
Технически всё прошло безупречно. Демон дождался, когда страуха пойдёт домой. По дороге она остановилась на рынке, чтобы купить себе хлеба и молока. Достав свой кошелёк с деньгами и фотографией любимого сына, она принялась открывать его- но в этот момент колдун, подскочив, вырвал кошелёк из слабых старушечьих рук и рванул в толпу.
Скрыться было легко. Запоздалый окрик бабульки слился с зловещим шёпотом Знающего : "Принято. Гениально. Очередное условие выполнено." Демон же, выбросив кошелёк, порвав фотографию и присвоив деньги себе, возвратился домой к Марине. Увидев его довольную рожу, девушка торжественно пожала своему другу руку.
- Рано радуешься. - мрачно заговорил адепт магии. - Ты помнишь, какое следующее условие?
- Слабовато.
- Ну так слушай: "Да лишится избранник глаза от руки верящего ему, дабы таковой был заменён оком мира".
- Ты хочешь сказать, - сразу же забеспокоилась ведьма. - Что тебе придётся выколоть себе глаз?
- Не мне придётся. Придётся это сделать тому, кто мне безоговорочно верит. Помнишь, ты говорила, что веришь мне?
- Верить-то верю, - рассудительно сказала Марина. - Да не настолько, чтобы выколоть глаз. И кому? Свету в моём окошке! Нет уж, уволь.
Демон начал беситься.
- Послушай, - зашипел он. - Это всего лишь глаз. Выколешь его, как миленькая, потому что ты единственная, кто это может сделать. Или ты предлагаешь мне начать сомнительные эксперименты? Так я останусь совсем без глаз! Здесь всё должно выйти с первого раза. Сделаешь это?
- Сделаю.- сказала Марина, немного поколебавшись.
- Вот и славно, - мгновенно успокоился Демон. - Не ко времени, деточка, ты начинаешь сентиментальничать. Правда, это "мировое око" меня слегка беспокоит. Я не понял- нам надо его сначала найти, или замена произойдёт без моего участия? И что это вообще такое?
- Без понятия.
- Вот и я тоже. Если появятся идеи- сразу говори мне. Важно не промахнуться. И что значит "заменён"? Кем заменён? Мною, верящим, кем-то третьим? Догадаешься- говори. Придурок, который писал трактат, мог бы выражаться яснее, раз уж надо глаза колоть, а не яичницу себе жарить.
Идей у Марины никаких не было.
Два часа или даже больше Демон расхаживал по квартире и выкурил множество сигарет. Но в голову от этого ничего путного не полезло, и он решился.
- Бери ритуальный нож и иди сюда,- позвал он ведьму Марину. - Вернее, сначала сходи за водкой- она понадобится для дезинфекции, да и выпить не повредит.
Марина довольно скоро принесла водку и промыла ей ритуальный нож. Демон залпом выпил стакан и приказал:
- Коли!
- Какой колоть - левый или правый? - резонно спросила ведьма.
- Любой. Ну, левый. Нет, правый.
Марина ткнула ножом Демону в правый глаз, но тот инстинктивно отпрянул.
- Вот мать твою! - выругался он с раздражением. - Так не пойдёт. Давай я лягу и закрою глаза. Через веко будешь колоть. Да не загони мне этот свинорез в мозг!
Марина пообещала, что не загонит.
Демон лёг, закрыл глаза и попытался сосредоточиться на приятном. Попытка не удалась, потому что правый глаз пронзила жгучая боль. Колдун шипел сквозь сжатые зубы, ожидая, когда Знающий подаст весточку. Однако грамотный бес молчал, и ничего не происходило. "Не вышло."- подумал Демон и попытался открыть глаза.
Ето ему удалось вполне, хотя стало ещё больнее. Левый глаз невыносимо слезился, и он только смутно мог видеть Марину, в ужасе склонившуюся над ним с ножом.
- Как я выглажу? - обратился к ней Демон, стараясь изобразить мужественную улыбку. Улыбка, тем не менее, выглядела довольно жалкой.
- Бывало и лучше. - потрясённо отозвалась ведьма. - Ты весь в крови пополам с каким-то дерьмом. Тебе к врачу, наверное, надо, а?
- К чёрту врача! Попробуй осторожно смыть кровь и сделай мне хорошую повязку. Такую, знаешь, как у пиратов.
- Чёрной ткани нет.
- Блин, дура! - Демон слегка дрожал от боли, но держал себя под контролем.- Чёрную-то зачем? Возьми самый обычный бинт. И это- помнишь, у нас в ритуальной комнате эта наркотическая дрянь есть? Пол чайной ложки раствори в ста граммах водки и дай мне выпить. Иначе боль не пройдёт.
Марина сделала всё, как надо, и через некоторое время Демон почувствовал себя лучше. Однако мозг его находился под воздействием мощнейших наркотиков, что и вызвало странные, не похожие ни на что виденья.
Показалось адепту, что прямо под потолком повисло яркое солнце - вернее, что солнце внезапно начало просвечивать сквозь бетон. Постепенно на солнечный диск наползла клубящаяся, чёрная тень, и он сделался тёмным, но своей жгучести не утратил. Демон видел, как от этого диска протянулось нечто вроде трубы, которая вошла в его мозг, заставив череп потрескаться. Потом на чёрном солнце образовался контур большого глаза, начавший медленно сползать по трубе прямо к Демону.
- Тьфу ты, чёртов наркотик! - поморгал адепт оставшимся глазом и перевернулся на другой бок, силясь отогнать глюк.- И знаешь, Марин, что самое обидное во всём этом? Самое обидное то, что ничего у нас не полу...
"...чилось" - хотел договорить маг, но был остановлен противным голоском Знающего. "Что, распустил сопли?"- весело произнесло это потустороннее существо. - " Не надо ныть и терять надежды. Око мира твоё. Седьмое условие выполнено."
Демон на мгновение задохнулся. У него появилось новое чувство. Он стал видеть, а верней, ощущать такое, что раньше ему было доступно только при вхождении в сильный транс.
Город был средоточием разных сил, значительно различавшихся по цветовой гамме. Силы бурлили, клубились, извивались под немыслимыми углами, боролись и пожирали друг друга. Материальные предметы стали словно прозрачными, и колдун видел их сущность, видел внутреннее их содержание. Над Городом висела некая сеть, переливающаяся всеми цветами радуги. Сквозь потолок и облачный покров Демон ощущал звёзды, которые стали почему-то в два, а то и в три раза больше. Новое чувство было пока нечётким, но Демон был уверен, что после выполнения восьмого условия оно сделается гораздо лучше. Теперь он знал, каким образом сумеет выделить Предмет Абсолютной Истины из миллионов других предметов. И он знал, что действительно является избранным, что никто другой не смог бы выполнить все условия, а если и выполнил бы, то это ничего б ему не дало. Условия были Дверью, но Демон был от этой Двери Ключом- он и, возможно, ещё несколько человек. Тем не менее повезло именно ему, а не кому-то другому. Демон был счастлив - впервые за много лет.
- Ничего не получилось? - разочарованно спросила Марина, с жалостью глядя на колдуна. Тот повернулся к ней и, увидев цвет её сущности, рассмеялся.
- Девочка моя, - ласково заговорил он. - Ты знаешь, что внутри вся светло-зелёная?
Марина обеспокоенно вздрогнула. Над Городом, переливаясь красками, трепетала паучья сеть- та сеть, которая вскоре должна была быть разрушена колдуном. Выполнение услвий быстро близилось к завершению.
Из предсмертного письма Станкевича Игоря

... молиться на это самое зло. Я восхищаюсь им и завидую тем, кто зол. Боже, как они счастливы! Перед ними- жизнь, а передо мной смерть. Я восхищён жизнеспособностью зла, его чистотой, если только можно так выразится. Там, где зло, нет ни вины, ни страха, ни столь свойственных мне интеллигентских самокопаний. Есть одна только кровавая жажда жизни, полная реализация каждого из желаний. Если бы я намеренно причинил боль кому-то, я бы просто не смог жить дальше. А знаете, что чувствуют сейчас те, кто изнасиловал мою девушку? Муки совести? Раскаяние? Ужас перед содеянным? Нет, они снова переживают удовольствие, которое получили. Жизнь прекрасна- хорошо выпили, набили морду гнусному хлюпику, поимели красивую, сиськастую тёлку. Точно так будет и сегодня, и завтра, и вечно. И- никаких проблем.
Что-то в этом есть, вам не кажется? Да, так уж устроен мир, что зло несёт наслаждение, а добро только портит нервы. Картина довольно мрачная, но правдивая. Другое дело, что с этой правдой мне примириться просто-напросто не дано.
Что же делать? На помойку меня. Я - это шлак в горниле естественного отбора сильных. А вот было бы в мире так, чтобы не сильные и злые могли бы выжить, а добрые и смиренные- что тогда? Тогда вот я был бы счастлив, а двуногие волки прыгали ночью с крыш. Но такого мира никогда не было и не будет. Невозможно даже вообразить себе такой мир. Вернее, вообразить можно, но в результате получается нечто весьма убогое навроде христианского рая. А всё потому, что даже воображение наше устроено так, чтобы питаться кровью.
Вот и заканчивается последний день моей жизни. Это был не самый плохой из дней -...
Глава 12
Перерождение Самаэля - как Древний Дракон бьёт морду

Самаэль открыл глаза и нашёл себя стоящим посреди огромной пустыни. Пустыня была серой и каменистой; скорей холодной, чем жаркой, несмотря на то, что весёленькое чёрное солнышко висело почти в зените. Посреди пустыни стоял высоченный шпиль, к которому тянулись целых три длинных очереди. В довершение всего сатаниста кто-то навязчиво теребил за рукав его одеяния, напоминающего чёрный саван.
"Умер, блин." - неожиданно понял Сэм. - "Я умер. Доконал меня Демон, не видать ему вечной жизни!" Сатанисту стало очень обидно.
Между тем за рукав продолжали дёргать, и он раздражённо повернул голову к источнику беспокойства. Таковым оказался маленький человек с испытым лицом - в такам же саване, как и у Самаэля, но только белом.
- Ну что надо? - спросил неунывающий адепт тьмы, грубо отрывая чужие пальцы от рукава. - Попал на тот свет, так и не хулигань теперь! Бери пример с меня - стою спокойно, размышляю о вечном. А ты мешаешь мне это делать.
- Простите... - забормотал человек, растерянно отступая от Самаэля. - Просто вы же один из этих, и мне хотелось спросить...
- Из каких - "этих"? - не понял мёртвый адепт.
- Из служителей.- уважительно сказал человек, в подтверждение своих слов указывая на чёрный саван.
Только тогда, присмотревшись, сатанист разглядел, что люди, собравшиеся в очередях, разделены на несколько классов. Большинство из них были в белых саванах и вели себя очень скромно и даже, можно сказать, трусливо. Исчезающее на фоне их меньшинство в чёрных саванах имело вид наглый, самоуверенный и злорадный- они пёрли к шпилю, невежливо расталкивая белосаванников по сторонам. Никто из расталкиваемых права качать не пытался.
Кроме того, люди делились и по возрастным признакам. Самая длинная очередь состояла из стариков; очередь поменьше- из людей в расцвете сил врове самого сатаниста. Наименьшую очередь составляли дети в возрасте примерно от пяти до двенадцати лет. В этой очереди, в отличие от двух остальных, уныния не наблюдалось, а слышались какие-то шутки, смешки и крики.
"Люцифер - всем ребятам пример!" - ни к селу ни к городу мысленно переиначил Сэм пионерский лозунг, который запомнил со школьных лет. Он улыбнулся - ситуация прояснялась. Разумеется, он в аду, и как его служитель, должен пользоваться различными привилегиями. В отличие от остальных умерших, вроде маленького человечка, пытавшегося у него что-то спросить. Гордый своим особенным положением, Самаэль состроил на лице презрительно-высокомерное выражение и сказал ему:
- Ну, что тебя конкретно интересует?
Человечек замялся.
- Мы в аду, верно? - наконец робко предположил он.
- А что, похоже на рай?
- Не похоже... И скажите, нас теперь мучить будут?
Самаэль даже удивился такому наивнейшему вопросу.
- А как же! Ты разве библию не читал? Там ведь русским языком сказано: христиане будут в огне гореть, а сатанисты - дрова подкладывать.
- Ничего такого в Библии нет...
- А ты знаток? - издевательски проговорил Сэм. - Ну что же, спорить не буду. Может, в Библии такого и нет. Зато есть в объективной реальности. Крещёный? В церковь ходил?
- На Рождество, Пасху... в детстве крестили.
- Так что ж ты хотел? Если уж стал ты христианином, так надо было душу спасать, и тогда сидел бы сейчас в раю. А ты, разумеется, водку жрал и баб трахал. Что, неправду я говорю? Плохо твоё дело, братан!- и, дав такую отповедь унылому грешнику, Самаэль направился к шпилю, ибо идти больше было некуда.
Вблизи шпиль выглядел колоссально, являясь, в сущности, небосрёбом из стекла и бетона. Внутрь вели три три широченных двери- за одну из них сатанист и проник, с трудом протиснувшись сквозь толпы белосаванных грешников.
Внутри небоскрёб походил на занудное государственное учреждение. Повсюду сновали бесы весьма делового вида- как в костюмах, так и в
Частная вера такая же глупость, как частное солнце или частная луна. Воззрение на мир формируется не для того, чтобы "нравиться" человеку, но чтобы соответствовать миру.

Аватара пользователя
dazarat
Иерарх
Сообщения: 3646
Зарегистрирован: Вс окт 21, 2007 00:56

Сообщение dazarat » Чт сен 18, 2008 23:26

военной форме. Все они имели портфели, из которых выпирали бумажки казённого вида бумажки с подписями, печатями и непонятными закорючками.
На Самаэля внимания никто обращать даже не собирался, и потому он просто пошёл по коридору, с любопытством читая вывешенные у каждой двери таблички.
Таблички были самыми разными - "Отдел земных воплощений", "Касса ¹13 - расчёты с христопродавцами", "Всеадский отдел планирования", "Адстрой", "Адвокаты" и просто "Администрация". Были таблички и непонятные- вроде "А:А", "Райский отсос" или "Махатмалэнд". Возле каждой из них толпился народ- как в белых саванах, так и в чёрных.
Сатанист задержался на минуту у двери рядом с табличкой "Младший дознаватель, бес восемнадцатого разряда Бурзух. Приём: 00-00". Перед этой дверью стояли одни только белосаванники, причём на лицах их застыло такое выражение, которое бывает у людей, записавшихся на к зубному врачу. Из-за двери слышались крики и зловещие, хлюпающие звуки, словно некто рвал плоскогубцами кусок мяса.
- М-мать твою! - орал чей-то грубый бас. - У меня же ясно записано, что восемнадцатого июня тысяча девятьсот восемьдесят восьмого года ты изменил жене в гостинице "Космос"! В четыреста двенадцатом номере! Что, не так?
В ответ послышался униженный и жалкий скулёж.
- Что - пьяный был? Это отягчающее обстоятельство! Статья сто четырнадцатая, пункт первый- четыреста лет лизанья раскалённой сковороды! Переходим к следующему преступному эпизоду!
Белосаванники аж вздрогнули, а Самаэль, усмехнувшись, отправился себе дальше.
Следовало отыскать кабинет, в котором кто-либо занимался бы такими умершими, как он. Таковой долго не находился, но наконец Сэм заметил всё же табличку, сообщавшую, что здесь обосновался "Адонирам, третий уполномоченный по делам сатанистов и колдунов, почётный легат Владыки". Толкнув дверь, он оказался в кабинете, обставленном превосходной мебелью. В высоком кожаном кресле, за длинным полированным столом гордо восседал внушительный бес, увешанный множеством орденов. На погонах его сияли по три больших серебряных пентаграммы.
- А, заходи, сынок!- приветливо сказал бес.- Располагайся. И чего это тебя угораздило умереть в таком раннем возрасте? Козни врагов или бюрократическая ошибка?
- Вроде того.- ответил сатанист, садясь в кресло.
- Ну что ж, бывает. Год рождения?
- Семьдесят четвёртый.
- Ритуальное имя?
- Самаэль.
- Место последнего воплощения?
- Россия, Город.
Бес Адонирам эффектно щёлкнул когтями, и на стол, материализовавшись прямо из воздуха, рухнула толстенная папка. На обложке её красовалась чёрно-белая самаэлева фотография.
- Так, - принялся бубнить бес, осторожно перебирая бумаги. - Ты по званию жрец, не так ли?
Самаэль согласно кивнул.
- Хорошо... Так, с врагами боролся, несколько благодарностей от Верховного... отлично. В христианских обрядах не участвовал, к крещенью не привлекался... о, а это что?
Сатанист мгновенно насторожился.
- Интересно.- проговорил Адонирам, бросив на него пристальный взгляд. - Согласно проекту, ты должен был умереть только в четырнадцатом году сто тридцать четвёртого цикла от начала Восстания. Или- в две тысячи двадцать втором году от рождества ненавистного врага.
- А я виноват? - возмутился Сэм. - Мне на земле очень даже неплохо было!
- Странно... Уж не райский ли ты шпион?
- Да вы что? Я - адский патриот и верный слуга Владыки!
- Что ж, проверим. - нахмурился высокопоставленный бес, протягивая чешуйчатую лапу к телефонному аппарату. В трубке пискнуло, и Адонирам заговорил в неё, то и дело поглядывая на сатаниста не то что бы враждебно, но всё-таки с подозрением:
- Лапочка? Да, я. Как там Владыка, не сильно занят? Тут нестыковочка одна получается... не вышло бы, как с тем сибирским шаманом. Самаэль. Да. Давай.
Бес поднялся из-за стола, прижимая трубку к волосатому уху - разговаривать с Владыкой сидя он не посмел. В трубке послышалось начальственное шипенье, Адонирам бодро выкрикнул "Слушаюсь!" и водрузил её обратно на место.
- Вот что, сынок, - с сочувствием сказал он. - Уж не знаю, что ты там на своей земле натворил, но только Владыка требует тебя пред тёмные свои очи. Сейчас же. Я позову бойца, он тебя отконв... проводит до места. Не повезло тебе.
Самаэлю стало тревожно, но виду он не подал, и вскоре, сопровождаемый страхолюдным бесом, покинул кабинет уполномоченного по делам сатанистов и колдунов. Они направились к лифтам- сопровождающий нажал кнопку, и через секунду пол толкнул сатаниста вверх. У него появилось неприятное и тягостное предчувствие.
Лифт остановился на последнем из этажей. Выйдя из него, самаэль замер от удивления - такого ему ещё видеть не приходилось. Перед ним простирался огромный зал, напоминающий готический средневековый собор. Потолки терялись во мраке - а может быть, их не было вообще. На том месте, где в соборе расположен алтарь, здесь находился высокий чёрный с золотом трон, на котором клубилось нечто безвидное, но источающее такую мощь, что сатанист склонился вперёд, словно сопротивляясь сильному ветру. Горело много свечей- высоких и толстых. Присмотревшись, Самаэль разглядел, что в эти свечи заплавлены человеческие тела- именно они и горели, распространяя вокруг мерцающий зеленоватый свет. Сквозь прозрачный хрустальный пол виднелись застывшие, искажённые болью лица.
Всё это мистическое средневековье, однако, разбавлялось слабым налётом современной цивилизации. Около трона на специальной подставке стоял компьютер, ежесекундно выдающий комбинации странных символов. От него тянулся кабель, который был подключён к генератору. Генератор, в свою очередь, соединялся с кольцеобразной лентой, по которой, вырабатывая электрическую энергию, резво бежала пятёрка грешников. С другой стороны от трона находился небольшой столик, на котором валялся какой-то цветной журнал, придавленный уже знакомым Самаэлю мобильником.
- Владыка... - прошептал Сэм, почтительно становясь на одно колено. Безвидное заколебалось и оформилось в мужика, облачённого в семейные трусы и синюю майку. Ноги мужика были вотосаты, а подбородок- небрит. В руках он держал рюмку водки и надкушенный огурец.
- Ага, Самаэль! - жизнерадостно произнёс этот тип, известный под тысячей различных имён.- Вот так встреча! Иди сюда. Будешь пить?
Сатанист поднялся и подошёл. Владыка наморщил нос, и в руке у Сэма появился стакан с водярой. Однако пить он не стал- расслабляться было не время.
- Как там Яна твоя? - начал выспрашивать Люцифер, хлебнув водки, закусив её огурцом и обтерев пальцы о трусы.- Посвятить успел её, я надеюсь?
- Да, Владыка.- ответил Сэм.
- Хорошая девушка, верно? Просто здорово, что мы её заполучили! А знаешь, почему она пошла в сатанистки?
- Я не интересовался этим, Великий.
- А зря. Душераздирающая история. Видишь ли, родители её развелись. И мать после этого вышла замуж вторично. Так вот, новоприобретённый папа начал к нашей Яночке приставать. Короче, трахал он её во все дыры. Она терпела сначала, а потом решила всё же маме пожаловаться. А та, вместо того, чтобы навести порядок, набила доченьке морду- нечего мол, блядь малолетняя, мужа моего отбивать. Вот такая история. Каково?
Самаэль не знал, какой реакции на это Сатана ждёт, а потому решил промолчать. Тогда Князь мира, выдержав паузу, ответил на свой вопрос самолично:
- Возмутительно, правда? Нет, до чего всё же испорчена человеческая природа! Удивительно просто, как у меня ещё на вас, смертных, хватает нервов. Иногда, веришь ли, хочется бросить всё, уйти на покой, заняться сельским хозяйством. Так нет же- война, власть, передел мира, расширение сфер влияния! А ради кого всё? Ради вас, выродков. Пока я тут сижу, у вас хоть свобода есть. Выбор, какую жопу лизать- мою или богову. Воля! Если б не я, вся свобода ваша сразу бы кончилась. Согласись, что вечно лизать одну и ту же жопу- очень бездарно и очень скучно.
- Да, Высочайший. - дипломатично согласился с дьяволом Самаэль, имевший, впрочем, собственное мнение на сей счёт. А Владыка между тем продолжал:
- Видишь, я всё для вас - и просвещение, и прогресс техничесий, и эмансипацию, и демократию- а вы меня ещё огорчаете. Вот хотя бы и ты. Я что тебе говорил насчёт этого белосветного колдуна? Демоном который себя зовёт?
- Ну...
- Хер гну. Власти захотелось? Божественности? Чтобы со мной воевать? С тем, кто тебя поддерживал, силу дал, учил тебя, дурака? Ты считаешь, это по совести?
- Я хотел получить власть, верно.- начал оправдывать себя Сэм.- Хотел стать таким, как ты. Если бы вселенной стали править двое тёмных богов, война бы сразу окончилась. Наступила бы нескончаемая власть тьмы.
Сатана посмотрел на своего последователя, словно на раздавленного клопа.
- Ох уж эти мне смертные! - с наигранной скорбью заговорил он.- Сколько циклов живу, а всё не устаю удивляться нахальству вашему. Твой дух существует всего лишь восемьсот лет. Ты невежественен и глуп. То, что для меня примитивная аксиома, для тебя- сияющие вершины абсолютного знания. И всё же я не лезу так радикально изменять сложившийся порядок вещей, а ты лезешь- нагло и наобум. Ты- как ребёнок, который, с горем пополам прочитав школьный учебник физики, воображает себя Эйнштейном и собирает в папином гараже нейтронную бомбу. Придурок ты.
- Белосветный колдун этот, что ли, лучше? - решил огрызнуться Сэм.- Почему он может получить божественность, а я нет?
- Он тоже придурок, но хотя бы безвредный.
- Почему? Если он станет богом...
- Пойми, идиот, что если белосветник сделается белосветным же богом, то для меня ровно ничего не изменится. Как я побеждал, так и буду. Как правил миром, так и останусь им править. Знаешь, скольких я соискателей таких пережил? А вот если кто-то вроде тебя сделается вторым Сатаной, тут уж другой расклад.
- Мне кажется, это очень выгодно для тебя, Великий...
- Кажется - перекрестись. Объясняю грубо и примитивно - так, чтобы даже ты понял. Тёмных богов может быть сколько угодно, верно- но тёмная сила всегда одна. Лучше съесть яблоко самому, чем делить его на двоих. Улавливаешь тонкости моей мысли?
Тут до Сэма начало доходить, почему Сатана не поддержал его план. Сейчас Владыка пользовался силою тьмы в полном её объёме- если бы Самаэль достиг своей цели, то могущество его уменьшилось бы по крайней мере в два раза. И ему пришлось бы начинать очередную войну- с меньшими силами, с незнакомым противником, с проблематичным исходим. Люцифера можно было понять.
- Прости, Великий. - решил покаяться сатанист. - Я не подумал. Теперь я понял свою ошибку.
- Ага, вот так и всегда! - с горечью заговорил Люцифер, почёсывая волосатую ногу.- Сначала в боги лезет, а потом думает. Христос простит- а я поставлю на вид. Слушай, смертный, мой приговор!
Сэм застыл - небритый мужик начал быстро превращаться в нечто совсем другое. Рост его увеличился, трусы и майка трансформировались в доспехи, стакан - в разбрасывающий огненно-багровые искры меч. Через секунду перед сатанистом стоял гигант в серебристой короне и закованный в антрацитовую броню, который громовым голосом произнёс:
- вина твоя велика, ибо ты, смертный, осмелился посягнуть на моё могущество. Не думай, что я не знал твоих помыслов о единоличной власти над миром! Но, поскольку ты преданно служил мне долгое время, я позволю тебе исправить свою ошибку! Ты воплотишься и всею жизнью искупишь свою вину! Именем своим повелеваю- да будет так!
Черты гиганта снова заколебались - он возвращался к облику небритого мужика. Покончив с этим, Владыка виновато развёл руками, сказав:
- Извини за излишнюю театральность, но приговор положено произносить торжественно. Традиция, ничего не поделаешь. Но сказанное, естественно, остаётся в силе. Да, и ещё одно.
- Я слушаю, Высочайший. - проговорил Самаэль, обрадованный мягкостью приговора.
Владыка соскочил с трона и, широко размахнувшись, ударил своего последователя в ухо. Сэм рухнул на пол, и началась долгая экзекуция.
Так его ещё никогда не били. Сатана стучал самаэлевой головой о стены, пинал его ногами, превратившимися в копыта, возил мордой по хрустальному полу. Совершенно распоясавшись, он оторвал Самаэлю левое ухо и тут же его сожрал. Обильно потекла кровь, но Люцифер, плюнув в рану, кровотечение мгновенно остановил и продолжал избиение. В конце-концов он сломал адепту тьмы руку и, страшным пинком послав его тело к лифту, вдогонку крикнул:
- Помни, мудила, кто здесь хозяин! Воплощения- в сто пятнадцатом кабинете!
Сопровождаемый таким вот напутствием, Самаэль влетел в лифт и надавил на первую попавшуюся кнопку, стемясь поскорей скрыться с глаз рассерженного Владыки.
- Досталось?- сочувственно спросил страхолюдный бес, терпеливо ожидавший сатаниста все это время.- Ничего, ещё повезло. Владыка ужасен в гневе. Он тебя любя поучил, по-отечески.
"Ничего себе - по-отечески!" - подумал Сэм, ощупывая место, на котором когда-то произрастало ухо. Боль была просто невыносимая, и хотелось обложить Люцифера смертной матерной бранью- но от подобных комментариев происшедшего избитый адепт всё же счёл за лучшее воздержаться.
Страхолюдный бес отправился с докладом к Адонираму, а Самаэль, осторожно придерживая сломанную конечность, отправился на поиски сто пятнадцатого кабинета. Числом этим обозначался уже знакомый ему "Отдел земных воплощений".
Отдел оказался скромным и обставленным далеко не так шикарно, как кабинет беса Адонирама. Взгляд радовал разве что плакат, настойчиво предостерегавший:

"Следи, чтоб в в канцелярию не проник
Любитель закладывать за воротник!"

Рядом с надписью бы ларисован бес с покрасневшим носом, панически бегущий от чёрной молнии. Прямо под плакатом за обшарпанным столом восседали два чёрта и коротали время за пластиковой бутылкой с голубой жидкостью, предназначенной производителем для очистки автомобильных стёкол. Бутылка была более чем на половину пуста, а черти- более чем на три четверти пьяны.
Работнички отдела отличались друг от друга разительно. Один из них походил на змею, отрастившую себе короткие лапы и вставшую на дыбы. Другой напоминал плюшевого медведя с рогами. Ксенофобия, однако, этим представителям различных бесовских рас была незнакома- они явно дружили и в обществе друг друга чувствовали себя превосходно. А вот в обществе Самаэля- не слишком.
- Пошёл вон! - выдал змеевидный, заметив избитого сатаниста.- Обеденный перерыв у нас!
Задохнувшись от возмущения, Самаэль показал здоровой своей рукой сначала на плакат, а затем на термоядерный эрзац алкоголя.
- Не твоё дело! - сразу вскинулся рогатый мадведь.- Мы не в рабочее время пьём!
Частная вера такая же глупость, как частное солнце или частная луна. Воззрение на мир формируется не для того, чтобы "нравиться" человеку, но чтобы соответствовать миру.

Аватара пользователя
dazarat
Иерарх
Сообщения: 3646
Зарегистрирован: Вс окт 21, 2007 00:56

Сообщение dazarat » Чт сен 18, 2008 23:27

- Приказ Владыки. - зловеще выдохнул адепт тьмы. - Меня необходимо немедленно отправить на землю.
Это была неправда - насчёт срочности Люцифер не упоминал. Но побои болели невыносимо, хотелось в плоть, было скучно ждать, пока бесы прикончат свою бутылку. Именно поэтому Сэм и решил состаться на владыкину волю.
Такая ссылка возымела эффект - бесы сунули бутылку под стол, уселись за свой компьютер и принялись в нём копаться.
- Так, - сказал змеевидный, удовлетворённо стукнув по компьютеру кулаком. - И где бы ты хотел воплотиться?
- Россия, Город. - решил избрать Самаэль знакомую и родную местность.
- Странно. Обычно все в Штаты ломятся или в западную Европу. Раньше ещё в Израиль просились, но теперь что-то не особенно... Террористов, наверное, опасаются.
- Ближе к делу. - скривился от боли в сломанной руке Самаэль.
- Подожди, воплощение - штука важная. Не кроссовки ведт выбираешь, а материальную свою плоть! Город... Вот- есть одно прекрасное тело. Девушка, двадцать два года. Лежит в психушке. Её мы, стало быть, сюда- а тебя туда. Притворишься, врачи станут думать, что она выздоровела. И отправят её, то есть тебя, домой. Подходит?
- Не хотелось бы как-то в женщину...
- А что ты против женщин имеешь? - встрял в разговор медведь.- Женщины украшают жизнь! Вот и будешь ты её украшать. Чем плохо? Или ты мужской шовинист? Исламский фундаменталист? Баб и за людей не считаешь?
- Считаю. - отверг это предположение Самаэль. - Боюсь просто за свою сексуальную ориентацию. Сознание-то у меня останется мужское, а тело- женское. Или забеременею ещё...
- Бороться надо с врагами великого Сатаны, - злобно зашипел змеевидный. - а не о всякой ерунде думать.
- Кто бы говорил! Торчите в своей конторе, штаны только протираете.
- Ладно, замяли. Не хочешь в женщину - так и быть. Может, согласишься на полный круг?
- Как это?
- От рождения.
- Только не это. Снова детство, школа, всякая муть... Взрослое давай тело.
Змеевидный снова начал стучать по клавиатуре.
- Так! - торжествующе сказал он. - Есть неплохое тело! Бомж, двадцать девять лет. Валяется сейчас пьяный. Можем тебя в него подселить. Правда, потом тебе придётся пройти курс леченья от алкоголизма.
- А получше ничего нет?
Змеевидный раздражённо задёргался.
- Лучше - нет. Бери, что дают, а то и того не будет. Не отнимай наше время - у нас ещё бутылка не допита, а скоро народ повалит.
Делать было нечего - скрепя сердце, Самаэль согласился.
- Встань вон в тот круг. - скомандовал змеевидный и тут же обратился к напарнику:
- Послушай, ты не помнишь, какая там для России программа? Четырнадцатая?
- Вроде бы... - рассеянно ответил рогатый.
- Уверен?
- Ну.
- Четырнадцатая, так. - когти беса защёлкали по клавиатуре. - Ладненько...
Самаэль отыскал на полу неровный, грубо очерченный мелом круг и вступил в него.
- Три, два, один, - посчитал рогатый. - Пошёл! Удачного воплощения!
Адский мир потускнел перед глазами многострадального Самаэля. Он понёсся куда-то погрузился в абсолютнейший, но зато уютный и тёплый мрак. Его сдавило со всех сторон- сдавило и вытолкнуло на свет.
Этот свет резал уже вполне материальные глаза Сэма, отражаясь от блестящих металлических предметов и белых тканей. Он почувствовал прикосновение чьи-то огромных рук, которые быстро подняли его вверх. Чуть в стороне лежала женщина с раздвинутыми ногами; на простыню под ней текла кровь и слизь. Кожа женщины была чёрной.
Чёрными были и руки, державшие Самаэля, и его младенческие ножки, которые он видел краем левого глаза. Сатанист начал медленно осознавать правду, и попытался выругаться пятиэтажным матом. Но, к сожалению, из его горла вырвался только писклявый крик.
Этот крик вызвал чей-то добродушный смех, родившая негритянка тоже во весь рот улыбнулась, обнажая белые, огромные зубы.
"Пидоры пьяные!" - злобно подумал Сэм. - "Напутали, мудилы паскудные! Отправили не туда!" Сатанист был в панике, а потому визжал, как недорезанная свинья.
Это были последние разумные его мысли - мледенческий мозг новорожденного негроидного дитяти не мог вместить развитого сознания лиходея. Самаэлев разум уснул- остались только простейшие животные чувства. И проснуться ему предстояло ещё не скоро.
Впрочем, исходя из знания дальнейших событий, можно уверенно утверждать- Сэму очень даже и повезло, что в адскую канцелярию проникли-таки безответственные любители заложить за воторники. Как говориться, худа без добра нет.
Было семь часов утра по московскому времени - а ещё было очень жарко.

Из предсмертного письма Станкевича Игоря

... но, пожалуй, один из наиболее содержательных. Я провёл его, глотая водку и размышляя о том, что ждёт меня впереди. Однако сколько ни думай, а пока не заглянешь за черту смерти, всё равно ничего путного не узнаешь.
Мне пора, и напоследок я хочу сказать вам благодарю. благодарю, что прочли это и, возможно, попытались меня понять. Я буду вам благодарен, если вы меня не осудите. Мне очень хочется верить, что я поступаю правильно- согласитесь, что без подобной уверенности переступить последнюю черту трудно. Но я не обижусь на вас и в случае, если вы всего-навсего посмеётесь над дураком, загубившим свою жизнь из-за каких-то там психологических вывертов. Я пойму.
И ещё я хотел бы попросить вас - если вы можете сделать хоть что-нибудь для хороших, добрых людей, которые не способны к насилию, то скорее сделайте это. Может быть, тогда зла в мире станет немного меньше. И другой, похожий на меня человек сумеет в этом мире прожить.
Возможно, мы с вами ещё увидимся - в иной вселенной, если только такая вселенная существует. И тогда мы поговорим подробно о многом- а может, даже станем друзьями. Ну а пока говорю- прощайте. Это, в конце-концов, делается просто невыносимым...


Глава 13
Восьмое и заключительное условие - Иуда женского пола

Демон очень переменился. Целыми днями стоял он возле окна, смотрел на расстилающийся перед ним Город и молча курил сигарету за сигаретой. Марина пыталась как-то его отвлечь, восстановить прежние отношения, но это не удавалось. Адепта ничего не интересовало, кроме его собственных, непонятных Марине мыслей.
- Чего ты ждёшь? - спрашивала она, и колдун, не поворачиваясь к ней, отвечал:
- "Должен быть очищен избранник светом грозы, которая придёт с запада".
Но никакой грозы не было. Демон почти ослеп- по какой-то причине его оставшийся глаз стал видеть намного хуже. Поэтому он был беспомощен, как ребёнок, и Марине приходилось за ним ухаживать. Она предлагала обратиться к врачу, но колдун от неё отмахивался и только быстро шептал:
- Скоро, скоро... Скоро я это прекращу. Потерпите ещё немного...
Марина, слушая это нелепое бормотанье, тревожилась и пребывала в полнейшем недоумении. Так прошло три недели.
А потом Город внезапно погрузился во тьму. Приближалась наконец так долго ожидаемая адептом гроза - сверхъестественная и страшная. Улицы затопил туман, чёрный, как кровь земли. Воздух был горячим и влажным, несущим в себе какой-то животный ужас. Но Демон с удовольствием вдыхал эту призрачную отраву, попросив Марину открыть все окна.
- Идём.- наконец сказал он. - Время пришло, и силы сделались чернотой. Я ничего не вижу, даже мировым оком. Ты должна помочь мне и отвести на крышу.
Марина взяла адепта за руку и сделала так, как ему хотелось.
- Теперь отойди. - приказал колдун, оказавшись на крыше своего дома. - Или лучше вообще уходи. Сейчас всё начнётся.
Девушка отошла, но в квартиру не возвратилась - ей хотелось понаблюдать за тем, что должно было произойти. Да и оставлять беспомощного адепта одного ей было тревожно.
Внезапно что-то сверкнуло, загремел гром, в лицо Марине пока что несильный ветер бросил несколько крупных дождевых капель. А потом- потом Демон съёжился, и в него ударила молния.
Девушка испугалась, представив себе тело своего друга, дотла сожжённое электричеством. Но адепт даже не покачнулся - напротив, он выпрямился, широко раскинул руки и что-то крикнул содрогающемуся небу. В этот момент он походил на огненное распятье, возвышающееся над погружённым в темноту Городом- распятье, одновременно вызывающее ужас и восхищение. Молнии били в колдуна вновь и вновь, а он в ответ на это только смеялся, выкрикивая то ли проклятья, то ли благословения.
Сам адепт видел лишь вспышки света, на долю секунды рвущие тело всеобъемлющей нефтяной черноты. Он слышал громовой и жестокий треск - казалось, будто раскалывается некая исполинская яичная скорлупа, в которой бьётся чудовищный и жуткий зародыш. До колдуна донёсся далёкий, но громкий крик - так кричит человек, внезапно разбуженный какой-то невыносивой болью. Душу Демона переполнял восторг разрушения.
- В дерьмо! В дерьмо! В дерьмо! - кричал он.- Отправляйся в дерьмо, которое ты сам на этой земле развёл!
Молнии придавали Демону сил, наполняя его дух новым, удивительным содержанием. Адепт готов был бесконечно стоять под ударами этих молний - но они прекратились так же неожиданно, как и начались. Колдун мог снова видеть мировым оком, причём его восприятие окружающих скрытых сил сделалось ещё более ярким, чем раньше. Силы копошились в черноте Города, словно потревоженные ядовитые насекомые; пронизывающая всё небо сеть куда-то исчезла. А неподалёку, в каком-нибудь километре, к этому небу устремлялся столб молочно-белого света.
- "Восемь" - произнёс Знающий. - "Иди к свету."
- Какое девятое условие?- вслух спросил Демон, но никто ему, конечно же, не ответил.
К адепту опасливо подошла Марина.
- Узнал? - спросила она, глядя на него, словно на марсианина. - Ты знаешь, где Предмет Абсолютной Истины?
- Да, я знаю, где он. Веди меня. Я ничего не вижу обычным зрением, так что тебе придётся немного помочь мне.
Они шли - колдун указывал направление, а Марина вела его за руку.
- Выжил я,- тихо говорил он. - Выжил, несмотря ни на что, хотя давно должен был погибнуть от жизни этой. Я и пытался когда-то себя убить- да не вышло, спасли меня. С тех самых пор и хромаю- с крыши прыгнуть решил, дурак! Мне кажется, Марин, что тебе пора узнать правду.
Вот ты думаешь, Демон - сильный, мудрый, безжалостный. За это меня и уважаешь, я знаю. Думаешь, для меня человека убить- всё равно, что раздавить таракана. Тебе кажется, что я стремлюсь к безграничной власти ради неё самой. А ведь это не так. Я слаб. И связался с безумной затеей этой только по такой вот причине.
Всю свою жизнь я пытался исправить миропорядок, чтобы не сильные, а добрые выживали. Но, когда слабость начинает любить, все на неё плюют. Мы живём посреди волков, по недоразумению зовущих себя людьми- и законы их тоже волчьи. Так что перед любым порядочным человеком рано или поздно появляется выбор- либо самому стать волком, либо погибнуть. В своё время этот выбор пришлось делать и мне. Я избрал смерть, но выжил. И отыскал-таки третий путь.
Я убедился на собственном горьком опыте, что только сила может творить добро безнаказанно. Когда добро пытается делать слабый, он становится жертвой, из которой твари всякие сосут кровь. И пользуются этой добротой беззастенчиво, и берут от доброго человека всё, и называют его придурком, который жить не умеет. А он умеет жить- но только не по волчьим законам. Вот ради таких людей я всё это и затеял- для того, чтобы добро наконец восторжествовало над злом.
Знал я всяких священников, которые по мере сил творили добро, помогали людям. Правильно они поступали? Кажется, да. Но сколько бы они ни пытались что-либо сделать, ничего у них не выходит. Две тысячи лет мы следуем ученью о любви к ближнему- и где же рай на земле? Эти люди- как наркотик для нас, который боль уменьшает, но болезни не лечит.
Я же решил вылечить саму болезнь человечества - и для этого никакая цена не будет слишком высокой. А ещё для этого нужна сила.
А как, Марина, сделаться сильным? Перешагнуть через кровь и смерть надо, и потоптать всё святое, и убивать каждого, кто тебе осмелится помешать. Следует творить зло до тех пор, пока не возвысишься, но сохранить в себе и доброту, и любовь. А потом, когда будет у тебя власть и волки в человечьем обличии станут тебе ноги лизать, ты и сможешь что-либо изменить. И выпустишь наружу любовь, которую замуровал в душе намертво, чтобы сволочи эти, пока живёшь, не изгадили бы всё это.
Много на мне крови и преступлений, Марина! Ты даже не представляешь себе, как мне жаль было хотя бы эту вот Свету, которую я убил. Но зачем убил? Чтобы тысячи других таких девушек могли бы стать счастливы. По-настоящему счастливы, а не так... ну да ты и сама знаешь, как такое бывает. Бог, который сегодня умер, был тупым и ленивым Богом. Я не так буду править. Исчезнут боль, слёзы и преступления- всё станет так, как и должно быть. И, повторяю, для достижения этого никакая цена не будет слишком высокой.
Марине неожиданно всё сделалось до дна понятно и ясно. Объяснились все странные теории Демона, его оговорки о несправедливом миропорядке, его многочисленные рассуждения на этот счёт. Девушка слушала излияния колдуна, и её первоначальное удивление постепенно перерастало в ненависть.
- Так что же, - спросила она совершенно нейтральным тоном. - Ты стремишься к божественной власти для того только, чтобы иметь возможность вытирать слёзы и сопли всяким неудачникам и ничтожествам? Я правильно тебя понимаю? И ты об этом мне только сейчас говоришь? Но ведь ты и меня обещал сделать богиней, а значит, должен будешь считаться и с моим мнением тоже?
Демон вздрогнул, но ответил довольно твёрдо:
- Извини, насчёт богини я тебя обманул. Постарайся понять- мне нужна была твоя помощь. Я не мог сказать тебе правды раньше, потому что ты тоже принадлежишь к волчьему племени, которое я хочу уничтожить. Вообще, по своим воззрениям, тебе следовало быть с Самаэлем, а не со мной. Это он стремился к власти ради неё самой, ради того, что она даёт. Я же хочу только помочь людям- хорошим людям, которых ты считаешь ничтожествами и неудачниками.
Марина просто задохнулась от возмущения. Блистательное будущее с обожествлённым Демоном оказалось лживой химерой. Их любовь- тоже. "Принадлежишь к волчьему племени, которое я хочу уничтожить"- эти слова бились в мозгу Марины, вызывая почти физическое страдание. Колдун, перед которым она преклонялась, которого любила и уважала, сильный, справедливый, жестокий сверхчеловек, на её глазах превратился в гнусного слизняка, в ноющую, любвеобильную тварь, готовую предать и разрушить их прекрасные отношения. Он обманул её- ту, которая столько для него сделала. Которая любила его, доверилась ему, помогала ему во всём. Это было чудовищно.
Внезапно девушка поняла, что ей необходимо помешать колдуну. Слизняк, испытывающий вселенскую скорбь при виде слезы ребёнка, не достоин обожествления. Ведьма вдруг осознала, что именно она, а не Демон, является настоящей избранницей. Она почувствовала, что всё, сделанное адептом- для неё и только ради неё.
И она знала, что делать дальше.
Частная вера такая же глупость, как частное солнце или частная луна. Воззрение на мир формируется не для того, чтобы "нравиться" человеку, но чтобы соответствовать миру.

Аватара пользователя
dazarat
Иерарх
Сообщения: 3646
Зарегистрирован: Вс окт 21, 2007 00:56

Сообщение dazarat » Чт сен 18, 2008 23:28

Ставший неузнаваемым Демон, всё ещё говорящий о своей скрытой любвеобильности и стремлении к справедливости, привёл Марину к подъезду девятиэтажного дома.
- Пятый. - прошептал он, и девушка вместе с ним вошла в потрёпанный лифт. Она дрожала от предвкушения.
К Марине возвратилось то чувство, которое она испытывала в самом начале истории с трактатом "Адский колодезь"- чувство того, что ей предстоит сейчас совершить нечто значимое и важное. Оно накладывалось на ненависть к любимому человеку, который так нагло обманул её ожидания- как тот в стельку пьяный студент, с которым она потеряла девственность.
Ненависть, смешиваясь с предвкушением, настолко глубоко поразила сознание ведьмы, что она оказалась не способна рассуждать здраво- а потому все дальнейшие её действия были продиктованы скорее неким тёмным инстинктом, чем разумом. Впрочем, это ничего уже не меняло- всё было ясно, как божий день.
Выйдя из лифта, Демон сразу же повернулся к обитой коричневой кожей двери. Застыв, он небрежно махнул рукой, и в дверь ударила молния. Колдун бросился в квартиру и побежал на кухню, по дороге сбив с ног какого-то мужика. Марина отправилась вслед за ним; мужик, прошмыгнув мимо неё и выбежав на лестничную площадку, принялся барабанить к соседям в дверь, истошно крича: "Вызовите милицию!" Ведьма на его попытку восстановить порядок внимания решила не обращать- сейчас это уже никакого значения не имело.
Она смотрела, как Демон, оказавшись на кухне, шагнул к окну и взял с подоконника какой-то предмет. И в этот момент у Марины открылось второе зрение- она увидела, что адепт держит в руках нечто вроде кольца с изогнутыми отростками, которое, переливаясь, источало ослепительно-яркий свет.
- Вот он! - торжествующе крикнул Демон. - Знающий, в чём состоит последнее из условий?
Знающий, как видно, не отвечал.
"Ты не можешь быть Богом." - отрешённо подумала девушка. - "Ты слабак и ничтожество; слизняк, которому я доверилась. Настоящей Богиней должна стать я."
Заметив на столе огроменный кухонный нож, Марина взяла его и воткнула в живот адепту, выхватив у него из рук Предмет Абсолютной Истины- вожделенный ключ к самообожествлению. Выхватила- и крепко прижала его к себе, садясь рядом с упавшим Демоном. Теперь ей нужно было всего лишь ждать.
Через двадцать минут в квартиру вошли менты. Проникнув на кухню, они увидели скорченный труп молодого человека, валяющийся в кровавой луже, и некрасивую девушку, которая сидела рядом с ним на полу. В руках она величественно держала пепельницу с окурками.
Бросив на вошедших короткий, безумный взгляд, девушка продекламировала торжественно:
- И девятое условие- избранник должен быть предан и принесён в жертву тем, кого он к себе приблизил!
Менты удивлённо переглянулись.

Эпилог - первое деянье Господа Игоря

Господь Станкевич, Демон, полновластный Владыка мира стоял, держа Город на своей раскрытой ладони. Глядя на массу призрачной протоплазмы, которая жрала, испражнялась, совокуплялась, издавала злой молитвенный вой, Он морщился брезгливо и недовольно. Господь Игорь помнил, что стремился для этой протоплазмы сделать нечто доброе и хорошее, но не мог понять, зачем именно это делать.
Вокруг было столько важного, столько достойного Его божественного внимания, что хотелось поскорей разобраться с мерзостью на ладони и заняться тем, что Его действительно волновало. Господь Станкевич ощущал в себе великую силу- и сила эта была достойна только великой цели. Такая цель жила где-то в отдалении- Он ощущал её одним из многих сотен органов чувств. Вопли протоплазмы мешали сосредоточиться, мешали перейти к главному. Пожав плечами, Господь Станкевич быстро сжал свою божественную руку в кулак.
Между пальцев Владыки мира выступила кровь пополам с какой-то отвратной слизью. Брезгливо вытерев руку о белоснежный звёздный хитон, Господь Станкевич выбросил из головы все мысли о протоплазме и решил погрузиться в сон. Он знал, что только долгий сон поможет ему понять, что следует делать дальше.
Сознание Бога стало медленно угасать, погружаясь в мир величественных иллюзий. Станкевич наслаждался собой, окончательно позабыв, что в Его вселенной есть протоплазма. Ему было спокойно и хорошо.

Из сообщения в "Новостях":

"... землятресение в районе, ранее не считавшимся сейсмически активным. Один из крупнейших городов России... сотни тысяч жертв... создана правительственная комиссия..."
Частная вера такая же глупость, как частное солнце или частная луна. Воззрение на мир формируется не для того, чтобы "нравиться" человеку, но чтобы соответствовать миру.

Ответить

Вернуться в «Творчество наших форумчан»